ФОРПОСТ МУЗЫКАЛЬНОЙ АНАЛИТИКИ
АЛЕКСЕЯ ИРИНЕЕВА (МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛИСТ)

Рецензия на альбом Baradj "Nardughan"

BARADJ NARDUGHAN

01-08-2016 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

BARADJ – 2012
Melodic death metal/folk metal/progressive metal
"NARDUGHAN"
SELFRELEASED
Россия, Казань

Меня всегда привлекала музыкальная экзотика. Ещё в далёком 1993 году в журнале РокАда опубликовали прекрасный путеводитель по метал-сценам таких экзотических стран, как Тайвань, Исландия, Китай и многих других. Я был просто в восторге, но естественно, этого было мало, и чуть позже я открыл для себя сначала польскоязычные коллективы, затем венгров, румынов, чехов, а латвийский “dragon-metal” от Heresiarh до сих пор при одном воспоминании заставляет моё сердце биться чаще.

Каково же было моё удивление, когда я узнал, что на постсоветском пространстве вот уже более десяти лет существует коллектив, который в плане экзотики может дать фору любым латышам и черногорцам, финнам, поющим на русском, и даже русским, поющим на санскрите. Моему мыслительному и физическому взору явилась группа Baradj (официальный сайт: http://baradj.com), имеющая на своём счету уже целый ряд самых разнообразных релизов и характеризующая свой музыкальный стиль странным сочетанием букв bulgar post-folk metal.

Сама команда базируется в Казани, но посвящает своё творчество мифам и легендам булгарского этноса (Булга́ры, болга́ры — тюркские племена, населявшие с IV века степи Северного Причерноморья до Каспия и Северного Кавказа и мигрировавшие во 2-й половине VII века частично в Подунавье, а позднее в Среднее Поволжье и ряд других регионов), щедро сдабривая его элементами фолка, этники, психоделики, прогрессива, мелодичного дэта и нелинейных авангардных композиционных решений, что выливается в создание совершенно непредсказуемых композиций, где не только напрочь отсутствует традиционная песенная структура, но и любые рок-шаблоны как таковые (за исключением, пожалуй, только пресловутого рок-квадрата “не-Малевича”).

Но всё великолепие, свойственное этой команде, было раскрыто лишь с течением времени, а сейчас перед нами их экспериментальное творение, датирующееся 2012 годом. Открывает альбом психоделичный скрип гитар “Suz Bashi”, мелодические ходы которой лично мне лишний раз доказали очевидность и явное сходство булгарских и иудейских этнических традиций. А вот следующая за ней титульная “Nardughan” – это совсем уже другая история: неспешный перебор, навевающий самые затейливо-расслабляющие мысли, вдруг оборачивается словно сорвавшимся с цепи бешеным драйвом в духе ранних Orphaned Land с таким же экстремальным вокалом и эпизодическими чистоголосыми распевками.

От мелодий так и веет своеобразным этно-колоритом – и мелодии сильные, яркие, уверенные, цепляющие, как и голоса исполнителей-вокалистов. Впрочем, ничуть не отстаёт и инструментальная составляющая команды: в этом треке целое изобилие красивых, чётких риффов, необычных переходов и проигрышей. Кстати, будет непростительной ошибкой не сказать о прекрасной акустической коде, завершающей этот стремительный эпик. Она прекрасна.

“Khiyal - Shefeg Jile” – это вновь, как и только что упоминавшаяся мной кода, нечто чисто и сугубо акустическое, этническое и инструментальное. Как будто сам Блэкмор вдруг плюнул на замки и фей, одел чалму, взял в руки местный струнный инструмент и начал играть кое-что совершенно иное – новое и непривычное - но не менее великое и великолепное чем раньше.

Тяжёлая, быстрая и бодрая “Sumbul-Nauruz” с лидирующим женским вокалом неожиданно напомнила мне своей вокальной мелодией давний хит группы Король и Шут “Ведьма и осёл”. Женский вокал обворожителен, а в сочетании с эпизодически оттеняющими его вкраплениями Amorphisоподобного гроула слушается всё это ещё более эффектно, ярко и колоритно. Прослушивая этот трек, начинаешь думать, что метал изначально просто обязан был быть этническим, и скрещивать его нужно было не с блюзом, а именно с народной музыкой – настолько красиво, одухотворённо, величественно и необычно звучит та же “Sumbul-Nauruz”, да и весь альбом “Nardughan” в целом.

“Dala Iyase” вновь радует слушателя превосходным и бескрайне чувственным женским вокалом, чей тёплый колорит и атмосфера в сочетании с гроулом и шустрыми гитарными пассажами, с едва поспевающей за ними ритм-секцией, звучат очень впечатляюще и аутентично. Я теряюсь, думая о том, с кем сравнить эту самобытную группу, а в сознании мелькают то Amorphis и Orphaned Land, то Almora и Betray My Secrets, то Moonlight с Artrosis, а то и Battlelore с Tenhi… а также ещё много различных групп, за перечислением которых, боюсь, мы можем потерять саму суть нашего сегодняшнего повествования, а суть его, напомню, превосходный полноформатник казанского коллектива c почти исламским названием Baradj.

И снова Блэкмор со странным струнным инструментом в чалме и отрешённым задумчивым взглядом на берегу моря играет свой очередной инструментал  под названием “Khiyal - Dever sulyshy” – великолепный и чарующий, как и всё, что было создано много поколений назад и ещё не утратило терпкий, слегка горьковатый запах вечности и космической первозданной самоидентичности.

Брутальное рычание “Irek” на удивление обманчиво. Ведь гроул в этом треке почти сразу же галантно уступает место чистоголосой вокалистке. Но на самом деле большинство треков Baradj представляют собой своеобразную интерпретацию беспроигрышной схемы “Красавица и чудовище”, некогда найденной именитыми норвежцами из Theatre Of Tragedy, а в композиции “Irek” в такое идиллическое взаимодополнение персонажей сказки Бажова вклинивается даже блэковый скрим. Что это означает, и что это за тринитарный аспект сказать достоверно не берусь, но звучит свежо и колоритно.

Более простая и почти панковская “Kachkyn”, сходу напоминающая времена The Offspring и Bad Religion, оказывается на деле просто чуть более доступной и упрощённой версией традиционного для Baradj стаффа. Как будто сложных аранжировок чуть меньше, а первозданной фолк-аутентичности – чуть больше. Вот и выходит такой фолк-этно-панк.

И снова Блэкмор со своей обновлённой на восточный манер гитарой – “Khiyal - Lale Chechek” – вносит этническое Tenhi-подобное разнообразие в музыкальную канву казанцев. Альбом как будто разбит, разделён на мерные отрезки этими задумчивыми, меланхоличными и наверняка очень древними переборами.

А вот первые звуки следующего тяжёлого трека “Lale Chechek” поначалу навели меня на мысль, что панк-влияния заразны, и это некое продолжение предыдущей темы, но тут меня осенило: это же практически то же самое, что вот уже столько лет играют true-arctic-folk-металлисты из Battlelore – вроде как gothic metal, но уж очень напоминающий pagan-metal с изряднейшим влиянием мифологии, фолка и этники. Само собой, у Baradj материал выходит на порядок интереснее и оригинальнее, но сходство с нашими финскими соседями определённо присутствует. Хотя если говорить конкретно о композиции “Lale Chechek”, то женские мелодические линии здесь просто великолепны. Вот у кого стоило бы поучиться Battlelore!

Ну и как вы, наверняка, уже поняли, далее мы снова слышим нечто акустическое в духе Tenhi, то, что я так фривольно сравнивал до сих пор с поздним творчеством великого маэстро Блэкмора. Очередная порция акустической акустики носит название “Khiyal - Bure Sheulese”, и действительно позволяет великолепно отдохнуть слуху и духу слушателя в промежутках между экстремальными тяжёлыми треками.

“Ashina” сходу радует извилистым, нестандартным риффом, но тут вступает женский вокал, а затем ставший уже привычным и почти родным гроул, на фоне которого продолжает свои жалобные стенания вокалистка. Удивительная особенность, отличающая Baradj от многих других подобных групп состоит в том, что абсолютно все партии (в том числе и вокальные) идеально слушались бы не только по отдельности, но и в иных, совершенно нестандартных сочетаниях. Попробуйте провести такой ментальный эксперимент и представить себе, скажем, женскую вокальную линию в обрамлении одной только акустической гитары. Шик.

“Harkemnen” стала одной из самых необычных и мелодичных композиций на альбоме. Превосходная печальная мелодия, женский вокал, которому совсем изредка и слегка вторит столь редкий у Baradj скриминг. Удивительная, почти нордическая атмосфера, напомнившая мне даже ранее творчество Midnattsol и их интерпретацию “Песни Сольвейг” из оперы “Пэр Гюнт” знаменитого норвежского композитора Эдварда Грига (возможно, вы даже слышали оригинал этой композиции, если, в отличие от меня, не прогуливали в своё время школу, а исправно посещали уроки музыки).

“Khiyal – Qunaqchyllyg” оказался последним акустическо-лирическим отступлением на этой пластинке, вызывая ассоциации с музыкой то ли ненцев, то ли якутов, то ли ещё кого-то из их северных соседей. Перед глазами так и предстаёт собачья упряжка и сидящий там довольный эскимос, который, не зная горя и беды, гонит куда-то по бескрайним снежным просторам, а в плеере у него, само собой, звучит Baradj. И он счастлив этому и весьма благодушен.

И снова прекрасная лиричная композиция “Qurai”, весьма напоминающая столь впечатлившую меня “Harkemnen”, но уже с полноценно вернувшимся гроулом, что неожиданно привнесло нечто от позднего Leaves’ Eyes времён их шедеврального, последнего на сегодняшний день релиза “King Of Kings”. И, сопоставляя те же Baradj и Leaves’ Eyes, понимаешь, насколько правильным решением было для казанцев петь не на русском и не на английском, а на столь экзотичном для русского уха булгарском языке. В медленном балладном фрагменте, который присутствует в составе “Qurai” это ощущается в полной мере. И звучит это воистину прекрасно.

Ну а завершает эту необычную пластинку вещь с не менее необычным названием – “Bars”. Пространное инструментальное вступление и соло прямо в начале композиции недвусмысленно дают понять, что музыкантам не очень-то хочется прощаться со своим слушателем, и они действительно любят ту музыку, которую исполняют. Но если Вы ждали в этом треке вокал, то вашим надеждам не суждено будет оправдаться. “Барс” оказался целиком инструментальной, достаточно быстрой и бодрой, но при этом очень глубокомысленной композицией, с которой, кстати говоря, и начались post-эксперименты Baradj, так распространившиеся по их музыкальным пажитям на более поздних релизах. Прослушивая “Bars” хорошо вспомнить предыдущие треки, да и нажать на кнопку “repeat” с тем, чтобы ещё раз насладиться удивительной булгарской тяжёлой этникой и нетрадиционной трактовкой вполне традиционных gothic-metal, pagan-metal, death-metal, ethno-metal и folk-metal-клише.

Далеко не часто та или иная группа оставляет в моём сознании столь неизгладимое и яркое впечатление, которое оставили там бодрые пост-фолкеры из Baradj. Нечто подобное по красоте и силе эмоционального накала мне доводилось слышать у белорусов Hok-Key на их превосходном полноформатнике “Znak Biady”, было что-то отдалённо напоминающее треки Baradj на новом мини-альбоме группы Waking Dream, но по большому счёту то, что делает эта капелла, уникально, заслуживает всяческого восхищения и многократных упоительных прослушиваний в окружении самого различного антуража, который, я уверен, будет только выгодно оттенять их искрящиеся задором и позитивом треки и придавать им всё новые и новые оттенки и нюансы.