ФОРПОСТ МУЗЫКАЛЬНОЙ АНАЛИТИКИ
АЛЕКСЕЯ ИРИНЕЕВА (МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛИСТ)

РЕЦЕНЗИИ НА ДИСКИ

Рецензия на альбом die Schwarzen Blumen "MOR"

11-08-2019 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Столичный one-man-проект под предводительством таинственной личности, которая именует себя Роза, Фея Любви, интересен в первую очередь глубиной своего подхода к интерпретации взаимосвязи любви, эротики и смерти, и тем как для достижения этой цели автор сплетает в едином непротиворечивом стремлении искусство, стилизацию, метафоричность и саму жизнь в её подлинности и повседневности. Такая органичность и аутентичность делает проект весьма похожим на Sopor Aeternus, но в отличие от поздних релизов Анны Варни, не испорченная ещё трендами современного шоубизнеса Роза всё делает очень крафтово и натуралистично, подлинно и живо, что вероятно способно звучать сейчас как каламбур, учитывая некротические симпатии Розы и направленность музыкально-идеологического вектора проекта.

И всё-таки, начиная уже со своего первого диска die Schwarzen Blumen звучал очень объёмно, свежо и драматично. Не было никакой синтетической наигранности, позёрства (что почти невозможно в жанрах так или иначе апеллирующих к готике и соприкасающихся с ней) и общих мест, а вербальное и визуальное сопровождение традиционно оказывалось на невероятной и почти нереальной высоте. И четвёртый лонгплей “MOR”, увидевший свет в начале августа нынешнего года, не стал исключением, а вероятно даже превзошёл прежние достижения Чёрного Цветения. Начать стоит с того, что автор не изменяет себе и по-прежнему всё так же балансирует на стыке изящной неоклассики, вязкого эмбиента и мистического дарквейва с неизменным привкусом готической атмосферности, однако глубины и целостности сейчас больше.

Ещё никогда у die Schwarzen Blumen не было такой яркой, красочной и впечатляющей обложки, ещё никогда композиции не переходили одна в другую так плавно и естественно и ещё никогда творения Розы не оставляли настолько же целостное и эмоционально-насыщенное впечатление. Неспешно, уверенно и с неотвратимой убеждённостью ”MOR” раскрывает свои чёрные лепестки, и мне уже в первые минуты звучания диска послышалось как будто что-то очень интимное, личное и дневниковое, как у Angizia на “Das Tagebuch Der Hanna Anikin”, только глубже и страшнее, с явным привкусом ранних Lacrimosa, Sopor Aeternus, Arcana и Dargaard, но без копирования и прямого цитирования их пластинок, с очень авторским и самобытным подходом и с обязательным концептуальным базисом, из которого всё развивается и произрастает.

Альбом посвящён смерти, смертельной эротике или точнее эротической смертельности. Как ни назови и какие слова ни подбери, в данном случае всё будет не то и не так, а причина тому – максимальное мистическое сближение полярных и диаметральных, начисто отрицающих и неприемлющих друг друга противоположностей, на которое идёт Роза. Наделить саму смерть эротическими желаниями и мечтами и таким образом убить их изнутри – это поистине смелый и беспрецедентный ход. Альбом злой, холодный, временами страшный (“Dort”), временами надрывный и пронзительный (“Стодвадцатиоднолетняя сказка”, “Мама”), а порой он утробен и настолько упорен в своём антивитальном рвении, что доходит до каких-то почти нечеловеческих рубежей, от которых по спине ползут липкие противные мурашки и холодеет кровь.

Альбом очень музыкален и разнообразен, порой он максимально подходит к берегам серьёзной академической неоклассики, но как и раньше, упор у die Schwarzen Blumen делается не на исполнительскую виртуозность, не на драйв и не на хитовость, а целиком, всецело и только на атмосферу. В этом плане Роза далеко превосходит Sopor Aeternus, и её категоричная антихайповость и антиформатность наверняка привлечёт к проекту массу разочарованных в лёгких попсовых мелодиях адептов настоящей первозданной Тьмы и кромешной Черноты. Наверняка порадует слушателей и концептуальная целостность пластинки, которая на этот раз достигает таких пределов и такой концентрации, что из формата концептуального альбома проект с уверенностью делает шаг в сторону настоящей готик-дарквейв-эмбиент-оперы.

Конечно, перед нами сейчас не Эндрю Ллойд Веббер и даже не BitachI, но задумка и подход к её реализации однозначно выдают в современном творении die Sschwarzen Blumen сугубый классицизм и желание дотянуться до небес, и дело здесь не в присутствии цитат из Пушкина (“Кабы я была царица”) и не в использовании приёмов, характерных для классической музыки и для классических опер, а в том, с каким размахом, с каким внутренним торжеством и с каким чувством исполняет Роза свои новые композиции, объединяя их в единый, целостный и единонаправленный альбом. Так искусство становится самой жизнью, а жизнь, сама не замечая того, превращается в искусство, застывает неподвижным барельефом, и, умирая, обращается в окаменелость, которая способна вечно притягивать к себе взоры желаний своей неподвижной красотой.

Для некоей амортизации деструктивного эффекта Роза вновь, как это уже и было во времена “Спирозового корня” (2017), обращается к метафорам и иносказаниям, а альбом в целом принимает вид сказки, но всё это не слишком повлияло на конечный результат и ничего особо не изменило: альбом страшен и мрачен, а попытка обратить кромешную реальность в сказочную и сказать правду под видом вымысла кажется не слишком натуральной и успешной. То, о чём рассказывает нам сейчас die Schwarzen Blumen, слишком страшно и реалистично, чтобы быть просто сказкой и просто вымыслом, хотя удобнее и приятнее, конечно, принять аллюзии и символы “MOR” за диковинную гротескную легенду, которая пришла из ниоткуда и уйдёт в никуда, но что если за карнавальной маской Смерти не человек, а что-то куда более жуткое?

Права была Пэт Бэнатар, которая ещё в 80-х годах прошлого века провозгласила сексуальность самым мощным, невероятным и неизведанным оружием, и мы с вами сейчас можем на вполне конкретном примере увидеть, как оно действует. Если сон разума рождает чудовищ, то буйство, ничем не сдерживаемой патологической сексуальности, помещённой на трон в числе личностных приоритетов и получившей прививку чёрной духовности, способно пьянить, пленять, опустошать и разрушать как самый смертоносный газ или самая мощная бомба. Конечно, это может звучать как сказка и, вероятно, способно выглядеть как сладкий абсентный дурман, а первый глоток из этой обсидиановой чаши может показаться сладким и чарующим, но ведь те яды, которые не действуют мгновенно и сиюминутно, не становятся от этого менее опасными, верно?

Наверное, нужно признать закономерным и логичным, что настолько впечатляющий монумент некро-сияния появился на российской почве, где некогда творил Бажов, грезивший о каменных цветах и прочих некро-прелестях, а затем жил и проводил свои теолого-антропологические эксперименты Павел Флоренский, предпочитавший общение с камнями и минералами живым людям. Роза и её die Schwarzen Blumen явно соцветие из той же самой оранжереи. Смерть и умирание притягивают её с такой жуткой невероятной силой, что первым инстинктивным желанием здесь будет отшатнуться и никогда больше не возвращаться в этот сумрачный тронный зал окаменелых изваяний или… остаться там навсегда, не в силах отвести взгляд от гипнотических неподвижных глаз холодных, застывших навсегда истуканов. “MOR” – это музыка противоположностей, и вызывать чувства он может совершенно противоположные, но равно сильные и предельные.

Рецензия на альбом Move The Moon "Introduce To The Knowledge"

09-08-2019 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Свой дебютный полноформатник сибирские дарккорщики из Move The Moon выпустили аккурат в канун Хэллоуина, хотя материал диска совершенно не имеет никакого отношения к ведьмам, эльфам, гномам и полётам на метле, а посвящён тайнам и таинствам Вселенной и её таинственным правителям, о которых нам собираются рассказать музыканты. Сейчас Move The Moon обновили концепт и на всех парах продвигаются к релизу своего второго полновесного CD, а пока этого не произошло, имеет смысл вспомнить их первый залп и ещё раз пройтись по его лазерным дорожкам.

“Введение в знание” представляет из себя достаточно лаконичный в плане длительности, но обладающий просто шикарной обложкой релиз с техничным, до мельчайших мелочей выверенным музыкальным материалом на грани математического металкора, футуристического джента и изящного дэткора. Напористо и агрессивно, но не топорно авторы смешивают на “Introduce To The Knowledge” шредирующие гитарные атаки, истеричный скрим, утробные гроул-прокаты и меланхолично-медитативную метафизику инструментальных размышлений.

Кроме этого, из динамиков то и дело доносятся разговорные сэмплы, эмбиентно-космический гул и даже лирические клавишные партии, как это происходит в завершающей пластинку “When Time Will Nothing”. Музыканты не скрывают своей пламенной любви к бруталлерам из Behemoth, и на самом деле в том, что касается мощи и энергетики подобны своим польским предтечам, однако подают свои идеи намного более стильно, современно, молодёжноориентированно, а порой и иронично (чего стоит только их мерч с пародией на Бафомета Элифаса Леви).

На альбоме всего семь треков, но в данном случае лаконичность вполне оправдана – участники состава наверняка не раз и не два оттачивали, разбирали по винтикам и пробовали на зуб материал для своего дебютника, и в итоге на него вошли только лучшие и отборные треки. Суровая инструментальная “открывашка” “When Time Was Running” длится чуть более двух минут и вполне способна сойти за интро: в ней нет большого разнообразия, однако контраст основной части и коды мастерски погружает в мир космических бездн и адекватно нагнетает нужное настроение.

“Clonation” с одной стороны добавляет в звуковую палитру пластинки больше ярости и драйва, а с другой – вводит туда изрядную долю прогрессива: великолепное гитарное соло и вторящий ему рельефный бас как будто позаимствованы у Dream Theater или The Kovenant, а пульсирующие синтезаторы (2:05-2:31) и напористый техно-трэшевый шквал (2:58-3:15) напоминают гениальные поздние релизы отцов музыкального выражения научнофантастических чаяний из Voivod, в то время как отличный звук и взвешенная подача оставляют очень благостное впечатление.

Ещё один среднетемповый прогрессивно-качающий эпик “Metabolism” всё так же строится на взаимодополнении идеально сконструированный ярости и отвлечённо-рефлексирующих музыкальных абстракций. Здесь находится место и для предельно простых речёвок-начиток (2:39-2:47; 3:04-3:13), и для витиеватых гаммаподобных гитар, и для глубокомысленных инструментальных размышлений, а гипнотическая кода флегматично всматривается в бесконечную вереницу миров и созвездий, уводя внимание слушателя по Млечному пути.

“All Seeing Eye” более грувова и обладает сочным качающим ритмом, но не забывает про красивые апатичные соло a la поздний Coroner, “Kaaba” грузна и основательна, как будто пробуксовывает на поворотах и утопает всеми четырьмя колёсами в свежем, размякшем от космической жары чернозёме, а вот “Colonize Now!”, как я уже упоминал выше, стартует с англоязычного разговорного фрагмента, и это самая эпичная и основательная вещь на альбоме, в то время как завершается всё пространным послесловием “When Time Will Nothing”.

Итого, пять треков, заключённых в оправу из многозначительно-художественных овертюр, это и есть дебютный альбом Move The Moon. Не так-то легко разобрать на слух, о чём рычат и хрипят-скримят на великом и могучем вокалисты, но в данном случае это стоит воспринимать как ещё одну загадку Вселенной. Конечно, можно поворчать в духе “в мире и так столько непонятного, а тут ещё эта таблица умножения”, но факт, что на первом плане в данном случае музыка и атмосфера упрям и на самом деле смахивает на серьёзные математические аксиомы.

Пифагор говорил, дайте мне точку опоры, и я переверну Землю, а Move The Moon, кажется, вознамерились перевернуть своей музыкой луну и звёзды: если с выходом дебютного лонпгеля Haze Of Summer все стали говорить о блэк-металле для хипстеров, то сейчас впору говорить о современном хипстерском дэткоре, и патент на его изобретение получат, конечно же, авторы “Introduce To The Knowledge”. Их ярость строго взвешена и ультимативно выверена, здесь ничто не будет слишком и вряд ли что-то когда-нибудь пустят на самотёк – всё как в аптеке.

Или лучше сказать, как в космосе, ведь вряд ли можно придумать что-то более точное, определённое, идеальное и геометрически прекрасное, чем предвечная система мироздания. И наблюдать за таким зримым и благозвучным выражением антропного принципа на самом деле весьма любопытно, более того - приятно. Интересно, что как анонсируют авторы, на готовящемся полноформатнике команды шесть из десяти треков будут записаны с приглашёнными музыкантами, что уже само по себе внушает интерес, ну а пока новый диск всё ещё в проекте, самое время ещё разок переслушать “Introduce To The Knowledge” и морально подготовиться.

Рецензия на альбом Tomusz "Tél"

07-08-2019 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Я не большой поклонник и знаток краст-хардкора, но альбом венгров из Tomusz меня заинтриговал сразу, уж очень крафтово оформлен их диск – минимализм в данном случае не кажется синонимом безыдейности, а на самом деле выглядит очень лампово и в тему, и даже аккуратно-лаконичная 4-страничная вкладочка-картоночка с глянцевым покрытием и репетиционным фото музыкантов на развороте выглядит очень аутентичной и почти волшебной (лейблы постарались на славу и даже задник-подкладочку сделали из того же самого толстенного и приятного на ощупь сырья, не пожелав экономить на мелочах), ну а сам арт просто неподражаем и прекрасен (сразу понимаешь все оттенки смыслов в фразе “хорошо иметь домик в деревне, плохо, когда он имеет тебя”, и воочию представляешь, как всё это может происходить и чем конкретно может быть чревато) и располагает к себе любителей финно-угорско-чукотских прелестей, что говорится, по умолчанию.

Не так много музыкальных коллективов из Венгрии я могу вспомнить сходу и без бумажки, но между Sunseth Sphere (самой первой группой из Венгрии, которую я узнал) и Omega с Ektomorf (самые известные группы из Венгрии, которые знают все) могу всё же назвать с десяток имён, которые будут вовсе не так уж и плохи, однако важно в данном случае совсем не это, а то, что Tomusz я включил в этот список уже после первого прослушивания, и сделал это не только из-за впечатлившей мой фетишистский вкус приятной полиграфии, хех. В общем говоря, привычный к жанровому калейдоскопу современных релизов More Hate Productions, я не очень-то переживал по поводу авангардности материала с "Tél" (представлялось что-то среднее между ранними Sacrilege и недавно вышедшим под эгидой “Больше ненависти” Memorial), и Tomusz меня разбросом жанров особо и не удивили, а вот глубиной интерпретаций и степенью интенсивности выдаваемого стаффа порадовали.

За 40 минут звучания компакта, которые понадобились отмороженным венграм из Tomusz, чтобы исполнить восемь своих композиций, на нас обрушится восемь горных лавин из отчаяния, раздражения, холода, отвращения и тоски, причём вышеперечисленные качества и состояния не будут распределены по трекам, а окажутся сплетены плотно и надёжно в рамках каждой из отправленных на пластинку вещей. Уже в неспешно раскачивающейся шаманской “Cycies Of Nature”, которая открывает "Tél", нас ждут все основные элементы особого стиля команды: кричащая атмосфера суицидального блэк-металла, вязкие апокалиптические тона сумрачной безысходной депрессии, адский металлический напор, перемалывающий кости хруст хардкора и вопли, крики, боль, яд и мрак. Паузы между композициями отсутствуют, и в итоге треки переходят один в другой очень плавно, незаметно и естественно, а у слушателя остаётся впечатление, что звучит одна долгая, бесконечная и кромешно-чёрная вещь, которой нет ни конца, ни края.

Или андеграундная хардкор-опера про то, как венгры, живущие на значительном отдалении от своих собратьев-венгров на высоком-превысоком холме в чёрном-пречёрном доме, вокруг которого растут только пять неприглядных тощих ёлок и больше ничего, отправились в ближайшее селение за пивом, но не сумели спуститься с утёса и были застигнуты на одной из гористых круч жутким и адски-безжалостным похмельем. Не знаю, о чём на самом деле вещают в своих композициях ребята, но в данном случае отсутствие текстов в буклете меня даже порадовало: думаю, даже самая скудная и не изобретательная фантазия под такие леденящие кровь звуки придумает себе куда более эффектные и пугающие ужасы и напасти, чем это могли бы придумать и сочинить мрачные повествователи из Tomusz. Голос на "Tél"  воспринимаешь скорее как ещё один инструмент, птичий грай обезумевшего шамана, а сами исполнители кажутся утяжелённым и психоделически затемнённым вариантом финнов из Tenhi.

Альбом звучит целостно и монолитно, но некоторое развитие в нём всё же присутствует: так, пятая по счёту “Sticks And Stones” предлагает нам традиционные для хардкора нестройные хоровые выкрики и разговорные сэмплы, а финальная поэтизация “Apocryphal” напомнила мне хоррор-эпопею “Overkill” (думаю, не стоит объяснять, какой группы). Наверное, попадись мне этот альбом в середине 90-х на неподписанной кассете без опознавательных знаков и обложки, я бы послушал его минут десять, да и закинул бы куда-нибудь в самый дальний угол страны Подкроватии, чтобы не вспоминать ещё долго, но вот ведь как велика сила изобразительного искусства – обложка настроила меня на нужный лад, заставила со вниманием прослушать диск один раз, затем ещё и ещё, и вот я уже проникся этой тревожной нервно-вздрагивающей какофонией и почти полюбил Tomusz, хотя, надо признать, полюбил не столько их, сколько то, что мне нафантазировалось в свободных ассоциациях под их нестройно-хаотический discharge. Хороши ли они? Вероятно. Атмосферны? О, да! Владеют ли гипнозом? Ещё каким! Стоит ли их слушать? Не имею ни малейшего понятия. Но диск красивый и даже очень. Колоритный.

Рецензия на EP Purgatory "Purgatory"

06-08-2019 Дмитрий Фомин

Чистилище – вот такое лаконичное и жутковатое название в 1985-м г. получила группа гитариста и композитора Джона Шаффера. Под этой вывеской коллектив просуществовал до 1988 г., ранее его лидер совершил неожиданное и неприятное открытие, что группа с таким названием уже существует и базируется в Кливленде, штате Огайо. И не просто существует, а во всю продвигает свой дебютный альбом, в то время как команда Шаффера успела обзавестись лишь тремя сносными демо-лентами. Так или иначе, вся эта история лишь подстегнула нашего героя на дальнейшие свершения, но уже под другим названием, с которым ему удалось добиться гораздо большего.

Готовясь к переизданию ряда альбомов его основной группы, Шаффер объединился со своими бывшими коллегами и соратниками юности, дабы вернуть к жизни ранний материал, который послужил основой основ. Лайн-ап, работавший над этим миньоном, выглядел так: Джон Шаффер - гитара, бэк-вокал, Джин Адам – лид-вокал, Билл Оуэн – гитара, Рубен Дрейк – бас и Марк Прейтор – барабаны. Пять композиций, вошедшие на ''Purgatory'', были отобраны с тех самых трех демо, но теперь получили полноценное студийное звучание, заиграли сочными красками и обрели более достойный облик, сохранив при этом свой первородный дух.

Данный ЕР в первую очередь призван показать нам как собственно формировался и на чем зиждился творческий стиль Iced Earth. Для тех, кто хорошо знаком с творчеством этой формации, ''Purgatory'' вряд ли станет каким-то громким откровением, но мало кто знает, какими были первые шаги группы в середине 1980-х гг. прошлого века. Уже тогда юные музыканты почти неосознанно для самих себя формировали свой оригинальный почерк на стыке непреклонного NWOBHM, сурового трэша и гибкого пауэра, присовокупив сюда мистические и хоррор-мотивы в особом, эпично-возвышенном ключе.

В рамках этого релиза музыканты соединили хоррор-традиции Старого и Нового Света, сблизив классику европейского готического романа XIX века с классикой же американского кино-слэшера. В этом "чистилище" прекрасно уживаются изрядно подгоревший антагонист ''Кошмара на улице Вязов'' ("In Your Dreams"), главный герой самого знаменитого произведения Брэма Стокера ("Dracula"), безмолвный убийца в хоккейной маске и с мачете наперевес ("In Jason’s Mind") и вполне реальная личность-легенда викторианского Лондона (''Jack'').

К слову сказать, все эти персонажи "затаились" на красочной, вполне себе олдскульной обложке авторства Дэвида Ньюмана-Стампа, которую приятно разглядывать все то время, что звучит EP. Под занавес нашему вниманию предлагается повествование, содержащее отсылки к библейским мифам о грехопадении ("Burning Oasis"). Несложно догадаться, что отдельные сюжеты этих песен, еще в оригинале, способствовали появлению концептуальной пластинки ''Horror Show'' (2001) все тех же IE.

Подано все это под аккомпанемент тяжеловесных сокрушительных риффов, с ходу выдающих руку Шаффера, "двуликого" вокала Джина Адама, совмещающего высокопарные мужественные напевы и зажигательный фальцет (что впоследствии стало еще одной фишкой Iced Earth), энергичные сдвоенные соло, мощная ритм-секция и дозированная роль клавишных, призванных нагнать атмосферу таинственности и мрака вкупе с вкраплениями минорных аккордов. Все пять треков объединены особым прозаичным драматизмом, вследствие чего альбом оставляет тебя с ощущением участия в некой театральной постановке. Но именно в таком, преимущественно визуальном ключе и преподносили себя юные Purgatory на заре своей деятельности.

Пусть этот реанимированный (точнее, эксгумированный) материал не блещет особым разнообразием, зато его мужественная прямота и благородный архаизм вряд ли оставят равнодушным заядлого любителя героических и мистических тем в металле. ''Purgatory'' исправно отыгрывает свою роль музыкального путеводителя в прошлое и так и просится занять свое место среди аудиофильских редкостей (причем, желательно в виниловом варианте) и, само собой, бок о бок с прочими творениями Джона Шаффера и Ко. Ведь, если не было бы Чистилища, не было бы и Оледенелой Земли.

Рецензия на альбом проекта Истокъ "Уйти нельзя остаться"

05-08-2019 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Бардовская песня и бард-рок всегда были известны как мужская и честная музыка со смыслом, которая идеально подходит и для задушевных разговоров на кухне под портвейн или что-нибудь покрепче, и в поезде, когда “в окошке стемнело и тянет поговорить”, и вообще в любой другой аналогичной или не совсем аналогичной ситуации. И всё это в точности подходит для того чтобы охарактеризовать творчество самобытного автора и исполнителя из Питера по имени Николай Сергеев, который с недавнего времени творит под многообещающей вывеской Истокъ.

На своём четвёртом полноформатном альбоме с извечным философским парадоксом по поводу того, где поставить запятую, в виде названия Николай продолжает свои собственные традиции и представляет набор честных песен, где вера, надежда и позитив так тесно сплетены с острыми и угловатыми темами, что найти концы и начала во всей этой мировой сумятице далеко как непросто, да может и не стоит вовсе искать, а лучше просто слушать, погружаться, напитываться и вникать. Или спорить и обсуждать, если вы уже с портвейном на кухне или в поезде.

На случай если у вас аллергия на авторскую песню и бардов, спешу вас успокоить: музыка у Николая куда более сложная, многослойная и тяжёлая, а понравиться может даже суровым металхэдам и сумрачно-психоделическим грибникам. Автор плотно работает над аранжировками, не ищет лёгких путей, и в итоге у него выходят почти что In The Woods…, Strapping Young Lad и Voivod в одном флаконе. Как такое может быть? Думаю, об этом лучше спросить у самого автора, но звучат его музыкально-лирические идеи здорово, атмосферно и эффектно.

Даже далеко не самый идеальный звук (увы, он на самом деле до сих пор находится на уровне diy-андеграунда, хотя сильно огорчать и напрягать всё-таки никого кроме упёртых маньяков-звукачей не будет) и не самое адекватное сведение (ну почему вокал постоянно проваливается куда-то и как будто тонет в водной толще хитромудрых аранжировок?) не портят общее впечатление от релиза, который сходу надёжно располагает к себе огненной искренностью и нестандартным подходом к построению композиций.

Вкрадчиво-повествовательные переборы и исповедническая повествовательность открывающей диск “Ушёл Поезд” стремглав повергаются ниц перед крышесрывающей лавиной гитарного скрежета и сумасшедшего, на самом деле вполне себе металлического драйва, который обрушивается на слушателя в припеве. Сила, мощь, взрывная энергетика, неожиданные инструментальные переходы, на удивление слаженные и технически безупречные соло, продуманная драматичность развития музыкального сюжета – Истокъ не даёт перевести дух.

Кстати, если в названии проекта вам послышалась скрытая отсылка к христианству, то волноваться не стоит: оголтелой пропаганды здесь не будет. Более того, я вовсе не услышал здесь каких-либо прямых отсылок к религии, кроме одной: бездонной, почти космической, духовной глубины, в которую можно смотреть столь же бесконечно, как и в зияющие зрачки самых чёрных и непроглядных ночей. Пожалуй, если и есть нечто, что было бы способно примирить и объединить (на кухне, в поезде или где-то там ещё) атеиста и христианина это Истокъ: не называя Первопричину и не проповедуя, так надрывно и истово говорить о Ней - надо уметь.

Второй трек “Прятки” с первых же секунд своего звучания стартует с мощного риффинга, но очень скоро вспоминает о том, что все мы в поезде (или всё-таки на кухне с портвейном?) и вовремя вклинивает в звуковый шторм трека рефлексирующий гитарный перебор и напоминающие детские считалочки рифмовки-речёвки. Подобным образом могли бы звучать Агата Кристи, Нау и Ноль, если бы объединились с Sentenced и Green Carnation, и перед нами на самом деле почти дум, почти финский или норвежский, но очень по-русски осмысленный и по-славянски широкий.

Таинственный психоделический зачин “Ко мне” интересно переходит в раздольный, почти фолковый припев третьей вещи, которая называется “Ко Мне”, затем нас ждёт феерический ядерный взрыв главного хита пластинки “Гори (у.н.о.)” (“В панической атаке горишь” срифмованное с “боль – это повод лишь” – это на самом деле сильно, без шуток), после чего мы погрустим вместе с автором под апокалиптический балладный сюрреализм “Мотылька”, отыщем выход из алогичного лабиринта “Воды” и расслабимся в компании с романтичной изнеженностью “Молока” и “Пока соседи спят” (мммм, скажу честно: последние два трека это неожиданно).

Из недостатков отмечу только некоторый дисбаланс между прогрессивными аранжировками и задушевной хитовостью (второго могло бы быть и больше – получилось же в титульной вещи или в том же “Мотыльке” сделать так круто и пронзительно, надо полагать, можно было бы и в других треках дожать до тех же самых вечнозелёных пределов) и странную эклектичность по отношению друг к другу разных треков с альбома (ума не приложу, что общего между первой и последней песней), ну а качество звука и сведения упоминать уже нет смысла, поскольку упоминалось выше.

По большому счёту жанр, который проповедует нынешний Истокъ, совсем не нов – нечто подобное уже давным-давно пробуют внедрять на нашей сцене нелюбимая мной Оргия Праведников и наоборот весьма любимый и почитаемый Рельос – это всё тот же философичный и философствующий прог-арт-рок-бард-метал, который так любят интеллектуалы, однако Николай, помимо очевиднейших отсылок к сложной гитарной музыке авторства Майка и Калугина, так же ничуть не менее котирует процитированную мной в первом абзаце Машину Времени и Сплин.

И не забывает про метал и про готический дум с его атмосферой. И про десяток других смежных жанров. Да и чувством стиля и фантазией не обделён – вон как резво полетели в заоблачные выси рыбы у него на обложке, и вон как эта самая обложка здорово сочетается с оформлением всех предшествовавших пластинке релизов. И вообще, даже строго говоря, всё у Николая просто идеально, хотя… мы тут с ребятами сидим на кухне, открыли портвейн, общаемся о смысле жизни, так вот, ребята говорят, что в будущем всё-таки хотелось бы побольше более однозначных мелодий, типичных бардовских ходов и чтобы вокал был чуть “ближе и слышнее”. Но это мелочи.

Рецензия на альбом группы Фактория "Моё время"

05-08-2019 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Поп-панк давно застолбил себе место самого позитивного, доброжелательного, лёгкого и жизнеутверждающего музыкального направления, и всё это вполне по праву: не стремясь доставать звёзды с неба и изобретать велосипед, поп-панкеры каждый день миллиметр за миллиметром делали этот мир чуть лучше и работали за улыбки и счастливые блики в глазах своих слушателей, расценивая их как самые драгоценные и приятные дивиденды, что само по себе было очень и очень похвально. Ну а что будет если эту идиллию приправить нужной долей здоровой романтики и добавить привкус вот-вот готовой разразиться всесокрушающей весны? Похоже, именно так рассуждали музыканты столичной группы Фактория, когда в начале нулевых стали работать вместе над своими первыми песнями, всё чаще и чаще уединяясь “в каморке что за актовым залом” своего родного ДДТ (*ДДТ – дом детского творчества).

Во время начала своего творческого пути авторы на самом деле учились в школе, и их кипучая подростковая энергетика была тем самым квантом оригинальности, который отличал Факторию от других и являлся их визитной карточкой, но время шло, ребята взрослели, меняли стиль, обращаясь то к хард-року, то к ска, совершенствовали свои инструментальные навыки и идеологические наработки, и вот перед нами их современное творение, где нам предлагается наиболее совершенная и зрелая модификация Фактории. Немного ска, немного харда, немного традиционной поп-панковой непосредственности, всё тот же teen-идеализм, с которого они когда-то начинали, – так звучит Фактория сейчас, и всё это нужно понимать в том смысле, что авторы по-прежнему остались верны себе семнадцатилетней давности, но постарались представить свои юношеские идеи в более презентабельном и универсальном виде.

Как водится, композиции с “Моего времени” имеют не слишком упёртую длительность, умещаясь по большей части в рамки двух-трёх минут, легки для восприятия, обладают достаточно резвым темпом и бодрой подачей, а вокал чист, прозрачен, нежен и благожелателен. Всё как всегда, всё как было когда-то у Bad Religion, Green Day, The Offspring и иже с ними, но чуть более осмысленно, разнообразно и по-весеннему. Что интересно, стартует альбом максимально хрестоматийно, и первые четыре трека звучат настолько канонично с точки зрения поп-панк стандартов, что каких-то откровений и чудес от диска не ждёшь, а вот дальше начинается магия и удивительные музыкально-онтологические перерождения. Антивоенный манифест “За мир” стартует с пространного интро в духе Lake Of Tears образца 2002 года, затем очень бодро заводит свою пацифистскую проповедь на фоне героических риффов, и в сознании что-то начинает сдвигаться.

Дальше – больше и интереснее. “Ты придёшь” балладна и душещипательна, почти саундтрекова и мистична: “Первый день весны с нами, только выпал снег ночью, Я пишу стихи сердцем, но не про тебя – точно; знаю, ты придёшь ветром, словно яркий луч солнца, где-то над твоим небом, где-то над моей ночью” - авторы всерьёз завладевают вниманием, уютно размещаются где-то глубоко в подкорке и уходить оттуда не собираются. “Прогулка” предельно коротка (всего 1:23) и этюдно-мимолётна, но в этом тоже её сила, и такая цепляюще-многообещающая анекдотичная недосказанность очень идёт Фактории. А далее нас ждёт типичный поп-ска-панк трек “Лето”, где в припеве не обошлось без неожиданного лирического хулиганства: “Лето: все девки раздетые по улицам бегают то туда, то сюда”. Признаться, я немного оторопел от такой не иносказательной и не очень-то романтичной прямоты, но мой интерес к альбому стал от этого только больше.

Предельно простой и беззастенчивый гимн детско-юношеской беззаботности в лице “Мир без печали и без бед” переходит в титульный трек, который расскажет нам в точности о том же самом и почти на той же самой ноте, разве что с чуть большей концентрацией грусти и тоски по безвозвратно ушедшим годам; интересная история в “Букве А” с её почти речитативом и меланхоличным басовым соло сменяется стремительной поп-панк-вечеринкой в “Первом Скором”, а завершается всё сокрушительным эпиком “Сентябрь”, который звучит как полноценный аудио-триллер: долгое вступление, неспешное и последовательно-основательное развитие, масштабные симфонические аранжировки, серьёзный текст и общий драматический подход – всё здесь свидетельствует о высоте размаха и глубине притязаний авторов, а результат напоминает саундтрековую поп-панк-оперу (такое бывает?).

Трудно придумать что-то новое в таком консервативном и предельно простом жанре, как поп-панк, но ребята из Фактории не теряют надежды найти своё собственное место под солнцем и выплавить собственный стиль. Изобретённый ими “романтический панк” хоть и не тянет на что-то абсолютно новое, самостоятельное и уникальное, но звучит приятно и задорно, а заимствования фишек из арсенала Distemper, 1,5 кг Отличного Пюре, Приключений Электроников и тех же The Offspring не кажутся набором случайно надёрганных цитат, а складываются в нечто цельное и не лишённое внутреннего единства. Если американцы из Metal Church  в начале 80-х молились металлу у себя на флэте, то Фактория сейчас похожи на чуть повзрослевших тинейджеров, которые отчаянно шаманят, чтобы вернуть себе свои вечные 17 и всячески изощряются в данном направлении. Что ж, людей с подобным желанием сейчас пруд пруди, может, чего и выйдет.

Показать ещё