ФОРПОСТ МУЗЫКАЛЬНОЙ АНАЛИТИКИ
АЛЕКСЕЯ ИРИНЕЕВА (МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛИСТ)

Рецензия на альбом Cult Of Vampyrism "Aporia"

Cult Of Vampyrism, Aporia

10-09-2016 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

CULT OF VAMPYRISM – 2016
Gothic metal
"APORIA"
MERCY DESPISE/DARK EAST PRODUCTIONS
Италия, Бари

Итальянцы всегда были превосходными ценителями и знатоками вампирской тематики и таинственной, продирающей до костей музыки на стыке дума, готики и блэка, обильно приправленных эротикой и оккультизмом. Вспомните хотя бы Theatres Des Vampires, Mandragora Scream, Opera IX, Cadaveria, Evol и ещё с десяток групп, которые непременно всплывают в сознании у каждого, кто слышит об итальянских вампирах. Сейчас перед нами ещё одна капелла из солнечной Италии, которая воспевает холод и мрак склепов вкупе с похождениями жутко привлекательных и харизматичных клыкастых созданий. Но не спешите верить тэгам, которые вполне могут сопутствовать этому релизу в сети. Ни дума, ни стоунера, ни тем более блэка с прогрессивом (по крайней мере в том виде, в котором они существуют последние лет двадцать) вы здесь не услышите. Направленность этой группы совершенно иная.

Команда ведёт свою историю с 2009 года и за это время обнародовала два полноформатных альбома – “Fenomenologia” (2011) и предлагаемый сейчас нашему вниманию “Aporia” (2013), которые стали доступны российским слушателям благодаря легендарным, специализирующимся на качественной атмосферной музыке лейблам Nihil Art Music и Dark East Productions. После записи первого лонгплея капелла прекратила своё существование, но уже в июле 2012 года возобновил свою деятельность, причиной чего послужила историческая встреча основателя проекта Stefano A. “Trismegisto” с Piera G. “Morgenstern”, которая стала новой вокалисткой и автором всей лирики коллектива.

Находясь под сильным влиянием идей Ф.Ницше и Т.Элиота, Стефано и Пьера добавили в свой саунд элементы протодума 70-х и характерные для саундтреков к фильмам Дарио Ардженто специфические хоррор-фрагменты. В итоге 8 октября 2013 года свет увидел второй диск дуэта, получивший греческое название “Aporia” (“затруднение”, “неразрешимый парадокс”). На фоне мутноватой подводно-зелёной обложки значится именно греческое написание этого изобретённого великим Зеноном термина и незамысловатый логотип, напоминающий своими очертаниями вполне традиционный готический шрифт. Готика? О, да. Cult Of Vampyrism это именно готика, но в весьма странном и необычном воплощении, которая, отмечу справедливости ради, местами совершенно странным и непостижимым образом пересекается с творчеством ранней Lacrimosa и возможно даже Two Witches, хотя, что-то подсказывает мне, что среднестатистическому фэну той же Lacrimosa Cult Of Vampyrism покажется слишком злым, абстрактным и пугающим.

Открывающая альбом таинственная и величественная “La Mezzanotta Profonda” погружает слушателя в мир мрачных готических историй, которые словно оживают и сходят со страниц книг и киноэкранов, переходя в наш прагматичный и приземлённый мир. Композиция представляет собой своеобразное интро-заклинание, изобилуя странными звуками, от которых мороз пробегает по коже, а сердце начинает биться то учащенно, то со странными перерывами и провалами. Гипнотический винтажный синтезатор, такой же звук тяжёлых ритм-гитар и баса, вызывающие ассоциации с прародителями гот-рока начала 70-х, итальянские тексты, так напоминающие пресловутую латынь, которые так экзальтированно и упоительно читает Пьера. Музыканты воистину добились невозможного, и их архаичный саунд обрёл современное 3D-измерение – объёмность, атмосферность и “кинематичость”, которой могли бы позавидовать многие и многие культовые ныне команды. А завершает композицию гулкие удары погребального колокола, ещё более упирая на тот факт, что здесь всё всерьёз и по-настоящему.

Второй трек “Absynthe”, ставший первым синглом с этого диска, встречает слушателя грязноватым, ещё более тяжёлым и выпирающим гот-роковым гитарным дисторшеном, который, впрочем, очень быстро уступает место едва слышному мерному и трепетному акустическому перебору, на фоне которого Пьера, словно неупокоенная душа, начитывает свои медитативные, почти убаюкивающие распевки, неожиданно прерываемые пронзительным и столь же стилизованно винтажным соло на синтезаторе, звучащим как отчаянный безумный и безмолвный крик в ночи. “Готика”, “винтаж”, “безумие”, “обсессивность”, “богема” – именно эти слова приходят на ум при прослушивании второго полноформатника этой итальянской капеллы. И фильм “Готика” о великих английских поэтах Байроне и Шелли (Не путать с одноимённой современной поделкой)

Пьера начинает петь громче, и слушатель может по достоинству оценить великолепный диапазон её голоса. Black Sabbath, Pink Floyd, Joy Division, Siouxsie And The Banshes, Doors, Grateful Dead и многие другие герои 70-х (но совсем и никак не безмерно уважаемый мной, но всё же совершенно инаково звучащий Inkubus Sukkubus!), а также безвременно почившая великолепная Эми Уайнхаус, полагаю, услышали этот дикий вопль даже на той стороне, ибо сей пламенный привет, вне всяких сомнений, был адресован именно им. Cult Of Vampyrism взяли всё лучшее из музыки тех лет и перенесли эти редкие цветы на новую современную почву, придав им мистическое, философское измерение, неизменно сопровождающее подлинно серьёзное отношение к вампиризму. “Не эпатаж и не те обдолбанные бледные люди в чёрном, стоящие у стен ночных клубов, нечто совершенно иное”, как сказала в своё время Энн Райс. А истошные дикие вопли Пьеры в завершении трека как нельзя лучше напоминают о банши. И о Сьюзи Сью, которая им так симпатизировала.

Мрачный, стилизованно-архаичный орган, открывает трек “Sorcery”, на фоне которого дьявольские седуктивные голоса читают свои странные угловатые заклинания, напоминающие то ведьминские злые причитания на чёрной мессе, то Анну Варни и незабвенный Sopor Aeternus, но с тяжёлыми гитарами и неизменным уклоном в вампирскую, околооккультную тематику. Погребальный колокол, уже знакомый нам по первому треку, вновь звучит в этой пьесе, а голос Пьеры напоминает одновременно и Морган из Mandragora Scream и Сьюзи Сью, и даже чистоголосые фрагменты их арсенала Кадаверии (!), а также творчество таких команд, как Untoten, Angizia, Atrox и Nebelhexe.

Но только с одной, но весьма важной поправкой. У Cult Of Vampyrism совершенно отсутствует строгая песенная структура. Их композиции больше напоминают эклектичные хаотично-саундтрековые эксперименты, отличающиеся вполне явной медитативно-ритуальной спецификой и отнюдь не имеющие среди своих целей размещение в прокрустовом ложе попсовой хитовости радиоформата. Это определённо готика, и Готика с большой буквы, но напрямую граничащая с авангардом и творчеством самой великой и великолепной из всех когда-либо обращавшихся к музыке как к способу выражения своего внутреннего мира готических принцесс – непревзойдённой Диаманды Галас.

И ещё один интересный, более традиционно-готический трек “Dei Compassionevoli”, напомнивший мне Avrigus и даже в чём-то Tristitia. Мерные неторопливо-монолитные гитары, словно парящий над ними в фоновом режиме вокал, который тянет одну ноту, а затем, словно срывающийся с цепи. Неожиданные колокольчики синтезаторов и следующий за ними быстрый чёс гитар и такое же скоростное соло на синтезаторе, а затем вновь неторопливые атмосферные риффы и отчаянные стоны, сменяющиеся ещё одним, на этот раз уже умеренным и задумчивым синтезаторным соло.

И никакого пения в собственном смысле этого слова. В этой композиции вокал и разговорные фрагменты в конце трека – это лишь ещё один инструмент, который дополняет общую картину и сгущает краски, помогая художникам-музыкантам в их деле. А дело это – создания максимально аутентичной винтажно-таинственной вампирской атмосферы, в чём им могли бы позавидовать даже Брэм Стокер и Бела Лугоши. Музыка постепенно стихает, а проникновенно-истовый эмоциональный и богатый оттенками голос Пьеры исчезает вместе с ним, как будто растворяясь в предутренней рассветной дымке, не сулящей вампирам ничего хорошего. Да и обычным смертным тоже. “Утро — это глухой удар, концентрация пустоты, утро — это такой пожар, в котором горят мечты...”

Титульный трек сразу же бросается к горлу слушателя, словно дикая пантера своими ведьминскими злыми мотивами и жёстко чеканящим слова голосом вокалистки, переходящим на оглушительный чарующий, но в то же время пугающий вой, подобный пению сирен. Призрачные меланхоличные завывания чередуются здесь с повествовательными, почти разговорными частями при неизменной атмосфере ночи в заброшенном средневековом замке с привидениями. Ощущение страха и морозно-потустороннего трепета не оставляет человека, открывшего своё сердце магии “Апории”, ни на миг по мере прослушивания данного релиза. А прекрасная и неожиданная лирическая часть, начинающаяся в середине трека действительно просто завораживает, лишний раз подтверждая тот факт, что дети ночи могут быть разными: яростными, злыми, но в то же время чувственными, чувствительными, нежными, даже слабыми, робкими и уязвимыми.

Но не стоит пытаться воспользоваться этой кажущейся уязвимостью. И экстремальный мужской вокал, словно оставшийся замёрзшим осенним блэковым листом от первого релиза этой команды, напоминает о том, как быстро и неожиданно способны порождения тьмы менять свою милость на гнев и ярость. Трек воспринимается как величественный эпик чёрной эротики и чувственности. Проникновенный вторгающийся, пронизывающий голос Пьеры ласкает, гладит, возбуждает своими прицельными и точными прикосновениями, жжёт, разжигает и сжигает, раздувая пламя безлунной ночной страсти всё ярче и ярче до состояния полной обсессивности и зависимости от чар кровавой и непреклонной, далёкой и непредсказуемой луны.

И снова молитва-заклинание “Anthem For a Lie”, которая в середине превращается в отчаянно-протяжную металлическую вещь с эротичным, откровенным, явно соблазняющим вокалом на фоне тяжёлых риффов и непременных органных проигрышей. А начинается она с вкрадчивых клавиш и таинственных, зовущих звуков флейты. Печальное, тоскующее, разрывающее сердце пополам вступление с неизменно волшебным, колдовским голосом Пьеры, которая в этом треке словно снимает все маски и открывает свою истинную сущность, лежащую по ту сторону любых эвфемизмов и метафор. Чистая первозданная тьма, которая приглашает слушателя окунуться в мир прекрасных, манящих, страшных и странных экспериментов с сознанием, которые приведут его к непредсказуемым, но очевидно феерическим ощущениям.

А завершает диск композиция с интригующим названием “Something Special For You” – действительно самая особенная и странная песня на этом релизе. Самая тихая, вкрадчивая, проникновенная, почти колыбельная, где голос Пьеры звучит едва слышно и уже однозначно печально и отрешённо. Песня скорби, неизлечимой боли и пронзительной оглушающей тоски расставания. Последний подарок на память тому, с кем, точно знаешь, больше никогда не увидишься, как бы ни желал и ни хотел этого. “Что-то особенное”. Нежность и неприкрытое обнажённое сердце, которое вырываешь из груди и протягиваешь на ладони тому, кого ценишь больше жизни. У меня не поворачивается язык проводить чисто музыкальные параллели и сравнивать этот трек с какими-то ещё группами, рассматривая его “в контексте эпохи, географического положения и стилистической принадлежности”. Он вне этого. Чистая магия. Чудо, которое способна сотворить только любовь вампира и на которое уже давно и безвозвратно не способны простые смертные.

Я ничуть не удивился бы, если бы нашёл “Aporia” где-нибудь в полузаброшенном музыкальном магазинчике на окраине Лондона в коробке с надписью “for sale”, а флегматично-равнодушный продавец на мой вопрос о содержимом винила лишь лениво пожал бы плечами. Да это и не важно. Действительно не важно. И в этой рецензии я не написал и половины тех чисто музыкальных аналитических тезисов и пассажей, которые мог и должен был бы написать. Все сравнения и термины неизменно будут скользить по поверхности, не касаясь сути, главного. А главное здесь можно только услышать, но услышать не ушами – сердцем. Почувствовать, проникнуться, впустить в свои вены эту заражённую звёздной полночью кровь и хотя бы на час отдаться магии, которую сумели вызвать к жизни Стефано и Пьера.