ФОРПОСТ МУЗЫКАЛЬНОЙ АНАЛИТИКИ
АЛЕКСЕЯ ИРИНЕЕВА (МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛИСТ)

ИНТЕРВЬЮ

“Если это диван, то он летит по небу, и он заминирован!” Интервью с Васей Бабаевым

15-09-2019 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Кто бы мог подумать, что сегодня в XXI веке религиозно-философские и визионерские эксперименты Владимира Соловьёва (да-да, того самого, которому посвятили свой последний альбом симфо-шведы из Therion) дадут такие интересные и даже парадоксальные всходы! Панк-бард и хулиганствующий рок-менестрель Вася Бабаев выпускает уже второй альбом, и этот релиз примечателен хотя бы тем, что именно он стал лучшим у нас в ASTARTA по итогам голосования и как следствие был признан релизом августа 2019 года, а уж если присмотреться, то на диске можно отыскать целую кучу разнообразных отсылок, аллюзий и параллельных мест: чего стоят хотя бы экивоки автора в сторону мамлеевского куротрупа, шумеров, кайфующих филологов, чистосердечное признание в утрамбованности собственного либидо или просьба приложить Евангелие в полном объёме к нашему интервью! Впрочем, лучше один раз всё это прочитать как оно там есть, чем сто раз прочитать мой пересказ о том, как оно есть! Наше эксклюзивное интервью с Васей уже здесь и с нетерпением бьёт копытами, ожидая вашего внимания!

Алексей: Приветствую, Василий! Поздравляем с победой в нашем опросе! Как считаете, достоин ли Ваш альбом быть лучшим среди других, и что в нём такого особенного, что выделяет его на фоне остальных релизов?

Привет! Спасибо за поздравления. Альбом был достоин записи, а остальное — приятные пустяки. Особенного в нём? Технология записи. Мне нравится моя технология подпольная, а другие релизы месяца я не особо слушал. Вообще не слушал.

Виктория: Здравствуйте, Василий! Расскажите о себе. Почему Вы упорно именуете себя Вася, а не Василий (и почему это принципиально?), к какому жанру Вас относить, Вы романтик, мистик, панк или декадентствующий искатель истины и приключений?

Ну, Вася Бабаев — это псевдоним. Я его придумал, когда ВК зарегистрировался, лет 10 назад. Многие знакомые до сих пор думают, что я реально Вася. Потом уже я узнал, что есть Вася Ложкин, Вася Обломов и всякие прочие. Ну, Вася Васин из Кирпичей до этого был мне известен. В общем, Вася — это нечто такое не окончательно серьёзное. Персонаж типа трикстер, как нынче модно говорить. А происхождение — от Василия Алибабаевича (х.ф. Джентльмены удачи).

К музыкальному жанру пусть сторонние наблюдатели причисляют меня, изнутри системы невозможно описать систему, но, естественно, я панк в душе. Ну и романтик, и мистик. Гностик! А вечерком агностик. Единственное, насчёт декаданса — мимо. Ну, чисто эстетически не близко. Люблю что-нибудь поживее. Труп в кокаине, может, красив, но, по большей части, он мёртв.

Алексей: А для каких целей и зачем лично Вам псевдоним и, как считаете, зачем псевдонимы в творческой среде нужны вообще, в общем и в целом?

Мой псевдоним спонтанно появился, для регистрации в соцсети. Но надо сказать, что до этого были другие псевдонимы и альтер-эго всякие у меня. Вася Бабаев просто оказался таким, магистральным, но это случайность.

Имя, конечно, штука наиважнейшая, но псевдоним бывает звучнее и лучше запоминается. Плюс, ты не чувствуешь каких-то уз паспортности и биографичности, творишь творчество свободно. В то же время и псевдоним может окаменеть, обрасти лишним мясом, и для свободы придется изобретать новые названья

Алексей: С чего и как началось Ваше творчество, какие питерские группы считать сочувствующими и духовно родственными Васе Бабаеву и почему Ваш актуальный альбом “Поэтому вечность” кое-где именуется дебютным?

Творчество началось, когда оказалось, что  кассетный магнитофон умеет записывать голос. Потом ещё оказалось, что он вообще любые звуки пишет. Если долбить по магнитофону палкой да ещё орать сверху, получается некое произведение, которого раньше не существовало. Интересно. Таким образом, классе в пятом я уже что-то изобретал. Переиначивал популярные группы. Классе в 7-м записал целый альбом гитарно-поэтической импровизации. Пел песни, сочиняя их на ходу. Что интересно, получалось связно. "Солнце понималось над землёй/ Петя лежал на диване/ Вдруг небо загремело грозой/ Петя вскочил и побежал к дяде Ване". Несомненно, первоначальное влияние групп Король и Шут и Ария. Я фанател. В 15 лет с другом записал альбом песен на 20 в стиле КиШ за неделю. Музыка, тексты, всё сам придумал. Пас в поле коз и написал за день 20 текстов. Кайф, нынче так не получится. Потом в техникуме мне посчастливилось занять первое место в конкурсе эстрадной песни, и примерно тогда же услышал Гражданскую оборону. Перестал слушать попсень по Нашему радио и понял, что рок — не чистоплюйство, а энергетика. Стандартные песни сочинять уже не составляло труда, я начал авангардное что-то писать, увлёкся всяким экзистенциализмом, анархизмом, сатанизмом (не, сатанизмом я ещё в средней школе увлекался), русской религиозной философией — классика жанра. Пытался собирать группы, купил аппаратуру, ну а потом меня приняли в группу Лесной формат, базирующуюся при Лисинском лесном колледже. Они в клубах СПб уже выступали, а мне хотелось на сцену. Три года мы отбабахали, гитары со сцены кидали, а потом я покинул СПб по любовным обстоятельствам, и всё распалось. Сейчас основатель Лесного формата Евгентий Григорьев играет в своей новой группе Тем Паче, вам она известна.

Не знаю, кто мне близок по духу на современной сцене. Сейчас я сотрудничаю с авангардным проектом "Я потеряла ту штучку". Мы с ними альбом презентовали, а сейчас готовим новую программу в электричестве, типа панк. Они мне близки как экспериментаторы и вообще, им плевать с горы.

Вообще, нравится творчество друзей-товарищей. Например, есть такой здоровенный ветеринар Сергей Рудой из посёлка Матвеев Курган, это юг России; мы познакомились на поэтической почве лет 10 назад, но в реале до сих пор не виделись. Очень высоко ценю стихи его. Он сейчас не пишет, видимо, как гений, написал всё в молодости.

“летят листья и птицы.

какие желтые, какие в перьях.

ветер, как спицы,

пронзает деревья

и мой халат.

осень стремится

уйти. а потом вернуться назад.

небылицы.

небо, лица.

ад.”

Алексей: Скучаете по тем незабвенным и прекрасным временам школьных коллективов и первых магнитофонных записей или сейчас всё-таки стало лучше и интереснее?

Мне всегда интересно. А кассетное время было забавным в плане ценности музыки как артефакта. Едешь в город, выбираешь в ларьке кассету, пока возвращаешься — мусолишь буклет, изучаешь: состав группы, год записи и проч. А дома — как включишь!! А в магнитофоне слетают пассики, и приходится разбирать. Током бьёт! Это была борьба за ценности такая.

Виктория: Кто и что повлияли на становление Вашего поэтического стиля и откуда там такие неприкрытые и торчащие будто пружины из старого дивана нецензурности?

Всё, что видит и слышит поэт, хаотически, но влияет. Папа играл на гитаре Высоцкого, мама — романсы. На пластинках тоже вращался Высоцкий. На ночь папа читал мне "Мцыри" наизусть в качестве колыбельной. Детские стихи Хармса я читал ещё до школы. В школе литература меня особо не привлекала, потому что некоторое насаждение и тоталитарность, вообще, режима, отбивала интерес. Ну, зачем мне знать, что написал какой-то мужик 200 лет назад? Так что, поэзию я воспринимал из музыки. Можете считать, что Маргарита Пушкина и Андрей Князев оказали песенное поэтическое влияние. Ещё я самовольно стал читать фантастику с ужасами, а у С. Кинга есть такое стихотворение "Параноид". Вот это кайф.

В конце школы, когда я уже начал дико читать всё подряд, Бродский вызывал интерес. "Часть речи" цикл. Сейчас не вызывает. По ознакомлении с творчеством Г.О., особенно с проектом "Коммунизм", футуристы стали вызывать интерес, ОБЭРИУты. Введенский ван лав! Ну и конечно, сами Летов и К. Рябинов.

Нецензурности в текстах? Встречаются у меня. Но не думаю, что они как пружины торчат из старого дивана. Если это диван, то он летит по небу, и он заминирован. Вот пассажиры и выражаются матом иногда.

Алексей: А влияния религиозной философии стоит искать у Вас в песнях или именно на тексты Шестов, Бердяев и Соловьёв повлиять не смогли?

Влияния любой философии, культуры. Шумеров. Но искать их не стоит. Это уже придётся диссертацию писать, страдать и плакать голубыми глазами.

Лучше под музыку попрыгать. Поплакать тоже, но без каталогизации влияние-не влияние, а то отвлечешься от кайфа. Хотя, может, у филологов свои кайфы...

Шестов крут, я его в молодости как-то не читал, а сейчас он в рюкзаке у меня постоянно болтается. Ну потому что тоже не читаю особо. Но он панк-философ такой, хорошо это.

Алексей: У филологов определённо свои кайфы, а у философов и у историков философии – свои (проверено и засвидетельствовано собственным опытом). А Шестов если панк, то грустный панк (в “Апофеозе беспочвенности” всё-таки радостного мало) Кстати, Мамлеев говорил, что задача литературы – таинственный катарсис, даже если жизнь  показана в ней как грязь, Вам близко такое восприятие творчества и как считаете, чтобы достичь  этого самого катарсиса, а по пути не увязнуть в частностях и в средствах художественной  выразительности?

Катарсис, да. Но сейчас информации так много, что люди находятся в таком перманентном катарсисе. Читай, что хочешь. И катарсис уже не катарсис. Мамлеев — пацан нормальный, я смотрел видео, где Самойлов из Агаты Кристи падает пред ним на колени. "Шатуны", конечно, забавное исследование человечьего сексуального "я", куротруп там есть, но у Мамлеева, говорят, есть вещи поумнее. Однако, я не шибко его читал. Насчёт средств художественной выразительности — я не изучал специально приёмов, хватаю их на интуитивном уровне. Не знаю ни теорию стихосложения, ни теорию музыки. Реально, сколько там стоп или стопок у ямба? Дилетант, позор. Главное — донести некую заряженную информацию до слушателя. Или информационный заряд, а приёмы — достаточно двадцать пятое дело. Меня интересует действенность, воздействие.  И тут уж я сам себе судья и первый слушатель.

Алексей: Вот странно, наверное, а мне буквально с первых секунд самого первого знакомства с Вашим творчеством явственно чудилось что-то такое мамлеевское: мистические заныры, полунездешние персонажи, портрет Достоевского в красном углу и вообще всё такое интеллектуальное, ищущее, мятущееся и религиозно-философское…. Насколько вам всё это близко и не случается ли Вам устраивать у себя встречи и беседы скажем по пятницам?

Да мы все — полунездешние персонажи потому что. Здешние — это вон котик. Он понятен и спит на кресле. А мы уроды, у нас духовная жизнь.

Беседы устраивать случается спонтанно. Схватишь товарища: а чего это ты, милый друг, не повесился до сих пор? Ну и спорите по этому поводу.

Виктория: А почему всё-таки вечность? И “поэтому” это почему? А то получается как у Технологии: “ты забудешь вопрос, но я помню ответ”.

А почему бы и не вечность, собственно говоря?

“Который час, его спросили здесь

А он ответил любопытным: вечность!”

(О. Мандельштам)

 

“Я думаю:«Вечность»

Я думаю:«Вечность»

Я думаю:«Вечность»

А ты думаешь:«Смерть»”

(Е. Летов)

А вообще, титульная песня, она же, ну просто дурацкая любовная лирика. Там вечность происходит из-за того, что погода пасмурная и герой не осознаёт течение дней. Название альбома и название песни — это разные названия, только буквы одинаковые.

Алексей: Да-да, “и мне противна Батюшкова спесь….”, а истина в том, что у тебя болит голова. А как часто Вы ощущаете в себе саркастичное и немного вредное желание потроллить своих слушателей и читателей и дать им нечто вот такое эдакое, что не всегда зайдёт сразу и без скрипа, а заставит извилины напрячься и ментальных тараканов побегать взад-вперёд?

Отчасти. Понятно, что ирония уже начинает всех задалбывать. Здесь другое. Всякая песня воспринимается субъективно. Поэтому я напихиваю в произведение несколько смысловых слоёв. Чтобы было и учёному-филологу приятно, и ребятам с завода поплясать можно. Встречается и сарказм. Для любителей. Но не каждый слушатель его считывает.

Точечной бомбардировки обычно не получается, отзывы друзей удивляют, как правило. Я думаю: эта песня понравится Пете, потому что он панк, например, а песня понравилась Маше, которая вообще, на рояле играет в филармонии. Результаты диаметрально противоположные! Но получается универсальность. Ковровая бомбардировка. Пусть у кого-то извилины шевелятся, пусть кто-то пляшет пьяный. Всё равно хорошо.

Виктория: Да, и всё в точности как у Летова: слои, универсальность, индивидуальный подход…. В связи с этим сразу же вспоминается одно из Ваших последних поэтических произведений, где фигурирует Вера Полозкова – зачем Вы так жестоко с ней обошлись и…зачем Вы так прямо и беззастенчиво раскрываете свои тайные маниакальные наклонности?

Потому что я ехал на поэтический вечер, где молодёжь читает одинаковые стихотворения, оплатив 200 р. за участие, а им за это вручают пиво. И вот, сочинил. Просто Полозкова — влиятельная поэтесса, я считаю. Она заставила много народу думать, что то, что она делает — это единственно возможная поэзия. Поэтому герой стиха посадил Веру в сарай и заставил сочинять стихи, чтоб выпускать от своего имени. Герой понимает, что поэзия такая себе, но гопникам-то нравится. На то он и маньяк, чтобы самоутверждаться при помощи разрушения.

Алексей: И выходит, что всё-таки лирический герой у Вас в стихотворениях и очень даже присутствует, а отождествлять всякое присутствующее в Ваших песнях “я”, “das ich” и “cogito ergo sum” лично с Вами не стоит и глупо? А есть ли у Вас стихи и песни личные и написанные исключительно от собственного первого лица, о себе и о своём конкретном жизненном опыте безо всяких экивоков и лирических героев?

Тут вопрос в концентрации раствора. В каких-то песнях моей личной и духовной биографии меньше, в каких-то — больше. Иногда я просто могу нарисовать конкретного персонажа, как вижу его со своей колокольни. Обычно это критика. Но, в любом случае — колокольня-то моя. Долблю в колокола.

Алексей: Кстати, о стихотворении, в котором упомянута Вера Полозкова. Дедушка Фрейд в данном случае был бы непреклонен и утверждал бы, что Вам хочется прославиться за чужой счёт, прилагая к тому минимум усилий, а Ваше либидо жестоко утрамбовано в самые дальние и пыльные подвалы подсознания…. Есть контраргументы или можно просто согласиться?

Ну, я же не рэпер, и данный стих не дисс. Долгих лет жизни В. Полозковой. Проверьте мой сарай в деревне, там только велосипеды и дрова. А либидо да, у нас у всех утрамбовано.

Виктория: И всё-таки давайте вернёмся к разговору о новом альбоме. Кем была сделана фотография, ставшая обложкой альбома и что это за странная штуковина, похожая на железного кита?

Мной была сделана фотография. Это плавучий ресторан. Его в прошлом году приволокли ночью по Неве с Кировского завода, наделав некоторого шума. Мол, что это за штуковину тащат во тьме? Кит лет десять стоял на заводе, там заказчик то ли разорился, то ли умер. Ну и вот, поставили на набережной у Володарского моста. А я зубы ходил лечить в том районе, да и сфотографировал. Фото сделано, как только его поставили.

Алексей: Машина рядом с iron fish намекает на то, что размер имеет значение? Но почему тогда девушка фотографирует машину, а не гигантскую чудо-рыбу? В чём тут соль и философский подтекст?

Девушка тоже кита фотографирует. Символы тут не ищите. Я когда альбом записал, надо было обложку делать. Сначала хотел поставить расстрел демонстрации в июле 1917, но показалось мрачновато. Решил поискать собственные снимки в телефоне и нашёл кита. Напомнило пинкфлойдовские обложки — пространство + странные сооружения или люди. Типа "Delicate sound of thunder". Красиво.

Алексей: Гм, а гигантомания и мизерабельность имеют какое-то отношение к Вашему новому  диску? В нём то и дело находятся то уж слишком глобальные темы, то совсем мелкие и бытовые.  Это всё случайно или всё-таки не обошлось без концептуального плана?

Разноплановость бытия. Смерть — это мелко или крупно? Ну, умер, закопали в землю, сгнил, все про тебя забыли через месяц. Мелочь. А вроде и крупно. Так же и с любой другой темой.

Намеренно концептуальных планов я не вынашиваю, концепт появляется задним числом. Он вырастает, когда альбом уже готов и сам себя осматривает со стороны.

А так — да. Гигантомания. Зарплата у меня маленькая. Но зато рост два метра. Пусть Фрейд это раскручивает.

Виктория: Нил Гейман говорит, что хороший сборник (и надо понимать, к хорошему  музыкальному альбому это тоже относится) – это когда всё на одну тему и “колосок к колоску”, а  иначе – это всё винегрет. Вы согласны с такой позицией и часто ли случается винегрет у вас в меню?

Винегрет редко, зато солянка часто. Она наваристая, ммм... (этот ответ мне подсказал мой коллега и губной гармонист Витя БДСМ, который в треке "Сан-Марино" играет)

Может быть, когда-нибудь я запишу альбом одним звуком, но пока что мне интересней сбивать все настройки и делать каждый трек новым способом. Я же спонтанно их записываю, как правило.

Алексей: А как так случилось, что Вы решили обратиться к творчеству Владимира Соловьёва и почему выбрали именно “Милого друга”? Стоит искать тут серьёзные экзистенциальные  параллели, копать в подсознательные мотивы и думать, что в реальной жизни Вам сильно не достаёт такого милого настоящего друга?

Я родился и вырос в посёлке Саблино под Питером. Там у А. К. Толстого была усадьба "Пустынька" над обрывом к реки. Разные известные личности гостили у него, в т.ч. Вл. Соловьёв. И я когда русской религиозной философией увлекался, узнал, что Соловьёв-то, оказывается, свои божественные глюки ловил в нескольких километрах от меня! Нормально. Так краеведение и философия слились воедино. А потом я томик его стихов купил. Полистал маленько и забросил на полку.

А трек родился так: параллельно я записывал альбом своего экспериментального проекта Муходоевщина под названием "Современная академическая музыка"  и захотелось спеть какой-нибудь романс а капелла. Ну, я схватил Соловьева, ткнул на первый попавшийся стих, включил микрофон и спел. Впоследствии для некоторой связки трек пригодился для Васи Бабаева, а не для Муходоевщины.

А в жизни с милыми друзьями всё в порядке, спасибо.

Виктория: И “Милый друг” это больше сарказм, ирония, стёб или всё-таки дань уважения хорошему человеку? Или “и одно, и другое, побольше и можно без хлеба”?

 

А как вам будет угодно! Меня мама раскритиковала, что испортил такую песню воплями в конце. Но вопли в конце — это переход на следующий трек. Приём "снижение". А Соловьёв интересный, трагичный и чокнутый парень, конечно.

Алексей: И был не дурак выпить, кстати говоря… И вот ещё вопрос: у Вас прекрасно получается сочинять такие глубокие, пробирающие до мозга костей вещи как “Последний гимн России”, не было ли желания насочинять целый альбом таких стопроцентных greatest hits или стёб и панковая непричёсанность дороже и важнее?

Я вообще читал, будто Соловьев нюхал скипидар для глюков.

Глубокие вещи?

"Когда б вы знали, из какого сора..." Последний гимн России — тоже непричёсанный панк, как по мне. Хитов ещё будет много, но спрогнозировать хитовость заранее не могу. Есть, конечно,  выработанные приёмы сочинения... Для того, чтобы трек въедался в мозг, особенно в поп-музыке. Интересующихся отсылаю к статье Антона Юрьевича, лидера группы Кобыла и трупоглазые жабы. Он там рассказывает, как делал свой последний альбом "1917" в стиле синти-поп. Горячо рекомендую эту статью и эту группу.

Виктория: А как так вышло, что Вы решили написать песню не на свои стихи, и почему было выбрано стихотворение П.Шибеевой?

Ох. Репост сделал и книжку её выиграл на гала-концерте Всемирного дня поэзии. Из всех стихов этот мне приглянулся. Он злой такой. Дурацкий такой. Но весёлый. "Ненавижу влюблённых" — конструкция сама по себе красивая. А так конечно, я не фанат Полины Шибеевой как поэтессы, упаси господи.

Алексей: А что всё-таки для Вас вечность? Верите в то, что “там” что-то есть?

Не могу знать! Я же не Соловьёв, ха-ха.  Было бы неплохо, кончено, если "там" и т.д. Но с данным телом, в любом случае, нам предстоит расстаться. А это имеет свои непоправимые последствия, как кажется.

Виктория: А как лично для Вас лучше и предпочтительнее: чтобы со смертью всё заканчивалось или чтобы были какие-то более долгоидущие перспективы?

Какие бы ни были перспективы, это будет уже другое. Хотя, в качестве прикола, вдруг, мир — компьютерная симуляция, вдруг это ленточное кольцо? Умер — и сразу же опять родился собой. И всё по новой. Вот прикол будет...

Вообще, сейчас время интересное. Третий экзистенциальный кризис человечества. Сначала "бог умер", потом "смысла жизни нет", теперь — "нет никакого Я, есть кусок мяса, именуемый мозгом, который создаёт иллюзию Я сам себе — чистая машинерия".

Что будем с этим делать, товарищи?

Алексей: Можно уйти с головой в постмодернизм и иронически обыграть, а можно просто писать песни, как Вы, кажется, и делаете! А если представить, что вот, жизнь прожита, всё закончилось, и Вы….оказались, скажем, в бане с пауками, рядом Свидригайлов, на соседней полке обмахивается веником Егор Летов. О чём бы затеяли беседу с ними? О чём поинтересовались бы?

Вряд ли бы они ужились в одной бане. Но Свидригайлов — вымышленный, его там не было бы. А с Летовым я постесняюсь говорить. Мне нравится слушать его музыку.

Кстати, свидригайловская баня не топится, мне кажется. Там прохладно.

Виктория: Смерть и вероятные посмертные приключения Вас пугают или в нашей реальности адекватнее пугаться других вещей?

Смерть пугает на уровне инстинкта. Можно ужаснуться и постараться успеть альбом записать. Можно лечь на пол и выть. Кому что больше нравится, под настроение. Если приключения неизбежны, то и не спрячешься.

В нашей реальности тоже страшного хватает. Сороконожки, например.

Кстати, я вот нынче в неотложную кардиологию уехал на скорой. Пока умирал, было страшно, потом выжил — стало забавно.

Алексей: Как считаете, вечность – это скучно или скучают только скучные люди, а человек творческий везде найдёт чем себя развлечь и как превратить рутину в процесс созидания?

Вечность вечности — рознь. Я в 8-м классе прочитал рассказ Стивена Кинга "Долгий джонт" и от страха выкинул книжку под сервант, чтобы даже не видеть её. Вот там рассказывается, что такое вечность, в которой нет ничего, только твой разум и белая пустота вокруг.

Грешным делом, мне сейчас приглянулась теория М. Веллера об энергоэволюционизме. Мол, во вселенной властвует не только энтропия, но и закон усложнения материи. Мы — его четкое доказательство. Ну вот мы усложняемся, усложняемся, стремимся к максимальному действию, используем всю энергию во Вселенной для следующего Большого взрыва.

Посмотрим.

Виктория: А часто ли у Вас возникает крамольное желание стать эдаким современным Летовым, занять пустующую нишу, писать такие же умные и глубокие песни, стать культом у подростков и всякое такое?

Ниша никакая не пустует, потому что Летов звучит, его слушают практически все. Что касается энергетики, я его очень высоко ценю. Пытаюсь зачерпнуть. Черпачок мой мал, но что поделаешь. Я занимаю какую-то свою территорию, Летов не писал романтических баллад о частной любви, например.

Культовым у подростков стать? Надо бы. Но возраст уже не тот, наверное. Да и рэп я не умею читать. Так что я преобразую окружающий мир лично своим способом. Каждый сочиняющий делает это своим способом. Это и представляет интерес. Я не напишу стих, как В. Полозкова та же. А она не напишет стих, как В. Бабаев. У каждого свой хаос зеркал в башке и на выходе — оригинальная пляска светотени. Ну, в идеале оригинальная.

Алексей: А почему всё-таки у альбома ”Поэтому вечность” такой нарочито панковый и какофоничный звук? Тут всё дело в отсутствии средств и возможностей для более адекватных записи и сведения или не обошлось без принципиальной андеграундности звучания?

Просто нравится DIY. Нравится "грязный подход". Нравится домашняя звукозапись. Никто не мешает. Аппаратура старая, ещё в гр. Лесной формат её использовали 10 лет назад. На микшерный пульт пива вылита не одна бутылка. Один из микрофонов распилен болгаркой и припаян наглухо к кабелю. Ох, боже, у меня нет собственного компьютера до сих пор! Мне моя девушка предоставила свой старый ноутбук, спасибо ей. Но мучение ещё то с такой оргтехникой.

У меня есть мысль записать однажды альбом в проф. студии, есть тот же Илья Шут из группы Аваллон, профессиональный звукопер, пишет метал. Захочется мне мучений иного плана, чем от домашней студии — обращусь.

Алексей: А если позвонят и предложат на Евровидение ехать, соглашаться станете?

Если разрешат исполнять так, как мне заблагорассудится, то поеду. Но они побоятся.

Виктория: В Баня-рекордз было как в бане с пауками Свидригайлова или всё-таки более комфортно? Какие-то дельные советы работники студии давали или обошлось?

Баня рекордс — моя домашняя студия и есть. Там пауков не много, в основном, книжки, тетрадки и аппаратура.

История в том, что совсем давно я записывался в собственной бане на участке. Ещё на плёнку. Сводил при помощи двух магнитофонов, один включаешь — пишешь поверх партию и т.д. Сейчас Баня рекордс также находится в Саблино, в моей комнате, в частном доме. Живу я в СПб, а записываться езжу на малую родину. Сел в электричку после работы, приехал, записал песню, уехал.

Но Свидригайлов тоже да, потому что в бане мне частенько приходили мысли об аде, ещё до прочтения Достоевского.

Алексей: И ад действительно представляется Вам в виде нетопленной холодной бани, где кроме пауков никого нет?

Я вообще не уверен, есть ли ад. Опять же, отсылаю к рассказу Кинга "Долгий джонт". Остаться наедине со своим хаосом — вот ад. Я очень понял это после одного бэд-трипа. Если рассмотреть религиозно, то ад — это богооставленность. Абсолютное одиночество.

Алексей: Как прошла презентация альбома? Гости уступали друг другу сцену без явной неохоты?

Презентация альбома прошла божественно. Несколько отделений, гости. Группа Я потеряла ту штучку играли свой метамфетавангард (самоназвание), Евгентий “Grin” Григорьев пел песни, поэт Михаил Лазебный рассказал стихи на острые темы. Все пили пиво и коктейли, кто-то водку. А я вообще был абсолютно трезв.

Группа девушек устроила флешмоб под песню "Мост", это с предыдущего альбома. Они подруги, и почему-то так любят эту вещь, что даже выдумали специальный танец с использованием юбок. Но я не особо видел, ибо пою с закрытыми глазами обычно. Есть видео где-то.

Так что презентовал альбом, с аккомпанементом и без. Пел старые песни и песни по заявкам трудящихся масс.

Виктория: Много ли было студентов Лисинского Лесного колледжа у вас на презентации, в связи с чем они на особом положении и в чём это особое положение заключалось?

Ну, это придумал организатор концерта, ибо он запустил небольшую контекстную рекламу. Так как я учился в Лесном Колледже, и Женя Григорьев учился, и группа Лесной формат у нас там базировалась. Но фокус в том, что те, кто пришёл, всё равно бы пришли, без привязки к местам обучения, на мой взгляд.

А вообще Лисинский Лесной колледж — место легендарное, рекомендую поинтересоваться его историей. Первый техникум в Российской империи, типа того.

Алексей: Какие напитки и в каком количестве пили после презентации? Диалектические парадоксы вроде “много – мало не бывает” имели место?

Напитков было много, всяких. Это надо интересоваться у публики. Потому что сам-то я на несколько месяцев ушёл в трезвый штопор и хлестал только Кока-Колу в тот период. А так, никто не ушёл обиженным, надеюсь. Заведение называется Хаски-бар, поэтому для алкоголиков раздолье.

Алексей: Можно поинтересоваться, не нарываясь на неприятную возможность оказаться бестактным, с чем связан у Вас такой кока-кольный пост и насколько надолго он запланирован?

Это я таким способом пытаюсь придти к безалкогольному существованию. Поэтапно. Не быстро. Нет, печень у меня не отвалилась, не подумайте. Просто время идёт, надо откуда-то его добывать, выбирать пути существования. Лучше альбомы записывать, чем пить.

Виктория: Что у Вас в ближайших планах, когда концерты, когда новые песни и новый альбом?

Новые песни всегда есть. А ещё больше старых, которые лежат либо в моей голове, либо на аудиокассетах ещё. Если всё это записать, альбомов десять будет. Пока на первом месте концепция альбома как раз старых песен. Это такой жестокий нойз-панк, который я не мог записать в молодые годы по причине отсутствия аппаратуры. Они супер-злые и гипер-депрессивные, эти песни. Ну, 18 лет человеку было.

Сольный концерт, наверное, в октябре, а ещё на радио звали, даст бог здоровья. Вся информация в паблике будет.

Алексей: Какого вопроса Вы тщетно ждали сегодня от нас, но, увы, так и не услышали? И часто ли у Вас случаются такие разочарования?

Очень хорошие вопросы у вас, никаких разочарований. Обычно я отвечаю на вопросы бытовые или начальству, там. А здесь прямо интересно!

Виктория: А какой вопрос Вы больше всего боялись сегодня услышать, но его, к счастью, не было и как много вопросов, на которые Вы принципиально не отвечаете?

Тут у нас не Страшный суд, вроде. Особо бояться не приходится, спасибо. За ответы потом меня судить будут.

Алексей: Как будем выруливать на финишную прямую и какими словами вам хотелось бы попрощаться с теми, кто нам внимал?

Не хочется прощаться ни с кем. Хочется быть со всеми всегда. Желаю всем открытий, творчества и изобретений. Сейчас читаю Евангелие, мог бы подобрать цитату. Но передумал.

Спасибо всем!

Алексей: Быть может, “ищите и обрящете” (Мф. 7; 7-8) или “радости вашей никто не отнимет у вас” (Ин. 16; 22)?

Естественно. Вообще, весь Новый завет. Прошу приложить ссылку к нашему разговору!

Алексей “Astarte Eel” Иринеев, Виктория “Caracal” Озёрная

"Мое оружие, моя крепость - стоять на своем до предела!" Интервью с DUST TRAIL

20-08-2019 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Название этого брянского коллектива можно считать синонимом сильного, выдержанного и неслучайного рока со вкусом и смыслом. За свою недолгую историю Dust Trail успели уже и поиграть хард в духе Laos, Headpins, Blue 46 и Маркизы, и отметиться на целом ряде фестивальных ивентов в самых разных городах, и даже записали полновесный лонгплей, который выпустили в виде очень привлекательных диджипаков, а когда коллектив распался в начале нынешнего года, лидер и основатель Пыльного Следа не растерялся, не опустил руки, а продолжил свой путь в одиночку, и о серьёзности его намерений свидетельствует новейший мини-альбом Dust Trail, который так и называется – “Пыльный След”. Обо всём об этом, а также о том, какое отношение к деятельности проекта имеют Нил Армстронг, дэт-метал, любовь и упрямство, вы узнаете прямо сейчас от самого Игоря Согреева!

Алексей: Приветствую, Dust Trail! Представьте, пожалуйста, свой проект и расскажите о своей музыке. Почему вас стоит послушать?

Игорь: Здравствуйте Алексей и Виктория! Здравствуйте, читатели! Меня зовут Согреев Игорь, и я являюсь создателем и идеологом музыкального проекта Dust Trail. Если вы любите красивую музыку и песни с глубоким смыслом, как бы это ни звучало чересчур уверенно, то творчество Dust Trail и EP "Пыльный след" это для Вас.

Виктория: Как вы пришли к такому необычному названию, и менялось ли его значение по ходу развития вашего музыкального стиля?

Игорь: Придумать название для музыкальной группы - очень долгий и тяжелый процесс. Можно сказать мучительный.  Ведь как говорится: "Как корабль назовешь…"  Пришло оно не сразу, и было несколько вариантов. В переводе Dust Trail означает “пыльный след” и в ходе развития группы, а на данный момент студийного проекта, название поддерживает, дает особую ауру в понимании музыкального творчества Dust Trail. Надежду оставить свой особый след на долгое время в сердцах слушателя.

Алексей: У меня первая ассоциация в связи с вашим названием – фирма обуви Camelot и их слоган “Оставь свой след!”, а какая у вас была главная ассоциация в связи с собственным названием? И почему ваш след пыльный?

Игорь: Похожая ассоциация поначалу была и у меня. Перед глазами всплывала фотография отпечатка следа Нила Армстронга на пыльной поверхности луны. Даже брал этот сюжет в обложку группы в соцсетях. Хотя моя музыка никакого отношения к полетам в космос не имеет. Ну если только, надеюсь, к полетам ментальным. И когда в первое время спрашивали, почему “пыльный след”, то отвечал, что очень хочу что-то оставить надолго своим творчеством. То, что будет важным и интересным для людей спустя многое и многое время. Вот и слово “пыльный” это признак того, что надолго.

Алексей: Как так вышло, что вы настолько радикально сменили свою музыкальную концепцию? Ещё год назад на альбоме “За свободу действий” вы исполняли очень лиричный, олдскульный хард-рок, а теперь вас просто не узнать!

Игорь: За такой короткий срок после выхода первого альбома очень многое изменилось. Жизнь как дарила приятные моменты, так и использовала как боксерскую грушу. Заставила повзрослеть, посмотреть на себя по-другому. Это все отображается в новых песнях. Но... унывать и грустить не стоит никогда, нужно двигаться вперед и будут еще и олдскул, и хард-рок, так как эта музыка глубоко в моем сердце. Также будет еще много чего интересного...

Виктория: Не было ли жаль оставить в прошлом столько эффектных находок и наработок и начинать всё с начала?

Игорь: Конечно, было жаль, но от меня одного это мало зависело. Поначалу было тяжело, можно сказать настали и творческая и душевная депрессии с распадом группы, но музыка и стремление творить взяли верх. А еще человеческое упрямство и желание быть сильным. Как поется в песне “Голоса” из нового EP “Пыльный след”: "Мое оружие, моя крепость - стоять на своем до предела!" А еще нашлись люди, которые поддерживают и помогают, и за это им большое спасибо!

Алексей: Удовлетворяет ли вас самих статус и специфика студийного проекта или всё-таки тоска по концертным выступлениям присутствует и есть надежда на то, что в обозримом будущем вы снова выйдете на сцену?

Игорь: Я очень большой фанат концертных выступлений. В особенности подальше от родного города. Ведь это чистая дорожная  романтика, города, в которых ты еще не был или был, но очень редко. Знакомства с новыми интересными людьми, встреча старых знакомых. Общение с публикой вживую. Это все очень мне дорого и близко. Но пока есть студия и много работы с интересным материалом. Очень надеюсь, что скоро буду общаться со слушателем через свои песни и со сцены.

Алексей: Кто сейчас входит в состав Dust Trail и в каком составе вы записывали EP “Пыльный След”?

Игорь: На данный момент я работаю один. Мне очень помогает старый знакомый, а теперь уже и друг звукорежиссер Олег Горбачев. Я бы даже сказал, если он не будет против, он и входит в состав. Хотя у него свой проект, у нас получилась отличная команда.

Виктория: Тембр Вашего голоса, Игорь, и отчасти лирика вызывают ассоциации с творчеством Вячеслава Бутусова и группы Наутилус Помпилиус, а как вам такое сравнение?

Игорь: Такое сравнение мне даже очень льстит. Я с детства являюсь поклонником творчества Вячеслава Геннадьевича и группы Наутилус Помпилиус. Их песни, несомненно, оставили во мне след. Записывая вокал, очень стараюсь не походить голосом ни на Вячеслава Бутусова, ни на Виктора Цоя (тоже находили схожесть), но такие уж у меня вокальные данные, такие дала природа. И даже не знаю, хороша эта схожесть или нет, но этих музыкантов я очень уважаю.

Алексей: Как вы сами определяете своё новое, обновлённое творческое кредо, ориентируетесь ли вы на какие-то группы или хотите играть исключительно уникальный материал?

Игорь: Конечно же, хочется внести что-то свое, новое и интересное. То, что будет цеплять слушателя, заставит задуматься или наоборот уйти в себя, в свое подсознание. То, что даст определенные эмоции.

Виктория: В своей рецензии на альбом Gamma Ray “Somewhere Out In Space” рецензент журнала Ровесник Сергей Кастальский отмечал, что они изобрели и внедрили там совершенно уникальный новый рифф, а вы можете похвастаться созданием каких-то уникальных авторских фишек и ходов?

Игорь: Ну, у меня еще молодой проект и рано еще чем-то хвастаться, кроме того, что музыка и слова выходят из души. Работа не стоит на месте, творчество развивается, и думаю, время покажет.

Алексей: Тексты на EP “Пыльный след” очень глубоки и философичны, открывающий диск трек “Время” даже напомнил мне книгу Стивена Хокинга, а “Небо на земле” как будто апеллирует к стихотворному подходу Ильи Кормильцева, а чем на самом деле вы вдохновлялись при создании лирики для данного EP?

Игорь: Алексей, спасибо, приятно это слышать. Я по образованию художник и скажу по секрету, я не пишу тексты, я их "рисую". В них нужно проникнуть, проникнуться ими, увидеть их в голове. Создать свои образы. Слова приходят из ниоткуда, главное - в нужное время. В то время, когда они и должны придти. Не стоит сидеть над тетрадью и мучить карандаш, скорее всего выйдет что то бездушное, без жизни. Должно что-то щелкнуть в голове и накатить волной. Все песни жизненные и практически каждая строчка прошла через меня.

Виктория: На вашем новом EP не обошлось без женского вокала. Как пришла идея записать совместные треки с Татьяной Турковой?

Игорь: Эта идея пришла при записи песни "Ковалентность". Добавить женский вокал мне подсказал звукорежиссер Олег. А так как я давно подумывал сделать что-то совместное с Таней, спустя две секунды набрал ее номер и предложил совместно поработать. Где-то через неделю мы встретились в студии и так как уже подходила к концу работа над песней "Голоса", решили что и здесь ее голос будет кстати и украсит песню. И мне кажется, получилось очень здорово.

Алексей: Понравился ли вам опыт такого гостевого фит-сотрудничества и планируете ли в дальнейшем приглашать каких-то сессионно-гостевых музыкантов для записи своих песен?

Игорь: Да, конечно. От поддержки и сотрудничества я не откажусь. Приятно работать с интересными людьми. Сам процесс работы и ожидание результата всегда будоражат. Да и новый человек внесет что-то свое. Придет со своим подходом к песне.

Виктория: Татьяна только исполнила свои партии или вносила какие-то креативные предложения и участвовала в работе над треками?

Игорь: Таня на данный момент исполнила только свои партии, но по-своему, по-особенному. Грамотно и красиво. Надеюсь, на этом наше сотрудничество не закончится, и она не раз примет уже полное участие в создании песен.

Алексей: А как вообще у вас проходит процесс работы над песнями: Кто придумывает текст, кто сочиняет музыку, кто корпеет над аранжировкой и насколько всё это коллективный и демократичный процесс?

Игорь: Так как после распада группы я остался один, тексты и музыку приходится сочинять самому. Это очень увлекательный процесс. Рождение чего-то нового. После того как все готово и есть полное представление о новой песне, приезжаю на студию записывать партии и... тут начинается магия. Появляются новые идеи, советы звукорежиссера Олега, которым я полностью доверяю, запись совершенно другого звука и добавление новых инструментов. Начинается командная работа, и часто в итоге получается совершенно другая песня, не та, которая была задумана вначале.

Виктория: Всегда ли у вас сразу возникает чёткое видение и понимание концепции альбома или трека (сингла) и насколько для вас важно следовать какой-то концепции?

Игорь: При создании песни по большей части доверяюсь случайности. Точнее сказать "Правильной случайности", кто-то назовет это музой. Как говорил выше, слова и музыка должны сами придти в нужное время. Музыка это творчество. Есть базовая основа: ноты, аккорды, правильные рифмы, приблизительные рамки стилей. Все остальное в большей части должно исходить из души и сердца. Если понимаешь, что начинаешь скрупулезно думать, загоняться над текстом, аккордами, подолгу искать правильные слова, то лучше сразу  это отложить. Ведь в итоге, скорее всего, получится "нечестная" к себе и слушателю песня.

Алексей: А насколько возможно и вероятно, что рано или поздно вам захочется перезаписать треки со “Свободы Действий” с вокалом Татьяны? Насколько это вероятно, возможно и нужно, как считаете?

Игорь: Знаете, Алексей, у меня была такая мысль перезаписать одну, на мой взгляд, очень красивую песню собственного сочинения из альбома "За свободу действий" в паре с женским вокалом. Так что при первом случае, возможно, это сделаю с Татьяной или с другой приглашенной гостьей. А пока есть много нового материала и наработок которые нужно реализовать.

Виктория: Как вы познакомились с Татьяной, и не было ли мысли пригласить её для участия в составе Dust Trail в качестве вокалистки или бэк-вокалистки на постоянной основе?

Игорь: С Татьяной я знаком с 2015 года. Мы тогда репетировали в одном гараже, оборудованном под репточку, в разных группах. Позже часто встречались на фестивалях и концертах. У нее очень бурная жизнь. Участвует сразу в нескольких проектах: поет и в кавер-группе, и в группе со своими сочинениями, а также выступает сольно в акустике. Жизнь такая интересная штука. Кто знает, может повернется и так, что творческие дороги пересекутся и будем работать по полной.

Алексей: Если сравнивать материал альбома “Свобода Действий” и EP “Пыльный След”, то в глаза и в уши сразу же бросается тот факт, что теперь вы стали звучать намного более спокойно, серьёзно, взросло и грустно. С чем это связано и куда делся ваш бунтарский юношеский задор, которого так много было ещё год назад?

Игорь: А вот никуда он не делся. Сидит спокойненько, затаился и ждет. Как у художников и писателей бывают свои “творческие периоды”, так же и у музыкантов. Сейчас такая музыка, год назад другая. И думаю, это хорошо. На это влияют многие жизненные факторы. Также большое влияние оказывают люди, которые рядом и с кем часто общаешься. Да, есть ощущение взросления и это очень радует. Главное - не стоять на месте, и, уверен, будет много всего и разного.

Виктория: Как Вам кажется, можно ли сказать, что сейчас изменился не только ваш стиль и музыкальный подход, но и целевая аудитория, на которую ориентированы ваши композиции: если раньше это однозначно была молодёжная аудитория, то сейчас ваши песни скорее придутся по душе более взрослым и вдумчивым слушателям. Вы сознательно пошли на такой шаг?

Игорь: Виктория, думаю, что и молодежь найдет что-то свое в песнях нового Dust Trail. Ведь по сути, главная их тема – любовь, а это самое сильное чувство в любом возрасте.

Алексей: Планируете ли вы выпускать “Пыльный След” на физическом носителе и понравился ли вам опыт такого выпуска на CD, который у вас был со “Свободой Действий”?

Игорь: Выпуск первого альбома на диске - это было долгожданное и радостное событие, и думаю, не только для меня, но и для всех участников коллектива. Мы долго к этому шли. Это же не только репетиции и запись на студии. Это еще переговоры с изготовителем, печатником. Мы сами разработали обложку. Сидели вечерами и клеили диджипаки. Одним словом, было очень волнительно. На данный момент о выпуске CD-носителя не думаю. Может, он и хорош как рекламный, сувенирный продукт для гастролирующих групп. Весь мой данный и будущий материал будет в свободном доступе в Интернете и любой желающий сможет его послушать и скачать.

Алексей: Раз уж Вы упомянули об обложке, то такой вопрос: У Вашего EP сейчас две разные обложки, как так вышло и какая из них всё-таки настоящая, первая, изначальная и правильная?

Игорь: Да, все верно, вначале была одна обложка для трех треков. Решив добавить еще две песни, понял, что общая картина мини-альбома изменилась, стала другой, и я не смог устоять перед обновлением и изменением обложки. Вторую обложку я нашел в личной коллекции моего друга фотографа Юрия Ронжина. Эта фотография мне очень понравилась, и попросил у него разрешение использовать ее для EP.

Виктория: Войдут ли песни с актуального EP в Ваш следующий полноформатник или для нового лонгплея будете творить исключительно всё новое?

Игорь: А почему бы им и не войти. Мое отношение к EP “Пыльный след” не как к мини-альбому, а как к старту полноформатного LP.

Алексей: Вы уже решили, сколько треков войдёт на ваш готовящийся полноформатник и насколько он уже готов на данный момент?

Игорь: Мне самому интересно, сколько войдет в LP треков и когда придет понимание: "Стоп, хватит. Приступай к следующему". Я даже как-то об этом сейчас и не думаю, просто сочиняю и записываю на студии.

Алексей: Амплуа студийного проекта накладывает свои ограничения на способы достижения контакта со своей аудиторией и на способы донесения своей музыки до неё, пробуете ли как-то расширять арсенал методов воздействия на заинтересованных в вашем творчестве слушателей?

Игорь: К сожалению, пока только Интернет: соцсети, музыкальные сайты и такие интересные порталы как ваш. Конечно же, надо пробовать выдвигаться и на радио с определенным форматом. Думаю, если музыка достойна, она всегда найдет своего слушателя.

Виктория: Как насчёт съёмок клипа, подобные идеи наверняка уже витают в воздухе? Какая из песен с EP имеет больше всего шансов быть визуализированной?

Игорь: Да, конечно, Виктория. Есть огромное желание сделать клип на песню "Небо на земле". Думаю, сценаристу и режиссеру там будет масса возможностей себя проявить. Но снять клип, к сожалению, удовольствие недешевое и пока весь свободный и не свободный бюджет уходит на записи. Если будет возможность снять клип, то я только “за”.

Алексей: А в краудфандинг Вы не очень верите? Нет мыслей запустить сбор средств на клип и предоставить своим слушателям помочь вам в этом деле?

Игорь: Хорошая идея, Алексей. Так как изначально Dust Trail - проект далекий от коммерции, я даже не подумал об этом. Да и в сборы я не очень верю. Думаю, у нас есть люди, для которых,  к сожалению, благотворительность нужнее или  просто жизненно необходима. Но все же буду признателен всем в любой помощи создания клипа.

Алексей: А как вы сами думаете, вас слушают и знают больше в вашем родном Брянске, в других российских городах или быть может даже за границей?

Игорь: Хочется пошутить и сказать, что везде. А чтобы так было, надо работать с полной отдачей. Скажу даже, жить этим и не сходить с намеченного пути.

Виктория: Как считаете, хорошо ли помогли вам фестивальные выступления в поиске и нахождении своей аудитории и в формировании фэн-базы?

Игорь: Да, конечно. Ведь живое общение со зрителем есть живое общение. Живая музыка, живой голос, своя особенная фестивальная атмосфера. Надо быть самим фанатом фестивалей, зритель это чувствует. В 2018 году со старым составом нам посчастливилось побывать на фестивале "Каменецкий драйв" в Брестской области. Он нас очень впечатлил и запомнится на долгое время. И как было приятно, что после выступления, когда мы сошли со сцены, к вокалистке подбежала толпа молодежи и искренне просила автограф. В такие моменты понимаешь, что не зря... Не зря едешь в такую даль, тратишь много сил, времени и денег. От всего этого получаешь незабываемое удовольствие и при этом находишь новых друзей и нового слушателя. Вот он чистый фестивальный фанатизм.

Алексей: А какие ещё выступления помимо появления на фестивале “Каменецкий Драйв” вам запомнились и почему?

Игорь: Запомнились практически все. Всегда были какие-то приключения и особая атмосфера. Причем везде разная. Например, в город Калуга на электроакустическую программу по просьбе вокалистки Валерии я сорвался за день до выступления. Отыграли, так сказать, в дружеской обстановке. Тепло и по-домашнему. На фестивале "Брянский Мамонт" наоборот был драйв. Хотелось дать напор и по-особому до слушателя донести музыку. Фестиваль "Движок" почему-то привлек и запомнился своим оттенком туризма. Красивой речкой и под конец вкусным кофе с корицей. А вот Воронеж... Воронеж подарил нам сюрприз. В этот наикрасивейший город я и Валерия приехали выступать с электроакустической программой в один местный бар. После того, как мы долго просидев в нем, ожидая начала концерта, узнали, что организатор не подготовился и не сможет предоставить нам всю нужную аппаратуру, мягко сказать, очень сильно расстроились. Но спустя короткое время один хороший человек Екатерина Орлова сделала пару звонков и нашла нам место, где можно выступить. Этим местом оказалось Анти-кафе «Город Ангелов». Там как раз шла творческая программа и нас в нее вписала директор этого кафе Татьяна Маликова - приятная женщина, учитель вокала и интересный разносторонний человек. Очень впечатлила не только сама атмосфера этого анти-кафе, но и зрители. Сразу было видно, что там совершенно разные и по статусу и по возрасту люди, но их всех определяет любовь к искусству. Кстати совсем недавно мы с Татьяной Маликовой, директором этого кафе, созванивались и, проговорив по телефону полтора часа о жизни и творческих планах, решили записать совместно песню. Не знаю, удастся это или нет, но думаю, это было бы очень интересно.

Алексей: Я слышал отзывы о ваших выступлениях от нашего журналиста, жителя Брянска, Дмитрия Фомина, помимо прочего,  он отмечал фестиваль, на котором вы были чуть ли не единственной рок-группой и заметно выделялись на фоне более тяжёлых и металлических коллективов, он говорит, что вы “смотрелись довольно интересно, импозантно и стильно”, а как вы сами чувствовали себя, когда выступали с группами другой стилистической направленности или просто на каких-то не самых профильных и подходящих вам по направленности мероприятиях?

Игорь: Я так подозреваю, Дмитрий вам рассказывал о ежегодном байкерском фестивале MotoCrazyDevil`s Fest. Да, это было то еще приключение. Нас позвали выступить практически накануне фестиваля, и оставалось времени на одну-две репетиции, чтобы подготовить программу. Но мы справились. Конечно, волновались, что не совсем тот формат, но вышло наоборот очень здорово.  Как говорится, оторвались по-полной, придали фестивалю небольшой контраст и публика нас приняла.

Виктория: Как вы относитесь к экспериментам и насколько то, что вы делаете в составе Dust Trail, изначально было экспериментом и является им сейчас?

Игорь: Dust Trail полностью изначально и по сей день сплошной эксперимент. Всегда ищется что-то новое и необычное. Каждый раз к новой песне пробуется новый подход. Я всегда был за разнообразие в музыке.

Алексей: На какие эксперименты и изменения вы готовы идти в будущем, а на какие совершенно точно никогда не пойдёте?

Игорь: Думаю, что предела нет. И даже есть задумки в песнях включить элементы таких стилей как death, этника. А почему бы и нет. Это же интересно выйти за рамки. Главное, чтобы это было красиво.

Алексей: С трудом могу представить себе элементы дэта в музыке Dust Trail! Наверное, это было бы интересно, и уж точно необычно! Не боитесь ли отпугнуть своих слушателей такой стилистической всеядностью и хамелеонистостью?

Игорь: Понимаю, Алексей, ваше удивление. Единственное, чего я всегда боялся - это однообразия. Да и кардинально же стиль Dust Trail не поменяется, а только приукрасится всякими фишечками из других музыкальных направлений. Думаю, это будет увлекательно, весело и интересно. На то они и эксперименты.

Виктория: Что у вас в ближайших планах и когда можно ждать ваш второй полноформатный релиз?

Игорь: В планах только одно: сочинять красивые песни, упорно работать и творить. Не сходить с этого пути и держать курс к сердцам слушателей. Думаю, что второй LP выйдет очень скоро. И в нем будет немало интересных сюрпризов.

Алексей: На какой ноте и какими словами вам хотелось бы закончить это интервью и что бы вы хотели передать тем, кому нравится ваше творчество?

Игорь: Для начала я хотел бы сказать спасибо всем тем людям, кто меня поддерживает и помогает. Без вашей помощи было бы тяжело и все получилось бы не так, как есть. Огромное спасибо всем, кому небезразличен и нравится проект. Ведь все это делается именно для вас. Буду стараться и дальше радовать вас красивыми песнями. Заходите в гости в сообщество Dust Trail  ВКонтакте. Там бывает много чего нового и интересного.  А вас, Алексей и Виктория, благодарю за столь интересные вопросы. Было приятно на них отвечать.

Алексей, Виктория: Спасибо за интервью!

Алексей “Astarte Eel” Иринеев, Виктория “Caracal” Озёрная

“При всём моём уважении к Therion и Septicflesh, Веббер - это другой уровень!” Интервью с Павлом Поповым (BitacHi)

19-08-2019 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Вот уже более двадцати лет метал и серьёзная классическая музыка ищут пути и способы для обоюдного сближения, и на этой ниве мы все имели возможность наблюдать массу превосходных музыкально-химических соединений, но нет предела совершенству, и самобытный российский one-man-проект BitacHi и его лидер Павел Попов не раз удивляли всех гурманов изощрённой металлической симфоничности своими разноплановыми, глубокими и изысканными релизами. "Götterdämmerung. Das einzelne Kapitel" (2017) был хорош и совершенен, как только может быть хорош симфо-метал-диск, но маэстро не остановился на достигнутом и записал концептуальную метал-оперу в трёх актах по культовому роману Герберта Уэллса “Человек-Невидимка”, который и представляет сейчас нашему вниманию. К сожалению, как сообщает сам Павел, “Der Unsichtbare” является последним релизом BitacHi, и проект закрывается. Обо всём об этом и о многом другом наше сегодняшнее интервью, в котором вы найдёте массу интереснейшей информации и мудрых мыслей.

Алексей: Приветствую, Павел! Поздравляю с выходом твоей новой оперы! Как бодрость духа, с каким чувством смотришь сейчас на завершённый и доведённый до ума, выпущенный в свет релиз?

Привет, Алексей! Эмоции у меня, как и при выпуске каждого альбома - облегчение. Процесс записи очень долог. Одно дело написать, потом другое дело записать, а в конечном итоге нужно это свести. И процесс записи-сведения таких масштабных и концептуальных произведений длится у меня более полугода в режиме достаточно интенсивной работы. Поэтому, когда я заканчиваю столь долгий и томительный процесс - это в первую очередь облегчение!

Виктория: Доброго времени суток, Павел! Опера получилась сногсшибательной, прими ещё раз наши поздравления! Не испытываешь ли ты сейчас такого, несколько горького чувства, выпуская наконец альбом в свет, не печалит ли тебя его судьба и возможность появления потоков незаслуженной и глупой критики, которая может на него обрушиться?

Привет, Виктория! Спасибо за тёплые слова! Критика будет и есть всегда. К конструктивной критике я всегда прислушиваюсь, а на пустую не вижу смысла обращать внимание. Я замечаю, что в последнее время стало принято всё критиковать. Без критики не остаётся ни один релиз, персонаж или событие. Например, я был очень приятно удивлён последним альбомом Арии, который долго крутил в плеере и с удовольствием переслушиваю и сейчас. Он получился отличным в плане композиций и просто восхитителен в плане звучания! Насколько я понял, он был не особо принят слушателями в первую очередь из-за звучания и его не покритиковал только ленивый. Хотя по звучанию - это же почти Judas Priest! Которые, к слову выпустили тоже отличный альбом, в котором так же пошли на смелые эксперименты в звучании. Если критика обрушивается на таких глыб тяжёлого метала, что мне не быть готовым к подобному?

Алексей: Как у тебя родилась идея создать такую масштабную эпопею? Этот замысел давно зрел внутри или что-то вдохновило не так давно?

Идея создания зародилась в 2013-м году. В то время я как раз прочитал книгу Герберта Уэллса, а в скором времени в первый раз услышал рок-оперу Эндрю Ллойд Веббера «Иисус Христос - Суперзвезда», которая на меня производит до сих пор сильнейшее впечатление. И в этот же временной промежуток, мой друг предложил мне сделать такую совместную работу, чтобы я написал музыку, а он напишет либретто. Но в силу разного рода обстоятельств, либретто не было написано, а мной было написано до 90% материала. В итоге, было принято решение всё же довести дело до конца и сделать оперу инструментальной.

К тому же, я уже долгое время мыслю только концептуальными альбомами и замахнуться на что-то настолько глобальное было только лишь делом времени.

Виктория: Что думаешь о нашумевшей трилогии Therion об Антихристе, вроде как ориентированной на творчество Владимира Соловьёва? Нравится ли тебе этот альбом и не было ли желания создать свой ответ Therion?

Если честно, являясь большим поклонником раннего творчества группы Therion, я совсем не понимаю нынешнего материала. Альбом прошёл мимо меня, и пару раз прослушав не оставил никаких мыслей и воспоминаний.

Алексей: А стоит ли искать параллели между твоей нынешней оперой и альбомом 2017 года "Götterdämmerung. Das einzelne Kapitel"? Как считаешь сам, в чём между ними сходство, в чём различия?

Нет, сходство, определённо искать не стоит. Опера, как я сказал ранее, была написана в 2013-м году, может быть захватила 2014-й.

Тогда у меня было другое мышление, другое мироощущение. Сейчас она была лишь записана и являет собой мои прошлые мысли с моей нынешней возможностью это реализовать. Вернувшись к этой работе спустя столько лет, я даже не смог вспомнить, как что рождалось. В плане моего композиторского мышления она получилась очень чистой и свободной.

Альбом "Götterdämmerung. Das einzelne Kapitel" является уже результатом моего нынешнего мышления и является, наверное, квинтэссенцией всего моего творчества. Это альбом, к которому я стремился всю свою творческую жизнь. Я постоянно его переслушиваю и искренне наслаждаюсь музыкальной глубиной заложенной в нём.

Алексей: То есть “Der Unsichtbare” это просто привет из прошлого, такой небольшой исторический эскиз и в плане совершенства и монументальности ты не считаешь его достойным восхищения, не считаешь своей самой интересной или масштабной работой? А является ли “Der Unsichtbare” хоть в каком-то смысле самым-самым для тебя?

Нет-нет, он точно монументальный и в некотором роде совершенный. Подобных насыщенных фортепианных партий я не писал никогда, и не знаю, напишу ли снова. Так же, этот альбом не может быть не особенным, т.к. это целая полуторочасовая опера. И работа над ним велась очень долго. Это единственный мой альбом, в котором я так тщательно подбирал инструменты и искал нужное звучание. Просто опера для меня стоит немного отдельно от альбомов. Само-собой, по факту это очередной мой альбом. Но это не просто альбом, а целая опера! И это не зонг-опера, а цельное неразрывное произведение. То есть, лучшим своим альбомом я считаю "Götterdämmerung. Das einzelne Kapitel", а самый глобальной работой за всё творчество, несомненно “Der Unsichtbare”.

Виктория: Интересно, как началось твоё увлечение баяном, и не оказал ли здесь на тебя влияние Астор Пьяццолла? Почему именно баян, а не аккордеон, не гармонь, например?

Я совсем не увлечён баяном, хотя инструмент, несомненно, очень интересный. В момент записи альбома "Götterdämmerung. Das einzelne Kapitel" мной была задумана одна мелодия, которую я представлял себе на волынке. И т.к. волынки под рукой не оказалось, а волынщика я найти не сумел, я вспомнил, что у меня в кладовке стоит старый баян Weltmeister. Тогда я решил записать эту партию на нём, и это получилось очень в тему! Данный альбом, вообще, богат на эксперименты, и кроме баяна, там можно услышать варган (если очень прислушаться).

В опере же, в связи с задуманной музыкальной концепцией, я не нашёл более подходящего инструмента как баян. В акустических темах звучит именно он, т.к. имеет характерный тембр и достаточный для моих партий диапазон.

Алексей: Почему названия треков у тебя на немецком, а не на более понятном и общепризнанном английском, в чём тут собака зарыта и не думаешь ли, что такой ход делает материал лишь ещё более сложным для восприятия и менее ориентированным на современного, избалованного простотой и даже примитивизмом слушателя?

Моя жизнь повернулась таким образом, что я переехал в Германию и сейчас немецкий является моим вторым языком. Я искренне люблю этот язык, считаю его очень ёмким и порой точнее передающим смысл. Так же, мне интересно знакомить со своим творчеством коллег, знакомых и новоприобретённых слушателей которые являются немецкоговорящими. В постах на русскоязычных ресурсах я даю дубляж названий, т.к. понимаю, что в данном случае, названия композиций являются неотъемлемым элементом восприятия сюжета.

А слушатель привыкший к примитивной легкоусваиваемой музыке наврядли поймёт мою музыку, в независимости на каком языке названы композиции. Эту оперу сложно слушать где-то мимоходом, по дороге. В неё нужно погружаться, выделив время. В таком случае раскроется большая музыкальная история с душевными терзаниями, мистикой, безумством и разочарованностью в мире.

Виктория:  Какие группы и исполнители повлияли на тебя чисто музыкально? Мне настойчиво слышится Lacrimosa и неоклассика в духе Ophelia’s Dream, насколько это верно и адекватно?

Lacrimosa повлияли однозначно и на моменте написания и на последующем моменте сведения. В своё время я очень заслушивался этой группой, и как мне кажется, очень много музыкально от них перенимал. Я стал использовать оркестровые элементе в своём творчестве как раз под впечатлением от альбомов “Stille“ и “Elodia“. А на моменте сведения я старался подогнать звук под более общепринятое звучание, и мне попался последний на данный момент альбом “Zeitreise“, в котором так всё круто и необычно сведено, что я понял, что совсем не хочу терять свою атмосферу. И отбросив все рамки, вдохновившись смелостью Тило, сделал всё так, как я хотел это слышать!

Так же, большое влияние на моё творчество оказали ещё несколько групп. В первую очередь - это Dreams of Sanity, которые открыли для меня чувственную и интеллектуальную музыку. Они же открыли для меня идею концептуальных альбомов (в частности, по литературным произведениям). Так же, огромное влияние на моё мироощущение в целом произвела группа Death. И наверное, всю свою творческую жизнь, я стараюсь приблизиться к красоте и осмысленности партий Антона Ариха, являющимся композитором первых трёх альбомов Catharsis.

Ещё, если говорить о влиянии, мной были осознанно позаимствованы гармонии: в одной композиции у Антона Ариха, в другой у Константина Агеева из тоже давно ушедшего проекта «На крыльях трагедии».

Ещё, во время записи басовых партий, я очень вдохновлялся немецкой постановкой «Jesus Christus Weltstar» 1973 года. Там бас-партии просто восхитительны!

Алексей: Почему эталоном и вершиной тебе кажется именно Веббер? Что есть такого в его операх, чего нет у тех же Therion или Septicflesh? И что думаешь о современных попытках приблизиться к вебберовской классике, которые предпринимают некоторые группы?

При всём моём уважении к Therion и Septicflesh, Веббер - это другой уровень. Это не песни, а цельное сложное произведение, с сюжетом как и смысловым, так и музыкальным. Это музыкальные многоуровневые композиции. Когда в середине второго акта можно услышать отзвуки начала первого. Чего-то подобного я пытался добиться и в своей опере.

Так же, я не хочу, чтобы эту оперу сравнивали с метал-операми, например как у Эпидемии. Я просто обожаю первую “Эльфийскую рукопись”, но это совсем другое. Метал-оперы, что я слышал, всё же больше концептуальные альбомы, чем оперы.

Виктория: А как думаешь, в твоей музыке сейчас больше рока, металла, классики или чего-то ещё? На кого ориентирован такой материал и каким людям он мог бы в первую очередь понравиться?

В первую очередь, наверное, всё-таки, это метал. Тяжёлая музыка всегда лежит в основе моих произведений. Даже при попытках написать что-то в другом стиле, я ловлю себя на мысли, что получается всё равно что-то близкое по духу к металлу.

Так же, я очень большой поклонник Баха, и мне нравится использовать классические элементы в своих композициях. В "Götterdämmerung. Das einzelne Kapitel" очень много гитарных партий навеяны именно его творчеством. Но в последнее время, я стараюсь не ограничивать себя в мелодизме, близком к определённому направлению, и нахожу для себя много интересных моментов и музыкальных фраз.

Алексей: Разные треки на альбоме очень разнятся в плане саунда: какие-то из них ближе к металлу, какие-то скорее напоминают арт-рок, а некоторые как будто готовы вот-вот сорваться в чистую неоклассику. Какие из них тебе самому было приятнее играть и приятнее сейчас слушать и переслушивать?

Это была главная концепция данной рок-оперы. Перед тем как я начал работать над материалом, был продуман и расписан сюжет. Этот сюжет был разбит хронологически на 3 акта. Первый рассказывает об учёном, открывшим возможность обесцветить ткани и решивший использовать на себе аппарат, второй - последствия этого процесса и сложности с ним связанные, а третий - это конфликт с миром, безумство невидимого учёного и неприятие его другими людьми.

В свою очередь, композиции всех тактов затрагивают разные локации и разных героев. Какое-то событие происходит в номере отеля, какое-то в городе, какое-то в народе. Таким образом, опера кроме актов состоит из трёх «атмосфер», имеющих разный настрой и разный набор инструментов. В процессе повествования истории, слушатель перемещается из номера отеля в город, потом опять возвращается  комнату, а далее снова бежит по улицам, прячется и затаивается вместе с Невидимкой, где слышит как взволнован народ в городе.

Таких атмосфер в опере три. Первая - это личность Невидимки. Музыкально это тяжёлые гитары, жёсткие барабаны с двойной бочкой и как основной инструмент пианино. Вторая - это город. Сугубо оркестровые моменты, часто обыгранные басом и другими барабанами на совершенно другой установке с другим характером игры. И третья - это тема народа. Это минималистичный набор инструментов, таких как акустическая гитара, безладовый бас и ещё более облегчённые барабаны, сыгранные на совершенно другой, третьей установке. Так же, как народный инструмент, тут выступает баян.

В свою очередь, в каждой атмосфере, т.к. они неразрывно связаны между собой, проскальзывают отсылки к другим.

Алексей: Как так вышло, что ты решил музыкально озвучить и поставить именно Человека-Невидимку?

Кроме того, что мне очень понравилось это произведение, что я даже читал его несколько раз на разных языках, есть ещё и прагматичный фактор. Поначалу, планировалась опера с вокалистами, а в книге по сути 3 основных персонажа: Невидимка, доктор Кэмп и Бродяга. Тем самым, мне понадобилось бы всего 3 вокалиста, которые могут быть ещё и любого пола, если сделать вольное отступление от книги. Ещё к тому же, у меня была сразу сформирована идея, что для передачи научно-фантастической атмосферы можно использовать помимо привычных мне инструментов необычные синтезаторные звуки, которые можно услышать, к примеру, в композиции «Превращение».

Алексей: Насколько “Der Unsichtbare” основана на книжном оригинале, присутствует ли в ней элемент авторской интерпретации сюжета?

Опера полностью основана на оригинале, за исключением хронологии. Книга начинается с появления незнакомца в Айпинге. У меня с этого события начинается второй акт. В первом акте учёный делает открытие, становится невидимым, устраивает пожар и прячется в магазине. В книге эти событие рассказываются самим Невидимкой ближе к концу книги как воспоминания. Мне же хотелось погрузиться в историю с начала и до конца. Как учёный ставил опыты, как он радовался открытию, как его любопытство завело его к тому, что он обесцветил себя самого. К чему это всё привело, как он выпутывался из ситуаций. Как он был не понят миром. И как происходило его озлобление на этот мир и безумство, видимое другими. А Невидимка был не понят и не принят обществом. Поэтому, его судьба сложилась так трагично.

Алексей: А почему провалилась идея добавить вокальные дорожки в оперу? Насколько отсутствие вокальных линий связано с техническими и финансовыми сложностями?

Идея добавить дорожки была до последнего момента. Но увы, люди, позже так же привлечённые к написанию либретто так и не достигли конечного результата. Есть наработки, как вокальные, так и текстовые, но до полной законченной картины не видно никакой перспективы. Возможно, в будущем появятся отдельные композиции из оперы с вокалом, но я уже, если честно, и не верю в такой исход. Всё есть как есть, а как будет - не знаю.

К сожалению, я не могу найти вокалистов для долгосрочной работы и это главная моя проблема. Я могу реализовать только инструментальную часть своего творчества. А есть очень много идей для проектов с вокалом.

Виктория: Если пофантазировать и вдруг представить, что у тебя есть все финансовые и технические средства, необходимые для идеальной работы над оперой, то какой бы она стала, в чём претерпела бы изменения?

Я думаю, я бы записал всё намного-намного качественнее. Я бы без раздумий обратился к Эрику Рутану (саундпродюссер последних двух альбомов Cannibal Corpse), нанял бы живой оркестр, позвал бы на ударные Владимира Мучнова (ex-Catharsis, ex-Ark of Passage), на бас - Стива ДиДжорджио (Death, Testament). Насчёт вокала - нужно думать. Во-первых, нужен ли он вообще, во вторых, в зависимости от языка постановки нужно выбрать соответствующих вокалистов.

Алексей: А из каких соображений ты всё-таки, даже имея все средства и возможности, можешь придти к заключению, что вокал не нужен? Когда и почему такое может быть?

Он может быть просто лишний. Мне кажется, музыка получилась достаточно насыщенной, состоящей из сплетений мелодий, звуков, которые с первого прослушивания можно и не заметить. Вокал в таком случае может: а) ещё сильнее перегрузить звучание, б) из-за вокала можно не расслышать музыкальные мелодические ходы. Опять же, не всякий вокал подойдёт. Мне было бы скучно использовать чистый хэви-металический вокал, а-ля современные метал-оперы. Гроул был бы совсем не в тему. Найти что-то интересное и уникальное очень сложно, а делать что-то проходное и как у других не хотелось бы.

Виктория: Доволен ли ты тем звуком, который в итоге вышел на альбоме, и что в принципе можно было бы улучшить и изменить в лучшую сторону?

В целом, я очень доволен звуком! Как говорил ранее, я мог сделать его более по стандарту, но тогда это получилось бы не совсем то, что мне хотелось бы. В течение долгих лет я собирал и подбирал музыкальные инструменты. Это были всевозможные акустические инструменты: басы, гитары, укулеле и тд и тп. Всевозможные электрогитары и басы. Инструменты писались в разное время, в течение всех этих лет. Я долго не начинал заниматься оперой, т.к. был не готов технологически. И как я понял, что теперь я готов сделать всё именно так, как задумал, я сел за запись и объединение старых записей. И последним штрихом была находка старых классических синтезаторов. Они были последними специями. Поэтому, работа над звуком была более глубокая, чем кажется на первый взгляд. В будущем я смогу добиться ещё более лучшего звучания. Но этим звучанием я определённо доволен. И звучанием альбома "Götterdämmerung. Das einzelne Kapitel" я тоже, к слову очень доволен, хоть он сильно далёк от общепризнанных стандартов звучания. Но я часто его переслушиваю и просто наслаждаюсь его атмосферой.

Алексей: Будет ли “Der Unsichtbare” доступен на физических носителях, что это будут за носители и когда это произойдёт?

Да, альбом точно будет на компакт-дисках! В этот раз я получил первый опыт самостоятельного распространения релиза на цифровых площадках, но я не хочу изменять традиции выпуска альбома на физическом носителе. Альбом "Götterdämmerung. Das einzelne Kapitel" был выпущен на заводе «Маркон» в Санкт-Петербурге тиражом 300 экземпляров, в двух изданиях: дигипаки и чёрные крафтовые конверты. Оперу выпускать таким большим тиражом я не планирую. Задумано два совсем символических тиража по 10-20 экземпляров: один в Германии, другой в России. Скорее всего это будет двухдисковое издание либо в дигипаках, либо в туннельсливах - а-ля сдвоенные конверты. Заказ в Германии планирую оформлять через месяц-два, в России - когда буду планировать поездку туда.

Виктория: Не грустно ли закрывать BitacHi и насколько это связано с отсутствием должного внимания и интереса к проекту со стороны общественности, с этой самой “невидимостью”?

Проект давно себя пережил, я делал много попыток его закрыть, но всё равно к нему возвращался. Сейчас, после некоторых событий в жизни и пересмотра ценностей, я решил поставить точку окончательно. Иногда нужно волевым решением с чем-то расставаться, чтобы идти дальше. Конечно, проект BitacHi - это я сам. И это как-то странно и пафосно звучит, что я себя закрываю. Возможно, я буду использовать это название как личный никнейм, но издаваться под этим именем я не планирую.

Я хочу закрыть проект на такой красивой ноте, на такой масштабной работе как рок-опера.

Пока я приостанавливаю своё творчество из-за работы с другими группами и исполнителями в качестве саундпродюсера, но уже сейчас я вынашиваю идею нового проекта. И когда я отдохну от громадной работы, проделанной над оперой, я сяду за реализацию материала нового проекта. И т.к. я занят сейчас с другими исполнителями, думаю, ждать ближайшие года от меня ничего точно не стоит.

Насчёт вопроса о «невидимости», если честно, он меня не сильно волнует. Я знаю, что меня слушают. Но моя музыка сложна и не каждый её понимает. Поэтому, я адекватно осознаю, что много слушателей я не привлеку. Но проще и чтобы «заходила» каждому, я писать не хочу. Мне это будет в первую очередь самому неинтересно играть. Главное, что кому-то она нужна, как минимум - мне самому.

Алексей: А чем твой новый проект, о которым ты сейчас вскользь обмолвился, будет отличаться от BitacHi и почему всё то же самое, что ты планируешь в будущем делать под новой вывеской, нельзя продолжать делать в BitacHi?

Ещё рано говорить, что это будет за проект. Возможно, это будет несколько разноплановых проектов. У меня очень много идей сейчас и они все разные, но ближайшие года я хотел бы сконцентрироваться на работе саундпродюсера.

В дискографии BitacHi уже слишком много релизов (больше 30), и я думаю, нужно уметь уходить вовремя, на хорошей красивой ноте.

Алексей: Как думаешь, BitacHi закрывается навсегда или “никогда не говори никогда”?

С уверенностью 99,9% проект закрывается навсегда. Ждите мою музыку в новой оболочке. Но конечно, всегда остаётся 0,1% «никогда не говори никогда».

Виктория: Как думаешь, может ли так случиться, что успех оперы или просто она сама по себе так вдохновит тебя, что тебе захочется написать продолжение или добавить ещё одну главу?

Уверен, что нет. В этой опере я выразил абсолютно всё, что хотел. Это закрытая глава. Но я не отметаю тот факт, что я могу взяться за новую. В любом случае, я мыслю концептуальными альбомами. А там и до следующей рок-оперы недалеко!

Алексей: Как вышло так, что тебя настолько заинтересовало музыкальное продюсирование, что ты даже решил бросить собственное творчество ради него?

Я уже давно, правда не часто выступал в роли аранжировщика и музыкального продюсера. Мне это интересно. Интересно пробовать себя в немного в другом амплуа и отдыхать тем самым от собственного творчества. И вот относительно недавно я собрал себе небольшую частную студию и работаю в ней под брэндом «Kuckucksuhr Production». Это продакшн в широком смысле слова, можно сказать лейбл. Я работаю с музыкантами с самого начала музыкальной идеи и разрабатываю варианты аранжировки. Если надо, помогаю записать инструменты, свести, произвести мастеринг. Так же, я предлагаю графическую концепцию для команды. Это логотип, стили оформления обложек, страниц соц.сетей и тд и тп. Ещё у меня есть небольшая команда, которая может помочь с текстами, графикой, промо-видео. Далее, я могу помочь издаться на физическом носителе или на цифровых площадках.

Таким образом, моя творческая лаборатория предлагает большой спектр услуг.

Виктория: Что нужно от группы, чтобы начать сотрудничество с тобой в плане продюсирования и графического оформления релизов? Готов ли ты взяться за группу и вести её в плане долгосрочного совместного сотрудничества, то есть можно ли рассчитывать, что ты будешь заниматься проектом долгие годы, предоставляя качественные иллюстрации и дизайн в одном и том же стиле, что это тебе не надоест?

Это не обязательно должна быть группа, это может быть один музыкант. И нужно единственное - хотеть творить. Как ни странно, это важный аспект. Я не должен быть движущей силой, я лишь помощник реализовать задуманное. Ещё хорошо бы понимать, что приблизительно музыкант хочет. Далее, нужно связаться со мной в VK или через сайт bitachi.ru по почте, и мы начнём работать.

Долгоиграющие проекты мне наоборот интересны. Я редко берусь за одну песню. Мне интересно работать хотя бы над синглом, в идеале над альбомом. И конечно, если проект просуществует долго и будет постоянно радовать релизами - я буду только рад! Есть ряд многолетних проектов, где я участвую как аранжировщик или звукорежиссёр и они даже не начинали мне надоедать.

Алексей: А что это за проекты, какими из них ты гордишься и можешь представить в плане эдакого портфолио, характеризующего  тебя и твои методы работы?

Один из ньюансов моей работы - во многих случаев я работаю анонимно. Если группа хочет указать моё участие, то всегда пожалуйста. Но в некоторых случаях, музыканты хотят оставить этот момент без огласки. И я уважаю их выбор. Тем самым слушатель оценивает материал более непредвзято.

В то же время, в VK есть группа «Kuckucksuhr Production», в которой я иногда выкладываю тизеры или готовые работы.

Виктория: На какой ноте тебе хотелось бы закончить это интервью и с какими словами ты обратился бы к тем, кто нас сейчас читает?

Я хочу сказать спасибо за уделённое время. А так же, всех пригласить к прослушиванию моей рок-метал-оперы «Der Unsichtbare», т.е. «Человек-Невидимка», которая доступна бесплатно и платно. Вы можете просто прослушать на Bandcamp, а можете поддержать меня там же или на iTunes, Amazon и тд и тп.

Так же, если вы группа, ищущая саундпродюсера или музыкант, желающий записать свой материал, милости прошу в мою творческую лабораторию Kuckucksuhr Production, в которой мы реализуем все ваши идеи.

Алексей, Виктория: Спасибо за интервью!

Спасибо вам за интересные вопросы!

 

Алексей “Astarte Eel” Иринеев, Виктория “Caracal” Озёрная

"Случайности не случайны!" Интервью с группой iGRA

18-08-2019 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Что будет если соединить в одно целое классический панк-рок, сырой пост-панк, древний шугейз и обильно сдобрить всё это психоделической непосредственной и отношением к жизни как к бесконечной импровизации? Наши сегодняшние герои считают, что получится регрессив-рок. Именно регресс во всех его видах и проявлениях является их жизненной философией, именно его они противопоставляют русскому року и упоминают, словно флаг поднимают, по поводу и без повода. У нас на связи бессменный лидер, основатель и идеолог коллектива Денис “Диса” Скворцов, который в своей собственной неподражаемой манере расставил все точки над “й”, а попутно всё ещё больше запутал, но именно в этом, надо понимать, и состоит сущность регресса и регрессив-рока. Вы уже заинтригованы? И не напрасно!

Алексей: Приветствую, Денис! Как бодрость духа и с каким настроением встречаете очередное лето?

Здравствуйте, Алексей! Мы бодры! Веселы! Настроение отличное, так как лето не зима)).

Виктория: Здравствуйте, Денис! Расскажите о Вашей группе. Что вы играете и почему вас стоит послушать?

Приветствуем Вас, Виктория! Наша группа собрала в себе, не то что бы супер-музыкантов, это коллектив единомышленников, которые своим образом жизни и мышлением могут показать, как не стоит быть, и поэтому мы исполняем регрессив-рок, так сказать, это современная отсылка к прародителям направлений в жанре рок-музыки, может быть, даже поэтому стоит ознакомиться с нашим творчеством, мы настоящие, без купюр!

Алексей: Откуда у вас такое причудливое название? Это отсылка к Шекспиру и его «вся наша жизнь – игра» или что-то другое?

Немного не так, но и это в том числе.

Виктория: Рок для вас это игра, прикол, по выражению Кинчева или всё-таки что-то более серьёзное?

Что может быть серьёзнее бесед на сонных кухнях и танцев на пьяных столах, где музы облюбовали сортиры, а боги живут в зеркалах?...Как он точно всё подметил тогда)) Безусловно, когда делается музыка или сочиняется текст, то это как роды без мучений, потому что все мучения были уже пережиты)), всё серьёзно.

Алексей: Как считаете, насколько необходимы и первостепенны для настоящего рока сырость и элемент случайности?

Сырость необходима в первую очередь! Чего сухомяткой давится-то?! А случайности не случайны, как все мы знаем)).

Виктория: Вы упоминаете в описании группы, что одной из причин появления регрессив-рока является общая картина отечественного рока. Как считаете, что самое плохое в отечественном роке и в чём именно его регрессивность?

Начнём с того, что если сравнить отечественный рок и импортный, это как "феррари" и телега)), телега имеет душевную, простую конструкцию с неспешным применением, в то время как "феррари" это что-то дерзкое и стильное, как говорится для души, а регрессивность заключается в таком субъекте как мы, чтобы изгнать из нашего пресловутого рока (не всего конечно) элемент отсутствия стиля, другими словами безвкусия, нас может понять уже новое продвинутое поколение или люди которые устали от рока 90-х, 2000-х и всеми замыленного 2007-го, как-то так.

Алексей: А в чём проявляется ваша регрессивность и стоит ли проводить параллели между тем способом регрессирования, которые свойственен русскому року и тем, который предпочитаете и выбираете вы?

Это наша личная параллель, мы не навязываем никому своё мнение, кому надо, услышат и поймут, о чём мы...

Виктория: Регресс хорош только в музыке или в остальных жизненных сферах ему тоже есть и должно быть место?

Если такое слово "регресс" существует, то и его определение имеет место быть, причём в любых сферах жизни и влияния, как культурных, технических, так и в политических и ещё во многих других, а хорош он или нет, покажут последствия.

Алексей: Группа Агата Кристи, как и многие другие подобные коллективы с большим энтузиазмом воспевали декаданс, а в чём вы видите разницу между регрессом и декадансом, деградацией?

Регресс в данном случае, мы выражаем как направление, а не воспеваем очередной упадок как что-то прекрасное или уместное. Собой являем скорее "иждивенцев" декаданса и деградации. Как только прорвался кардон, начался геноцид молодёжи путём прививания субкульуры "РОК", и его апостолы, они же легенды русского рока, его и окрестили "русским", а само направление волной поглотило неокрепшие протестные умы, и те кто выжил от этой "свободы" и прививаемой "неформальности" стали людьми, те кто осознал что к чему, а другие пополнили "кладбище обратной стороны рока", как в прямом так и в переносном смысле. Мы в свою очередь против этого. Начал наш рок попсеть и голосеть, так вот хотим сохранить тот "олдовый" задор на свежей сырой платформе и с чувством стиля для нынешней молодёжи, но только с менее социальными текстами, нам и государству это не интересно. Поэзия пусть будет поэзией, а музыка - музыкой. Всё логично, нас породили динозавры рок-н-ролла, в этом и есть смысл эволюции, пора нам и таким как мы подниматься, хуже не будет, да и лучше тоже.

Виктория: А какие исполнители повлияли на создание вашей музыки? Есть группы и музыканты, которых вы могли бы назвать отцами, предтечами, зачинателями и предвестниками того, что сейчас делаете вы?

Каждый член группы iGRA слушает разношёрстную музыку, начиная с рока и всех его направлений, как отечественный так и импортный, заканчивая попсой для девочек. Так вот, кто конкретно из исполнителей повлиял на наш стиль вызывает затруднение.  Базой скорее является пост-панк, но это не точно)).

Алексей: Панк-рок как таковой – это регресс, а насколько регрессив-рок в вашем понимании подразумевает бунт, разрушение, анархию и “некотролируемые выходки”?

Мы панки в прошлом и в настоящем тоже видимо, только это стало мировоззрением на данный момент, сложившимся в процессе прямого отношения к этой субкультуре, а выходки мы оставляем для себя и узкого круга лиц, причём это неконтролируемый процесс абсолютно.

Виктория: Кстати, позвольте поздравить вас с выходом нового альбома "Белый"! Расскажите немного о нём, почему он именно "Белый"?

Никто не скажет вам ответ, это как раз и есть неконтролируемая выходка,...потому что на белом фоне))

Алексей: Почему вы решили сыграть презентацию альбом 1 июня, в День защиты детей? В чём тут глобальный смысл и особая задумка?

Такое число мы согласовали с клубом "МИР", потому что перед этим все числа были заняты. День защиты детей? Точно это же день защиты детей!!!

Виктория: А как прошла презентация, что было?

Был интересный гиг из нескольких очень интересных команд направления гранж,пост-гранж и инди-рока, получилось качёво)).

Алексей: Что является самым регрессивным на этом альбоме и кому его следует послушать в первую очередь?

Просто послушайте эту кучку песен. Первый блин комом, это просто материал записанный мной (Денис "Диса" Скворцов) в однм лице, где только с гитарой, а в некоторых песнях мне помогает Денис Баулин, он же и записывает звук. К прослушиванию допускаются все и не только.

Виктория: Будет ли этот альбом концептуальным и если да, то какова его концепция? И важны ли концепции в жанре регрессив-рока?

В этом альбоме нет концепции, это только проба пера, дальше будет лучше.

Алексей: Сколько треков будет на альбоме, и какой из них вы сами считаете самым сильным и интересным?

Восемь или девять треков, ещё не решили, а так из боевиков "Разрыв", вообще если бы я не ушёл от жены, вряд ли я бы вообще занимался музыкой, но это совсем другая история.

Виктория: Расскажите немного о песне "Лётчик". Почему вы решили написать композицию на военную тематику - это дань уважения нашим ветеранам или, скорее, предупреждение? Будут ли на новом альбоме ещё подобные треки?

Текст песни, который солист "Диса" адаптировал под себя, был написан бас-гитаристом Козловцевым Алексеем по кличке "Лысый" 20 лет назад, немного аранжировки и оп!

Алексей: Сколько на готовящемся диске будет совершенно новых вещей и почему вы решили перезаписать для нового диска некоторые старые треки?

Об альбоме уже всё сказано.

Виктория: Каков ваш персональный рецепт музыкального микса, чтобы всё вместе звучало так, как нужно, без эффекта "винегрета"? Есть ли в этом деле какие-то особые хитрости и тонкости?

Нет хитростей, главный критерий - либо "зашло" либо нет.

Алексей: Как считаете, будут ли слушать и переиздавать ваши записи лет через двадцать-тридцать, как это сейчас происходит с альбомами Sex Pistols? И хотелось ли бы вам такого или творчество для вас исключительно сиюминутно и ситуативно?

Пусть переиздают, мы не против, только пусть денег заплатят, а то покусаем)). Приятно же за любимое дело деньги получать, с этим сложно не согласиться.

Виктория: Недавно закончился Евровидения 2019. Как вы относитесь к этому музыкальному ивенту? Если бы вам предложили принять участие и представлять Россию, согласились бы?

Наша группа не смотрит Евровидение, но принять участие, даже Вы, Виктория, не отказались бы, если имеете отношение к музыке, конечно же.

Алексей: Как прошёл ваш недавний концерт с группой Дочь Монро и Кеннеди? Обошлось ли без неприятных курьёзов и приятных сюрпризов?

Людей было мало, звук фигня, света нет, у Светланы барабанщик не смог приехать из-за сложившейся ситуации с ныне покойным журналистом Доренко. И мы с досады провели не концерт, а пьяную репетицию. Но "ДМиК" на высоте были, просим у них прощения и благодарим за возможность выступления. Панк-рок одним словом.

Виктория: Как принимали ваши новые песни вживую и бывает ли такое, что после исполнения новой песни на концерте вам начинает хотеться что-то в ней переделать?

Если не брать во внимание концерт с "ДМиК", то принимают нас отлично, и девочки на сценах и парни выскакивают. Раз нам даже руки целовали, понимаю, звучит как бред, но наша группа вживую это абсолютно не то, что вы услышите на альбоме. Бывает, хочется переделать, берём и переделываем.

Алексей: А случается ли так, что что-то радикально переделываете в своих треках или “как есть, так есть” и “слова из песни не выбросишь”?

Некоторые песни с альбома мы не играем, это "Страшно", "Шахидка", "Две жизни", а все другие уже в другой аранжировке.

Виктория: Чего вы обычно ждёте от концерта и что важнее всего для регрессив-рокеров в живых выступлениях?

Ждём классной тусовки, танцев, подпевок и атмосферы чего-то нового, впрочем как всегда.

Алексей: Трудно не заметить поздравления с православными праздниками в вашем сообществе ВКонтакте…Вы на самом деле с большой симпатией относитесь к христианству и православию?

Никакого религиозного дурмана, просто православных поздравили, среди слушателей их много.

Виктория: Как считаете, не противоречат ли идеи регресса идеям православия?

Противоречат.

Алексей: Что у вас в ближайших планах и когда в ближайшее время iGRA можно будет увидеть вживую?

Пишем второй альбом и отдыхаем. Увидите, надоесть ещё успеем.

Виктория: На какой ноте и какими словами вам хотелось бы завершить это интервью?

Благодарим Вас, Алексей и Виктория, за интересные вопросы, побольше бы таких)). Всего доброго и до свидания!

Алексей, Виктория: Спасибо за интервью!

Алексей “Astarte Eel” Иринеев, Виктория “Caracal” Озёрная

"Стремление прийти к изначальным истинам" Интервью с Asphodela

18-08-2019 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Таинственный питерский проект Asphodela совсем недавно представил свой самый целостный, глубокий и музыкально выверенный альбом, который получил название “Atlas Of Obscure”. На этом диске эзотерика, фантастика, мифология и медитации сливаются в единое целое, которое в итоге можно воспринимать как карту или как атлас, а мастермайнд проекта Артём Винсенте бесстрашно и уверенно ведёт своих слушателей к утерянной мудрости древних цивилизаций и словно философствующий гуру-археолог готов раскрыть перед каждым желающим путь к легендарному и влекущему Эдему. Ну а как понимать этот Эдем, какие реальные географические параллели присутствуют в “Atlas Of Obscure” и о прочих метафизических и вполне земных параллелях, присутствующих тайно или явно на данном альбоме, вы узнаете из нашего интервью с Артёмом, которое сейчас перед вами.

Алексей: Приветствую, Артём! Поздравляю с выходом альбома “Atlas Of Obscure”! Как настроение и радует ли Вас лето?

Asphodela: приветствую вас, Алексей и Виктория, а так же всех читателей. Спасибо! Лето в этом году замечательное, и настроение такое же хорошее. Удается прекрасно отдыхать и плодотворно работать. Летом я вообще нахожусь на максимуме своих жизненных сил.

Виктория: Здравствуйте! Расскажите, пожалуйста, об обложке - почему именно рак? Почему полумесяц, столь напоминающий исламский символ?

Asphodela: Рак и Луна в сочетании друг с другом - это очень древние символы. Рак, как водный обитатель, и Луна, как повелительница морских приливов и отливов, символизируют стихию воды, а именно ее "ночной" аспект: неясность, смутность, сны, интуиция, скрытые эмоции, предчувствия, загадки, поиски ответов. Все вышеперечисленное, а также тема стихии воды нашли своё отражение в композициях альбома (об этом говорят даже названия некоторых треков). Но вода - еще и источник жизни и первооснова мира в мифах разных культур. Вот такая закваска получилась - преодоление сомнений и стремление прийти к изначальным истинам. С таким символизмом рак и луна изображались на древних фресках, на страницах средневековых фолиантов, и даже попали в колоду карт Таро.

Насчет исламского полумесяца - если вы взглянете на флаги Турции или Пакистана, где он изображен, то увидите, что полумесяц выглядит иначе, и нарисован под другим углом. Поэтому отсылок к исламской символике здесь нет.

Алексей: А как относитесь к ракам с пивом? Часто практикуете такие гастрономические радости?

Asphodela: в Интернете уже кто-то пошутил, что вместо полумесяца на обложке должна быть кружка пива; хорошая идея для первоапрельского переиздания, но как я уже сказал выше, обложка и альбом не про гастрономические изыски. Раков с пивом я не ем. Как их теперь есть после такой обложки?

Виктория: А что Вы думаете о такой интересной взаимосвязи: слово “рак” и в английском (“cancer”), и в русском языке синонимично обозначает и созвездие, и болезнь? Глядя на обложку Вашего диска можно метафорически понять её так, что современное общество и современный человек всё более и более напоминают раковые клетки в плане своих духовных, ментальных, метафизических и просто человеческих установок, что Вы думаете о такой интерпретации?

Нет, я так не считаю. Есть распространенная точка зрения,  что человечество становится только хуже с каждым этапом развития,  но я считаю,  что не все так пессимистично, и у человечества есть шанс. Поэтому это не более, чем совпадение.

Алексей: Параллель к фильму “Облачный Атлас” стоит ли проводить и искать скрытые отсылки и аллюзии?

Нет, об этом фильме не думал.  Но ведь вы вполне можете найти актуальные именно для вас отсылки и взаимосвязи, не так ли?

Виктория: Слово атлас подразумевает нечто из разряда путеводителей, насколько это верно для “Atlas Of Obscure”?

Вот это уже гораздо ближе к моему замыслу. Я стремился записать альбом о тех эмоциях и состояниях, которые владеют современным человеком (в данном случае неким условным "лирическим героем"). Но не просто передать их в музыке, а выделить их из потока сознания, индивидуального или массового, составляющего нашу жизнь, и разложить на составные части.  Как составляют путеводитель? О какой-то местности пишут самое главное и предлагают оптимальные  маршруты, как это найти. Поэтому альбом претендует на такую роль, хотя бы отчасти.

Виктория: Какие из состояний, о которых идёт речь на альбоме, Вам ближе и роднее, и присутствуют ли на диске такие эмоции и такие переживания, которые Вы определили бы как негативные и нежелательные?

Пожалуй, оставлю этот вопрос без ответа. Каждый слушатель должен сам для себя решить, какие состояния и эмоции он там нашел. В конце концов, это просто музыка, а не диссертация, и я не вижу смысла подробно разжевывать ее содержание. Там есть и светлые, и тёмные эмоции. Скажу лишь одно: когда вы слышите в музыке светлые и позитивные эмоции, то светлого и позитивного в вас становится больше. Когда слышите что-то негативное и тёмное - становится не так страшно и негатив теряет свою власть над вами. Мне кажется, музыка в идеале должна обладать таким эффектом.

Алексей: Считаете ли Вы свой атлас и путеводитель полным и достаточным или всё ещё остались некоторые terra incognito, о которых стоило бы сказать в дальнейшем, белые пятна неисследованных территорий, которые никак не были затронуты в данном атласе?

Нет, эта сфера слишком обширна,  чтобы за один раз ее охватить. В какой-то степени я рассматриваю всю музыку Asphodela как некий путевой дневник,  и чувствую, что белых пятен в мире хватит на всю оставшуюся жизнь.

Виктория: Насколько вероятно, что лет через пять у Вас появится желание и потребность создать и издать новый, дополненный и доработанный атлас или продолжение “Atlas Of  Obscure”, и что всё-таки вероятнее: доработанное издание или продолжение?

Я пишу продолжение прямо сейчас. У меня копится материал для нескольких новых альбомов, один из них можно рассматривать как продолжение атласа как концептуально, так и стилистически. Но тематика там будет более конкретна и ближе к нашей обыденной жизни, к современной России.

Алексей: А можно ли воспринимать “Atlas Of Obscure” как некую аналогию реального географического атласа, Вы ведь на самом деле довольно много путешествуете, бываете в разных местах, наверняка ведь разные духовные состояния и эмоциональные переживания так или иначе связаны для Вас с разными географическими местами?

Да, действительно, для части композиций такая четкая географическая привязка существует. Я считаю, что каждая местность за счет своих уникальных особенностей может оказывать влияние на состояние человека, способствовать появлению определенного настроения, и эта способность выражается где-то сильнее,  где-то слабее. Не зря же почти у всех народов появлялись как священные места, так и те, которых избегали. Мне кажется, влияние места на человека сильнее,  чем мы склонны предполагать. Поэтому идеи для некоторых композиций рождались "в полях".

Например, “Dolor Ante Lucem” посвящена Петербургу, а название композиции - это отсылка к одноименному стихотворению Александра Блока. Мне кажется, что это состояние, описанное великим поэтом, очень актуально в наше время.

Идея композиции “Sacred Knot” родилась на Крите, где я любопытства ради изучал минойские древности и реконструкции в Кноссе и Фесте. Я много читал о минойской цивилизации, и меня впечатляет их самобытная и богатая культура. Их произведения искусства обладают глубоким символизмом, только вот их значения до сих пор не расшифрованы точно. Одним из важнейших символов этой цивилизации был Священный Узел. Поэтому моя композиция - это вольная фантазия на тему узла, который связывает нас с миром, нашей историей и нашим прошлым.

“Island” был придуман на Кипре. Я был там в конце февраля несколько лет назад, и там было очень хорошо в то время года: мало туристов,  прекрасная погода,  когда не холодно и не жарко,  приветливые местные жители, все излучало какую-то радость и любовь к жизни. Одним словом, просто рай для бюджетного отдыхающего. Но в какой-то момент у меня мелькнула мысль, что всего в 200 км от этого рая находится Сирия, где сейчас настоящий ад, и этот ад находится совсем недалеко, стоит лишь пересечь пролив между островом и материком. Эта мысль меня поразила: насколько рядом географически могут быть места,  где люди находятся в замечательных условиях для жизни, и где испытывают крайние лишения и ужас. Поэтому я хотел передать этой композицией то сложное, амбивалентное состояние одновременной радости и скорби, света и чего-то ужасного,  что находится как бы за рамками звука и на периферии сознания.

Виктория: Все ли задумки удалось воплотить на актуальном диске или вы что-то усовершенствуете / добавите на будущем релизе?

В момент,  когда альбом полностью готов, я испытываю эйфорию, и мне кажется,  что тот максимум, на который я способен, был достигнут. Если нет такого ощущения, то альбом просто не выходит до тех пор, пока я не достигну того, что задумал. Так как альбом вышел, это означает, что на тот момент я выразил все, что хотел. Но я стараюсь добиваться все более высокого уровня качества в каждой последующей работе, а также в будущих релизах будут новые "фишки", которые я не использовал ранее.

Алексей: Многие ваши слушатели отметили возросший уровень продакшна актуального релиза , а как Вы сам оцениваете современный уровень Asphodela по десятибалльной шкале? Насколько далеко ещё до того уровня, который на 100% удовлетворял бы и соответствовал уровню амбиций и желаний?

Я не могу в полной мере объективно себя оценивать, думаю, это лучше делать другим. Я же всегда с вниманием отношусь к критике и отзывам, как положительным,  так и отрицательным. Если слушатели отметили рост, то это радует, но насчёт современного уровня Asphodela могу сказать однозначно, что я еще лишь в начале пути, и очень многие вещи хочется делать лучше. До уровня полного удовлетворения мне далеко.

Виктория: Воспринимаете ли Вы успех и, кажем, количество прослушиваний альбома как мерило его объективной ценности или в данном случае успех есть успех, а объективная ценность это объективная ценность?

Это очень сложный вопрос. С одной стороны, когда ты получаешь отзывы от слушателей и видишь, что альбом привлекает внимание людей, то становится чисто по-человечески приятно.  Значит, все усилия по его написанию были не зря. Мне приятно узнать, что новый альбом набрал больше прослушиваний, чем предыдущие релизы. Это значит, что альбом заинтересовал как старых слушателей, так и новых, и такая тенденция меня удовлетворяет. Однако любой успех является относительным, об этом важно помнить, поэтому успех не может быть самоцелью, если конечно вы изначально не делаете коммерческий продукт.

Теперь попробуем разобраться с "объективной ценностью". Как я уже упомянул выше, любой успех или неуспех относителен. Если начать считать мерилом ценности музыки количественные характеристики ее продвижения, то всегда найдутся артисты с большим количеством прослушиваний, продаж, посетителей концертов, чем у тебя или твоих любимых артистов. Так можно идти почти до бесконечности, остановившись разве что на уровне The Beatles. Можно сделать вывод, и многие люди его делают, что ценной является лишь та музыка, которая нравится как можно большему количеству людей. Казалось бы, вывод очевидный. Но ведь есть много замечательной музыки, технически совершенной, с глубоким содержанием, как современной, так и старинной, которая абсолютно не известна или не интересна (на данный момент) широким массам. Отменяет ли отсутствие ее коммерческого успеха ее художественную ценность? Очевидно, что нет. И я не зря ввел пояснение "на данный момент" - иной раз музыкальное произведение находит признание и своего слушателя гораздо позже его написания, иногда даже через много лет после смерти автора. А многие успешные артисты забываются уже через 10 лет после обретения массовой популярности. Поэтому, на мой взгляд, единственное надёжное мерило ценности музыки - это время.

Алексей: Не ощущаете ли Вы на данный момент в связи с таким зашкаливающим интересом слушательских масс к Вашему новому релизу и проекту в целом некое давление ожиданий потенциальных и уже имеющихся слушателей, боязнь разочаровать их, не оправдать надежды и ожидания?

Никакого зашкаливающего интереса нет. Я, честно говоря, слабо представляю, какие ожидания и надежды есть у моих слушателей, и есть ли они вообще относительно Asphodela. По большей части, серьёзно развитием проекта я занимаюсь лишь с 2017 года (хотя у меня есть некоторые более ранние записи,  которые я не афиширую), а для развития полностью независимого артиста это совсем небольшой срок, и моя аудитория только формируется. У меня есть боязнь разочаровать слушателей только плохим качеством звука или исполнения на концертах, небрежным сведением альбомов, поэтому я всегда прикладываю усилия в этой области и стараюсь сделать тот максимум, на который способен.  Но если говорить непосредственно о сочинении музыки - здесь я делаю только то, что нравится исключительно мне, без оглядки на моду и вкусы других людей.

Виктория: Бывали ли у Вас какие-либо странные ощущения, мистические предчувствия, откровения при записи альбома, например, касаемые того, как и что лучше сделать? И как часто Вы прислушиваетесь к своим мистическим чувствам и интуиции? 

Как и у всех людей, у меня бывают предчувствия, внезапные озарения, и к своей интуиции я всегда прислушиваюсь. Правда я не вижу в этом никакой мистики и склонен объяснять это работой мозга. Иногда мне даже снится музыка, но я не вижу здесь никакого вмешательства потусторонних сил.

Алексей: Судя по настроению треков и по обложке, “Atlas Of Obscure” стал самым мрачным, таинственным и насыщенным смыслами альбомом Asphodela, так ли это на самом деле?

Боюсь,  лучше об этом судить слушателям, а не мне. Думаю, альбом получился разносторонним в смысловом содержании, хоть и несколько монотонным и даже однообразным в музыкальном плане, поэтому мне хотелось бы, чтобы слушатели постарались его расслушать, прежде чем формировать свое мнение.

Виктория: Как Вам удаётся совмещать в единое целое мифологическую архаику и научную фантастику? За счёт чего достигается упразднение противоречий таких разных ментальных подходов?

Мне кажется, у мифологии и научной фантастики больше общего,  чем различий - оба явления пытаются объяснить окружающий мир с помощью образов и символов, поэтому они хорошо уживаются в одном контексте, рождают свою особую эстетику, используя которую можно придать музыке яркий колорит.

Алексей: А чего на актуальном диске больше: мистики, фантастики, мифологии или медитаций и для каких целей лучше всего использовать данный альбом?

Всего понемногу. Я думаю, лучше всего его просто слушать, и если кто-то захочет использовать его как фон для размышлений на обозначенные вами темы, то я буду только рад.

Виктория: Из Ваших интервью создаётся ощущение, что Вы скорее принадлежите к миру науки, и хотя при этом верите в мистику, пытаетесь опять-таки подойти к ней с научной точки зрения. Скажите, есть ли что-то, что Вы не рассматриваете в таком ключе, например, Бог, Абсолют или чистый восторг? 

Я не принадлежу ни к миру науки, н к миру мистики, поэтому ничего не могу сказать о предметах выше. Могу лишь обозначить, что для искусства любая тема может быть предметом рассмотрения или эстетики, и наука с мистикой в том числе.

Виктория: А не было ли у Вас желания сделать альбом с любимыми цитатами из книг / фильмов, положенных на музыку (как в случае с эпиграфом из книги Станислава Лема "Солярис" для новой версии “Echelon” для сингла "Island", но только для всего диска?

Цитата, будь то музыкальная или литературная - это очень яркий художественный приём,  который может значительно повлиять на восприятие слушателя. Но если этот прием повторяется постоянно, то он теряет свою яркость. Поэтому записывать весь альбом из цитат было бы слишком скучным и самонадеянным занятием.

Алексей: Какие из последних прочитанных Вами книг Вас более всего вдохновили, и стоит ли искать следы этих произведений на “Atlas Of Obscure”?

"Odysseus in Hell" содержит например отсылку сразу к нескольким произведениям литературы, где герой Одиссей спускается в загробный мир: собственно в Одиссее он выполняет там свою миссию и возвращается домой, символизируя таким образом победу над неизвестным и торжество выхода из мрака; в “Божественной комедии” Данте Одиссей наоборот заключен в ад в качестве наказания за чрезмерное любопытство и дерзость по отношению к законам мироздания. Мне нравится,  что один образ может быть настолько емким и передавать разные смыслы в зависимости от контекста. Так же я читал романы Лема, о которых мы уже говорили. Лем мне нравится тем, что он сумел поднять жанр фантастики до уровня серьёзной литературы, который наравне с традиционными жанрами затрагивает самые важные и ключевые вопросы.

Виктория: Расскажите, как прошёл ваш концерт 22 июня в Музее Звука, всё ли было по плану и как Вы провели время после выступления?

Концерт прошел хорошо, я играл в отличной компании: Symphocat , Retablo, Svetlo111 , Реконструкция Мха. С таким количеством выступающих за один вечер расписание концерта становится достаточно напряженным, но у нас все прошло как по маслу. После концерта пообщался с коллегами и слушателями, в целом получил много хороших эмоций.

Алексей: Было ли какое-то особое чувство у Вас в этот день в связи с тем, что Вы играли в день летнего солнцестояния, когда на мир готова вот-вот сойти самая короткая ночь?

В честь этого события я подготовил легкий и «светлый» сет, который составил на основе самых спокойных композиций нового альбома.

Виктория: Как часто на концертах Вы пребываете в состоянии близком к трансовому и как часто у Вас возникает желание и возможность смотреть в зал на лица слушателей?

На концерте я стараюсь концентрироваться на исполнении и звуке. Я программирую и видоизменяю тембры многих своих партий в реальном времени, поэтому смотрю больше на кнопки и ручки своих синтезаторов, чем на лица слушателей, а также держу в памяти много разных параметров, что было бы сложно делать в трансовом состоянии.  Но помимо всего этого я чувствую настрой зала и энергетику слушателей, и это имеет большое значение для меня. Если зал готов слушать и внимать, то это придает сил, а если люди изначально не настроены слушать концерт, то приходится прикладывать немного усилий, чтобы переключить их внимание.

Алексей: Случается ли Вам самому подпадать под гипнотическое влияние своей музыки или Вы всегда остаётесь творцом, магом, волшебником, создателем музыкальных заклинаний и выработали у себя иммунитет к такого рода воздействиям?

Нет, мне ничего из этого не близко.

Виктория: Как Вы относитесь к археологии? Нет ли у Вас желания поучаствовать в мероприятии по поиску остатков древних цивилизаций вроде Атлантиды или Гипербореи? 

Мне очень нравится археология, в какой-нибудь другой жизни мне, наверное, хотелось бы этим заниматься, но я получил совершенно другое образование. Мне нравится читать о времени,  когда значимые археологические открытия делали, по сути, любители - Шлиман, Эванс, и другие. Это время прошло, археология требует серьезной подготовки, но кто знает, вдруг я на пенсии все брошу и смогу этим заняться?

Алексей: А если бы на самом деле начали такое археологическое исследование, то с чего бы оно стартовало: с выбора объекта (что искать), месте (где искать), методов (как искать) или целей (зачем искать) и как бы Вы ответили на эти четыре вопроса?

Я думаю,  что одна из самых загадочных и до конца не раскрытых тем в этой области на сегодняшний день, это какой была музыка древнего мира? Я не смогу сейчас ответить на все четыре ваши вопроса, но было бы интересно заняться этой проблемой, учитывая мою текущую деятельность.

Виктория: Что у Вас в ближайших планах и когда в самое ближайшее время можно будет увидеть Asphodela вживую?

Несмотря на внешнее затишье,  я пишу новый материал, который получается достаточно разноплановым, поэтому надеюсь выпустить рано или поздно несколько новых релизов.

Также не так давно “Atlas of Obscure” вышел на всех цифровых платформах, поэтому теперь можно выбрать любой ресурс, который нравится, чтобы его послушать и приобрести:

- Bandcamp: vk.cc/9jtPq8
- iTunes/Apple Music: vk.cc/9vKuOw
- Google Play: vk.cc/9vKv63

А также Spotify, Deezer, Amazon и пр.

Вживую услышать Asphodela можно будет осенью. Сейчас я готовлю концертную программу, не обойдётся без сюрпризов, поэтому следите за новостями, в конце лета будут первые анонсы.

Алексей: На какой ноте и какими словами Вам хотелось бы закончить это интервью?

Спасибо Вам и всем,  кто читает это интервью, и всего доброго. До новых встреч!

Алексей, Виктория: Спасибо за интервью!

 

Алексей “Astarte Eel” Иринеев, Виктория “Caracal” Озёрная

Cсылки на ресурсы проекта: https://vk.com/asphodela.music

"Всё основано на реальных событиях!" Интервью с группой Strontium

09-08-2019 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Не часто в последнее время нас радуют качественные готик-думовые релизы, которые по своей атмосфере и накалу страстей-эмоций были бы сравнимы с классикой жанра, однако нет-нет да и появится на горизонте приятное исключение, которое наведёт такой меланхолии, что хоть волком вой, хоть свечи в полнолуние зажигай, хоть спать не ложись и слушай диск снова и снова до самого рассвета как в старые добрые времена своего заДУМчивого ДЭТства. Дебютный полноформатник питерцев из Strontium оказался настолько хорош, что его оценили (а авторов похвалили),наверное, почти все, так или иначе причастные к обречённому готическому металлу, вот и у нас в ASTARTA диск стал альбомом апреля 2019, а в связи с этим Артём Тимченко (гитара, вокал) и Олег Шишко (бас) сейчас держат ответ и намерены просветить вас и нас по поводу собственного творчества, приоткрыть завесу тайны, поманить недосказанностью и обескуражить прямотой.

Алексей: Приветствую, Strontium! Поздравляем вас с победой в нашем опросе и с получением звания лучший релиз апреля-2019! Как у вас бодрость духа, чем занимаетесь и с какими мыслями встретили новое лето своей жизни?

Артём: Здравствуйте, Алексей. Очень приятно, что наш релиз удостоился такого звания, и, конечно же, бодрость духа после этого сильно возросла. Мы готовимся очень усердно работать, чтобы наши последующие материалы были более качественными, однако, вопрос о лете заставляет мыслить более позитивно. Лето – сезон отпусков и отдыха, самое время, чтобы набраться сил и вдохновения, затем воплощать это в жизнь.

Олег: Привет вам! Спасибо за поздравления, вы не представляете насколько тяжело было ждать комментариев и оценок диска. Особенно, учитывая совершенно полярные отзывы о предыдущих наших синглах. Лето, как обычно в Питере, встречаем, выглядывая из-под зонта, и вспоминая, куда можно поехать на пляж.

Виктория: Здравствуйте! Какие у вас ближайшие планы, уже собираетесь покорять новые конкурсные вершины?

Артём: Здравствуйте, Виктория. Ближайших планов у нас полно, но мы работаем не ради конкурсов, а в первую очередь ради того, чтобы люди оценивали и восхищались нашим творчеством. Конкурсы – вопрос второго плана.

Алексей: Как вы сами оцениваете свой альбом и считаете ли его настолько гениальным, как об этом все говорят и пишут?

Артем: Оценивать свой же альбом – задача не моя. Оценивают слушатели, а мы лишь принимаем во внимание их оценки. Могу сказать лишь то, что мы очень рады таким хорошим оценкам слушателей и положительным отзывам. И конечно же – я, как композитор и автор большинства песен в альбоме, говорю, что пишу такую музыку, которую сам бы слушал.

Олег: учитывая что я раньше не особо слушал музыку такого жанра, за редким исключением конечно же, мне на удивление крайне нравятся почти все наши песни. Конечно же, есть свои «любимцы» и их антиподы. Но могу сказать, что песни написанные Артемом очень сильно отличаются от всего, что я слышал раньше. Если честно, то я совсем не уверен с указанной нами принадлежностью к жанру gothic metal, ведь Артем здорово сплел воедино яркие черты разных жанров, так, что это звучит очень целостно и оригинально.

Виктория: С какими трудностями пришлось вам столкнуться при записи "Remains" и что было сложнее всего?

Артем: Могу сказать, что нам очень повезло со студией звукозаписи, в которой мы работали, а также не менее повезло со звукорежиссером. Непосредственно работа на студии не составила великого труда, благодаря вовлеченности в процесс звукорежиссера Олега, и его теплому приему нас на его студии. А вот крайне сложным для нас стал этап сведения и мастеринга, поскольку, учитывая отсутствие в нашем коллективе, на то время специалистов с профильным музыкальным образованием и опытом работы по сведению треков, нам очень тяжело было донести до человека, занимающегося сведением материала, наши пожелания в части того, как именно должны звучать треки в готовом виде.

Алексей: Можете ли вы сказать, что что-то на диске вышло не совсем удачным или неоднозначным?

Артём: Могу сказать, что любой человек, который что-то творит, будь то музыкант, писатель, художник, повар или даже инженер ракетостроения – никогда не скажет, что его работа идеальна. Совершенству нет предела, мы все это знаем. Любой творец всегда Вам скажет, что свое творение он сможет переделать лучше, потому что с каждой новой работой он получает определенный опыт, и работает над ошибками из предыдущей работы. Говоря о нашем с ребятами опыте – это наш первый альбом, и, естественно – лучше можно было бы сделать абсолютно всё. Но, даже невзирая на опыт, есть моменты, которые можно было сделать лучше, но по каким-то причинам, этого не получилось. Банальный пример – клавишная партия во всеми любимом треке «Kisses». Если бы эту партию записал Сергей, она звучала бы, совершенно иначе. Но Сергей пришел в группу, когда песня уже была сведена и утверждена, как альбомная версия. И, поскольку, время к релизу поджимало, мы решили оставить как есть.

Олег: да, кое-какие правки мы вносили «на лету», переделывая целые фрагменты инструментальных партий. Лично мне, например, изначальная версия “Lie Cry or Die” нравится гораздо больше чем та, которая вошла в альбом. Отличаются они эффектами на вокальной партии Артема и партиями синтезатора. Но, мое мнение оказалось в меньшинстве.

Виктория: Кто был автором обложки для "Remains" и принимала ли ваша команда участие в её создании (возможно, вы задали идею)? Какова её концепция и передаёт ли, на ваш взгляд, арт тот посыл, который вы вложили в свою музыку?

Артём: Определенно, обложка передает посыл, вложенный в музыку, и полностью соответствует тому настроению, которое передает слушателю наша музыка. Девушка осталась одна, в абсолютно разрушенном и безнадежном мире, и всё хорошее, что могло с ней случиться – всё из этого мира ушло. Об этом и наши песни. В создании обложки принимали участие, по большому счету, основатели группы, естественно, не без помощи и всех остальных участников. А для ее создания нанимали профессиональных художников.

Алексей: Вы сразу выбрали актуальный арт или были другие варианты-претенденты на роль обложки для диска?

Артём: Вариантов было много, и далеко не первый тот, который мы утвердили, как окончательный. Хотелось, чтобы каждая мелкая деталь на обложке диска говорила о чем-то, что есть в содержании песен.

Виктория: А как так случилось, что вы решили играть именно дум – наверное, самый непопулярный ныне жанр тяжёлой музыки – и верите ли вы в то, что в ваших силах вернуть готическому думу его былую популярность и величие?

Артем: Этому вопросу уделю особое внимание. Сказать о том, что мы играем дум, это все равно, что сказать, что мы играем металкор. То есть – сказать так нельзя. Что касается дума, мы используем лишь лучшие, на наш взгляд, музыкальные приемы, используемые в данном жанре. Также используем некоторые приемы из того же металкора, дэт-метала и прогрессив-метала. А за основу взят классический готик-метал. Но никто не знает, что нас ждет в будущем. Эксперименты с различными музыкальными направлениями – вот наша фишка. И мы работаем над тем, чтобы таким путем создать уникальную музыку, которая и наберет популярность и завоюет сердца слушателей.

Олег: я не соглашусь с тем, что дум сейчас самый непопулярный. Дело в том, что сама концепция дум-металла подразумевает под собой не только тяжелые вяжущие гитарные риффы и общую мрачность звучания, но и некую смысловую подоплеку, направленность в текстах и стилистике. А у современной молодежи, увы, популярна музыка которая не заставляет людей думать, переживать и погружаться в самопознание. Сегодня популярна «жвачка для мозгов», не несущая в себе ничего, кроме предельно простого ритмического рисунка, запоминающегося риффа или слогана и пары строчек «на злобу дня». А дум он среди поклонников жанра всегда был популярен… Надеюсь мы сможем получить признание и любовь таких людей.

Алексей: Но всё-таки основа ваших песен и экспериментов – это готик-метал и дум, да и тематика песен, как и настроение треков тоже однозначно думовые. А что вдохновляет вас на такие мрачные, безнадёжно-безысходные вещи, повествующие о том, как вся радость и любовь ушли из мира?

Артём: все песни, которые я когда-либо писал, – все основаны на реальных событиях. Именно эти события меня и подтолкнули на написание песен. Подробности описывать не буду, просто посоветую почитать тексты. Например “Kisses”. У меня просто не было выбора, как писать песни в стиле готик вперемешку с думом.

Виктория: Не кажется ли вам, что настолько заряженные грустью и отчаянием треки будут так или иначе культивировать всё те же грусть и отчаяние у тех, кто будет слушать ваши треки, или тут вы руководствовались желанием подобное исцелять подобным?

Артём: у всех исполнителей в стиле готик-метал, так или иначе музыка связана со смертью и другими трагическими случаями из жизни. Люди, слушающие нашу музыку должны понимать то же самое, что и при прослушивании музыки других готик-метал групп.

Алексей: А что вы сами чувствуете раз за разом исполняя песни о грусти, тяжёлой депрессии и безысходности? Как вам удаётся иметь дело со всем этим депрессивом столь часто, но не поддаваться ему?

Артём: чувствую то же самое, что и при первом проявлении тех самых случаев, но уже не с такой душевной болью, так как со временем она утихает, затмеваясь другими жизненными случаями.

Алексей: Как считаете, насколько влияет на вашу музыку географическое положение и болотная питерская атмосфера? Стоит ли называть ваш стиль особым питерским думом?

Артем: Питер всегда был культурной столицей нашей страны. Однако, учитывая интересы людей в наше время, стоит сказать, что метал культура в стране потихоньку оседает на дне, даже учитывая то, что мы делаем свое дело в культурной и неформальной столице. При данных обстоятельствах, стоит вспомнить историю нашей страны - «Окну в Европу». Поэтому, географическое положение вполне удачное, учитывая то, в какой стране мы живем. Что сказать о болотной атмосфере – самая подходящая, чтобы играть готик-метал. В солнечных странах, таких как Португалия, вдохновению на написание песен в данном жанре, просто неоткуда взяться. Но Moonspell – браво, справляются!

Олег: вот как интересно получается, в Италии «особый итальянский пауэр», в Финляндии «особый финский мелодик-дэт», а у нас особый Питерский дум? Не соглашусь, на самом деле. Слушая нашу музыку непредвзято, я не чувствую той северной тоски, той депрессии, которую сам неоднократно испытывал по юности. Не скажу за Артема, но вот как человек, приложивший руку к написанию текста на одну из песен, я даже не думал, что в тот момент нахожусь в «болотной питерской атмосфере».

Виктория: Не планируете ли вы в будущем сменить музыкальные акценты (может, ваша музыка станет больше думом, чем готикой или наоборот)? И вообще, считаете ли вы важным придерживаться изначальной жанровой колеи или всё-таки зов души - важнее?

Артем: Наша жизнь меняется. Обо всём этом я уже говорил – никто не знает, что ждет нас в будущем. Может быть, когда-нибудь мы будем играть чистый дум, как Вы сейчас говорите, а может быть окунемся в более тяжелые и агрессивные жанры. Правда, зов души – важнее. Он все покажет.

Алексей: Слушаете ли вы дум и готику в свободное от Strontium время и воспринимаете ли эту музыку как жизненную философию, ощущаете ли необходимость соответствовать канонам жанра?

Артем: Да, я слушаю дум и готику в свободное от Стронциума время, и более того – даже в занятое Стронциумом время я слушаю дум и готику. И треш, и дет, и металкор, и абсолютно любую тяжелую музыку. Но, я могу оценить двух исполнителей одного жанра – абсолютно противоположно. Это уже дело вкуса, и я слушаю лишь то, что понравится. Некоторые из исполнителей даже вдохновляют на написание новых песен.

Олег: а я вообще всегда был фанатом симфо-пауэр металла, для меня попадание в Стронциум было сродни эксперименту. До этого я из готики слушал отдельные творения Lacrimosa, To Die For, Delain и еще пары таких групп. Однако сейчас, играя эту музыку, я ощущаю ее как часть своей души. Видимо те дни, когда я в юности пропадал на готик-пати, сегодня вышли на первый план и благодаря им я чувствую себя «в своей тарелке».

Виктория: Как вы относитесь к рамкам и ограничениям? Стоит ли пытаться втискиваться в них или рамки и ограничения - это зло?

Артем: Это зло. Никогда не бойтесь экспериментировать. Ограничения они и существуют лишь потому, что их кто-то когда-то придумал. Следовательно – это уже все видели, и никого этим не удивишь.

Олег: Один из писателей когда-то сказал «правила создаются для того, чтобы их нарушать». Иногда нарушение строго выстроенной музыкальной линии, ее резкий обрыв или скачок создает неимоверный эффект, от которого слушатель будет балдеть. Поэтому в творчестве ограничения – всего лишь узость собственного воображения.

Алексей: Говорят, ни от чего в жизни не стоит зарекаться, и даже Cannibal Corpse рано или поздно окажутся на одной сцене с Бритни Спирс, а вы можете сейчас с полной убеждённостью и ответственностью сказать, что чего-то совершенно точно никогда и не при каких обстоятельствах не будет в жизни и в музыкальной карьере Strontium?

Артем: Когда-то я говорил, что и на разогрев Lacrimas Profundere попасть невозможно. Поэтому не буду ничего обещать. Смотря, насколько сильно предложение заинтересует коллектив и будет выгодно для него.

Олег: Ха-ха. Думаю что друзья со мной согласятся: совершенно точно никогда Strontium не будет выступать за пропаганду насилия и противоправных действий. Ну и в музыкальном плане думаю что до копро-грайнда мы тоже не дойдем.

Виктория: Важно ли для вас создавать имидж и работать над ним или вы считаете, что всегда лучше быть собой? Какие вы в реальности? Можно ли назвать ваш естественный образ жизни думово-готическим?

Артем: Образ для публики, и образ для повседневной жизни – вещи разные. Но, кто как считает. Лично мой естественный образ не соответствует концертному, и вообще как-то связанному с рок- культурой.

Олег: Имидж в повседневной жизни и концертный облик это две большие разницы. Я считаю, что музыкант на концерте должен выглядеть всегда именно музыкантом, а не просто человеком с музыкальным инструментом в руках. А что касается естественного думово-готического образа жизни…. Ну мне кажется, что это для молодежи, проводящей вечера на кладбищах и т.д.

Алексей: Какие думовые и готические группы вы считаете самыми сильными, заслуживающими внимания и какие из них повлияли непосредственно на вас и вашу музыку?

Артем: Lacrimas Profundere, My Dying Bride. И еще десяток групп, которые не соответствуют описанию «думовые и готические».

Олег: для меня всегда апологетом готики были Lacrimosa, но при этом я любил Charon, To Die For, The 69 Eyes и еще несколько команд “из старых». Но непосредственное влияние наверно всеж Crematory на меня оказывали, уж слишком масштабная группа, в плане репертуара, стилистики…

Виктория: Что помимо музыки вдохновляет вас на творчество? И есть ли у вас какие-либо немузыкальные хобби? Хватает ли у вас времени на саморазвитие и другие увлечения?

Артем: Нельзя сказать, что это хобби, но кроме музыки я больше всего люблю отдых в деревне. Не просто на природе, а именно в деревне. С коровами и курицами. Я все детство ездил на летние каникулы в деревню, и у меня остались очень хорошие воспоминания. Были и моменты, когда меня это вдохновляло на написание музыки. Но сейчас другое время, летний отпуск каждый год – только в мечтах. А в повседневной жизни, отдохнуть, к примеру, после работы, смотря футбольный матч любимой команды с каким-нибудь не самым слабым напитком в руках – милое дело. Я люблю футбол, и у меня есть любимая команда. Но на музыку, тем более на написание новой, это не вдохновляет. Сплошные эмоции.

Олег: честно говоря, с хобби у меня тяжко. С одной стороны я крайне увлекающаяся натура, в юности я сутки напролет проводил в онлайн-играх, стремясь даже не столько к самым-самым достижениям, сколько стараясь занять более «значимую роль» что ли… Когда учился в институте, вместо лекций я писал тактики по прохождению различных игровых заданий, некоторые из моих статей стали достаточно популярными в сети. В другой игре я учился политическим взаимодействиям, читать собеседника, влиять на принятие им решений и так далее. Сейчас в моей семье пополнение, поэтому особо заниматься хобби времени нет, тем более что музыка и так занимает каждую свободную минутку. Но в целом, я не мыслю жизни без книг, читаю всегда и везде. Читаю как развлекательную литературу, так и статьи на разные темы – от технических до рекомендаций по продвижению группы.

Алексей: Каким самым необычным и странным делом вас доводилось заниматься в вашей жизни и благодаря чему или кому вы приобрели такой опыт?

Артем: Были времена, отдыхали с другом, ныне – с нашим барабанщиком, с пивом и гитарой. На вокзале! Мало, кто нас поймет, но мы понимали друг друга и сами себя. Поэтому нам было комфортно.

Олег: ммм.. даже трудно сказать. Совсем необычное и странное не пропустит цензура, а все остальное столь разнообразно… Честно говоря, меня сложно поставить в тупик. Но это один из таких вопросов! Ну, допустим, самым странным за последние несколько лет для меня стало внезапное решение принять участие в игре «Что?Где?Когда?» с командой из ребят с моей работы и где меня внезапно назначили капитаном. Вот это все было действительно необычно…

Виктория: Есть ли у вас уже наработки для следующего альбома и будет ли он продолжать ваш дебютник в плане музыки, подачи и стиля или без изменений не обойдётся?

Артем: Наработки, определенно, есть. Как я уже говорил, что экспериментирую с музыкой, смешивая разные стили. В отличие от первого альбома, где есть частицы дума и прогрессива, будут добавлены нотки более тяжелых и агрессивных направлений. Чтобы в дальнейшем, абсолютно каждый любитель тех или иных направлений, обязательно нашел что-то для себя в нашей музыке.

Олег: определенно могу сказать, что следующий наш релиз будет некоторым экспериментом. В недавнем стриме мы продемонстрировали кусочек новой песни, уже по ней можно кое-что понять.

Алексей: Стоит ли понимать, что теперь у вас на постоянно основе будет мужской экстремальный вокал или он останется эпизодическим нововведением и будет не во всех треках?

Артём: Сохраним интригу. Все, что мы хотим вложить в наш новый материал вы услышите в следующем релизе.

Виктория: В плане лирическом новый материал тоже продолжает линию “Remains”? Это всё те же истории о мире, из которого ушли радость и свет?

Артём: повторюсь – ничего из запланированного в новом альбоме раньше релиза никому выдавать не буду. Сами всё услышите.

Алексей: Как часто вас посещают мысли о том, что можно было бы облегчить звучание как Paradise Lost в 90-х, податься в альтернативу как Lacuna Coil или вовсе забить на готику и дум как Melancholy?

Артем: Нет ничего интересного в том, чтобы играть абсолютно такую же музыку, которую кто-то уже когда-то играл. Если мы будем играть как Paradise Lost, это будет Paradise Lost на минималках.

Олег: меня всегда преследуют мысли, когда я слушаю чужие композиции, что «вот такая партия барабанов нам подошла бы» или «вот в таком стиле должно звучать интро в очередной песне». Но никогда не появлялось желания целиком кого-то скопировать.

Виктория: Будут ли у вас в дальнейшем русскоязычные треки (и песни на других языках - например, французском) или вы уже сделали выбор исполнять свои композиции исключительно на английском?

Артем: Все зависит от того, как распорядится наша судьба. Если мы будем вынуждены исполнять песни на разных языках, мы определенно будем это делать.

Алексей: Часто иностранные слушатели жалуются, что им так хотелось бы услышать у российской группы что-нибудь эдакое, национальное, этническое, а вы можете себе представить, что однажды в треке Strontium появятся какие-то подобные элементы?

Артем: В нашей музыке может быть все, что угодно. Не является исключением и то, что в ней будут подобные элементы.

Олег: крайне скептически отношусь к такому предположению. Не представляю балалайку или гусли в музыке Strontium.

Виктория: Расскажите о своём ютуб-канале. Чья была идея его создания и кто занимался и занимается им? Хватает ли у вас времени выкладывать там всё, что хочется и желательно?

Артем: После появления в группе Олега, мы стали активно обсуждать распространение нашего материала в интернете, поскольку у Олега очень хорошо получается заниматься рекламой и продвижением. Ютуб канал для этого просто необходим. Появился он относительно недавно. Но если за всем этим будет следить один человек, естественно, времени на это будет не хватать. В основном, распространением материала в соц сетях и видеоресурсах занимаются Олег и Саша.

Олег: да, всем продвижением в сети занимаемся мы с Сашей. У нас есть некоторые разграничения, например в Инстаграмме лучше рулит Саша, поэтому я туда не лезу. А в остальном, все рекламные и технические вопросы лежат на мне. Канал в YT я создал и потихоньку развиваю. Осложняет ситуацию то, что нам практически нечего выкладывать туда. Сляпанные на коленке из снятых на телефон видео – ну как то не очень серьезно выкладывать. На предыдущем нашем фесте Metal Gates мы наняли специального человека с целой кучей камер и т.д., я ему дал техзадание, ЧТО и КАК снимать, понадеялся что из этого видео получится сделать полноценный лайв… но все пошло прахом. То камеры выключились, то аккумы сели, то руки дрожали. В общем, не получилось ничего, я сильно расстроился тогда. Но на будущее у нас есть планы, поэтому канал будет жить и развиваться.

Алексей: Стоит ли понимать, что музыкант, у которого есть ютуб-канал, автоматически превращается в эдакого сам-себе-режисёра, который всегда носит с собой камеру и старается заснять абсолютно всё, что с ним происходит с тем, чтобы потом сделать это достоянием общественности?

Артем: Нет, но иногда это нужно делать, чтобы публика видела и ценила активность и работу группы.

Олег: нет, я считаю это уже какая-то попса, в наихудшем ее проявлении. Снимать нужно только что-то, действительно стоящее и несущее в себе какой то смысл.

Виктория: Исполняете ли вы каверы на песни других групп на своих выступлениях? И как вы считаете, важно ли исполнять их максимально схоже с оригиналом или всё-таки важно привносить своё видение в эти композиции?

Артем: На выступлениях мы каверы пока не исполняем, но есть некие планы на это. Лично я против каверов, и считаю, что их играют те, у кого мало своего материала. Однако, соглашусь с мнением других музыкантов, что в репертуаре каверы нужны, учитывая то, как публика на них реагирует. Лично я сделал бы кавер на какого-нибудь поп исполнителя, поскольку у них есть песни с красивой и мелодичной гармонией, что приятно воспринимается на слух. И конечно же, он был бы в метал обработке.

Олег: а я наоборот, очень одобряю каверы, т.к. это помимо этакого «челленджа», еще и очень хороший шанс попасть на глаза новой публике. И именно поэтому я считаю что кавер должен быть именно переосмыслением чужого трека в своей собственной стилистике. Просто 1 в 1 перепеть кого то – ну и кому это интересно?

Алексей: Кавер на какую группу вам всегда хотелось сделать и кого перепевать вы никогда и ни под каким видом не будете?

Артем: Мы делали кавер на Lacrimas Profundere в 2013 году, то есть, что я хотел – я сделал. А не стал бы перепевать группы, в музыке которых просто не был предусмотрен любой из инструментов, которые есть у нас. Очень тяжело работать с такими композициями. В основном это хеви-метал.

Олег: я бы с удовольствием сделал каверы на старые классические темы типа secret service и иже с ними. Очень хотелось бы перепеть в нашем стиле что-то из блэк металла (да да, исключив гроул и скрим). Но увы, мой скилл не позволяет мне самому творить такое, а отвлекать Артема от основной деятельности не хочется.

Виктория: Как относились ваши родители и родственники к вашим музыкальным увлечениям, когда вы только начинали? Как относятся сейчас и поддерживают ли вашу группу?

Артем: Мои родственники никогда не были против моего увлечения, хотя было много негативных комментариев о музыке, которую я люблю. Сейчас я ее исполняю, и все родственники мной гордятся.

Олег: у меня с родителями в плане музыки и внешности множество ссор было по юности. Первую гитару мне отец подарил, видимо, надеясь, что я буду играть и петь «перевал» и «афганистан». Ну да, с этого я и начинал. А потом пошла Metallica, Scorpions, Kreator, Slayer и т.д. и родители стали активно противодействовать мне. Где то в 18 лет я собрал свою первую группу, родня относилась крайне скептически к этому. Потом большой перерыв в музыке и вот только в 2016 я снова взялся за гитару и попал в Strontium. Сейчас из всей семьи меня поддерживают только жена и племянница, остальные относятся к нашей деятельности в лучшем случае нейтрально.

Алексей: Можете сейчас вспомнить самый приятный положительный отзыв в адрес вашей музыки и самое необоснованное и обидное критическое замечание, кто был их автором?

Артем: Необоснованных и обидных замечаний я не помню, даже если они и были. Такие вещи я не запоминаю, а просто игнорирую. А приятных было очень много, тоже всех не запомнишь.

Олег: да, были такие замечания, которые были для меня крайне обидными. Причем они касались не меня, но мне все равно обидно за группу. Стараюсь следовать примеру Артема и игнорировать, но я такой человек, что все помню и снова и снова переживаю. А самым приятным отзывом за последнее время было признание человека из другой группы, что одна из наших песен настолько ему зашла, что она ему стала ближе собственного творчества. Эти слова я перечитываю снова и снова и мне становится тепло.

Виктория: Что вы посоветуете делать тем детям, которые тоже хотят быть музыкантами, но родители это не поддерживают и не хотят помочь?

Артем: Любое желание детей должно исполняться, если это касается их будущего. Иначе, когда дети вырастают и становятся самостоятельными, родители будут уже не в силах что-то им запрещать. Советовать надо не детям, а родителям.

Олег: исходя из своего опыта, могу посоветовать две вещи: 1)не опускать руки при неудачах, не отбрасывать музыку, не выкидывать гитару, а снова и снова пытаться и учиться. 2)найти хорошего преподавателя, а не надеяться на самоучители. Ну и да, памятка родителям - не запрещать детям заниматься той музыкой, которую дети хотят исполнять сами. Если ребенок с детства проявляет интерес к роялю, не стоит заставлять его брать в руки флейту. Этим вы испортите ему все…

Алексей: А вообще по жизни часто даёте советы или чаще отмалчиваетесь и занимаете сторонне- созерцательную позицию?

Артем: Я даю советы, если за ними ко мне обращаются. Когда меня о чем-то не просят, я не встреваю, поскольку могу разбираться в этом хуже, чем тот, кто в этом нуждается.

Олег: Каюсь, мой бич. Я всегда встреваю со своим особым мнением и советами. Не всегда к месту и в тему, но вот такая у меня фишка. Поэтому будет нужно мнение на любой вопрос – обращайтесь!

Виктория: Расскажите, как прошёл Fantasy Fest и какой костюм победил? Как вы сами относитесь к подобным мероприятиям и принимали ли вы когда-нибудь участие в чём-то подобном (может, тоже шили себе наряды) или участвовали исключительно в качестве выступающей музыкальной команды?

Артем: Я особо не следил за этим фестивалем в тот день, моя цель была отыграть и уйти. Не показалось бы для Вас это странным, но помимо музыки у меня тоже бывают планы, иногда даже в день концерта.

Олег: я заметил только нескольких ребят в костюмах, но до розыгрыша не досидел, ушли с друзьями из клуба. Я никогда не разбирался в костюмах, для меня это немного чуждо, поэтому даже не интересовался.

Алексей: А нет ли планов ввести какие-то особые сценические одеяния и элементы шоу в свои выступления? На что это могло бы быть похоже, если развивать мысль в данном направлении?

Артем: Определенно, это нужно делать. Наши музыканты стараются и постоянно думают над своими одеяниями. Но, к сожалению, понимание о том, как мы должны выглядеть – у всех разное. Но мы работаем над этим. Людям просто нужно время, чтобы всё правильно понять.

Олег: да, планы есть, мысли есть, все есть. Совпадений нет! Нам определенно нужен какой то специалист, который сможет найти общий стиль, устраивающий всех. Но пока мы не можем такого найти. Может, кто то из читающих это захочет нам помочь? Мы всегда рады!

Виктория: Как вы вообще относитесь к фэнтэзи-тематике? Были ли у вас идеи наложить на свою музыку текст любимого вами автора?

Артем: У меня нет любимого автора, и накладывать чужие тексты на свою музыку я не собираюсь. К фэнтези-тематике отношусь нейтрально.

Олег: книги по фэнтезийной тематике обожаю, в детстве я цитировал стихи из «Властелина Колец» наизусть, а вы помните, что там стихи были покруче «парадного подъезда» по объему. Но накладывать тексты на музыку… ну не считаю что это правильно. Может еще на стихи какого-то  известного поэта сделать трибьют на его день рождения, например – это еще возможно имеет смысл.

Алексей: Когда и где в ближайшее время вас можно будет увидеть вживую и нет ли планов посетить Москву, куда вас так активно зовут?

Артем: Планы посетить Москву есть. Поездка запланирована на осень этого года.

Олег: даты ближайших концертов уже обнародованы в нашем паблике ВКонтакте, и да, наконец- то 19 октября мы выступим с концертом в Москве!

Виктория: В каком городе и в какой стране вам больше всего хотелось бы выступить и почему?

Артем: Всё по мере славы и раскрученности. Волгоград, Рига, Ливерпуль, Лос-Анжелес. Мечты.

Олег: Ну на самом деле у нас уже сейчас есть предложения по выступлению за границей, однако в силу некоторых причин, в этом году мы не сможем никуда выехать. А так, в планах есть Финляндия, Норвегия, Германия, Франция, США и Япония. Я веду переговоры с несколькими концертными агентствами, пока, конечно же, все на словах, но интерес к нашей музыке есть.

Алексей: На какой ноте вам хотелось бы закончить это интервью и какими будут ваши финальные слова тем, кто дочитал нас до конца?

Олег: я хочу сказать огромное спасибо Вам, Алексей и Виктория, ваши вопросы были крайне интересными. Нам было очень приятно сотрудничать с вашим журналом, надеемся что эта традиция продолжится с нашими последующими релизами. А всем тем кто нас читает, хочу пожелать: друзья, пусть всегда с вами будет та музыка, что звучит в ваших сердцах и душах, отбросьте равнодушие, музыка порождает страсть, а только обуреваемые сердца живут настоящей жизнью! Слушайте хорошую музыку, ходите на концерты, поднимайте руки в поддержку музыкантам, поверьте – нам это очень нужно! И – слушайте Strontium!

Алексей, Виктория: Спасибо за интервью!

Алексей “Astarte Eel” Иринеев, Виктория “Caracal” Озёрная

Показать ещё