ФОРПОСТ МУЗЫКАЛЬНОЙ АНАЛИТИКИ
АЛЕКСЕЯ ИРИНЕЕВА

ИНТЕРВЬЮ

“Наша цель - выразить идею и настроение максимально точно и честно” Интервью с Романом Сергеевым (группа Герда)

26-02-2020 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Дебютный альбом никому неведомой группы Герда стал сенсацией в кругах людей знающих и понимающих – оно и понятно: альбом мощный. Авторы вынашивали свои идеи и концепции более двадцати лет, делали всё в точности так, как требовала душа, а в итоге перед нами диск, в котором русский рок, русский метал, трэш, дум и бардовская песня слились воедино в едином и непротиворечивом порыве, а риффы и мелодии классических Paradise Lost запросто сочетаются с патетикой Тяжёлого Дня и Чёрного Обелиска. Анатолий Крупнов действительно стремился именно к такой музыке и нечто подобное играл на своём гениальном лонгплее “Ещё Один День”, но “Дурак на войне” вышел даже сильнее и глубже, ведь в одном этом альбоме участники Герды показали всю человеческую жизнь с её парадоксами, обломами, надеждами, жаждой смысла и вечности от начала до конца. На связи вокалист, гитарист и автор текстов Герды Роман Сергеев, который в этом первом и единственном на данный момент интервью максимально честно и подробно рассказал обо всём, что связано с деятельностью его группы и обо всех скрытых и тайных символах своего монументального, но живого творения.

Алексей: Приветствую, Роман! Расскажите о своём проекте Герда. Кто входит в состав, куда уходят истоки коллектива, откуда такое название и чему посвящён Ваш альбом?

Роман: Алексей, добрый день! В состав, работавший над альбомом, входят мой старый друг со школьной поры Алексей Авдеев который записал партии баса к половине тем, Дмитрий Ануфриев, который записал партии баса ко второй половине материала и создал все партии ударных, а также является звукорежиссёром и выполнил все работы по записи, сведению и пост-обработке и с которым мы тоже пока работали над альбомом стали добрыми друзьями, ну, а за мной гитарки и голос.

Идея Герды пришла где-то в конце 90-х, тогда же появилось и название альбома и дизайн обложки, но по ряду причин осуществить замысел тогда не получилось. По звучанию он задумывался чем-то вроде «45» Кино, такой бардовский, акустический, практически без электричества. Кстати, несколько тем с той первоначальной версии дожили до дня сегодняшнего, но, правда, в совершенно другом звучании, с другими аранжировками и с изменённым текстом. Это «Выпускник песочницы», «Дурак на войне» и «Пир».

Название Герда пришло как-то само, мне нравится этот образ, он очень человечный. А альбом… Так наверное и не скажешь чему конкретно посвящён… Какой-то строгой концепции не было, как не было и какого-то расчёта, просто приходили идеи и как-то стало совершенно ясно что им надо дать жизнь. Вот с такой целью и была начата работа над альбомом.

Алексей: То есть Вам с самого начала хотелось исполнять именно “человечную” музыку? А как Вы понимаете человечность? Сейчас в нашу цифровую эпоху стало принято говорить о кризисе человечности….

Роман: Да, человечность лежала в основе Герды с самого начала. А как понимаю… Я больше, наверное, по свои ощущениям ориентируюсь: идёт от песни тёплый импульс – значит оно, значит, верно всё.

Алексей: Герда это больше группа или автор идеи + сессионщики? А может компания старых друзей, которые объединились вместе для записи альбома?

Роман: Нет, в данном случае мы были одним целым, то есть именно была группа, причём группа идеальная, мне очень повезло – мы все трое оказались на одной волне, это чувствовалось во время работы, и бас и ударные били точно в цель, у меня были идеи, как и что должно звучать, но и Лёшины, и Димины идеи были куда интереснее моих, поэтому моих идей там практически не осталось, и это очень хорошо. )

А так мы друзья все конечно. )

Влада: Здравствуйте, Роман! Почему Вы решили стать музыкантом? С чего всё начиналось?

Роман : Влада, здравствуйте! Честно говоря, какого-то решения я не принимал, просто однажды становится совершенно чётко понятно что тебе действительно нравится делать, что вдохновляет и радует и как-то само собой оно дальше получается.

А начиналось всё с детства, у нас в доме всегда была музыка – папа играет на гитаре, он закончил музыкальную школу по классу гитары, потом у них была группа, исполнявшая в основном песни Битлз, Роллинг Стоунс, Дорз и немного своего материала, называлась Гализоны (это люди предсказывающие будущее по пению птиц). У нас в доме всегда звучали записи этих групп и многих других. Именно папа помог нам с братом сделать первые шаги на гитаре. Мы разучивали классику рока, плюс некоторые классические этюды и это заложило фундамент, дало понимание что и как устроено и работает. Первые гитары наши у нас появились тоже благодаря нашим родителям, нам вообще очень повезло с родителями, они всегда поддерживали наши начинания и помогали добрыми мудрыми советами, к которым мы конечно тогда не всегда прислушивались. ))

Ну, а потом мы подросли, стали активно интересоваться музыкой, что-то сами сочинять, первые школьные группы, ну и так оно как-то и пошло дальше.

Виктория: Доброго времени суток Вам, Роман! Ваш диск звучит очень увесисто, мрачно и по-думовому, но в то же время не кажется архаикой. А как Вы сам можете охарактеризовать музыкальный жанр альбома и как считаете, кому стоит рекомендовать такую музыку в первую очередь?

Роман: Виктория, приветствую!  Какого-то строго очерченного стиля я не придерживаюсь, использую обобщающий термин рок, который тоже конечно условность, как и многие термины, но приходится иногда как-то называть ту музыку, которую мы играем, ну, гитары есть, эффекты перегруза есть, ну, пусть рок будет. Играть в каком-то одном стиле мне тесновато и скучновато, поэтому на альбоме есть и метальные моменты и совсем не метальные, в общем, так интереснее.

Влада: На какого слушателя ориентирована Ваша музыка? Когда Вы сочиняли и записывали песни, вошедшие затем на альбом, Вы представляли себе Вашего идеального слушателя?

Роман: Я думаю, что это в первую очередь люди открытые для разной музыки, те которые и русский рок могут послушать, и тяж. мет., и фолковые штуки какие-то… Наверное, так. Идеального слушателя не представлял, но предполагал что в основном это, наверное, будут люди моего возраста, звучание альбома ближе к тому, что мы слушали в своё время.

Алексей: А как насчёт такого описания Тяжёлый День + Paradise Lost? И что вы думаете в целом о советском металле? Какие из советских метал-групп в большей степени повлияли на Вас как на автора и композитора?

Роман: Да, можно вполне и такую схему использовать. К нашим группам тяжёлого рока отношусь с теплом и уважением, у них есть своё уникальное и узнаваемое звучание, своя атмосфера очень мне близкая.

О влиянии сказать трудно, всё, что я слушал, так или иначе повлияло, но могу отметить сборник «Monsters of Rock USSR» который до сих пор является одним из самых любимых мной релизов тяжёлой музыки вообще, а соло из темы «Ten Holy Jolly Years» группы E.S.T. для меня является эталонным. У нас вообще очень талантливые музыканты.

Виктория: Каково Ваше отношение к русскому року? В некоторых песнях с альбома возникает сильное ощущение рок-н-ролльности, в «Смерть танцует, жизнь играет», например, или в “Выпускнике песочницы”. Как будто Вы решили пойти дальше, чем Чёрный Обелиск в 1992 году и добавили в метал ещё больше русского рока. Это было сделано намерено или просто так получилось?

Роман: Русский рок люблю всем сердцем, это искренняя и талантливая музыка. Что касательно нашего альбома, то как будет звучать та или иная тема становилось ясно в процессе работы, не было задачи записать метал или русский рок, просто для каждой темы подбирались тот звук и та подача, которые казались максимально подходящими для неё или для какой-то отдельной её части.

Алексей: В какой период придумывались тексты и риффы для Вашего альбома? Когда была придумана первая строчка, первый гитарный бридж, пришла первая идея?

Роман: Насколько я помню, первая песня была «Выпускник песочницы», и аккорды и текст как-то быстро написались, это конец 90-х, потом где-то в тот же период была написана «Дурак на войне», вот этот кусок который играется на чистом звуке с дилэеем, он потом за собой всё остальное потащил. Тогда же была написана «Пир» в том виде, в котором она тогда была. Потом в период с начала 00-х до их середины были написаны «скелеты» «Но когда-нибудь» и «Каждый момент жизни», аранжировки и окончательные варианты текстов и звука были сделаны уже в процессе записи альбома, «Каждый момент жизни» в плане звука была практически полностью изменена и переосмыслена, она изначально планировалась без тяжёлых партий ритм-гитары, но как-то это слушалось не убедительно и довольно однообразно, в итоге тема была переработана. Ну, а все остальные треки с альбома это уже детища последних двух-трёх лет.

Алексей: А почему так много времени прошло от первых записей до релиза альбома? Это в совокупности получается больше двадцати лет – срок солидный. Не было возмонжности качественно записаться или проблемы с составом, а может, какие-то ещё проблемы?

Роман: Да разное было… И идеи не шли, и бытовые трудности, и вообще был период когда забил на всё и даже гитару продал, но от себя-то не убежишь… ) Ничего, вырулил потихоньку… )

Виктория: Легко ли было воплотить все задумки и сделать всё так, как задумывалось? И довольны ли Вы сейчас конечным результатом? Было ли что-то, что пошло не по плану, хотелось переделать и записать иначе, но не сложилось?

Роман: Работа над альбомом шла в очень не принуждённой и дружеской атмосфере, без суеты, с обменом мыслями, как и что лучше сделать, в этом смысле всё было очень легко. Если и было тяжело то только чисто физически – запись проходила сессиями по два-три часа и надо было успеть записать максимально возможное количество материала, поэтому запись шла как правило в ритме двух-трёх часового нон-стопа с парой-тройкой коротких перерывов, бывало, уходил в мокрой насквозь рубашке. )) А так всё легко получалось.

Результатом доволен, есть конечно некоторые шероховатости в моём исполнении, но то, что сильно ухо резало, было переписано и не вошло в окончательную версию альбома, а то не значительное, что осталось, было оставлено по двум причинам : 1) Лучше на данный момент я не смогу, 2) Кое-что из этого мне симпатично, мне нравится когда в музыке есть некоторый изъян, хромота такая, это делает её живой, появляется человечность, не оставляя места надменности.

Так что всё звучит как надо, переделывать ничего не хочу.

Влада: Как Вы считаете, музыка в первую очередь должна быть средством самовыражения для музыканта или же она должна больше отвечать потребностям и интересам слушателя?

Роман: Не считаю, что здесь есть какое-то противоречие или противоборство. Если что-то нравится тебе самому – найдутся и единомышленники.

Алексей: Можно ли назвать Ваш альбом концептуальным и какая основная концепция у этого диска?

Роман: Общая идея заключена в названии – “Дурак на войне”, но задачи связывать песни друг с другом каким-то общим сюжетом не было. А вот над последовательностью треков думал, вот здесь есть определённый сценарий со своим началом, развитием и завершением.

Алексей: Вот как раз по поводу сценария и хотелось узнать поподробнее. Какую концептуальную функцию выполняет интро-инструментал (что это за “Первый шаг”?) и чем собственно всё заканчивается?

Роман: «Первый шаг» название не случайное – это в прямом смысле первый шаг, и человека в этом мире и группы нашей тоже на этом альбоме, детские голоса на детской площадке, которые идут фоном, тоже не случайны, они очень уместны здесь. Мой брат Родион когда послушал, сказал что правильно что вещь инструментальная, ведь когда ребёнок делает первые шаги, он ещё не умеет говорить, а я об этом даже и не подумал, очень интересная мысль.

Ну, а дальше идёт развитие, человек живёт, и выпускником песочницы становится, и дураком на войне, и кареты чёрные мимо него проносятся, и мечты, и эшафоты, и страх душит и царьки глумятся, и дорога перед ним ледяной полосой, но когда-нибудь…

Вот так мне видится.

Виктория: Как бы Вы описали свой диск с помощью трёх слов и как считаете, какова главная причина, по которой стоит послушать Герду?

Роман: На первую половину вопроса затрудняюсь ответить, а послушать можно хотя бы из интереса, материал неплохой.

Алексей: Ваш альбом оставляет ощущение, что вам удалось вдохнуть жизнь и энергию в олдовые железные клише, и в старых стальных риффах Герды есть нервы, вены, кровь и живая пульсация чувств и эмоций. На данный момент я слушаю альбом уже две недели подряд и до сих пор меня не покидает ощущение невероятно свежести и бескрайней эмоциональности этих композиций. Такое чувство, что песни, попавшие на диск, выстраданы до крайности и буквально написаны кровью сердца. Можете как-то прокомментировать?

Роман: Благодарю. Что могу сказать, я не умею садиться за стол и начинать мучительно выдумывать какие-то построения, весь материал альбома написан на вдохновении, основа приходила сразу, а всё остальное уже дорабатывалось в процессе. Может быть, в этом всё дело…

Виктория: У Вас очень необычные для трэша и металла тексты, необычные метафоры. Кто повлиял на вас как на автора лирики? И почему в лирике с такой серьёзной направленностью так много сленга?

Роман: Всё верно, как я и сказал, не было задачи записать метал, была задача максимально точно выразить идею каждой песни и подобрать максимально органичное для неё звучание.

А по влиянию… Трудно сказать, времена, когда хотелось кому-то подражать прошли, сейчас интересно своё создавать, поэтому даже не знаю…

Сленга, вроде, не много, ну, по моим меркам, как-то вот так получилось, не могу сказать что-то определённое по этому поводу.

Алексей: Как создаются такие тексты и как часто за Вашими песнями лежат какие-то конкретные жизненные истории? Можете рассказать об истории создания одной из песен с диска “Дурак на войне”?

Роман: Нет, никаких отдельных историй, подтолкнувших к написанию какой-то песни или которые легли в основу её сюжета нет, как-то всё само по себе происходило. Рецепта как написать текст у меня тоже нет, пишется как-то, а как не знаю.

Виктория: “Дурак на войне” – это исповедь, анализ жизненного пути, дань минувшей эпохе или что-то другое? Что лично для Вас этот альбом?

Роман: Для меня это, в первую очередь, большая радость, это тот альбом, который всегда хотелось записать.

По поводу перечисленного… Да нет, ни о чём подобном я не думал.

Алексей: А откуда пришло такое название для альбома и как оно связано с содержанием диска? Кто этот дурак и на какой войне он находится?

Роман: Говоря попросту, это человек, который пытается жить не по звериным законам, которые диктует этот мир, а по человеческим, пытается жить достойно на своём квадратном метре, в результате оказываясь в дураках, но это не значит что он не прав.

Алексей: А пацифистские мотивы стоит искать на диске? Как Вы относитесь к войне и к милитаристской эстетике?

Роман: Я не люблю штампы, а пацифизм и анархия давно уже стали штампами в роке, из-за чего он очень часто выглядит пародией на самого себя, мне это не по душе, поэтому тексты писал в отрыве от всего этого. Так что если там и есть что-то такое, то это получилось само собой, не целенаправленно.

Виктория: Мне показалось, что основное настроение альбома – это ностальгия. В том числе ностальгия по временам советского металла и в целом по той эпохе. Это так?

Роман: Нет, ностальгия это когда ты тоскуешь по тому, что прошло, а на альбоме всё живое, всё здесь и сейчас.

Алексей: А у меня осталось ощущение, что альбом мрачный и горький, грустный, глубокомысленный, но его смысл и идея – стремление к свету и призыв верить и оставаться человеком не смотря ни на что. А Вы как считаете, чего на альбоме больше: мрака или надежды?

Роман: Надежды конечно.

Виктория: В сказке про Герду и Снежную Королеву всё закончилось хорошо, а в жизни Вы верите в возможность благостного и счастливого исхода? Такое бывает? Счастливый металлист это не нонсенс?

Роман: Перманентного счастья, думаю, не бывает, да и не уверен, что это нужно. Счастливый исход? Не знаю… Я ценю то хорошее, что есть сейчас.

А что касательно любителей тяж. мета, то они как раз люди, как правило, весёлые и оптимистичные. )

Алексей: Как так вышло, что песня “Вот мечта, вот эшафот” стала настолько длинной и настолько непредсказуемой? Что означает меланхоличная кода и о чём повествует эта вещь?

Роман: В этой песне много разных музыкальных частей, много текста, отчасти ещё и потому что первый куплет потом повторяется в конце в качестве третьего, но так надо было, просто было понятно что надо и всё, этого требовала сама песня. Коды этой лиричной изначально не было, то есть песня заканчивалась вот этим риффом тяжёлым, постепенно утихающим. Просто как-то сидел и наигрывал припев на чистом звуке и решил попробовать, как тут могла бы идти вторая гитара, записал, начал прикидывать разные варианты, в итоге получилась вот такая партия, мне она понравилась, и мы её поместили в конце песни в качестве её завершения, в итоге это добавило ей нужного настроения.

Время звучания трека для меня значения не имеет, не важно, пять минут или пятнадцать, главное - идею выразить.

О чём повествует песня всегда трудно сказать чёткими сухими словами. Я ведь не логическую цепочку какую-то составляю…

Вообще я думаю что иногда то, что понимает слушатель может оказаться куда интереснее и важнее (во всяком случае для него), чем то, что имел в виду автор. Поэтому пусть каждый поймёт что-то своё. В этом большое преимущество искусства – оно не ультимативно.

Виктория: А меня больше всего впечатлил на диске эффект эха в этой песне! Как пришли к идее задействовать такой ход, в чём тут философский смысл и есть ли он вообще?

Роман: Смысла особого нет. Причины по которым так было сделано следующие: изначально этих допевок не было, и мне не нравились вот эти пустоты между строчками, было ощущение что чего-то не хватает, как-то проседали куплеты, особенно первый. Сначала была идея заполнить эту пустоту гитарными штрихами, но как-то не пошло дело, в итоге пришла мысль повторять строку ещё раз с небольшим запозданием, что и было сделано, в результате всё встало на свои места.

Алексей: Песня “Добрый день, HMR boy” это как будто Ваше обращение к самому себе двадцать пять-тридцать лет назад. Можно ли воспринимать эту песню так?

Роман: Можно, но на самом деле мало что поменялось с тех пор.

Алексей: То есть в плане самоощущения Вы – всё тот же HMR-boy, каким были тридцать и более лет назад? А как бы Вы определили суть HMR-мировоззрения и как бы описали людей категории HMR-boy? Помнится, в журнале РокАда в 1991 году по этому поводу было такое определение: “металлисты – это люди с длинными волосами и с короткими мыслями”, можете как-то прокомментировать?

Роман: Скажу “да” – совру, скажу “нет” – тоже совру. Конечно, время идёт, что-то меняется, люди ведь не консервы, которые хоть через двести лет открой - а там всё как и было… )) Но сердце-то оно всё то же в нас бьётся… 😉

Ну, а по поводу всех этих острот в сторону металюг… Ну, что тут скажешь… Мысли, может, и короткие, зато они есть. 😉

Алексей: Вы уже упоминали выше группу Кино, и я не могу не заметить интересную параллель: Ваш трек “Добрый день, HMR-boy” звучит как реминисценция и чуть ли не как калька с одного из главных хитов Кино “Последний герой”. Эдакое переложение идей Кино и в частности этой песни на металлические рельсы. Вы так и задумывали изначально этот трек или параллели по большей части случайны?

Роман: Случайны. Пока Вы меня об этом сейчас не спросили, я этого не замечал, а вот сейчас вижу, что действительно есть параллели, интересно… )

Виктория: А если бы у Вас появилась возможность обратиться к самому себя в возрасте 15 лет, что бы Вы сказали, порекомендовали, от чего бы постарались уберечь юного себя?

Роман: Есть слова и поступки той поры, за которые стыдно, вот, наверное, и сказал бы: «Дружище, будь осмотрительнее, ты слишком беззаботно ранишь людей, ты не прав, так нельзя.»

Алексей: Самая обречённая и мрачная композиция на диске – это однозначно “Каждый момент жизни”. Она как будто впечатывает в землю своей свинцовой тяжестью. Стоит ли искать какие-то тайные смыслы в том, что альбом завершается так отчаянно и безысходно?

Роман: Тайных нет, другого завершения альбома я не представлял, к этой песне подводили все предыдущие. Далась она тяжело в плане записи, сессии четыре наверное на неё ушло, она записывалась тоже предпоследней, уже в конце работы над альбомом, усталость накопилась, чувствовал себя выжатым лимоном, руки дубовые были, не слушались, в общем «всё как мы любим». )) Тема «Но когда-нибудь» после неё тоже не случайна, она просто обязательно должна быть последней на альбоме, это замысел.

Виктория: А какая песня с альбома Вам самому нравится больше всего и кажется объективно самой сильной и интересной?

Роман: Трудно выбрать, все разные, все дороги. Наверное «Каждый момент жизни» воплотила в себе все начала Герды, и метальное и роковое, и балладное, возможно она и интересна тем, что послушав её можно составить представление о группе и об альбоме в целом.

Алексей: Нет ли у Вас ощущения, что сейчас в нынешнюю цифровую эпоху, когда основная масса слушателей тяжёлого рока привыкла к совершенно другому звучанию и другой, более легковесной и поверхностной, развлекательной подаче, Ваш альбом просто пройдёт незамеченным и не сможет пробиться к своему слушателю, зажечь сердца?... Когда я слушаю Ваш альбом, у меня в голове как будто звучат слова Мережковского, который говорил о своей книге “Тайна Запада: Атлантида-Европа” как о записке в бутылке, которую бросает в недра океана потерпевший кораблекрушение в надежде на то, что её кто-то найдёт и сможет внять его советам, нет ли у Вас ощущения, что “Дурак на войне” это тоже такое обречённое послание, у которого крайне мало шансов на успех?

Роман: С самого начала я знал, что та музыка, которая представлена на альбоме, не модная и не массовая, поэтому об успехе в виде популярности речи не шло изначально, другие уже цели были – сделать запись так, как это видится правильным, выразить идею и настроение максимально точно и честно, а по завершении поделиться результатом с людьми, среди которых найдутся те, кому эти песни придутся по душе. Всё это сделано, альбом записан, люди, которым он понравился, есть, поэтому я считаю, что с задачей мы справились, и цели поставленные достигнуты. Вот это и есть главный успех для меня.

Виктория: Как Вы уже упоминали, “Каждый момент жизни” – не последняя вещь на диске, всё завершается коротенькой зарисовкой “А когда-нибудь”, которая вроде бы намекает на то, что надежда есть, всё не так уж плохо… А во что верите и на что надеетесь в своей повседневной жизни Вы, Роман? Честно говоря, я немного в шоке от того, что реально существует человек, который смог так бережно пронести хэви-метал-идеи через столь многие годы и не только им не изменить (такое случается и встречается), но творчески их развить и вписать в цифровой XXI век. Наверняка у Вас есть какой-то очень мощный и серьёзный стимул, который позволяет хранить этот огонь, когда некоторые группы съехали в самокопирование и формализм?

Роман: Да, в общем-то всё развитие как ни странно заключается в том что я не пытался создавать треки в каком-то одном ключе, делал не по устоявшимся шаблонам, а как видел сам, вот и всё собственно.

А что касательно самоповторов, то, наверное, они неизбежны если строго придерживаться однажды выбранной стилистики, тут уж ничего не попишешь…

Влада: Не рассматриваете ли Вы вариант с написанием песен на английском языке?

Роман: Нет, это вряд ли. Но есть несколько идей кавер-версий англоязычных песен, если только в этом смысле. Но сейчас с этим сложно всё стало, не знаю, выйдет ли из это что-нибудь или нет.

Алексей: Уже есть задумки и намётки по поводу следующего альбома? Готов ли какой-то материал для него?

Роман: Материал есть, но он находится пока на стадии заготовок, какие-то отдельные риффы, несколько «скелетов» куплет/припев, очень мало текста, можно сказать вообще нет, какие-то строчки отдельные… То есть работать есть над чем, а получится ли довести это всё до ума – не знаю. Надеюсь, что получится.

Виктория: Будут ли какие-то синглы и EP до релиза полноформатника? Может быть, клипы?

Роман: Синглы вполне возможно, а клипы – вряд ли, как-то даже не думаю об этом.

Влада: Есть ли какие-нибудь конкретные животрепещущие темы, которые Вы хотели бы затронуть в своей музыке в будущем?

Роман: Трудно сказать, что захочется сказать в будущем, только дожив до него, об этом и узнаешь.

Алексей: А сейчас есть такие темы и проблемы, о которых хотелось бы написать песню, или всё, что наболело и назрело, воплотилось в только что выпущенном альбоме?

Роман: Альбом абсолютно точно и полно отразил затронутую тему, там уже ни прибавить, ни отнять, он завершённый. Работали над ним долго, полтора года, и сейчас, если честно, хочется просто отдохнуть, ни о чём особо не думать, сидеть и поигрывать на гитарке что-нибудь не определённое, а не оттачивать очередную партию к очередной сессии, в общем, хочется побездельничать. )) Ну, а как надоест – приступим потихоньку к записи новых песен.

Алексей: Стоит ли ждать и надеяться, что Герда станет полноценной концертирующей командой и начнёт давать концерты?

Роман: Думаю, что нет. Я очень студийный человек, мне нравится процесс создания, записи трека, экспериментировать, а сцена как-то не моё что-ли…

Виктория: И Вам самому совсем не хотелось бы выйти с материалом альбома “Дурак на войне” на сцену и сыграть его вживую? Или того, что песни записаны и доступны для прослушивания уже вполне достаточно, как считаете?

Роман: Да, мне достаточно студийных записей, и того что они отпущены в свободное плавание и доступны для прослушивания. Вижу в этом основную задачу.

Алексей: А может, с какой-то конкретной западной прославленной группой хотелось бы выйти на одну сцену, чтобы сыграть песни с альбома? Есть какие-то мечты и фантазии по этому поводу?

Роман: Нет, вообще никаких.

Виктория: Традиционный вопрос про планы и творческие амбиции. В контексте данного интервью он выглядит на удивление уместным и не кажется “дежурным”…

Роман: Хотелось бы хотя бы один альбом ещё записать. Наверное, всё. А амбиций просто нет. )

Алексей: Ваши финальные слова и напутствия тем, кто нас сейчас читает?

Роман: Напутствия давать не рискну. Но я вот что хочу сказать – будьте собой и в жизни и в музыке – именно это и интересно и именно так появляется вкус и того и другого. И берегите себя и тех кто рядом.

Алексей, Виктория: Спасибо за интервью!

Роман: И от меня вам искренняя благодарность! Было действительно интересно.

Алексей “Astarte Eel” Иринеев, Виктория “Caracal” Озёрная, Vlada Salt

Не всё то золото, что блестит: новый взгляд на олдскул от наследников Аспид и Morgoth. Интервью с Critical Extravasation.

03-02-2020 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Молодой столичный коллектив с пугающим названием Критическое Кровоизлияние активен не так уж и давно, но уже способен показать, где раки зимуют всем сомневающимся, что молодёжь ныне способна играть технично, злобно и прицельно. Они с удовольствием каверят патриархов жанра, но их собственные композиции даже ещё более интересны и презентабельны, а свойственные юности задор и непосредственность, которые мы с каждым годом всё более меняем на опыт и понимание, делают их творчество ещё харизматичнее и ярче. Перед вами каверзное и критическое интервью, из которого вы наверняка узнаете всё, что хотели знать о современном состоянии отечественного мело-техно-дэта в его притрэшёванной вариации и получите отличный заряд позитива от наших вопросов и ответов участников Critical Extravasation.

Алексей: Приветствую, Critical Extravasation! Как бодрость духа и чем занимаетесь в эти зимние пушистые и снежные деньки: болеете, трудитесь или уже вовсю поглощены предновогодней суетой?

Сергей: Пытаюсь разгрести планы трёх других групп, параллельно не забывая работать над новым материалом Critical Extravasation.

Александр: Привет! Я сейчас занимаюсь своим проектом Sieta, но это правда, в рамках Critical Extravasation мы тоже кое-что готовим.

Виктор: Денек добрый! Да так, потихоньку. Материал на полноформатник пишу, другими проектами занимаюсь, учусь.

Виктория: Мира, трэша и добра! Расскажите, как вы докатились до такой злобной и олдскульной жизни и почему вы решили играть такой ностальгический и несовременный материал?

Сергей: Отвечу фразой классика: "Никогда такого не было и вот опять."

Александр: Дэт 90-х более чистый и интересный, чем 00-х. И в последнее время я всё чаще встречаю группы, которые не используют веяния 00-х, такие как гипер-техничность, примеси грайндкора и дэткора, чистый вокал. Меня это радует.

Виктор: Да не знаю. А что мне ещё играть? Панк? Брутал дэт? Камбоджийский слэм-джаз с нотками банана? Если честно, то эстетика тех времен как-то больше всего привлекает. И как по мне, лучшего подхода к написанию тяжёлой музыки, чем в 70-х, 80-х и 90-х не было и никогда не будет.

Алексей: А  почему у вас в сообществе ВКонтакте совсем нет никаких описаний и биографических данных о группе? Вы так медлительны, что ещё не успели приложить руки к этому делу или вы полагаете, что кому надо, тот сам всё разнюхает у знакомых и раскопает в недрах имеющихся с вами интервью?

Сергей: Группа совсем новая и ещё не произошли те великие события,  о которых можно было бы слагать биографические данные.

Александр: Наша жизнь не такая уж интересная. На самом деле, полагаю, что Витя просто не считает это важным.

Виктор: Вряд ли кому это интересно. Ну а так, постим рецензии и интервью, чтобы не забывали.

Виктория: Всегда было интересно: почему такие юные люди начинают вдруг интересоваться делами давно минувших лет, раскапывать реликты вроде Demolition Hammer и Morgoth и играть в том же духе? Чем вас так привлекает олдскул?

Сергей: На самом деле мы интересуемся ещё более старой музыкой, в основном 70х-80х годов. А написание дэт-метала уже вытекает из этого, ведь классики этого жанра так же вдохновлялись хардроком и хэви металом.

Александр: Ну не знаю, я как раз люблю 90-е и вдохновляюсь музыкантами того времени. На мой взгляд, это пик музыкальной идеи. С появлением интернета хорошей группе стало тяжелее быть замеченной, как ни парадоксально. Но, думаю, время всё расставит на места.

Виктор: Лично сам не понимаю. Может, в этом есть некий тренд. Лично мне кажется, что достойной, современной альтернативы просто нет.

Алексей: Как вам удалось так быстро узнать так много классических метал-команд и начать так хорошо в них ориентироваться? (как вам, к примеру, удалось различать по звучанию демки Sadus и Hirax?)

Сергей: Я не считаю, что послушал достаточно музыки для своих лет. Мне 23, и мне кажется, я должен был успеть ознакомиться как минимум с втрое большим количеством групп, чем смог на данный момент.

Александр: Да, мне тоже немного стыдно, как мало я всего слушал. Обещаю себе больше времени уделять на ознакомление с новыми для себя альбомами. Я, наверное, очень многое пропустил.

Виктор: Ну, вообще, отчасти это блага интернета. Сейчас можно узнать про любую редкую группу из любой точки мира. А так мне просто интересно изучать жанр, открывать новые команды.

Виктория: Важны ли для вас оригинальность и новаторство как таковые или творчество для вас – это воспроизведение канонов и идеалов классического трэша максимально близко к этим канонам и идеалам?

Сергей: Зависит от творческой задачи. Иногда ставится цель сделать песню в канонах жанра, иногда что-то новое. Я обычно действую спонтанно и пока в рамках Critical Extravasation не выходил за рамки жанров. Новый материал мы пишем уже более навороченный.

Александр: Во время написания Skyglow я главной задачей ставил придумать как можно больше нового. Но на момент написания первых песен, я ещё мало чего слышал, поэтому не всё, что я писал, оказалось новым. Critical Extravasation же (особенно пока невышедший материал), на мой взгляд, отлично совмещает обе задачи: вписывается в жанр, добавляя что-то своё. Не говорю, что такого ещё никогда не было, но было слишком мало. Я бы хотел, чтобы дэт развивался в этом направлении.

Виктор: Я считаю, что некая оригинальность всё-таки важна, а то можно превратиться в навозную ферму типа нуклеар бласт, вообще их релизы слушать не могу.  Но и соблюдать каноны, на самом то деле, тоже не всегда легко. Иногда можно превратиться в одно большое клише, как некоторые команды на нашей сцене, которые якобы канонам трэша следуют. Иногда можно просто играть хреновую, слабую музыку под предлогом того, что оригинально. Новый материал, наверное, отойдёт в сторону оригинальности, но я крайне надеюсь, что и каноны тоже будут соблюдаться.

Алексей: Согласны ли вы с поговоркой “старый трэш лучше новых двух” и как думаете, что такого особенного было у групп 80-х?

Сергей: У старых групп была неповторимая сырая энергетика и атмосфера. Но в то же время у современных групп есть много интересных идей, хотя процент интересных коллективов сейчас очевидно ниже, чем в 80-е.

Виктор: Наверное, да. Я примерно 95% современного трэша не выношу, всякие Municipal Waste, Toxic Holocaust, Evile, Havok и т.д. Все как-то вылизано, неинтересно и одно похоже на другое. Я считаю, что подобные группы для детей, которые только что узнали про трэш и не разбираются, что к чему. В 80-х у каждого было своё видение не только трэша, но и тяжёлой музыки в целом, и поэтому метал тех времен куда более интересный.

Виктория: А как быть с утверждением, что всё новое - это забытое старое, а следовательно, что бы кто ни изобрёл - это уже было? И был ли у вас подобный опыт? (написали новую песню, к примеру, а потом вдруг находите древнюю раритетную демку Nuclear Assault, а там как раз эта вещь – уже записанная и придуманная)

Сергей: Подобные вещи бывают, но очень редко, когда наступает полная творческая апатия. Если есть вдохновение, писать можно много и хорошо. Музыка неисчерпаема.

Александр: Очевидно, что не всё. В античные времена дэта не было, а сейчас есть, значит, кто-то его придумывал. Да, некоторые треки Skyglow я писал до того, как успел послушать Death, а потом услышал много совпадений.

Виктор: Ну не знаю, я с таким не сталкивался. Я считаю, что всё ещё есть место, чтобы двигаться дальше, хотя бы в рамках отечественной сцены.

Алексей: Что вам нравится больше: придумывать и исполнять свой собственный материал или переигрывать метал-классику?

Сергей: Исполнять свой материал, безусловно, интересней, но поиграть дома песни других групп для себя всегда приятно, к тому же это часто наталкивает на новые музыкальные решения.

Виктор: Ну, естественно, придумывать свой материал. Я каверов ещё в 2017 году наигрался. Ну а так, выпив пивка, и поджемить Палачей или Самый Хеви В Городе всегда приятно.

Виктория: Как считаете, применим ли термин "золотая молодёжь" к метал- и рок-музыкантам и в частности к вам? И какой образ стоит у вас за этим определением?

Сергей: Есть определенная прослойка ребят, которые могут заниматься музыкой исключительно за счёт родительских финансов. Это точно не про меня. Первую электрогитару я собрал сам на соответствующем кружке, а на все оборудование зарабатывал и копил своими силами с 15-ти лет.

Александр: Я очень рад, если у кого-то, кто хочет делать хороший метал, есть на это деньги. К сожалению, в основном металлисты выходят не из богатых семей. О финансировании лейблами тоже и речи нет, так что приходится где-то самому искать деньги. Мне очень помогает брат, который также зарабатывает своим трудом.

Виктор: Ко мне это к счастью относится. Лично мне повезло родиться в благополучной семье, где поддерживают мои творческие увлечения. Ребята, которые увлекаются роком или металлом, в основном из рабочих или средних классов, лично я – исключение. Имея больше возможностей, чем другие музыканты, я пытаюсь помогать другим. Например, помогал Серёге с записью барабанов и ребятам из Daredevil с созданием первой демки. Из моего личного опыта, большее количество людей, которых можно назвать золотой молодёжью, являются мещанами. У них ограниченный взгляд на мир, обывательский вкус в музыке, одинаковые ценности по типу потребляй, работай, сдохни. Считают, что всё делается ради бабок, как правило пытаются показать материальное благополучие своих родителей через шмотки и украшения. Это конечно не про всех, у меня самого есть немало друзей благополучного происхождения, но это большинство, по моему мнению.

Алексей: Как часто у вас в жизни случаются случаи из серии “не всё то золото что блестит” и можете ли рассказать какую-нибудь забавную или поучительную историю на эту тему?

Сергей: Можно применить эту фразу к нашему поиску музыкантов. Хорошо, что мы нашли действительно стоящих людей в конечном итоге.

Виктор: Да это почти про всех баб)

Виктория: А если быть совсем краткими и лаконичными, то как бы вы себя охарактеризовали? Critical Extravasation – это…?

Сергей: Новый взгляд на олдскул.

Александр: Развитие дэта 90-х.

Виктор: Это не есть музыка, это так называемый этап эйфории. Поддерживаемый охотой крепкой.

Алексей: И как так вышло, что вы такие краткие и лаконичные по жизни: выпускаете всё сплошь синглы, демо и EP, описаний длинных не пишете, отвечаете лаконично?...

Сергей: Такова наша суть.

Александр: У меня альбом есть…

Виктор: Ну, это только начало. Землю, так сказать, прощупать.

Виктория: В одном старом рок-журнале (РокАда, 1991 год), я нашла такое определение: “металлисты – это люди с длинными волосами и короткими мыслями”. Как думаете, насколько это отражает действительность?

Сергей: короткими, но лаконичными. Ведь краткость – сестра таланта.

Виктор: Про некоторых это может быть правдиво. Но это точно не про нас.

Алексей: Кое-кто из трэшеров считает, что мат и нецензурная лексика это как рафаэлло (“вместо тысячи слов”), а что для вас грубые и нецензурные выражения?

Сергей: Нецензурные выражения – часть великого и могучего. Они могут иметь место для эмоциональной окраски в определенном обществе, главное не перебарщивать.

Александр: Если по поводу текстов, то нужно умело сочетать это. Иногда мат в тексте рушит всю атмосферу песни, а иногда он необходим.

Виктор: Да я сам нередко пользуюсь нецензурными выражениями. Лично мне кажется, что мат может быть уместен в определённой музыке, типа Carnivore. Ну а в более серьёзной музыке лучше не употреБЛЯТЬ.

Виктория: Что, по-вашему, отличает вашу группу от других представителей “притрэшованного дэта”? Легко ли вы относитесь к экспериментам и как часто вы готовы на них идти?

Сергей: Жанр за нас определили слушатели. Мы лишь пишем музыку, которая подходит под наш неформулируемый концепт, являющийся исключительно экспериментальным.

Виктор: Мы не берём в группу людей, у которых половой член короче 20 см. Вне зависимости от пола.

Алексей: Ну, хоть не зависимо от пола (приятно, что вы не какие-нибудь фанатики, желающие кого-то дискриминировать). А какая из версий (ваша или оригинальная) треков Morgoth и Autopsy вам самим больше нравится? (только честно)

Сергей: Не знаю, не слушал ни ту, ни другую.

Александр: Не знаю, что за кавер на Autopsy, но вокал в “Body Count” конечно лучше вписывается в трек, чем мой.

Виктор: Да и там, и там оригинал круче. Но мне кажется, у нас неплохо вышел Morgoth, слушатели оценили.

Виктория: А бывает ли такое, что вам в силу каких-то непреодолимых обстоятельств приходится врать и лукавить или вы свято чтите моральный трэш-кодекс и всегда суровы и правдивы?

Сергей: Я вообще врать не умею.

Александр: Какой хороший вопрос!... Чёрт. Я 23 года не врал, и только что разрушил свой принцип из-за вас.

Виктор: Любой человек подсознательно врёт, чтобы казаться лучше.

Алексей: Слово “кровоизлияние” у вас в названии как бы само собой намекает на то, что не обошлось без влияния (кровоиз-влияния) некой группы Аспид. Это так?

Сергей: Вы исключительно догадливы. Это отсылка.

Виктор: Это правда!

Виктория: А почему вы решили переименоваться и сменили одно труднозапоминаемое название на другое….ещё более труднозапоминаемое?

Сергей: Прошлое было придумано до меня, и оно мне не понравилось. Предложил поменять. Взяли за основу отсылку на классиков российского техникал-трэша и добавили подходящий эпитет.

Виктор: Ну, потому что легко запоминаемые названия – это не тру.

Алексей: Как считаете, почему вам так не везёт с драммерами и действительно ли обязательным условием для драммера вашей группы является умение читать-понимать ноты?

Сергей: С драммерами не везёт никому. Самый редкий тип музыкантов, как минимум в России. Я очень рад, что мы никого не нашли и в итоге дождались переезда нашего студийного барабанщика, Темы, в Москву.

Александр: Содержать установку в России тяжело, поэтому на ней мало кто играет.

Виктор: В России дорого играть на барабанах. Плюс, это, наверное, самый сложный инструмент в освоении. Так что респект Тёме, что преодолевает все трудности и продолжает играть. Читать ноты не обязательно, но умение пользоваться Guitar Pro – да.

Виктория: В вашем сообществе ВКонтакте теперь регулярно выкладываются скрины переписок с различными людьми, с какой целью это делается и значит ли это, что с вами надо вести дела осторожно, потому что любое неосторожное слово в лс рискует быть обнародованным и растиражированным?

Сергей: Это была разовая шутка с моей стороны. Регулярности никакой нет, но, возможно, если мы получим ещё достаточную порцию смешного спама, можно будет обнародовать.

Виктор: Это нестандартный контент. Редко группам предлагают закупить лампы.

Алексей: Не опасаетесь ли, что переписки с вами какие-то другие предприимчивые третьи лица тоже начнут сканировать и выкладывать у себя?

Сергей: Я буду только рад, ничего такого зазорного я не пишу, а уж рассылкой спама от магазина светильников точно заниматься не планирую.

Виктор: Да вообще всё равно.

Виктория: Когда следует ждать полноценный релиз? Ведётся ли уже работа над ним? Будет ли полноформатник следовать в том же музыкальном ключе, что и ваш EP и будут ли на нём какие-либо сюрпризы?

Сергей: Мы работаем над полноформатом, но из-за нашей скрупулезности в этом деле и занятости в других проектах, релиз его пока не представляется скорым. Материал будет намного интереснее и экспериментальней.

Александр: Полноформатник пишет Витя, на мой взгляд, в нормальном темпе, просто это не быстрое дело. Но до него мы, надеюсь, ещё кое-что выпустим.

Виктор: Ну, мы пишем, медленно, но пишем. Уже где то 50-60% материала написано. Материал будет отличаться, не кардинально, но всё-таки. Материал будет всё равно угарный и башкотрясный, но уже с отклонением в сторону прога. Точно не могу сказать когда выйдет, думаю, ко второй половине следующего года.

Алексей: Будут ли на готовящемся лонгплее каверы и какие шансы у Тэйлор Свифт и Мадонны на то, что вы захотите переиграть и перепеть их песни?

Сергей: Выбор кавера я предоставляю Виктору.

Виктор: Мы планируем запилить угарный альбом каверов и не только! Там будет хардбас версия Primal Rage, а также кавера на Альбину Сексову, Бредор, Пророка Санбоя, Пугачёву, Алису и многих других. Как гостевые участники будут - Шуфутинский, Розенбаум и Газманов.

Виктория: А Мадонна и Тэйлор Свифт как всегда в пролёте…. Ваш актуальный EP вышел на диске и на кассете, а будет ли винил, и на каких носителях вы сами предпочитаете слушать музыку? И всегда ли вы стопроцентно ощущаете ли вы разницу между диском/кассетой/винилом/цифрой в плане звучания?

Сергей: В виниле смысла не вижу. Лично я не имею возможности заниматься коллекционированием, поэтому слушаю музыку только в mp3, а диски приобретаю исключительно для поддержки локальных групп.

Виктор: Я люблю коллекционировать винил, и самому хотелось бы, чтобы наши релизы на нём выходили. Как ни крути, в физическом формате есть некий ритуал, особенно в виниле. Ну а некоторые альбомы куда лучше звучат на виниле, чем в цифре. Например Watchtower “Control and Resistance”, любой альбом Black Sabbath или Doors.

Алексей: В вашем послужном списке помимо музыкальных достижений значится так же организация собственного фестиваля, который назывался Thrash Outbreak. Как пришли к идее замутить этот движ, как всё прошло и когда ждать повторения?

Сергей: Я тогда в группе не играл, хотел сходить на вышеупомянутый фестиваль, но проиграл в неравной битве с алкоголем.

Виктор: Это я тогда организовал этот фестиваль. Я взялся за это чисто из-за того, что просто не было гигов, куда нас могли позвать. Прошло всё не очень, лайнап сам по себе был не лучший, ну а самые козлы были администрация клуба. Они выгоняли наших фэнов абсолютно ни за что, из-за этого я во время выступления не раз высказывался в их сторону. Когда мы начали играть последнюю песню, то нам отрубили звук и сказали, что концерт окончен. Ещё нашего гитариста Лёху чуть не повязали за час до выхода на сцену. Но зато мы почти вышли в ноль. Ко мне часто подходили люди и спрашивали “Когда повторение? Когда вторая часть?”. Если честно, то хрен его знает. Может быть, в далёком будущем, ну а так вряд ли. Плюс, я не понимаю определённый культ вокруг того мероприятия.

Виктория: Какие традиции есть в вашей группе и нравится ли вам следовать традициям и повторять  какие-то фишки из раза в раз или вам больше по душе непредсказуемость?

Сергей: У нас есть замечательная традиция обмениваться бранным словом с Виктором (особенно с переходом на личности).

Виктор: У нас есть замечательная традиция обмениваться бранным словом с Сергеем (особенно с переходом на личности).

Алексей: Уже совсем скоро, в январе вашей творческой активности будет три года. Как будете праздновать?

Сергей: Жахнем по стопарику.

Александр: Поедем в лес и будем слушать блэк-метал.

Виктор: Хрен его знает, бухнём!

Виктория: у вас уже состоялось несколько, довольны ли вы ими и в частности своими ответами или не обошлось без того, что задним числом хотелось что-то подкорректировать и переформулировать?

Сергей: Не жалею, не боюсь, не прошу.

Виктор: Нет.

Алексей: Самые нелюбимые и самые любимые интервью-вопросы уже успели появиться?

Сергей: Вопрос про золото сбил с толку.

Виктор: Вопрос про золотую молодёжь.

Виктория: Какое из всех имевших место на сегодняшний день интервью с участием вашей группы вам самим больше всего понравилось, и на какое место поставите в данном рейтинге нашу сегодняшнюю беседу?

Сергей: Пожалуй, это самое интересное.

Виктор: Сложно составить рейтинг. Но самые любимые, это вот это вот. Вот это, а также финское.

Алексей: Какого вопроса вы больше всего ждали сегодня, но так и не дождались?

Сергей: "В скольки группах Вы играете?". Хорошо, что не спросили, я всё равно не могу посчитать.

Александр: “Путин – красавчик?”.

Виктор: Любимый алкогольный напиток. P.S. Если видите меня на гигах, то можете угостить охотой крепкой, потому что я поднимаю трэш в стране.

Виктория: Что в ближайших планах и как будете встречать Новый год?

Сергей: Выпустить пару альбомов и выпить пива.

Александр: И, как видите, пива мы уже выпили.

Виктор: А альбомы не сделали.

Алексей: Ваши final words для тех, кто дочитал нас до конца и не сломал себе мозг?

Сергей: Храни вас хэвиметаллический господь (Роб Хэлфорд).

Александр: Работайте, братья.

Виктор: Побольше рашн водки, угара, например, моднейших телепередач и всех дичайших благ, например! А также желаю приобрести наше музло на физическом формате!

Алексей, Виктория: Спасибо за интервью!

Алексей “Astarte Eel” Иринеев, Виктория “Caracal” Озёрная

“Мы просто ненавидим всех и вся!” Интервью с HateCrime.

03-02-2020 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Злобный питерский коллектив HateCrime очень хорошо зарекомендовал себя своим дебютным полноформатником и активной концертной деятельностью, а когда настал черёд второго лонгплея “Music About Death”, который, кстати говоря, стал лучшим альбомом ноября 2019 у нас на ASTARTA, они решили не просто расти и прогрессировать, а устроили самый настоящий эволюционный скачок и изменились практически до неузнаваемости. Их “Музыка о дэте” это мощь, ярость, мизантропия и сила, это Оруэлл, Замятин и Хаксли – иными словами, нам с вами сейчас предлагается попробовать на зуб и оценить настоящий манифест антиутопического мизантропик-дэта, а попутно почитать о том, что куда вставляется, как называется и откуда произрастает в этом горячем зимнем интервью с лидером группы вокалистом Дмитрием. Маленький спойлер: текст, что виднеется внизу, действительно даст вам немало пищи для ума и возможностей поразмышлять о природе ненависти и плюсах/минусах такой экзистенциальной позиции как мизантропия, так что читаем, восхищаемся (или ужасаемся), не соглашаемся (или соглашаемся), выискиваем парадоксы и делаем выводы.

Алексей: Приветствую, Дмитрий! Как настрой и сколько времени праздновали выход “Music About Death”?

Приветствую. Настрой боевой, впрочем, как всегда, мы всегда готовы крушить. Как праздновали выход второго альбома? По-моему, вообще не праздновали, просто ментально оценили это действие (выход альбома) по достоинству. )

Виктория: Хотела выпалить в атмосферу “Доброго времени суток!”, но осеклась, вспомнив про вашу мизантропическую и хейтовую концепцию. Поэтому сразу же вопрос: как вас приветствовать, как к вам правильнее обращаться и как вы сами приветствуете друг друга в быту и в повседневности?

Приветствовать можно как угодно, даже «Доброго времени суток», ведь по сути, для кого-то «добро» это овечек пасти, а для кого-то устраивать геноцид в маленькой Южноафриканской стране…..Я думаю, мы друг друга поняли!))

Алексей: А почему вам так хочется устроить геноцид в Южной Африке и почему именно там?

Про Африку это просто метафора, на тему того, как там когда-то было процветающее государство, со своей ядерной программой, а потом это не понравилось нации по имени «янки» и они тупо вырезали всё белое население страны, дабы уничтожить сильного политического конкурента, не более!

Алексей: А мне сейчас вспомнилось, как в каком-то супермаркете на днях видел воздушные шарики для празднования дня рождения и там надписи в духе “чтоб ты сдох”, “время тебя не пощадило”, “всего плохого”. Вы тоже практикуете нечто подобное и радуете друг друга подобными высказываниями в ходе празднования именин?

Хороший вопрос. Давным-давно был я на одном корпоративе, так там, в конце мероприятия, надо было запускать всем в небо по «Китайскому фонарику», но перед этим надо было на нём написать своё желание, и оно должно было сбыться. Чушь собачья! Я написал «Хочу, что бы все сдохли», как видишь, не сбылось……

Виктория: Вокалист Venom Кронос не так давно признался, что на самом деле весь имидж злобной "дьявольской" команды, который в 80-х окружал Venom, это в действительности всего лишь имидж, а на самом деле они вовсе не такие. А какие вы в кругу семьи и в свободное от Hate Crime время?

Мы озлобленные параноики, ненавидящие всё и вся вокруг, всё правда.

Алексей: А что бы вы передали (и пожелали) предателю и позёру Кроносу?....

Die, Motherfucker, Die!!!

Виктория: Как правильно перевести ваше название: преступление ненависти или всё-таки ненавистное преступление? И что вы имели ввиду, когда выбирали себе такое имя?

HateCrime – это название термина, который дословно переводится как «Преступление на почве ненависти», этот термин мы и имели ввиду, когда выбирали название.

Алексей: А вам самим случалось совершать преступления на почве ненависти, доводилось апробировать на практике суть и смысл собственного названия?

Нет, к счастью или к несчастью, нам не доводилось этого сделать, пока всё только «на бумаге».

Виктория: Как считаете, всегда ли преступления на почве ненависти это хорошо или бывают исключения? Около года в сети активно тиражировался ролик с камер наблюдения, где огорчённый металхэд, у которого после концерта украли вещи, напал в метро на рандомного охранника. Можете как-то прокомментировать данный случай и подобные ему?

Про данный случай не слышал, поэтому каких-то конкретных комментариев дать не могу, по поводу хорошо или плохо совершать преступления, в частности на почве ненависти – это философский вопрос: никого призывать совершать преступления я не хочу, но и если у кого-то будет веский повод его совершить, то я думаю, он его совершит!

Алексей: Чем мизантропичный дэт-метал отличается от просто дэт-металла, и как случилось что вы стали мизантропами?

Мизантропичный дэт-метал отличается от просто дэт-метала тем, что его играем мы.

Мы стали мизантропами благодаря нашему, перенасыщенному людишками, обществу.

Виктория: Вы питаете ненависть к каким-то отдельным и конкретным человеческим особям или не желаете впадать в предрассудки и просто ненавидите всех и вся?

Мы просто ненавидим все и вся в принципе.

Виктория: Даже фэнов HateCrime?

Ну они же люди….

Алексей: Что хорошего в том чтобы быть мизантропом и станете ли агитировать переходить в свою hating-веру других?

Что хорошего, чтобы быть мизантропом? Ну как минимум мы не поедем с армией спасения, выручать от неминуемой гибели (читай – естественный отбор) жалких людишек.

Мы никого не будем ни к чему агитировать, мы просто «говорим» своим творчеством. А прислушиваться к нам, или оставаться стадом – выбор каждого.

Виктория: Кстати, я могу вас поздравить: мизантропов после прослушивания вашего диска наверняка стало больше. По крайней мере среди тех, кто, как и я, слушал его ВКонтакте: заканчивается трек, остотреклятозадолбавший голос диктора в тысячный раз интересуется про то, знаю ли я, что такое ВК-pay, отыграла ещё одна вещь, опять всё тот же голос интересуется, слежу ли я за творчеством восходящих звёзд (конечно, слежу, зачем мне иначе слушать HateCrime?!.), на этот раз с рассказом о том, как в сервисе boom собраны все альбомы, последние релизы, лучшие треки и масло масляное, и так после каждой песни. К концу прослушивания начинаешь тихо ненавидеть и громко закипать…. А что бесит, раздражает и доводит до кипения вас?

Ты просыпаешься, открываешь глаза и понимаешь, что ты всё ещё живёшь в этом гниющем мире, думаю дальше можно не продолжать…..

Алексей: А ведь можно не злиться на назойливых рекламеров ВКонтакте, а просто сделать правильные выводы, купить диск и спокойненько слушать его в удобном и качественном виде у себя в стереосистеме… Благо, “Songs About Death” доступен и в стекле, и в дигипаке. Довольны ли, кстати, тем как всё оказалось издано в итоге? Конечный результат соответствует вашей задумке и выполнил все ваши пожелания?

«Минутка рекламы» - нас так же можно слушать на всех цифровых площадках этого бренного мира, ну и да, на физических носителях. Так же хочу добавить, что альбом называется «MUSIC About Death», а не «Songs»)) Конечный результат издания….Пожалуй, этот вопрос я оставлю не отвеченным.

Алексей: А почему альбом называется именно “Music About Death”, почему не “Songs About Death” и считаете ли вы свои композиции песнями или это скорее музыка, где вокал выполняет роль ещё одного музыкального инструмента?

Само собой вокал это ещё один неотъемлемый инструмент, который несёт в себе не только музыкальную, но и смысловую нагрузку. Альбом так назван потому, что это именно музыка, во всём широком её понимании и содержании.

Виктория: А не ощущаете ли вы некоего эффекта бумеранга, когда отдавая миру ненависть, в ответ тоже получаете ненависть и обструкцию? Кто-то мудрый из древних, помнится, изрекал что-то в духе “сеющий ветер пожнёт бурю” и в таком ключе… Не  бывает у вас подобного?

Мы же не сеем смерть по всей земле, верно? Карма есть карма, если в неё верить, она будет, если быть фаталистом, то будешь фаталистом, а если чётко сознавать и ощущать реалии этого мира, то и бумеранга ждать не придётся.

Алексей: Но не будем больше отвлекаться и ходить вокруг да около и давайте поговорим о вашем новейшем, втором по счёту полноформатнике. Как бы вы сами представили и охарактеризовали его?

Представить и охарактеризовать мы можем только свои задумки, свой посыл, структуру и логику нашего творчества, а вот оценивать его нужно вам – слушателям. И на основании своих оценок давать ему (альбому) характеристику и представление.

Виктория: Ваш новый альбом - это дитя зла или всё-таки под любви? С какими чувствами вы его записывали, что хотели преподнести слушателям, каким настроением их "заразить"? Каков основной посыл диска?

Основной посыл диска? Философский вопрос, поэтому отвечу так: альбом содержит в себе некую концепцию, поняв которую и понимаешь посыл, который мы хотим донести. Каждый слушатель воспринимает наше творчество по-разному, каждый по-своему, но учитывая отзывы, которые мы получили на наш второй альбом, своего мы добились.

Насчёт дитя зла или добра отвечу цитатой классика – «Искусство рождается только от горя и никогда – от радости».

Алексей: Если верить названию, вы большие эксперты в том, что касается разговоров о смерти, а что для вас смерть, пугает ли она вас?

Уже не первый вопрос в этом плане «О смерти»….. В данной концепции нашего альбома, мы говорим о смерти «души», «личности» и «сознания». Ну а если ответить на вопрос о физической смерти – нет, лично меня она не пугает, это естественный процесс, который не может пугать ввиду своей биологической природы.

Алексей: У вас есть какой-то свой собственный рецепт по поводу того, что и как нужно делать, чтобы духовно не умереть, а быть по-настоящему живым и полноценным человеком?

Рецепт прост – нужно совершенствоваться во многих духовных и материальных аспектах, иметь увлечения, стремления к улучшению и прогрессу, а не быть «социальным зомби», только так можно стать по-настоящему живой и полноценной личностью. Человек же это просто кожаный мешок, не более.

Виктория: Себя вы считаете по-настоящему живыми или собственную жизнь тоже рассматриваете в категориях умирания и метафизической смерти личности-сознания?

Себя мы считаем по-настоящему живыми.

Виктория: Петь о смерти = воспевать смерть? Стоит ли понимать название в таком смысле?

Нет, не стоит, исходя из предыдущего ответа.

Алексей: Считаете ли вы, что дэт-метал-группа обязана петь о смерти или тематика актуального диска это ваш собственный, осознанный и ничем не детерминированный выбор?

И снова сделаю отсылку к предыдущему ответу. Мы поём не о смерти, о которой поют Cannibal Corpse, мы поём о ментальной, духовной, личностной смерти, о деградации всего и вся.

Виктория: Ваши слушатели уже заметили, что по сравнению с дебютным лонгплеем “Music About Death” не такой скоростной, зато более основательный. Согласны с такой точкой зрения?

 Полностью согласны, данный альбом получился более структурированным, более продуманным и основательным, по сравнению с первым альбомом.

Алексей: Мне показалось, что звук на вашем дебютном диске был более олдскульным, трэшевым и однозначным, а теперь стало больше атмосферы, философских абстракций, и вокал ушёл на задний план… Можете как-то прокомментировать?

Да, звук отличается и отличается из-за многих аспектов – самого процесса записи, подхода к записи, структуры новых произведений, а так же из-за пересмотра некоторых музыкальных идей. Вокал частично ушёл на задний план, в некоторых вещах он более чем на первом плане, что тоже было своеобразным ходом для этого альбома.

Виктория: У меня тоже осталось ощущение, что “Music About Death” не столько упирает на мощь и драйв, сколько просто отвлечённо теоретизирует о ненависти, зле и умирании. Стоит ли отсюда делать вывод, что вы стали взрослее, мудрее и оригинальнее? Или это просто когда готовили новую полноформатную порцию своего колдовского отвара, сыпанули в котёл больше блэка и в итоге общий микс вышел таким гротескным?

Мы однозначно стали взрослее, насчёт мудрости и оригинальности не могу ответить однозначно, так как мы сочиняем то, что сочиняется, это естественный процесс, процесс не по шаблону.

Алексей: Название диска как будто намекает на альбом Мастера “Песни Мёртвых” – довольно неоднозначная работа, но не лишённая своеобразной хитовости и изрядного хитового потенциала. А вы при работе над “Music About Death” как-то особо задумывались над тем, чтобы сделать новыми треки более хуковыми и запоминающимися или всё вышло само собой?

Всё вышло само собой, пальцы, струны, ручка и блокнот….Игоря Крутого мы точно не приглашали для аранжировок))

Виктория: Что символизирует обложка альбома и почему она такая мрачная и размытая? (никакой конкретики, а что-то мутное и туманное)

Обложка целиком и полностью отражает весь альбом, от первой ноты до последнего слога. Обложку и дизайн всего релиза сделала с нуля Аристова Ирина, супруга нашего барабанщика и наш штатный фотограф, дизайнер и оформитель. Обложка и оформление были выполнены ей лично, без единого нашего вмешательства и полностью «зашли» для нашего альбома.

Алексей: Если на песни с нового диска будут сниматься клипы, то они тоже будут такими же монохромными и сумрачными или вам вполне хватает обложки?

Клип точно будет. Каким он будет – увидим мы и вы.

Алексей: А почему на диске за вычетом интро оказалось всего шесть треков (то есть практически EP), это от недостатка идей и/или желания поскорее выпустить релиз в свет или при отборе композиций для диска вы руководствовались какими-то другими соображениями?

Длительность и продолжительность альбома – это осознанная мера, мы так хотели сделать и мы так сделали.

Виктория: У новых песен по большей части очень неоднозначные и даже философские названия. Больше всего цепляет взгляд “We Are Not Who We Are” – что-то в духе рассуждений “я не я и лошадь не моя”, когда прихватили доблестные стражи правопорядка и начинают шить криминал. А о чём на самом деле трек и как вы его создавали?

Данный трек основывается на классике «антиутопии», произведении «Мы» Евгения Замятина. Весь альбом - это одна большая антиутопия, в тестовой составляющей. Читайте книги и всё поймете.

Алексей: Но книги бывают разные. Та же “We Are Not Who We Are” уже своим названием явно делает отсылку к Я–Не-я-философии Фихте, а она вряд ли близка вашей группе и новейшему альбому. Какие книги лучше читать, чтобы адекватнее всего проникнуться атмосферой “Music About Death”, а какие наоборот лучше не читать ни за что и никогда?

Чтобы проникнуться альбомом, неплохо было бы прочитать «1984» Оруэлла, «Мы» Замятина, «О, дивный новый мир» Хаксли, «Скотный двор» Оруэлла и посмотреть чёткую киношку «Судная ночь» - этого хватит для чёткого понимания альбома. А ещё кстати “Незнайка на луне” – реальная антиутопия, без шуток!) А не читать я в принципе не советую – читать надо, и побольше, ну разве что «Капитал» Маркса))

Алексей: Англоязычные названия русскоязычных треков автоматом дают понять, что вы по большей части ориентируетесь на западную публику и ждёте фидбэк оттуда. Радуют ли вас отзывы иностранцев по поводу “Music About Death” и в каком духе по большей части высказывается об альбоме забугорный слушатель?

Фидбек с Запада есть в виде рецензий, интервью и радио контента. Наши диски уже имеются в ряде стран Европы, с положительными отзывами. Треки на английском? Просто мы так захотели.

Виктория: и снова вопрос по поводу треков с нового диска. “1984” – это же отсылка к Оруэллу, а не просто год рождения кого-то из вас, я правильно понимаю? И как так случилось, что вы решили отдать дань уважения этому культовому произведению?

“1984”, “We are Not”, “The Purge”, “Dead Raven” – это треки, полностью основанные на концепции антиутопии. Оруэлл своим произведением очень сильно повлиял на наш второй альбом, хотя вряд ли он об этом узнает.

Алексей: Часто ли вы вообще читаете книги, и какую литературу по большей части предпочитаете?

Читаем часто, много. Если не читать, то не будет развития и прогресса в личностной составляющей. Читаем довольно таки большой объём самой разной литературы, от научной фантастики, современной прозы и антиутопий до фэнтези и комиксов – читать очень полезно, развивая свой кругозор.

Алексей: А с какой целью читаете комиксы и удаётся ли почерпнуть какие-то глобальные мысли и идеи из них?

Какой-то конкретной цели у чтения комиксов нет, просто это интересно, и это увлечение с детства.

Виктория: Знающие вас и знакомые с вами люди говорят о вас как об интеллигентах и интеллектуалах, а в чём это проявляется? Сами часто замечаете за собой нечто подобное?

Серьёзно, прям так и говорят?)) Сами замечаем, но мы не выскочки, чтобы кричать об этом на каждом углу.

Алексей: У питерского дэта в целом всегда были довольно неслабые амбиции (в том числе и в плане интеллектуальности-интеллигентности), а вы сами себя считаете настоящей питерской командой, музыка которой пропитана болотными испарениями и вечной сыростью невских пейзажей?

В нашем составе только один коренной ленинградец-питерец. От себя могу заметить одно – творить в такой атмосфере очень круто. Круче, чем под палящим солнцем и с шумом прибоя.

Виктория: Как принимают в Питере ваше творчество? (в том числе по сравнению с другими городами) Известно, что питерцы очень любят интеллектуальную музыку, но всё же, похоже, не всю: Несчастный Случай никак не хотят принимать. У вас нет с этим проблем?

Мы не играем на Дворцовой площади, по разному роду причин. В остальном в нашей публике нас всё устраивает, она есть и она растёт.

Алексей: Общаетесь ли с другими питерскими дэтовыми группами и нет ли сейчас среди питерских дэтстеров чего-то вроде коалиции?

Общаемся, но очень редко. Раньше была тусовка,  а теперь у всех есть диваны, семьи, расстояния и фактор внезапности. Увы, такого общения «как раньше» уже нет.

Виктория: Хех, а Хэллоуин вы как-то отмечали? Чёрную пятницу, как я вижу, вы отпраздновали концертом, следовательно, нельзя было отстать и тут. И вообще, как вы относитесь к подобным дням?

Мы при случае можем даже пятницу 13 отметить, если в этот день будет репетиция) Если бы в нашей пуританской России Хэллоуин отмечался как положено, мы бы обязательно приняли в нём участие.

Алексей: Что у вас в ближайших планах и что бы вы хотели пожелать тем, кто вас поддерживает, ходит на ваши гиги и собирается прикупить себе экземплярчик “Music About Death” в коллекцию?

Желаем всем побольше ненависти и силы. Духовной и физической. В извечной борьбе с коалицией зла, под названием Общество.

Алексей, Виктория: Спасибо за интервью!

Алексей “Astarte Eel” Иринеев, Виктория “Caracal” Озёрная

"Одному дьяволу известно о снах самоубийц" Интервью с Tyler Durdenn

20-01-2020 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Дебютный альбом этой молодой воронежской команды называется “Сны самоубийц” и представляет собой, наверное, самый концентрированный и депрессивный из всех возможных вариантов реализма, который только возможен. Историкам литературы известен мистический реализм, магический реализм, метафизический реализм, наконец, но TYLER DURDENN своим творчеством являют нам реализм совсем иной - циничный и жестокий, да и могло ли быть иначе, если принять во внимание, что своим названием группа обязана Чаку Паланику и его “Бойцовскому клубу”? Обо всём об этом, а также о совсем неожиданных вещах, оттенках чёрного и снах самоубийц читайте в нашем сегодняшнем интервью с музыкантами.

Алексей: Доброго времени суток, Дмитрий и Антон! Представьте ваш коллектив и расскажите, почему вас стоит послушать?

Антон: Алексей, Виктория, добрый день! Проект TYLER DURDENN состоит из двух человек — Дмитрий Волошин и Антон Разиньков. Дмитрий является как участником группы, так и продюсером. Моя стихия — это творческая составляющая проекта — тексты, вокал, музыка. Задавать настроение каждой песне так, чтобы донести свои мысли эмоции и чувства до слушателей — непростая задача, однако в этом плане нам с Дмитрием удается относительно легко работать, так как мы отлично понимаем друг друга. До этого проекта я также занимался музыкой, был лидером группы The Rain — этот коллектив я собрал, еще будучи студентом, на втором курсе института. К сожалению, в силу большого количества самых разных причин, потенциала в развитии группы я не увидел, и вместе с остальными участниками мы приняли решение закрыть этот проект в ноябре 2015 года. После этого наступила некоторая творческая неопределенность до того момента, пока одним декабрьским вечером я приехал на студию звукозаписи LES Records и не познакомился с Дмитрием. Мы быстро нашли общий язык и плодотворно пообщались на тему создания нового проекта, он послушал демки, какие-то прошлые наработки, сопоставили наши интересы в музыке и то, что от нее хотим, подход к созданию песен… И тут мы поняли, что мыслим в одном направлении. Так в декабре 2015 года и появился этот проект.
Наш подход к созданию песен — это делать так, как нравится, честно. Не загоняя себя в какие-либо стилистические шаблоны и рамки, не задумываясь о жанровых ограничениях – просто отдавать себя и свои эмоции музыке, как оно есть на самом деле.

Виктория: Что означает название проекта и псевдонимs Антона Burials Moon? TYLER DURDENN напоминает что-то кельтское по звучанию, а Burials Moon звучит почти жутко…. Откуда такая симпатия к депрессивной и похоронной тематике?

Дмитрий: Изначально Тайлер Дёрден – это вымышленный персонаж книги Чака Паланика «Бойцовский клуб», ведущий войну с самим собой, с якорями и пороками цивилизации, с ее ленью и жиром.

Антон: Псевдоним Tyler Durden был давно за мной закреплен, мы достаточно схожи с этим персонажем, но сейчас он больше подходит для названия нашего проекта. А Burials Moon был заимствован после прослушивания альбома коллектива AFI — Burials (2013). Не знаю, наверное общая тематика этого альбома показалась мне близкой к моему настроению по жизни в целом. Я не хочу углубляться в тексты — каждый видит свое в какой-либо композиции, черпает то, что ему необходимо.

Алексей: Получается, ваше творчество тесно связано с произведениями Чака Паланика и его литературным миром? Ещё какие-то отсылки к Паланику в ваших текстах присутствуют?

 Антон: Проект TYLER DURDENN и Чак Паланик не имеют ничего общего. У нас нет прямых отсылок даже на “Бойцовский клуб”, не говоря уже о других его произведениях. Единственная связь, которую можно усмотреть – это противоречивый персонаж, мрачное альтер-эго или внутренний демон человека, если хотите. Наш проект – это образ персонажа Тайлера с определённым характером и мировоззрением, не более того. Но в наших песнях есть отсылки на вселенную Silent Hill, и это было сделано специально. Кроме того присутствуют также другие тематики, но я бы не хотел сильно распространяться на эту тему – как говорится, кто что увидит.

 Алексей: Смертельная, суицидальная и похоронная тематика кажется ли вам страшной и пугающей или, обращаясь к таким тёмным и щекочущим нервы образам, вы испытываете особое гурманское удовлетворение?

Дмитрий: Смерть — это вполне естественное и закономерное для человека состояние. Не надо ее бояться. Надо бояться жить так, чтобы хотелось умереть побыстрей.

Антон: Не стоит буквально понимать термины «смерть» и «суицид». Здесь мы берем больше образное явление, да и то, пожалуй – только в названии альбома это можно увидеть. Умереть или убить себя можно по-разному, как физически, но больше, как это и делают в основном люди — это морально, духовно, социально. Об этих проблемах мы и поём, а то, что это кажется каким-то мрачным – так просто получается.

Виктория: А что думаете о том, что во тьме лучше виден свет или в тёмные времена лучше видны светлые люди? Можно ли расценивать тёмные и депрессивные образы вашей лирики как попытку увидеть и получше рассмотреть свет внутри и вокруг себя?

Антон: Для кого как, да и вообще, когда были эти тёмные или светлые времена? Есть реальность! Главная мораль в написании песен — подтолкнуть людей к осмыслению своей жизни и места в ней, заставить задуматься о проблемах. Но ни к свету, ни к тьме мы не призываем.

Дмитрий: Контрасты — это наша тяга к гранжу в целом и хотелось проецировать стихи на музыку.

 Алексей: Не думаете ли, что такое странное и трудно запоминающееся название будет мешать вам находить дорогу к потенциальным слушателям, которым будет просто трудно запоминать это необычное сочетание букв?

Дмитрий: Tyler - это вполне себе культовая величина из конца 90-ых и назвать ее незаметной очень сложно. Сейчас просто модны персонажи из потребительской корзины.

Антон: Не думаю, что это может стать большой проблемой в мире современных технологий, кроме того, есть немало примеров групп/коллективов и исполнителей с достаточно труднопроизносимыми псевдонимами и названиями, которые имеют широкую популярность и это им совсем не мешает.

Алексей: А как считаете, кто составляет вашу целевую аудиторию, и насколько эту аудиторию составляют люди, читающие и почитающие Паланика?

 Дмитрий: Тайлер – просто схожий персонаж по духу, образу и подобию, мировоззрению. Пожалуй, вот и всё.

Антон: У нас нет разделения аудитории, мы делаем наши песни для всех, вопрос в обратной связи. Делать акцент на читателей Паланика нет никакой цели и необходимости, это не является нашей целью.

 Виктория: Какие ваши самые любимые произведения Паланика и с каких из них вы посоветовали бы начинать знакомство с его творчеством?

 Антон: Для меня Паланик начинается с «Бойцовского клуба», а дальше уже кому как зайдет. Несомненно, Чак выдающийся автор, но я не берусь рекомендовать его всем как какую-то абсолютную или относительную величину. Тем более мы взяли концепцию именно Тайлера, а не всего творчества Паланика.

 Дмитрий: Мне кажется, Паланик не настолько бульварный и общедоступный автор, чтобы его советовать. Это вопрос личного выбора, вкуса и преференций, как говорится.

Алексей: Реализм Паланика часто граничит с цинизмом и жестокостью, а вы замечаете за собой подобное? И что думаете об убеждении В.В. Розанова о том, что цинизм происходит от страдания?

Антон: А разве в реальности не так? У нас нет переизбытка цинизма и жестокости? Жизнь изначально устроена так, что в ней выживает сильнейший, а жестокость, увы, необходимая черта естественного отбора. Нет никакой кармы, вселенского зла или добра. Есть люди, которые могут быть плохими/хорошими – кто-то черствеет, приняв этот мир, кому-то удается остаться человеком. Вопрос лишь в том, что подавляющее большинство людей слабы и как раз их цинизм и жестокость способны поглотить без остатка. Это их способ существовать, замкнуть мироздание только на себе, воспринимая любой успех другого как личное оскорбление из разряда «Почему он, а не я? Чем он лучше?». В некоторой степени я согласен с В.В. Розановым в том, что страдание вызывает раздражение, а затем эти злые и недовольные глаза начинают свою охоту.

 Виктория: Лив Тайлер, Бонни Тайлер, Стивен Тайлер… как вам быть тёзками с такими знаменитостями и что думаете об этих людях?

Антон: Люди как люди, у каждого своя дорога. На мой взгляд, все-таки это больше относительное сравнение, на основе схожего звучания имени, псевдонима.

 Алексей: А как пришла идея исполнять такой депрессивный и грустный материал? В жизни вы тоже такие же депрессивные и безрадостные?

Антон: Идея была в честности, в первую очередь перед самим собой, а в жизни у нас есть достаточно поводов на грусть и улыбку. Быть откровенным в своих эмоциях, не бояться признать наличие своих демонов или ангелов.

Дмитрий: Попытка избавится от собственных демонов и всё. Не идти с ними на сделку, не выгораживать себя – простой и беспристрастный анализ и погружение в самого себя.

Виктория: Как вы относитесь к декаданс-року Агаты Кристи и считаете ли себя и TYLER DURDENN последователями творчества братьев Самойловых?

Дмитрий: Агата Кристи — часть наследия русского рока, и мы, так или иначе, культурно пропитаны всем этим.

 Алексей: Многие отождествляют декаданс и деградацию, регресс, упадок. А что думаете по этому поводу вы?

Антон: Самая большая деградация и самообман — когда на глазах розовые очки. Понимание того, что мир вокруг тебя не идеален, не «заточен» под тебя, что он вокруг тебя не вертится — это тоже можно в какой-то степени охарактеризовать словами «декаданс», «упадок». Но лично я так не считаю — скорее это всего лишь честный взгляд в глаза суровой правды жизни. Жизнь жестока, и только мы решаем, как мы примем это и пропустим через себя.

Дмитрий: Понимать свои пороки всегда легче, если честно говорить о них хотя бы самому себе.

Алексей: А какие качества и черты характера вы считаете пороками и есть ли среди них такие, от которых вы не хотели бы избавляться, даже понимая, что это действительно нечто не самое хорошее?

 Дмитрий: Лень и невежество. Сам с ними борюсь каждый день. (смеется)

 Антон: Ложь, но иногда она необходима и во благо. Себя я не могу судить, что во мне так или не так, тем более со временем на многое смотришь под другим углом. Я просто стараюсь поступать так, как считаю правильным. Судить меня пусть будут другие.

 Виктория: Ещё совсем недавно было повсеместно распространено движение готов и эмо, а что вы думаете по поводу данных субкультур, их внешнего вида, идеалов, образов и поведения? Какая из этих субкультур вам ближе, и близки ли они вообще вам?

Антон: Ни одна из них, мы на своей «волне». Тематика песен может показаться близкой по духу этим субкультурам, но на деле все не так. Как мы уже говорили, наше творчество — это честный взгляд на внутренних демонов. Мы не преследуем цели упиваться жалостью к себе, искать в себе оправдания или оправдания в жестокости мира вокруг, ровно так же, как и не видим мир вокруг только как место мрака и горя.

 Дмитрий: Нет, мы не готы. И точно не эмо. (смеется)

Алексей: Повышенная таинственность в том, что касается TYLER DURDENN (псевдонимы, минимум информации в сообществе ВКонтакте, немногословность и так далее) это стремление не разрушить тот ирреальный суицидальный флёр, который создают ваши песни или что-то другое?

Антон: На самом деле нет никаких тайн — всё, что хотели сказать, мы сказали в своих песнях, разжёвывать что-либо ещё мы не собираемся. У каждого есть свой образ мыслей и понимание, пусть слушатель сам рисует образы для себя. Мы не преследуем цели стать известными медийными персонами в устоявшемся понимании этого слова, наша основная цель – общаться со слушателями посредством музыки. А для этого идеально подходит именно такой формат, на мой взгляд.

Виктория: В жизни вы тоже предпочитаете только чёрный цвет, немногословность, аристократичность, бледность и изящные манеры? И есть ли такие темы, цвета, жесты, места, виды деятельности, которые в реальной жизни для вас под запретом из-за ваших взглядов, идей и симпатий?

Антон: Тёмные цвета всё же приятнее для глаз (улыбается). Мы не создаем какие-либо образы и не строим из себя того, чего нет или чем мы не являемся. На самом деле нет никаких особых запретов, если что-то не нравится, то просто проходим мимо. Каждому своё.

Алексей: Как считаете, TYLER DURDENN это музыка утопистов и мечтателей или скорее реализм? И как сочетается ваш лозунг “В попытках закрыть глаза на проблемы, вы рискуете внезапно закрыть их навсегда…” с такими мечтательными и эфирными текстами?

Дмитрий: Мы реалисты, в нашем мире и так полно дерьма без сказочных историй.

Антон: Это наше осмысление мира вокруг – в какие-то моменты он может оказаться совершенно безумной утопией, а в следующий миг быть реальным до боли. В этом особенность человеческой психики и восприятия реальности, и об этом мы и пытаемся сказать – хоть мир вокруг тебя и не вертится, но он будет таким, каким ты его принимаешь. Поэтому честность с собой особенно важна для любого человека.

Виктория: Не скучно ли быть реалистом в нашем сером и предсказуемом мире? Не скучаете по детской непосредственности и мечтам?

Антон: Совершенно не скучно! А вот заниматься самообманом это разве весело? Может кому-то и в кайф быть на наигранном позитивчике, или строить замки на песке, я не знаю – так, наверное, легче жить. Только вот почему-то принято реалистов считать мрачными и депрессивными людьми, а инертные мечтатели в облаках – это почти всегда обязательно позитив. Зато если эти облака рушатся и мечтатель падает на землю – пожалуй, это намного более жестоко, чем быть реалистом и быть готовым к возможным неудачам.

Дмитрий: Дано = Реальность. Мой инженерный мозг так устроен.Умение адекватно оценивать реальность и взаимодействовать с ней – это далеко не всегда депрессивное восприятие. Это новые задачи и вызовы, работа над собой, преодоление препятствий. И все это без розовых очков, что на наш взгляд добавляет особенное ощущение – ощущение собственной силы, возможностей, самодостаточности да и в принципе просто дает ощущение того, что ты живешь. Жизнь в борьбе, никак иначе.

 Виктория: Как считаете, депрессия это нормальное состояние для человека или всё-таки не то, что стоить считать адекватным и хорошим?

Дмитрий: Депрессия в привычном устоявшемся понимании — это когда негатив не может выйти и накапливается внутри тебя. Мы же достаем это изнутри и показываем, как говорить о проблемах современности, в том числе и о депрессии и депрессивном восприятии мира.

Алексей: А о какой войне идёт речь в описании сообщества? За какие идеалы и во имя чего ведётся эта война, с кем и каким образом? И какие идеалы у вас?

Дмитрий: Человечество испокон веков ведет войну по большей части с самим собой.
Мы за все хорошее, против всего плохого.

 Антон: Твой главный враг и союзник — это ты сам. Но и вокруг полно мудаков, разжигающих реальные войны. И эти войны – такое же следствие проигранной внутренней борьбы, когда ты сдаешься в угоду общественным стереотипам, стадному мышлению, благополучно отказавшись от собственного «я» и его понимания. Некоторые наши песни как раз и показывают ужас этих войн, как это действительно страшно – идейные истребления себе подобных, бездумное подчинение высшим целям и идеям. Человек способен на невероятные зверства ради идеи, и это самое страшное – удивительное пренебрежение чужой, а иногда и своей жизнью в угоду «высшему благу» в конкретном понимании стада, к которому такой человек принадлежит. Это как нарисовать картину – ведь когда вы смотрите на что-то подобное, то понимаете суть того, что хотел вам показать художник, всю эту грязь, злость, смерть, мерзость. Война — это самое мерзкое, что делается людьми и с людьми.

Виктория: Как вы пришли к такой концепции альбома и к такому названию? Что вы думаете о самоубийцах и о том, что традиционной религией суицид причисляется к греху? Самоубийство это проявление силы или слабости?

Дмитрий: Концепции не было. Это больше книга. Глава за главой. А название, просто сумма всех глав.

Антон: Отношение к ним – да по сути никакое. Это выбор каждого, его личное дело. Если человек принял для себя такое решение. А название альбома, как я уже говорил ранее, не стоит воспринимать буквально.

Алексей: Что снится самоубийцам, и какие сны обычно снятся вам? Случается ли так, что вдохновение приходит к вам во сне, и во время сна происходят какие-то творческие озарения?

Антон: Самоубийцы, на мой взгляд — это люди, загнанные в угол. Я думаю, что им снится всякое, иногда вообще ничего не снится — как и другим. Самоубийцы это не отдельная каста, каждый может оказаться на краю и вот тогда сможет ответить на этот вопрос — что же всё-таки им снится? Не обязательно «доводить дело до конца», чтобы войти «в клуб» самоубийц. Иногда достаточно умереть внутри и просто быть выеденной оболочкой человека.Конечно, во сне иногда приходят идеи, ведь мозг же озадачен каким-либо вопросом. Но я не стремлюсь опираться на мир грёз.

Дмитрий: Одному дьяволу известно о снах самоубийц. Но сны есть сны, их никто не помнит. Можно слепо копаться в обрывочных воспоминаниях сна, а можно отнестись к этому с юмором или иронией.

 Виктория: Как считаете, можно ли сравнить самоубийц с бабочками, которые летят на огонь, стремясь максимально близко прикоснуться к идеалу прекрасного и совершенного, и таким образом заканчивают свою жизнь (как у Арии, “на краю обрыва вновь летят на пламя сотни мотыльков-самоубийц” или как в легенде об Икаре)?

 Дмитрий: Я не знаток Арии. Посыл в том, что, если хранить скелеты в шкафу, рано или поздно они начнут тебя поедать — это те же твои внутренние демоны, от которых ты всего лишь попытался отгородиться. Мы поем о том, что этому не место в жизни по-настоящему свободного человека.

Алексей: А не думаете ли, что тематику альбома можно воспринять как пропаганду суицида? Не думаете ли, что кто-то, находясь в упадочном состоянии духа, может воспринять ваши песни и тексты как прямой призыв к действию или образы есть образы, а решения каждый принимает самостоятельно?

 Антон: В наших песнях нет ни одного призыва к суициду, ни прямого, ни скрытого. Из суицидального только слово на обложке, тематика альбома совершенно другая. Зачастую за натянутой улыбкой кроется больше зла и призыва к чему-то негативному, «Корабль» как раз про это и повествует. Да и если уж кто это задумал, то, например, от неразделённой любви могут и под любую попсовую душещипательную песню или же под классические произведения себя отправить в иные миры.

Дмитрий: Не надо строить иллюзий за ширмой позитива. Если тебе плохо, то тебе плохо. Мы просто говорим о проблемах, о том, как следует подойти к их принятию и решению. Наши «Сны самоубийц» - это образы, восприятия людей, которых жизнь загоняет в угол. Кошмар из реальности вперемешку с грезами и мечтами – то самое место, где рождаются наши внутренние демоны. И мы готовы посмотреть им в глаза.

Виктория: Обычно на дебютный альбом музыканты включают песни, которые они писали, записывали и нарабатывали годами, а иногда и десятилетиями. У вас тоже было так?

 Дмитрий: Альбом писался в студии с 2015 по 2019.

Антон: В первый альбом вошли как песни, тексты которых были написаны очень давно, так и совсем новые, а что-то по ходу записи переписывалось. Это уже не просто творческий процесс, в некоторой степени это отражение выводов, к которым приходишь в течение жизни и понимание вещей.

 Алексей: “Сны Самоубийц” получились очень разнородными и эклектичными, это было сделано намеренно или просто случилось как случилось?

 Антон: Мы не зажимаем себя под какие-то определенные стилистические рамки, каждая песня должна звучать индивидуально, со своим посылом и характером. Меньше всего нас заботит соответствие жанру, какой-то определенной канве. Жизнь разнообразна до безумия, так и здесь.

 Виктория: А есть ли какие-то песни, которые по тем или иным причинам не вошли на альбом и остались за бортом?

 Дмитрий: Да, есть. Но они уже вошли во второй альбом.

 Алексей: Какие песни из тех, что вошли на диск, ближе всего вам самим? Какие приятнее всего переслушивать, и от воспоминания каких вы испытываете наибольшее удовлетворение?

Антон: Я не могу выделить какую-то песню, каждая становится ближе в определенный момент. Как я уже говорил – это отражение выводов, к которым приходишь в течение жизни и понимание вещей в определенные моменты.

Виктория: Есть ли у альбома какой-то общий концептуальный посыл, идея, которую вы хотели бы донести до своих слушателей?

 Антон: Он в первой композиции «Души не сгорают» - «Мы способны жить, а не существовать!». Просто надо включить для этого мозги! Люди в основной массе стадно мыслят, живут по навязанным правилам, мало у кого есть собственное мнение, а если и есть, то оно тупо содрано где-нибудь с просторов интернета. И уж точно абсолютно не каждый способен на честность даже с самим собой, без оправданий. А без этого не будет жизни, по-настоящему свободной, а не привязанной к стадным убеждениям.

 Алексей: А есть ли у вас такое ощущение, что вы знаете что-то такое, чем можно было бы и стоило бы поделиться с другими, предостеречь, предупредить? (к примеру, констатация “иллюзии могут прожить без тебя” очень даже жизненна и полезна)

Антон: Мы знаем ни больше, ни меньше других – где-то больше, где-то меньше. Всем чем хотим поделиться, мы делимся в своем творчестве. Я считаю, каждый может извлечь для себя что-то новое в наших песнях, если он готов к этому.

Дмитрий: Иллюзии благополучия живут в наших зеркалах.

 Виктория: Что символизирует обложка альбома? Это намёк на то, что ваши песни лучше слушать ночью и в полнолуние? И нужен ли какой-то особый антураж (свечи, бокал красного вина, кружевные манжеты, etc) чтобы воспринять вашу музыку наиболее адекватным образом?

 Дмитрий: Обложка это отсылка к одноименному триллеру Хичкока «Птицы».

Антон: О нет. Зачем столько пафоса? Кому, как и когда удобнее слушать. Для меня лично всё то, что вы перечислили, очень далеко. Атмосферу в первую очередь должна создавать сама музыка, а концептуальное оформление лишь может подчеркнуть эту атмосферу.

Алексей: Расскажите, что вдохновило вас на такие тёплые и нежные песни с альбома, как “Ты одна” и “Цветы”?

 Дмитрий: Мы мотивированы разными вещами, и наше творчество не ограничивается только темными сторонами человеческого существования. Жизнь многогранна, имеет много лиц и особенностей. Любовь, как часть жизни, одна из них. Она может быть причиной падения, причиной упадка, но в то же время и великой силой, оживляющей любого.

 Виктория: Как встречали Новый год и Рождество? Всё было грустно и депрессивно или всё-таки более-менее радостно и светло?

Антон: Мы умеем веселиться, и не обязательно мрачным образом. (смеется)

 Алексей: По статистике именно в новогодние праздники совершается больше всего самоубийств, не ощущаете ли сами подобных позывов, когда все вокруг заняты селёдками под шубой, шампанским и оливье?

Антон: Вообще не к нам вопрос! Мы любим жизнь и шампанское с оливье! (смеется)

 Дмитрий: Я уже упоминал о мнимом благополучии, которое тащит людей в петлю. Признаться в своих проблемах — вот наша задача.

Виктория: А бывает ли так, что вот таким древним способом “от противного” в новогодние и рождественские праздники как раз и пишутся такие депрессивные и меланхоличные песни, которых так много на вашем дебютном альбоме? В этот раз что-то было написано или обошлось?

Антон: Обошлось, даже без традиционного Новогоднего стиха.

 Дмитрий: Когда ты счастлив, ты в меньшей степени занят написанием депрессивных песен. У каждого огня свое топливо.

 Алексей: Что у вас в ближайших планах и как обстоит дело с новым материалом?

Дмитрий: Три песни из нового альбома.

 Антон: Материала достаточно, мы продолжаем постепенно работать над ним – никаких предельных сроков мы не ставим, только осмысление и творчество.

Виктория: Будет ли следующий альбом настолько же разноплановым и мультижанровым или вы будете придерживаться какой-то одной музыкальной и концептуальной линии?

 Дмитрий: Мы не провидцы, но три главы уже есть.

Антон: Наша музыкальная и концептуальная линия — это не придерживаться никаких линий. Посмотрим, что будет дальше. Одно могу обещать точно – скучно не будет.

 Алексей: Что у вас в ближайших планах, и какие в целом намерения и заготовки на 2020 год?

Антон: Работать дальше… Вероятность появления нового сингла в 2020 году весьма велика.

 Виктория: Когда заканчивается год, мы традиционно просим музыкантов в интервью поделиться своим личным топ-5 или топ-10 любимых альбомов, вышедших в ушедшем году. Можете поделиться сейчас таким топом?

 Дмитрий: Rammstein - «Rammstein», Lana Del Rey - «Norman Fucking Rockwell», KoЯn - «The Nothing», Slipknot - «We Are Not Your Kind».

Антон: Lindemann - «F & M», The Moth Gatherer - «Esoteric Oppression», Dead Swords - «Enders», Voices Of Death - «Cult And Monsters», Дельфин - «КРАЙ», Сплин - «Тайком».

 Алексей: Ваши финальные слова и пожелания для тех, кто нам внимал?

 Антон: Всем добра и мира! Любите и цените жизнь!

 Дмитрий: Будьте счастливы!

 Алексей, Виктория: спасибо за интервью!

 Алексей “Astarte Eel” Иринеев, Виктория “Caracal” Озёрная

“В старом блэке и трэше еще многое можно сказать, и мы все еще там копаем!” Интервью с Empheris

11-01-2020 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Олдскульный трэш-блэк это такой редкий и норовистый зверь, что от него можно ожидать чего угодно, и заслуженные польские деятели из Empheris на все сто подтверждают это правило! Они стремительны, напористы и агрессивны, их звучание напоминает рой разъярённых пчёл, а сами они с головой в 80-х, когда эта музыка только-только зарождалась на горниле экстремального хэви-металла. Сейчас у нас на связи вокалист и предводитель команды Адриан, который рассказал нам немало интересного о музыкальных и метафизических корнях Empheris и о своей повседневной жизни. Если вам интересно узнать, каково это садиться в поезд без билета и ехать 500 километров на концерт, на который у тебя нет денег или ехать 200 километров к другу, чтобы послушать новый альбом на кассете, или в другой город, где появились пиратские кассеты с последним альбомом SLAYER “Reign in Blood”, то не теряйте времени даром и скорее читайте, что сейчас расскажет нам об этом Адриан, который, к слову сказать, оказался, очень откровенным и заинтересованным собеседником и поведал нам массу совершенно удивительных и неожиданных вещей.

Алексей: Приветствую, Empheris, привет из морозной и суровой России! Как бодрость духа и как отмечали выход российской версии вашего нового альбома “The Return Of Derilict Gods” в дигипак-версии?

- Привет! Прежде всего, это охуенно иметь возможность выпустить версию digipack в России, правда, мы этому факту очень рады. Премьера состоялась 29 ноября на концерте, который мы играли бок о бок с IMMOLATION - лучшего празднования не могли себе представить. Это было вчера, так что прости, что я отвечаю почти задыхаясь!

Алексей: Удалось ли после гига пообщаться и выпить вместе с Immolation?

К сожалению, нам пришлось уехать до того, как концерт закончился. Наш гитарист играл с трубкой, подключенный к почке, которая (трубка, а не почка – прим. А.И.) торчала у него из спины. Это чудо, что он вообще сыграл, но он был в таком состоянии, что нам пришлось эвакуироваться с ним раньше, чем хотелось бы. Добавлю, что в первый раз произошла у нас такая ситуация. К сожалению, форс-мажор…

Алексей: А часто ли вы сталкиваетесь с проблемами со здоровьем? Всё-таки возраст у вас уже не юный… Некоторые группы и моложе вас постоянно жалуются на здоровье, а как у вас обстоит с этим дело? Как часто приходится наведываться в больницу и проводить какие-то профилактические или поддерживающие процедуры?

Знаете, это интересный вопрос, на который ещё месяц назад я бы ответил совершенно иначе: я никогда не был в больнице, избегал врачей и т. д. К сожалению, перед Новым годом я попал в аварию, повредил голову и получил утечку крови в мозг - меня реанимировали, доставили без сознания в больницу. Мне грозил пролом черепа и, естественно, летальный исход - если бы скорая не приехала вовремя, мы могли бы никогда не закончить этот разговор. Так или иначе, вчера, после почти двух недель я вышел из больницы, прихожу в себя дома, пью пиво, слушаю музыку - ничего не изменилось. И не изменится. Мне 46 лет, и до сих пор жалею, что в сутках только 24 часа. Вы действительно пришли с этим дополнительным вопросом в нужный момент-будь ты проклят! 😉

Алексей: А как считаете, достаточно ли быть молодым духовно, не стареть душой или всё-таки физкультура, спорт, здоровый образ жизни, правильное питание, умеренность и так далее тоже важны, если ты хочешь вести такой же (или почти такой же) образ жизни, какой вёл в 20 и в 30, когда тебе уже 45 или 50? Вы практикуете что-то, что входит в понятие здоровый образ жизни?

- В 17 лет я думал, что тот, кому 25 лет – это уже „старый”. И дальше продолжалось в том же духе: для 25-летнего человека 35-летний старик, а 45-летний-пенсионер. Сегодня у меня есть коллега, который только что отпраздновал свой 64-й день рождения, и я могу заверить вас, что энергия этой бабушки превосходит многих сегодняшних старшеклассников. Я не хочу быть вечно молодым - это то, что я чувствую в определенных ситуациях, вот и все. Да, стараюсь есть здоровую пищу, бегаю, плаваю, однако я считаю, что то, что делает нас здоровыми физически и психически это, в первую очередь, музыка, философия жизни и все интересы, которые наполняют нашу жизнь. Главное, не иметь в этой короткой жизни „мертвых точек” в расписании дня. Это приводит к рутине и приводит к тому, что мы стареем. Физически, умственно? Без разницы. Я знаю 20-летних старше меня, ха-ха!

Алексей: С каждым годом мне всё больше кажется, что современные люди стали больше и чаще болеть. Складывается впечатление, что цифровая эпоха и все эти гаджеты и долгие бдения за компьютером не идут нам на пользу – ладно бы болели только старики, но ведь повсеместно с очень неприятными болезнями сталкиваются и совсем молодые люди – вспомнить хоть вашу землячку Марту Габриэль (Crystal Viper) или Кобру Пэйдж (Kobra And The Lotus), которая только совсем недавно справилась со своей болезнью. А как считаете, метал это болезнь или скорее лекарство? (ребята из Grave Digger, к примеру, утверждают, что метал способен исцелять).

- Это очень хороший вопрос, но я не уверен, что смогу на него ответить. Для меня метал - это тип вируса, который выбирает свои жертвы - в одних он может заблудиться и причинить вред, других спасти. Это вирус естественного отбора, которым мы сами заражаемся: с одной стороны, он может направлять нас, чтобы бороться за свои идеалы в повседневной жизни, развязывает в нас зверя, заставляет нас подниматься на новые высоты своего "Эго" и уметь держать свою жизнь в тонусе без малейших сомнений и колебаний. А с другой стороны, если у вас недостаточно решимости дать больше, чем вы хотели бы принять - металл не для вас. Выйдет из вас слабак и трус - как в музыке, так и в повседневной жизни. „Цифровая эра” показывает нам все сомнительные прелести такой полужизни во всей “красе”. Вся эта чрезмерная простота жизни убивает человека внутри нас. Когда-то, чтобы послушать новый диск, мы проезжали по 200-300 километров, чтобы купить его на кассете, мы переживали массу приключений по пути, были и экстремальные ситуации.... А сегодня?
 
Виктория: Понравилось ли вам то, как издан и реализован российский дигипак-релиз? Отличается ли он в лучшую или в худшую сторону по сравнению с польским релизом “The Return Of Derilict Gods” и с релизами альбома в других странах?

- В это издание отличается от исходной версии, между прочим, тем, что на нем нет размещенных текстов и есть две песни, которых нет в первоначальном варианте. Мы решили разместить две дополнительные вещи, которые должны были войти на не вышедшей 12 лет назад диск. Видишь ли, „концепция” “The Return Of Derelict Gods” была создана несколько лет назад, материал был записан, но по разным причинам не увидел свет тогда. Эти две дополнительные вещи словно сувенир из того времени.

Алексей: А почему тексты песен не напечатаны в буклете российского издания и насколько вообще важна лирика для понимания идеи и посыла “The Return Of Derelict Gods”?

- Тексты очень актуальны для нас, к сожалению, они не были предоставлены на российском издании, но в конце концов, основной девиз всё-таки был размещен на альбоме. Ну а причина отсутствия текстов прозаична: отсутствие места. Мы могли бы отказаться от графики и вместо этого сбросить на дигипак тексты, но тогда шрифт оказался бы слишком маленьким и ничего не было бы видно. Если кто-то интересуется нашими текстами, добро пожаловать на Metal Archives.

Алексей: Довольны ли вы тем, как ваш польский лейбл Old Temple продвигает Empheris в массы и другой их работой по промоушну и раскрутке команды?

Да, Эрик из Old Temple разослал много записей по всему миру. Вслед за этим пошли интервью, рецензии - фидбек был довольно неплохой. Единственное, чего не хватает, это концерты - хотя, по мнению некоторых, мы играем совсем немного. Я считаю, что мы играем недостаточно. Нам бы не помешало более продолжительное турне, но ни один лейбл не гарантирует такую роскошь.

Виктория: Как вышло, что вы оказались подписаны именно на Old Temple и не было ли у вас тайной мечты подписаться на Napalm Records или Nuclear Blast?

- Ха-ха! Нет, мы не планировали выпускать эту пластинку у ”гигантов". Конечно, нужен больший диапазон, но давайте договоримся: тот, кто действительно интересуется андеграундным блэк-трэшем, рано или поздно выходит на EMPHERIS. Кроме того, мне нравится приходить к издателю домой, пить с ним пиво и болтать о всякой ерунде. С большим лейблом вступают в игру совершенно разные деловые связи. А играть в такие темы, у меня нет ни времени, ни желания - это металл, а не бизнес.

Алексей: То есть если начать относиться ко всему, что связано с музыкой и группой слишком серьёзно, это станет работой и неизбежно перестанет приносить удовольствие? Как считаете, ребята из Megadeth и Judas Priest ещё помнят о том, что такое настоящий рок-н-ролл или для них всё это только работа, деньги, обязательства и ничего больше?

Давайте уточним: нельзя воспринимать что-то ”слишком серьезно". Либо мы серьезно относимся к чему-то, либо нет. MEGADETH и JUDAS PRIEST - это уже корпорации, а не музыкальные команды. На одном концерте Judas занято несколько десятков человек, бюджет для записи, продвижения и т. д. в принципе, неограниченный. Не поймите меня неправильно - можно, конечно, ходить по салонам славы и быть настоящим „рок-н-ролльщиком”, но в случае с андеграундными командами это, скорее, дополнительный ящик пива после концерта. А JUDAS PRIEST? Они только что выпустили блестящий альбом, который мог бы быть преемником нашумевшего „Painkiller”! За это вечное уважение им. Мы в Empheris работаем с 8.00 до 16.00, а потом играем, ходим на концерты, пьем, покупаем пластинки, живем. Не знаю, если бы „салоны” открылась перед нами, я бы переступил этот порог и начал бы жить по чужим правилам. Очень классный вопрос вы задали на самом деле, но я не знаю, справился ли я с ответом ;).

Алексей: А почему на создание нового альбома у вас ушло так много времени – аж 11 лет? Чем вы занимались всё это время?

- Да, это заняло много времени, хотя на работу над альбомом у нас ушел год. Эти 11-12 лет мы записали туеву хучу сплитов, EP, демо... Если собрать все это в кучу, из этой груды выйдет 10 полных дисков! Поэтому мы все время были очень активны, издавали последующие материалы, играли концерты - не хватало только очередной полноценной пластинки. Знаете, на это повлияли и частые изменения состава в команде. Трудно создать полный альбом, когда такие рокировки в рядах команды.

Виктория: Что сподвигло вас на такое триумфальное возвращение с полноформатников, и что помогло восстать, словно птица Феникс из пепла и записать наконец лонгплей?

- Наконец-то нам удалось подобрать состав, который смог записать полноценный альбом. На мой взгляд, материал должен быть создан как единый блок, должен быть выкован в репетиционной студии, словно меч у оружейника, а потом этим же составом записан. Такая система работы делает команду подобной военной машине, которая может взять необходимую высоту, отвоевать её у неприятеля.

Алексей: Можно ли сказать, что “The Return Of Derilict Gods” посвящён Яреку “Jary”?

- Ярик был нашим другом и дизайнером. Нарисовал оригинальную обложку „The Return Of Derelict Gods”, был также автором нескольких других рисунков, украшающих обложки последующих изданий EMPHERIS. Его внезапная смерть была ударом - я думаю, что каждое наше издание является свидетельством в пользу того, что мы помним этого человека. Знаешь, он вроде как был членом команды - он рисовал эти рисунки, вдохновляясь текстами и нашими рекомендациями. И создал их очень много - до сих пор ими пользуемся, хотя с его смерти прошло 11 лет, но его графика оказалась на сплите EMPHERIS и DEATH INVOKER.

Виктория: Как думаете, Ярек одобрил бы ваше современное звучание и ваш новый альбом? Как думаете, что бы он сказал об этой пластинке?

- Я думаю, что он традиционно вынул бы бутылку и сказал: Давайте выпьем! Такой он был - гений и молодец!

Алексей: Хех, название вашего нового альбома как будто намекает, что вы – это и есть те самые реликтовые древние боги, которые вернулись из небытия спустя долгое время. Признавайтесь, вы ведь не прочь, чтобы люди думали в таком ключе?

- Нет, абсолютно с этим не согласен. Название диска предполагает текстовую концепцию, которую я написал более десяти лет назад. Как я писал ранее альбом "Возвращение реликтовых богов"  был первоначально записан в 2007 году (с другой музыкой и лирикой, конечно), поэтому сам титул и сама идея уже существовали несколько лет назад. Оригинальная концепция была найдена в некой антологии "Трисмегиста", изданной в виде сборника текстов.

Виктория: О каких дереликтовых богах идёт речь в текстах вашего нового альбома, и почему вы решили написать о них альбом?

- „The oldest and strongest emotion of mankind is fear, and the oldest and strongest kind of fear is fear of the unknown”. (Лавкрафт). Я не могу говорить о деталях текста, - простишь? 😉

Алексей: Каким образом повлиял на вашу лирику Лавкрафт и стоит ли искать в пантеоне упоминаемых в тексте сущностей Ктулху или Жёлтого Короля?

- Я познакомился с творчеством Лавкрафта в 80-х и с тех пор коллекционирую различные издания его прозы, поэзии и писем. То, как этот человек использовал слово, доказывает, что он был не только необычным писателем, но и провидцем. Пример? Кто в 20-30-х годах XX века придумал, что грибы способны выжить в космическом вакууме? Мир богов Лавкрафта и космический ужас, основаны на древних верованиях, мифах многих культур. Отсюда уже всего лишь шаг к развитию интереса к антропологии, мифам забытых народов и т.д. Эффект такой, что наши тексты в основном как будто сами пишутся. Ктулху - это не только синоним... Это связка наших знаний и страха перед неизвестным. Когда наступает темнота, и мы засыпаем вдвоем, бывают моменты, когда тьма, кажется, проникает в наши души. И тогда начинает казаться, что когда проснёшься, ты окажешься где-нибудь на границе миров.... Это именно та тема, в которой Empheris нашли себя, это наша тема.

Алексей: А почему всё-таки страх? И кого и чего вы боитесь?

- Страх - это мощное чувство. Ни одна из эмоций не может буквально парализовать человека, заставить его забыть, как дышать, или даже умереть от страха. Люди любят писать поэмы о любви, ненависти, между тем, недостаточно места в этой иерархии чувств они посвящают чему-то вроде „страха”. Лично я всегда боялся, что во мне погаснет страсть к исполнению, сочинению и прослушиванию музыки. Тогда я был бы похож на такой изношенный презерватив: после работы домой, посиделки перед телевизором, плюс газета и ужин. Тьфу! К счастью, этого никогда не будет.

Алексей: А как насчёт страха заболеть чем-то неизлечимым или неприятными и страха смерти? Есть у вас такое или что-то подобное?

- Это что-то совершенно другое. Как страх потерять любимого человека или страх выпить теплого пива. Лично я, наверное, боюсь заболеть раком - я видел слишком много таких случаев, и это действительно то, что может произвести впечатление. Однако, это „страх”, о котором мы знаем, это страх того, что может произойти. Если бы я умирал от инсульта или рака, конечно, я бы этого боялся. Только дурак не боится смерти – но к смерти однако можно приготовиться, если это касается, например, болезни.

Виктория: Как вам удаётся соединять воедино Лавкрафта, мифологию, древних богов и столь свойственный для блэк-трэша сатанизм с его нечистым духом и богохульствами? Не кажется ли вам, что это немного не сочетаемые друг с другом вещи?

- Да, эти две темы друг другу не подходят, и поэтому я их не соединяю в текстах. У EMPHERIS нет сатанинских текстов, чисто религиозных текстов или анти-религиозных. Нас интересуют другие аспекты, о которых я говорил выше. Лавкрафт, смерть, забытые культы - это то, что можно увидеть в нашей лирике. Религии, известные как „великие” (мировые – прим. А.И.) совершенно нас не интересуют. В мире люди исповедуют более 4 тысячи богов - каждый из них „настоящий”. То, во что ты веришь, зависит только от того, где ты родился.

Алексей: На промо-фото, которое красуется у вас в фейсбуке и в дигипак-версии альбома, у Адриана присутствуют элементы священнического облачения. Что это означает для вас, и как вы относитесь к христианству и к религии в целом?

- Эта вещь - подарок от Ярика, о котором мы говорили. Однажды Ярик пришел на наш концерт, наверное, в 2005 году, дал его мне и сказал: возьми этот шарф, холодно. Я сыграл концерт с этой штукой, и так оно и осталось - до сегодняшнего дня я использую его на каждом нашем концерте. Ярик трагически погиб в 2008 году. Это мой друг - ничего больше. Другое дело - это то как эта вещь относится к религии в целом. Я изучал христианское богословие, Библию, Коран, Махабхараты и т. д. У меня есть четко определённое мнение о „великих религиях”, если ты об этом. Мягко говоря - оно не положительное. Каждая из них основывается на страхе перед смертью. Мы хотим верить, что есть что-то „потом " есть что-то еще, что наше существование не заканчивается здесь, в яме, засыпанной землей. И хуже всего то, что нашлись определённые группы людей, некие касты, которые на этом зарабатывают. Ты заплати им, чтобы иметь вечную жизнь - в обмен на это, они настроены на земную жизнь и хотят сделать её максимально комфортной... Но это я не принимаю.

Виктория: Ощущаете ли вы себя жрецами и служителями древних богов и как вы воздаёте им своё почитание? Что-то подсказывает мне, что из всех форм богопочитания вам ближе всего древняя практика возлияний (проще говоря, распитие алкогольной продукции во славу каких-то высших сил или сущностей), так ли это?

- Да, я люблю пиво и хороший виски. Но мне никогда не приходило в голову устроить такую церемонию ха-ха!

Алексей: Что из алкоголя вы предпочитаете и как часто предаётесь алкогольной интоксикации?

- Пиво и виски, как я уже упоминал. Jack Danniels + кола-это прекрасное сочетание, хотя я предпочитаю чистый напиток в толстом стакане! На неделе я вообще не пью, но с выходными бывает по-разному. Вы знаете, что смертельная доза - это 3,5 промилле? Хотя это не касается россиян и поляков! У нас даже рекорд поставил какой-то парень – у него алкоголь был в концентрации 14,9 промилле. Но я стараюсь не связываться с такими чрезмерными алко-энтузиастами.

Виктория: Вы можете сказать, что алкоголь вдохновляет вас и помогает заниматься творчеством или у вас другие источники вдохновения?

Нет. Что может быть вдохновляющего в спирте? Это только способ расслабиться. Если мы хотим передать что-то, что имеет для нас ценность, мы делаем это трезво. В противном случае, это как если бы мы не уважали себя и, следовательно, людей, которым мы хотим что-то сказать. Не поймите меня неправильно, нет ничего плохого в том, чтобы выпить несколько бутылок пива перед концертом или во время написания текста - дело в том, чтобы не превращать состояние расслабления в состояние опьянения.

Алексей: Ощущаете ли вы себя наследниками и продолжателями дела таких знаковых польских групп как Kat, Vader, Trauma, Decapitated, Domain и что думаете об этих группах?

- Никогда об этом так не думал. Я знаю членов, перечисленных команд, я считаю, что это крутые капеллы, но влияние, наверное, на нас не было. Конечно, KAT в 80-х это было откровение и сам Дьявол в чистом виде! VADER сейчас всё так же, как и в 1989 году, звучат очень и очень круто, я не мог тогда поверить, что в Польше можно так играть! DECAPITATED... ну, Kowan (вокалист) после аварии в России по-прежнему парализован. Я не думаю, что эти группы повлияли на EMPHERIS. Мы, скорее, выросли из BATHORY, VENOM, MERCYFUL FATE - это наши корни.

Виктория: Как считаете, есть ли у польских групп какая-то особая отличительная черта, исходя из которой можно было бы говорить об особой польской школе экстремального металла?

- Я бы так не сказал. Хотя, в общем,... с тем, что польская сцена действительно имеет много, что предложить в любом возможном жанре металла вряд ли кто-то будет спорить. Вот уже более 30 лет здесь выходит множество отличных альбомов, и действительно есть, что выбрать. Конечно, не могу сказать, что польские группы это что-то вроде того, что можно назвать „русским звучанием” или особый почерк классических команд из Норвегии, Швеции или Флориды. Там специфика была очевидна: вы включали диск и знали, откуда эта группа. В том что касается польских групп ничего подобного нет - есть мощная сцена с массой солидных групп. И давайте вспомним, что скандинавская молодежь в своё время получала поддержку от своего правительства - финансирование репетиций, записей и т. д. В Польше мы играли в гаражах, подвалах... В России было так же, правда? В 80-х это был просто пиздец.

Алексей: Но вы скучаете по тому времени? Скучаете и ностальгируете по 80-м? Ведь этот особый дух 80-х чувствуется в вашей музыке, и EMPHERIS это во многом группа для олдскулеров…

- Конечно, да! Но я объясняю себе это чувство тем, что тогда я был просто молод. Я сел однажды на поезд без билета и ехал 500 километров на концерт, на который у меня не было денег, ехал 200 километров к другу, чтобы послушать какой-то новый альбом на кассете, или в другой город, где появились пиратские кассеты с последним альбомом SLAYER “Reign in Blood”!!! Музыка звучала по-другому, вы должны были получить ее или даже бороться за нее (на самом деле!). Этого мне не хватает: я приходил домой с новой кассетой и мучил ее в течение нескольких недель. Сегодня эти эмоции совершенно чужды людям, ведь всё и так в ваших руках - достаточно просто включить компьютер. Так что тоска, о которой вы говорите, это тоска по способу восприятия определенных вещей, на которые в современном мире просто нет места. EMPHERIS-старая школа - мы бы не играли то, что не чувствуем.

Алексей: Некоторые из журналистов отмечают скандинавские влияния в вашей музыке. Согласны ли вы с такой точкой зрения, и какие скандинавские группы в большей мере повлияли на вас?

-Для меня лично абсолютным № 1 всех времен, BATHORY, а потом долго ничего меня так сильно не вдохновляло. Наш гитарист Томас (экс -АЗАИЛ) за это влюблен в шведскую сцену 80-х-90-х. И я не виню его. Такие капеллы, как NIHILIST / ENTOMBED, DISMEMBER, GROTESQUE, GRAVE, UNLEASHED и т. д. это были наши герои, когда мы сами пробовали делать первые шаги в музыке. Возможно, дух тех лет нашел свое место в пантеоне "возвращения реликтских богов". Тем не менее, чисто моему уху кажется, что у нас больше общего с BATHORY и VENOM. Это легенды, которые навсегда оставили свои копыта в творчестве EMPHERIS. Добавьте к этому закуску в виде MERCYFUL FATE, и у вас будет полный набор влияний на нас.

Виктория: Считаете ли вы себя польской инкарнацией Bathory и Dissection или у вас более амбициозные и честолюбивые притязания, и вы хотели бы быть оригинальными и уникальными и чтобы вас воспринимали как оригинальную и уникальную команду со своим звуком и своим собственным характерным почерком?

. - Нет, у нас нет амбиций создавать новый или уникальный метал. В том старом стиле было еще много что сказать, и мы все еще там копаем. Знаете, мы не открываем Америку заново - мы хотим играть классический метал, основанный на фундаменте столь же классических фильмах ужасов, и этого, в общем, достаточно. BATHORY  в середине 80-х добились абсолютного мастерства, объединив крайность с ужасом. „The Return” и „Under The Sign...” это абсолютное мастерство - диски всех времен и народов! Никому не удалось достичь такой силы поражения. Мы с EMPHERIS просто делаем свое дело, и я надеюсь, что мы это делаем хорошо. Оценка, однако, не наша прерогатива.

Алексей: А как считаете, что такого особенного было у Bathory, что так сильно выделяло их и делало такими особенными?

- BATHORY всегда были на шаг впереди всей остальной сцены. Посмотрите сами: в 80-х годах Куортон создал основу того, что мы сегодня называем „второй волной черного металла”. В 1990 вышел альбом „Hammerheart”, от которой, в свою очередь, родился тренд,  называемый „викинг-метал”. Затем с диском „Requiem” BATHORY напомнил всем о трэш-металле, и этот ретро-стиль вернулся снова в моду! В принципе, каждая пластинка этой команды переносит жанр на новый уровень, спектр звуков, каким оперировал Куортон, это что-то настолько великое, что было трудно избавиться от ощущения, что этот парень был с другой планеты. Преклоняюсь перед ним! И всегда буду!

Алексей: Что вы знаете о России и какие российские группы вы слышали?

- В 1991-м я был на фестивале "Страшидло", где мне вживую удавалось наблюдать за КОРРОЗИЕЙ МЕТАЛЛА – это было потрясающе! Я пытался взять интервью у Паука, но ничего не вышло. Раньше (я помню, как будто это было вчера!) по радио я слышал трансляцию дебютного альбома группы MACTEP. В то время я также узнал группу Shah - у меня даже была нашивка с логотипом этой группы! Впрочем, помимо старых и заслуженных, в России есть и сегодня замечательные команды: ТИРАН, BARBARITY, MORBIDITY, DIG ME NO GRAVE и так далее. Добавлю, что наша бывшая перкусистка EMPHERIS была россиянкой. Её звали Вараска (экс-BLACKTHORN, HATE и т. д.).). Замечательная девушка, опытный музыкант, и благодаря ей я много узнал о России. Это, безусловно, более адекватный носитель информации, чем отслеживание новостей по телевизору. Я фанат истории, и Россия имеет богатую и насыщенную историю.

Алексей: А почему не получилось взять интервью у Паука? Из-за чего всё сорвалось? И о чём тогда хотелось спросить у него в таком интервью?

- Эй, а может, у вас есть дескриптор Паука? Я слышал разные версии, и по одной из них он принципиально не отвечает на вопросы польских подданных. О чем бы его спросить? Список длинный, но несмотря на то что Коррозия Металла имеет в Польше много верных поклонников, я бы болтал всё сплошь про ночных волков, про тюрьму, в которую Паук, кажется, не так давно попал, и ещё про множество других подобных вещей. Тем не менее, тема Коррозии Металла, конечно же, доминировала бы по-любому, как и воспоминания о концерте в Цеханове в 1991 году!

Виктория: Не так давно, в сентябре этого года вы в очередной раз выступали с российской группой Тиран, какие остались впечатления о таком совместном гиге и о самой группе?

- Ооо!!! Ну, скажу так: ТИРАН вживую меня просто порвал и уничтожил! Не верю, что команда с таким потенциалом объезжает какие-то клубы, вместо того, чтобы играть в качестве хедлайнера в международном туре. Ведь это мировая группа! Знаете, я организовал более 100 концертов, сыграл их больше, был на многих, но когда я смотрел на группу Тиран, я искренне радовался, что есть такие группы. Энергия била со сцены! Кроме того, люди, стоящие за этой группой, - это настоящие выродки от металла из плоти и крови - такому я доверяю безгранично. И не думайте, что я говорю так только потому что хочу поддержать команду того парня, который распространяет Empheris в России (Тиран + Wings of Destruction), но, поверь мне, -Тиран это по-настоящему сногсшибательная команда  - это класс! Поверь, если бы они были слабые, средние или дерьмовая, я бы сказал.

Алексей: Доводилось ли вам бывать в России и хотели бы вы приехать к нам и сыграть для российских слушателей?

- К сожалению, мы никогда не были в России с Empheris, хотя были такие планы. Все разбились о расходы: визы, транспорт и тому подобные вещи. Просто у нас нет денег на то, чтобы потратить 2000 евро за три концерта, которые были тогда в планах. К сожалению, это превысило наш бюджет. Конечно, если найдется кто-то, кто минимизирует эти расходы, мы с удовольствием сыграем у вас! У нас, к сожалению, нет за собой студии или лейбла, которые бы нам за это заплатили, ни спонсора, сами все работаем, и некоторые вещи просто невозможно перепрыгнуть. Однако я очень надеюсь, что когда-нибудь нам удастся сыграть в России!

Виктория: Как ваш новый альбом и новые песни принимают вживую и за что вас чаще всего критикуют?

- Мы не оригинальны, когда речь заходит о создании нового материала. Главными композиторами являются, конечно, гитаристы, а все мы до боли в клише и стандартах классического металла, кроме того, мы сейчас очень упорно и много репетируем. Несколько лет назад выглядело это, однако, иначе: мы могли явиться на репетиции, пить пиво через два-три часа, разговаривать и даже не брать в руки инструменты. На следующей репетиции мы спешно крутили задницей и за час делали 2-3 новые песни. Я думаю, мы, наконец, созрели ха-ха! За что нас критикуют? Знаете, один скажет, что наша музыка слишком экстремальная, другой - что слишком мягкая. Как известно, есть те, для кого Blasphemy играет слабо, и те, для кого Metallica является апогеем экстремизма. У нас нет с этим проблем, и мы делаем своё собственное дело и свой собственный метал.

Алексей: Вы восприимчивы к критике или вам всё равно, что пишут в журналах и в Интернете про вас музыкальные журналисты и фэны?

- Знаешь, я не встречал много критических отзывов. Если они где-то появятся, и созидательны, я могу только радоваться, что рецензент внимательно послушал нашу музыку и оценил её, пользуясь своим вкусом. Пока что, однако, не встречался с какими-то очень негативными отзывами в наш адрес. Может быть, это плохо - в конце концов, было бы лучше быть известными как худшая команда в мире, чем быть одним из тысячи хороших, ха-ха! ... но если бы я отвечал на этот вопрос в 80-х-90-х, думаю, сказал бы что-то вроде, если кому-то не нравится наша музыка, то вышвырни его отсюда!

Виктория: Как-то некий Тони Айомми нокаутировал при личной встрече на концерте журналиста, который написал о нём в рецензии плохо и пренебрежительно. У Вас не было подобных ситуаций или соблазна хорошенько проучить кого-то из критиков?

Я читал несколько книг о Black Sabbath, и, насколько я знаю, Айомми отлично справлялся с драками. Я помню, что пару раз он дал кому-то в морду на концерте... Возможно, что это описываемая вами ситуация где-то слышал. Да, случались разные ситуации, но в общем, ничего особенного. Мне вспомнилась сейчас вот какая вещь. Мы как-то играли концерт в лодке, и в процессе я упал со сцены на кучу кабелей и проводов, где-то сбоку. Я вышел и закончил концерт. Но днём позже у меня болел живот - оказалось, что мне туда впилась струна от гитары - я забрал ее себе. Я понятия не имею, как это произошло, и почему я не чувствовал этого раньше. Рана была острая. В другой раз на сцену выскочил мужик с ножом, хотел поздороваться, но нож, вероятно, не понравился охране. Кажется, парень действительно хотел всего лишь поздороваться и ничего больше, но только зачем этот нож?

Алексей: А по жизни и в повседневной реальности вы агрессивные или скорее сдержанные? Бывает такое, что какие-то проблемы или трения с кем-то решаются с применением физической силы или стараетесь быть дипломатами и взывать к разуму?

- Мы не злые люди, которые ходят по городу с ножами по ночам, если ты об этом. Конечно, не всегда дипломатия работает в современном мире, что видно, когда вы включаете новости по телевизору. Как правило, однако, агрессию и эмоции мы пытаемся выразить, скорее, через музыку, чем в повседневности. Хотя и здесь бывает по-разному. Я действительно не знаю, как ответить на так поставленный вопрос…

Виктория: Есть мнение, что ваше творчество это глубокое и органичное переплетение трэша и блэка. Что вы сами думаете о таком определении и как считаете, в каких процентных соотношениях трэш и блэк присутствуют в вашей музыке?

- По моему скромному мнению, у нас золотой сплав из 75% блэка и 20% Трэш-дэта. Остальные 5% - это лучшее сочетание этих элементов. В принципе, с самого начала и движемся в этом районе, вопрос только будетв том, называю ли я блэк-металлом, то что вы привыкли считать блэк-металлом. Здесь уже мы спускаемся к чисто субъективному восприятию музыки, очевидно, игнорируя тот факт, что мы оба прекрасно знаем, что в ЦЕЛОМ блэк, трэш или дэт-метал это всё метал. И стоит ли копаться во всём этом и пытаться разобрать на атомы единую и неделимую субстанцию? Так что ты прав. Блэк / дэт / трэш-метал - это именно наш инструмент, и наше оружие.

Алексей: А что вы думаете о других трэш-блэк-группах, о Destroyer 666, к примеру? Есть ли такие трэш-блэк-команды, которые вы считаете откровенно плохими и никчёмными?

- DESTROYER 666, NIFELHEIM и т.д. это, конечно, гранды. Есть и ещё команды, альбомы которых мы ждем и которые всегда (или почти всегда) будут круты до невероятности! А дерьма в жанре совсем немного. Конечно, Season of Mist подписывает команды вроде MISANTHUR, или еще группы, играющие так называемый post black metal, просто тратят впустую своё время и деньги. Конечно, каждый может играть то, что хочет, но зачем же сразу подписывать их и выпускать их диски? В металле должна быть, честность - без этого нет металла. И всё.

Виктория: Что у вас в ближайших планах, и нет ли идеи снять клип на одну из песен с “The Return Of Derilict Gods”?

- Только что вышел в свет наш сплит с Death Invoker (Перу), а также российское издание „The Return Of Derelict Gods”. Совсем скоро мы будем отмечать 2020 год, и нужно будет подумать о новых записях. Но это не будет видео - немного наших концертов есть на You Tube, и этого достаточно. Что для профессионального видео - еще не время. У нас есть идея для видео, но мы не хотим делать это шаблонным образом. Видишь ли, EMPHERIS это наш образ жизни - не „жизнь”, но способ, образ. Придет время для видео, но это должно быть что-то особенное. А прежде должен быть еще один альбом.

Алексей: Вы уже начали работать над новыми песнями для четвёртого полноформатника или пока ещё рано об этом говорить?

- Есть уже определенные идеи, тексты, но материал должен созреть и быть записан. Именно на этом мы сосредоточимся в 2020 году. Плоды хаоса созревают медленно…

Виктория: Ваши финальные слова и напутствия тем, кто проникся вашей трэш-блэк-экспрессией и готов встать под знамёна Empheris?

- Большое спасибо за интересные и хорошо подготовленные вопросы! Отвечать на них было сплошным удовольствием. Надеюсь, что тем, кто ещё не слышал наши визионерские музыкальные эксперименты, EMPHERIS придутся по вкусу. Спасибо также тем, кто прочитал это интервью до конца!

Алексей, Виктория: Спасибо за интервью, Адриан! Было очень приятно найти в твоём лице такого, искреннего, заинтересованного и интеллигентного собеседника! Удачи тебе лично и Empheris! Всех благ, железного здоровья и множества самых приятных и прекрасных кайфов!

- Это было очень приятно, спасибо. Если кто-то заинтересован в Empheris, пусть пишет нам!

Алексей “Astarte Eel” Иринеев, Виктория “Caracal” Озёрная

"Варяги, бороды и метал" Интервью с Vegvisir

21-12-2019 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Наверняка в эти предновогодние праздничные дни у многих наших читателей начинается мандраж и опасения ненароком спиться с пути в ходе предстоящих праздников, но мы заранее предусмотрели это дело и уже спешим на помощь – у нас на связи отличная команда, чьё название отсылает нас к скандинавскому руническому компасу, помогающему найти верную дорогу, что дословно означает “путь ведающий”. Легенда гласит, что тому, у кого в кармане лежит вегвизир или играет в наушниках новый диск Vegvisir, потеряться и заплутать в алко-дебрях или где-то ещё просто не суждено, а верные мысли и правильный путь всегда будут отыскиваться сами собой, автоматически. Совсем недавно ребята из Vegvisir вернулись из тура по югу нашей с вами необъятной родины и привезли с собой массу впечатлений и интересных рассказов. Слушаем, что же они хотят нам поведать, ведь прямо сейчас на связи основатель и драммер (изначально гитарист) Дмитрий “DrageFabeldyr” (D), гитарист Василий “Kvasir” (K) и вокалист Терентий  “TiER” (Т).

Алексей: Приветствую, Vegvisir! Давайте для старта пару слов о себе, о том, что вы играете и почему вас стоит послушать. Как вы обычно представляете себя и свою группу совсем не знакомым с вашей деятельностью людям?

D: Здравствуйте. Мы играем викинг-метал. В своих песнях мы повествуем о жизни северных народов (викингов, славян) и всём, что с этим связано: морские походы, битвы, герои, боги.

T: ..., мифические существа.

Виктория: Здравствуйте! А если люди не только не знакомы с вашим творчеством, но и вообще не знают, что такое метал и чем Iron Maiden отличается от Slayer или Napalm Death, как бы вы могли ввести их в суть того, что и зачем вы делаете посредством всего пяти-шести-девяти слов?

D: Приветствую. Ну, это как правило старшее поколение, молодёжь всё-таки с миром металла хоть немного знакома. Я, как правило, говорю что-то вроде: «Такую группу как Rammstein знаете? Ну вот мы – то же самое, только с дудками и поём про викингов».

Алексей: Слоган “Имидж ничто, жажда всё” хорош только для рекламных роликов всяких спрайтов, но не для метал-группы, и вы, судя по всему, это очень хорошо понимаете. Как давно ваш гитарист отращивает бороду и нет ли тут какого-то подсознательного желания намекнуть своим слушателям уже на стадии визуального знакомства с вашими промо-фото, что их ждёт нечто в духе Amon Amarth, если они всё-таки решат вас послушать?

D: Всё именно так. Внешний вид группы должен соответствовать стилю, в котором она играет. Это касается и внешнего вида музыкантов, и костюмов, и декораций на сцене. Люди приходят на концерт за атмосферой, и это всё как раз помогает её создать.

K: Здравствуйте. Бороду я отращиваю около года. Изначально это был эксперимент на тему «не буду бриться, пока не выпустим альбом», который немножко затянулся и теперь является частью образа.

T: Антураж хорош не только для публики, но и для нас самих, он помогает создать правильный настрой.

Виктория: У вас недавно произошли изменения в составе, когда вас покинула клавишница. Почему произошла такая досадная потеря и с чем были связаны расхождения с ней?

D: Переезжает в другой город.

T: Расстались мирно, без ссор и обид, друзьями.

Виктория: Вы уже подыскиваете постоянную замену или предпочитаете на данный момент использовать работу сессионных музыкантов? Как у вас обстоят дела с клавишами на концертах?

D: В данный момент мы используем минус и в дальнейшем планируем использовать его. Также с нами в тур ездил сессионный басист, потому что нашего постоянного не отпустили с работы.

Алексей: Почему на фото, на котором вы изображены только что вернувшиеся из тура, вас всего четверо? Никто не потерялся по дороге?

T: Сколько приехало, столько и сфотографировалось.

D: Помимо клавиш у нас «потерялся» один гитарист, но ещё до тура. С другой стороны, 4 человека на сцене – идеальная симметрия и свобода движений, особенно когда играет несколько групп и вся сцена заставлена аппаратурой.

Алексей: А что думаете по поводу определения “бородатый метал” и какие ещё имиджевые нюансы и тонкости практикуете на сцене и в повседневности?

D: Хорошее определение =)). У нас есть особое металлическое рукопожатие =)).

T: Рычим и скалимся на фото с публикой после концертов. Но не то что бы для «имиджа», само как-то так выходит.

Виктория: Не возникает ли каких-то забавных курьёзных случаев в связи с вашей внешностью в быту или не было ли чего-то подобного в ходе вашего недавнего тура?

D: Было один раз: стою, жду лифта, кроме меня стоят папа с девочкой, девочка смотрит на меня, потом говорит: «Пап, а почему у дяди волосы длинные?» «Потому что дядя - артист». Аж приятно стало =)).

K: после одного из концертов к нам подошёл наш слушатель, поделился своим мнением, поблагодарил за выступление и добавил, что я на сцене похож на «радикального батюшку», который может и кадилом запустить:). Также когда нас остановили сотрудники ДПС у меня спросили: «а что с вами случилось?» глядя на мои права.

T: Меня регулярно подозревают в связях с религией и музыкой.

Виктория: Как считаете, настоящие викинги и варяги признали бы в вас своих, если бы вы на машине времени попали бы к ним на корабль или в поселение? И что означает название вашей группы? Это тоже как-то связано с варягами?

D: Думаю, да. Вегвизир – скандинавский рунический компас, помогающий найти верную дорогу. В переводе на русский означает «путь ведающий».

T: Может не сразу, но, пожалуй, нашли бы общий язык. Всё же мир и люди сильно изменились. Языковые трудности не в счёт.

Алексей: А что вам по жизни помогает “не спиться с пути” и найти верную дорогу? Что выступает в вашей повседневной обыденной реальности таким действенным эмпирическим аналогом этого самого мифического вегвизира?

D: Сам Вегвизир (группа) и выступает =)).

T: Когда несколько людей объединяются, чтобы стараться вместе, командой, делать что-то достойное, у них есть определённые шансы на успех.

Алексей: А хотели бы жить во времена варягов и викингов? Практиковали нечто подобное, выбираясь, скажем, летом жить на природу на неделю-другую?

Т: Часть нашего коллектива давно уже водит знакомство со средневековым городом Сваргас под Выборгом (Историко-культурный центр Варяжский Двор), а так же два раза участвовала в ежегодном реконструкторском фестивале Времена и Эпохи в Москве, правда там мы представляли XIII век. Переезжать в IX век завтра не планируем, но погрузиться в атмосферу время от времени бывает интересно.

Алексей: В какое время и в какую местность вам было бы интереснее  всего отправиться, если бы вы на самом деле получили бы в своё владение машину времени?

D: Во время, когда люди начнут массово слушать тяжёлую музыку, а не вот это вот всё =)).

T: Мне кажется, эти времена уже закончились. Можно попробовать 80-е. When everything rocked©.

D: Пожалуй, только скорее всего не у нас, а где-нибудь в Европе, у нас в 80-е с металлом было туго.

Виктория: Кстати, а почему именно варяги (варяг-метал)? В чём вы отождествляете себя с ними? Чем ваш варяг-метал отличается от традиционного викинг-металла?

D: Определение варяг-метал было придумано нашим бывшим барабанщиком. Связано это было с тем, что у нас есть песни, которые трудно отнести к жанру викинг-метал.

T: Хотелось и придумать что-то своё, и не ограничивать себя рамками устоявшегося стиля.

Алексей: Я знаю, что в Минводах вам подарили портрет группы, а какие подарки от фэнов вам больше всего нравится получать? И случается ли, что дарят какие-нибудь крафтовые и приятные спиртосодержащие напитки?

K: Илье (нашему сессионному басисту) в туре подарили крафтовое пиво Motorhead. Подарки – это конечно приятно, но ещё приятнее, когда публика поддерживает тебя в процессе выступления.

T: В Минводах для нас ещё сделали памятные магниты. Радушный приём, заинтересованная публика, подарки, сделанные своими руками – это всё очень приятно. В такие места хочется вернуться.

Виктория: Что вдохновляет вас на написание таких эпических песен? Наверное, в детстве вы зачитывались подвигами Капитана Блада, рыцарскими романами и комиксами про Астерикса и Обеликса? Или всё случилось позднее и ваш интерес базируется исключительно на симпатии к определённым музыкальным группам данного жанра?

D: У меня всё началось со знакомства с творчеством таких групп как Thyrfing, Mithotyn, Falkenbach, Windir, Helheim и прочтения книги Валентина Иванова «Повести древних лет» лет в 16 -18. Само же желание играть в группе было с самого детства, но каких-то предпочтений или чётких планов не помню до этого момента. Также не малое влияние оказывает наша северная природа. Наверное, обращали внимание, что есть группы с характерным «северным» звучанием, например Мор из Мурманска или те же Immortal, Borknagar - не просто так это всё =)).

T: Марк Твен, Мария Семёнова, Валентин Иванов, пираты, викинги, даже дикий запад, те же самые группы, что у Димы – мы вместе увлеклись ими в институтские годы. Вдобавок вид из окна на Финский залив. Всё это должно было как-то реализоваться.

Алексей: Ну а теперь давайте чуть более подробно поговорим о вашем недавнем туре. Как возникла идея проехаться по югу нашей необъятной родины и почему именно по югу? Холодный питерский климат волей-неволей заставляет тянуться к более комфортным и деликатным погодным условиям?

D: Мы дважды разогревали группу Varang Nord (викинг-метал, Латвия), с ними приезжал тур-менеджер, после второго приезда он написал мне, предложил, мы подумали и согласились. Направление выбирал он сам, нам особой разницы не было, мы до этого никуда не ездили, везде было одинаково интересно.

T: Однако, ходить днём в одной футболке в середине ноября нам безусловно понравилось.

Алексей: Не было мыслей о том, что было бы неплохо переехать на пмж куда-нибудь на юг?

D,K,T: Были =)

Виктория: Итак, вы побывали в Краснодаре, Ростове, Анапе, Белореченске и Ставрополе. Минеральные Воды тоже были в рамках этого турне? Какое место запомнилось особенно, где прошёл самый интересный и запоминающийся концерт?

D: Каждый город отметился по своему. В Ростове было лучшее за тур барабанное оборудование. В Краснодаре – профессиональный звукорежиссёр, к тому же это был единственный город, в котором было ещё действительно тепло. Ставрополь тем, что из трёх блюд которые нам дали перед концертом ни в одном не было мяса, при том, что это Кавказ – нам потом объяснили, что это из-за того, что приезжает очень много музыкантов-вегетарианцев. Минеральные Воды – самым, пожалуй, лучшим приёмом публики.

K: Также в Ростове был, пожалуй, лучший гитарный бэклайн.

T: Да, Мин. Воды и Волгодонск. В Анапе тоже был порядок со звуком и публикой. Все города произвели в общем благоприятное впечатление, в большую часть хочется вернуться.

Алексей: А что вы думаете о вегетарианстве и в частности о том, что, как вы только что упомянули, становится всё больше музыкантов-вегетарианцев?

D: Нам больше достанется (мяса).

Т: Едим, что хотим, и другим не мешаем.

Виктория: Как думаете, среди викингов и варягов были вегетарианцы и как бы они (викинги и варяги) отнеслись бы к желанию одного или нескольких из их собратьев стать вегетарианцами?

Т: Только если вынужденные, ведь нельзя было пойти в какой-нибудь средневековый супермаркет и выбрать. Ели то, что могли добыть, вырастить или выменять.

Алексей: Чем вас встречали местные фэны и слушатели? Мне почему-то сразу представляется картинка где местные викинги потчуют вас хлебом, солью и минералкой….А как всё было на самом деле?

D: Всё по стандарту – махали хаерами, показывали козу =)). Хлеб, соль тоже были, но от организаторов.

T: В Ставрополе и Волгодонске ребята из публики делали «ладью» - уселись на пол друг за другом и изображали греблю в ритм музыке. Для викинг-метала это nuts.

Виктория: Случились ли какие-нибудь интересные знакомства во время этого тура? Куда бы хотелось поехать ещё или вернуться? С какими командами удалось отыграть? Были ли какие-нибудь неожиданности и интересные истории?

D: Нам понравилось везде и мы бы вернулись в каждый город, но это не столько от нас зависит, сколько от местных организаторов. Мы играли с группами Sun Of Dead в Ростове, Atra Hora в Минеральных Водах и Крунк в Волгодонске. Все команды хорошие с интересным материалом.

Алексей: Была ли в ходе тура у вас возможность повеселиться и как следует оторваться или самодисциплина и высочайшее качество выступлений без лажи для вас в приоритете?

D: Свободного времени как такового не было – большие расстояния между городами, почти всё время в дороге. Немного прогуляться удалось только в Краснодаре. Ну и дисциплина у нас в приоритете, да.

T: Как-то краем уха слышал, как наш тур-менеджер проходил мимо с местным организатором, говоря: «Нет, эти ребята не бухают». Пожалуй, добавить нечего. Но это не значит, что нам не было весело. На самом деле тур сложно вспоминать без улыбки.

Алексей:…гм, и совсем не было соблазна накатить крафтового пива Motorhead, отполировать это дело текилой (ну или в каком-то другом сочетании – не важно) и как следует тряхнуть стариной в ходе гастролей?

D: Скорее не было столько времени, чтобы это доставило больше удовольствия, чем проблем.

Т: Наш Вегвизир подсказывает, что облажаться, а потом разгребать – не самая лучшая идея.

Виктория: Вы играли вместе с Atra Hora в Минеральных Водах. Как прошло выступление, удалось ли пообщаться с братьями Георгиади, и какие впечатления остались у вас от этого выступления и от этой группы?

D: У ребят интересный материал, хорошая подача.

K: С парнями из Atra Hora получилось перекинутся буквально парой слов. Потому как суета, что перед концертом, что после. Они немного рассказали о своих планах, но из-за  турового графика всё общение было на бегу. Мы с радостью бы выпили с ними и пообщались более спокойно.

T: Поддерживаю. Ребята опытные, серьёзные, но при этом дружелюбные и открытые. При случае поиграли бы с ними ещё.

Алексей: Откуда идёт практика устраивать “ладью” на концертах и можно ли расценивать её аналогом более традиционных для металхэдов и хэдбенгеров концертных забав или это дополнение, но никак не замена?

D: На мой взгляд «ладья» на фолк-концертах это аналог сёрклпита на концертах других жанров, хотя, говорят, что и на Scooter «ладья» бывает…

T: По мне так из физических активностей «ладья» куда симпатичнее и безопаснее «слэма», но мы, конечно, рады любым проявлениям заинтересованности публики.

Виктория: От концертов в каком городе у вас остались самые тёплые и незабываемые впечатления и куда вы с большей охотой и готовностью хотели бы вернуться снова?

D: Трудно сказать, везде было хорошо.

K: Да все были хороши. Особо запомнилась, наверное, Анапа. Людей было мало, но они отрывались будто «в последний раз».

T: Я бы выделил Мин. Воды, Анапу, Волгодонск, Ростов, но подчеркну, что хорошо было везде.

Алексей: Заметили ли вы какие-то особенности, отличающие южную публику от северной, питерской или какой-то особой разницы нет и россияне есть россияне?

D: Особой разницы нет, разве что чем меньше город, тем больше публики. Оно и понятно – в маленькие города мало кто приезжает.

T: Показалось, что люди как-то зачастую повеселее, поподвижнее. Заинтересованнее, легче идут на контакт. Должен сказываться более тёплый и радостный климат, ландшафт. И опять же провинция, народ не пресыщен.

Виктория: Есть ли у вас уже идеи для нового тура и куда хотели бы отправиться в следующий раз?

D: Есть пара мыслей, но пока ничего конкретного.

Алексей: Многие музыканты замечают, что в ходе тура очень удобно и здорово придумывать фишки для новых песен и релизов, вам что-нибудь подобное приходило в голову во время последних южных концертов? И как вообще обстоят дела с новым материалом?

D: Материала много, скоро начнём запись.

K: В ходе тура (в основном из-за больших переездов) есть время вместе подумать над, например, оформлением следующего альбома и его содержанием. У нас очень хорошо получилось сплотиться в единую команду в ходе этого тура. И мы постараемся перенести это единство в будущий релиз.

T: Да, ощущение команды в таких мероприятиях крайне важно и радостно, и оно у нас было в полном порядке. Придумали на ходу и опробовали пару новых трюков на сцене. В общем, достаточно очевидных, просто было достаточное количество и «плотность» практики.

Виктория: Как отмечают Новый Год и все последующие зимние праздники тру-викинги и варяги? Что будете пить, чем закусывать и как проводить время? Катание на лыжах/коньках/фрегатах планируется в качестве увеселения души и тела?

D: В основном планируется запись гитар =)).

K: Как и в прошлом году. Я дописывал часть своих партий в 30х числах декабря J

T: Ну где-нибудь там мы обязательно соберёмся и для застолья.

Алексей: Когда в ближайшее время вас можно будет увидеть вживую и не будет ли какого-то особенного гига на день зимнего солнцестояния или другие близлежащие даты?

D: В феврале посетим Великие Луки и Псков. Других дат пока нет.

T: Концерт в СПб может, в общем, и спонтанно образоваться. Есть ощущение готовности, конкретных планов, кроме обозначенных Димой, нет.

Виктория: Что у вас в ближайших планах и чего ждать от Vegvisir в ближайшее время?

D: Запись тематического альбома. Туда войдут песни, написанные по книге Валентина Иванова «Повести древних лет». Часть из них мы играем на концертах, пришло время их записать.

Алексей: То есть это будет концептуальный альбом, базирующийся на книге Валентина Иванова, как, скажем блайндгардиновский “Nightfall In The Middle-Earth” базируется на “Сильмариллионе”?

D: Вроде того, да.

Виктория: И ещё один провокационный вопрос в связи с приближающимися новогодними  и рождественскими праздниками: многие группы самых разных металлических жанров и направлений практиковали тематические рождественские альбомы, а вы могли бы записать нечто подобное или такому не бывать никогда и ни за что?

D: В этом году точно нет =). А в будущем всё может быть.

Алексей: Ваши финальные слова мудрости и напутствия для тех, кто нам внимал в ходе этой беседы?

T: Пусть щит будет крепко держать удар, пусть мечь будет острым и верным,
пусть ветер надует парус тугой, а боги слелят милосердно.
В добрый путь!

Алексей, Виктория: Спасибо за интервью!

 

Алексей “Astarte Eel” Иринеев, Виктория “Caracal” Озёрная

Показать ещё