ФОРПОСТ МУЗЫКАЛЬНОЙ АНАЛИТИКИ
АЛЕКСЕЯ ИРИНЕЕВА

ИНТЕРВЬЮ

“Мистер Кто! – это я!” Интервью с Мистером Кто!

28-07-2020 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Этот импозантный рок-н-ролльный проект появился как будто из ниоткуда, а вдобавок ко всему музыкант, являющийся по совместительству вокалистом и основным композитором коллектива, наотрез отказался раскрывать свою личность и ограничился тем, что сделал достоянием общественности таинственный логотип-маскот, изображающий аристократа, скрывающего лицо за изящным чёрным цилиндром. Один из синглов Мистера Кто!, а именно “Горе”, был признан у нас на ASTARTA лучшим релизом июня 2020 года, и теперь этот таинственный мистер у нас в гостях, а мы попытаемся выведать у него все его тайны и секреты, ну а что из этого выйдет, вы уже сейчас можете узнать, прочитав виднеющуюся ниже беседу.

- Приветствую, Мистер Кто! Поздравляем Вас с победой в нашем опросе! Рады такой удаче и такому успеху? Как праздновали свой триумф?

Привет Алексей, Астарта и всем, кто читает это интервью!  Да, конечно, я рад победе! Во мне как будто прыгает маленький ребенок и кричит “Ура”! Отпраздновал просто, поздравил свое сообщество, поблагодарил за поддержку и вперед, снова в работу над следующими песнями!

- И сразу же очевидный и предсказуемый вопрос: Мистер Кто! – это кто? Откуда такая таинственность во всём, что касается деятельности проекта и Вашей личности?

Мистер Кто! – это пока только я. Это мой сольный проект. Таинственность появилась волею случая. Когда запускал интернет-площадки сообщества и создавал под него контент, случайно не указал свои данные. И затем, когда проектом начали интересоваться журналисты, появились слова таинственный и загадочный и прочая. Так что в загадочности Мистер Кто! есть и твоя вина, Алексей 😊. Мне понравилась идея. Поэтому ответ на вопрос кто такой Мистер Кто! – очень прост. Это я 😊

- И тут мне сразу же вспоминается первый альбом шведской группы Morgana LefayKnowing Just As I” (“Известный только как я”). Не думаете ли, что такая таинственность затянет и потом не захочется от неё избавляться, а вариант когда слушатели песен воспринимают их без какой-либо привязки к образу реального человека, более выгодный с точки зрения продвижения и позиционирования проекта?

Обычно то что обещаю то и делаю. Обещал открыть свое настоящее имя на презентации альбома «Гештальт», так и сделаю. По опыту могу сказать, что сроки презентации могут быть сдвинуты. Остальное выполню.

- На презентации альбома будут раскрыты и имя, и фото, и вся социальная инфа?

Да, именно так и планирую. В конце ноября на свой день рождения сделать презентацию дебютного альбома “Гештальт”. И тогда будет всё: и имя, и фото и социальная инфа.

- Не так часто у рок-н-ролльных команд есть свой маскот, а как появился символ Вашей группы? И от кого скрывается, надвинув цилиндр на лицо, этот мрачный аристократ?

Дизайнер моего проекта меня хорошо знает. Именно она придумала такой логотип. Я сам по себе человек открытый для общения, но меня никто по-настоящему не знает. И у неё возникла идея аристократа в шляпе.

В реальной жизни Вам свойственны какие-то особые поведенческие особенности, характерные для аристократов? В транспорте место пожилым уступаете, дам пропускаете вперёд?

Что есть, то есть. Именно так и делаю.

- Какой-то реальный прототип у данного маскота имеется?

Вполне возможно, что да. Но мне об этом ничего не известно.

- Сами в реальности цилиндры не носите? Может, бейсболки или ковбойские шляпы?

В реальности я даже шапки зимой не надеваю 😊

- Ого! Но в Тюмени должно быть довольно холодно! Не бывает ли проблем из-за такого бесшапочного хождения?

Конечно. При -10 еще нормально. Но при -20 мерзнут уши и нос. Что делать! Надеваю капюшон 😊

- Откуда пришло желание играть такую олдовую и ностальгическую музыку? Почему не блэк-метал и не хип-хоп?

Песни альбома “Гештальт”, были написаны мною в 90-ых годах. Тогда участвовал в команде, которая именно в этом стиле и пыталась играть.

А почему не получилось с собственным проектом тогда же в 90-х, а всё началось и закрутилось только сейчас?

Тогда не хватало опыта, средств и желания. А также хорошего барабанщика! Сейчас все есть, кроме опыта. Вот его и нарабатываю 😊

Как Вам кажется, музыкальная сцена сильно изменилась сейчас по сравнению с 90-ми? Когда было лучше: тогда или сейчас?

Изменения колоссальные. Сейчас все доступно. Есть хорошие студии, отличные сессионные музыканты. Раньше, чтобы в студию попасть, нужно было уже иметь имя. Или делать студию самому. Есть и продюсерские центры мощные. Да что говорить, чтобы купить просто любой музыкальный инструмент нужны были не только деньги, но и связи. Сейчас зашел купил и все. Делов то. Сейчас точно лучше в техническом плане. В творческом считаю тяжелее. Музыка сейчас доступна, ее огромное цифровое море. Быть заметным гораздо сложнее.

- Рок-н-ролл это работа или прикол для Вас?

Для меня это наслаждение. Каждый день игры приносит радость. Не скрою, чтобы достойно делать рок, нужно очень много работать над собой, чем сейчас и занимаюсь. Но, в общем и целом, это ощущение потока радости!

- Все мы знаем, что такое ленинградский рок-н-ролл, американский рок-н-ролл, а чем отличается рок по-тюменски, тот “тюменский бит”, который вы исполняете?

Тюменский бит – очень интересное название! Надо запомнить! Может, это даст название стилю проекта Мистер Кто! 😊 Предположу, что тюменский бит отличается тем, что он создан исключительно талантливыми музыкантами из города Тюмень!

- Чувствуете молчаливое одобрение Элвиса, Чака Берри и Клиффа Ричарда, когда сочиняете и записываете свои песни? Ощущается ли приток энергии от осознания причастности к такому мощному и яркому эгрегору?

Тут оксюморон. Я хотел делать песни в стиле групп Nirvana, Metallica или AC/DC. Но творчество само расставляет все на свои места.

С трудом могу представить себе “Горе” или “Инженера”, исполненные в стиле Metallica! Как думаете, спустя какое-то время попробуете сыграть их с другой аранжировкой, в более тяжёлом и прямолинейном, трэшевом ключе?

Трэш - нет. Просто не мое. Но думаю, кто-нибудь может сделать каверы на эти песни именно в таком ключе. Хотя в любом другом тоже интересно!

- А если бы появилась возможность отдать Элвису одну Вашу песню для ознакомления, какую бы отдали?

Если все таки такая возможность была бы предоставлена, я бы попросил его сделать кавер на трек «Инженер». Он бы его качнул как надо!

- Ориентируетесь ли Вы на какие-то группы или каких-то исполнителей и что обычно вдохновляет на написание песен и создание музыки?

Слушаю много разнообразной музыки. Но когда начинаю что-то писать это происходит для меня совершенно неожиданно. Референса нет. Вдруг появляется в голове навязчивая мелодия и пока она не реализована в песне, она просто от меня не отстает. Как будто нет выбора.

- Как много времени обычно уходит на то, чтобы идея песни или вдруг промелькнувшая в голове мелодия/строчка стала законченной и состоявшейся песней? Что особенно сильно может тормозить такой процесс?

Очень по-разному. Иногда я беру ручку и листок и пишу песню, не отрываясь, от начала до конца. Самую длинную писал 25 лет. Иногда же приходит пару строк. Потом приходит мелодия, потом еще пару строк. Вдруг возникает припев. И так постепенно песня обретает жизнь. Нет какого-то определенного шаблона. Если вспомнить, то все песни уникальны по своему написанию.

- Быть может, у трека “Горе” тоже есть своя история создания? Как создавалась эта вещь?

“Горе”, как и весь альбом “Гештальт” был написан в 90-ых. Эта песня посвящена разрыву отношений. Неожиданному, резкому.  Всё, с одной стороны просто. Расстался с любимой девушкой, надо идти дальше. С другой стороны, попытка пережить тяжесть утраты отношений отражена в песне. Горе и счастье как сторона одной медали. Не всегда можно четко понять где что.

- Вы имеете ввиду, что на негативные на первый взгляд события очень часто оборачиваются счастьем и удачей для человека, а напротив, казалось бы, однозначно позитивные и счастливые вещи приводят к краху и огорчениям? Что-то вроде известной присказки “если девушка уходит к соседу, ещё не известно, кому повезло”?

Точнее не скажешь.

- Мистер Кто! это one-man-проект или есть перспектива мутации в полноценную группу с репетициями, концертами, стримами, сплочённостью и дружбой участников и т.д.?

Перспектива есть, в проект все больше вливаются интересных людей. Получаю поддержку от сообщества. Планы как раз такие и есть, сделать в конце концов группу единомышленников.

- Что за музыканты участвовали в записи Ваших синглов? В каких группах они играли и играют? К какой возрастной категории относятся?

Все эти данные будут представлены на презентации альбома “Гештальт” ориентировочно в конце ноября 2020.

- Ваш проект появился как будто из ниоткуда, но материала много, чувствуется, что материал нарабатывался годами, так ли это?

Да, материалам более 20 лет. Скажу больше, уже формируется второй альбом, на котором уже есть люди готовые выступить в качестве рецензентов текстов, которые могут оказать поддержку в разных областях проекта Мистер Кто!

- Будет ли материал второго альбома как-то отличаться от песен с “Гештальт”?

Да, в планах второго альбома 5 песен из 90-ых и 5 новых. Но звучание будет отличаться. Есть желание улучшить вокальные данные и разнообразить тюменский бит.

- Какие вехи биографии проекта достойны упоминания и наиболее важны для понимания творчества Мистера Кто?

Декабрь 2019 первое демо в студии. Тогда хотел просто записать песню под гитару, которая нравилась друзьям. Но неожиданно получил поддержку. Оказалось, что на студиях чаще всего пишут рэп и шансон, как трендовые направления. А рокеры не часто захаживают. Вот с этой вехи все и началось. Трек понравился, возникла идея записать еще несколько. И эта идея привела к созданию проекта Мистер Кто!

- Какой из реализованных на данный момент синглов считаете самым сильным и интересным?

Он еще не зарелизен 😊 Если из существующих официально, то мне больше всего нравится “Горе”.

- То есть Вы действительно считаете, что можно назвать трек “Горе”, победивший в нашем опросе, самым сильным из трёх имеющихся на данный момент синглов?

Однозначно!

- А как насчёт альбома, когда его ждать и сколько треков там будет?

По этому поводу есть развернутый пост https://vk.com/mister_kto1?w=wall-195259846_27

Альбом Гештальт состоит из 10 треков. Один из них «Дым сигарет» будет иметь два дополнительных бонус трека на немецком и английском языках. С этого трека и началась история проекта. И он очень точно отображает мрачного аристократа в шляпе 😊

- Почему именно “Гештальт”? Гештальт на немецком – это образ. А в каком образе на данном альбоме предстанет Ваш Мистер Кто?

Гештальт – это мысль, которая не дает покоя голове, пока она не будет реализована. Закрыть гештальт, значит достигнуть реализации идеи. Вот этим сейчас и занимаюсь. Мой гештальт – это мои песни.

- Есть такое направление в психологии гештальт-психология, как считаете, можно ли назвать Ваш готовящийся альбом аналогом психологии или психиатрии, эдаким сеансом релаксации для уставших от постоянной гонки мегаполисов рокеров?

Идея очень интересная. Да, то, что слышу сейчас, можно назвать и так. Жесткая конкуренция и ориентация на тренды. У меня идея не такая. Действительно. Может стоит расслабиться, и сделать то, что хочется! В этом релакс и радость творчества!

- Альбом будете выпускать на физических носителях или удовлетворитесь цифровыми стриминговыми сервисами?

Есть планы выпустить альбом на виниле. Отдать дань 90-ым.

- Издать на виниле, чтобы ещё ближе подойти к звуку и стандартам классических рок-н-ролльных исполнителей?

Сняли с языка. Компакт-диски уже в принципе никому не нужны. Физический носитель - это уже раритет. А винил это произведение искусства!

- А сами музыку на виниле слушаете? Коллекционируете винил?

Сам - нет, но есть знакомые, которые обожают это делать.

- Есть ли вероятность, что песни Мистера Кто! когда-нибудь зазвучат вживую и будут сыграны на сцене?

Есть. В планах это событие произойдет в  следующем году. Сначала будут стримы, а потом уже большая сцена.

- Что в ближайших планах и за какой сингл примитесь после выхода “Выбора”?

После выхода сингла «Выбор», будет подготовка к выходу сингла «Прохожий». Если все будет по плану, то в он выйдет в начале сентября с первым полноценным клипом.

- А можно небольшой эксклюзивный спойлер по поводу нового сингла? Каким он будет и в каком стиле будет записан (скорее в духе “Инженера” или что-то более медленное и эпичное, как “Горе”?) О каком выборе в данном случае идёт речь?

Можно 😊 Стиль не будет похож на первые четыре трека. Это будет принципиально новое звучание для проекта Мистер Кто! Так как сам проект родился как спонтанный эксперимент, то на нем еще будет много неожиданного для всех слушателей!

Какого вопроса Вы больше всего ждали сегодня, но так и не дождались в итоге?

Откуда взялся фиолетовый цвет? Отвечу в следующем интервью 😊

Ваши финальные слова и пожелания для тех, кто нас читал и дочитал до конца сегодня?

Хочу сказать большое спасибо всем людям, которые меня поддержали в сложное для меня время. Их поддержка привела к созданию интересного проекта, который приносит радость и желание двигаться к реализации своей мечты не только мне, но и всем людям, которые слушают эти песни!

Спасибо за интервью!

Алексей “Astarte Eel” Иринеев

Сергей Колесник: “ГЦЪ – это совсем не русский рок!” Интервью с лидером группы Граф ЦеппелинЪ

15-07-2020 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Не так часто в интервью поднимаются какие-то серьёзные и по-настоящему глубокие, метафизические и аналитические темы, но не бывает правил без исключений – сейчас у нас в гостях Сергей Колесник (группа Граф ЦеппелинЪ), который с лёгкостью может говорить и об отсутствии в современном российском обществе интеллигенции как таковой, и о нюансах музыкальной теории, и о философии рок-музыки, и о природе снобизма, а попутно не прочь проанализировать литературную классику вкупе с семантическим разбором терминов и понятий. Наша беседа вышла крайне неоднозначной (чего стоит хотя бы утверждение Сергея о том, что тексты Б.Г. глупы, а музыка примитивна), но именно этим она и интересна. Нет шаблонам и стандартам, да – живой мысли и искренним ответам. Такие интервью на самом деле интересно читать, перечитывать, обсуждать и вспоминать.

– Сергей, я ознакомился с Вашими интервью и понял, что Вы не любите шаблонные вопросы, попробуем сегодня немного поэкспериментировать. Обычно у всех спрашивают о достижениях. А если наоборот? Какой у вас с «Графом» самый большой провал был?

– Как-то раз я пришёл на встречу дядек с «Нашего радио» с музыкантами. Послушал, как они высокомерно рассуждают о записях, которые молодёжь им присылает, страшно взбесился, нагрубил им и ушёл. А сразу после этого было обсуждение песен, и мой «Бисер» хвалили. Не зная, разумеется, что это запись того самого скандалиста. Не то чтобы это был особый провал, но, глядишь, не будь я настолько резким, нас и втиснули бы в эфир «Нашего радио» – где-нибудь между Ромой Зверем и Шнуром.

– Хорошо. А какое у ГЦЪ слабое место?

– Убивал бы за такой вокал, ей-богу. С другой стороны, у меня маленький, но узнаваемый голос. Тем не менее вот прямо удавил бы.

– Помнится, в таком же духе о своём голосе отзывался певец по имени Оззи Осборн. А что Вы считаете своими достоинствами?

– И Леннон отзывался о своём вокале так же, но они оба отлично пели на самом деле. Ну, вы и сравнили. Я сказал бы, что моё достоинство – это ум, но что это такое? Вы знаете? Я – нет. Если судить обо мне, например, по умению считать, то я полный идиот, но у меня же красный диплом журфака. Ум – это эрудированность, начитанность? Или, может, ясность мысли, понимание того, что и как устроено? Или вот что такое талант? Часто говорят «талантливый певец», имея в виду, что у него хороший голос. Но ведь голос – это только одно из средств создания образа. И, если называть талантом сильный и звучный голос, то придётся признать, что самый талантливый певец – это корова. Человеческий голос не сравнится по силе и яркости тембра с её мычанием. Может быть ум – это способность понимать такие вещи? Тогда я верю в ум. А в талант не верю.

– Выходит, первооснова всего и вся – это мысль? Cogito Ergo Sum, как у Декарта?

– Скорее да, чем нет. И слово, как форма выражения мысли. Помните, какими словами начинается Новый Завет (простите за игру слов)? «В начале было слово»…

– Вы верите в бога?

– К сожалению, нет.

– Почему к сожалению?

– Хотелось бы думать, что моя математичка сейчас жарится на раскалённой сковороде, но ад с чертями – это из той же сказки, что и боженька. Так что, если верить в Сатану, то верить пришлось бы и в него. А после Второй мировой верить в Христа или любого другого доброго и справедливого бога нельзя. Где он был, когда детей заживо жгли?

– А что, если Бог – это не персонаж сказки и не бородатый старичок на облаке, а Абсолют и Перводвигатель, а Сатана – это коллективный эгрегор негатива, те же вирусы? Может быть, не стоит настолько буквально воспринимать древние метафоры и притчи?

– Думаете, есть шанс, что её жарят-таки? Да я только «за». Или наоборот? Что-то я запутался.

– В последнее время я всё чаще слышу от разных музыкантов о том, что быть русским – это значит быть простым, а те, кто «из графьёв» и вообще интеллектуалы – это всё не патриоты и «не наши». А как у Вас с патриотизмом и «нашестью»? Что думаете о таких трендах и высказываниях?

– С патриотизмом всё нормально: я люблю русский язык, знаю и люблю русскую литературу и русскую музыку. Но: для меня в русской эстрадной музыке есть ровно одно имя – Александр Вертинский. Этот человек пел на русском, но имел мировую известность, заслуженную ярким и глубоким творчеством. Кстати, рок – это тоже эстрадная музыка, если что. К сожалению, известных русских рокеров похвалить не за что. Да и какие же они «наши» на самом деле? Это, как правило, жалкие попытки скопировать что-то западное.

– Но поэзия того же Гребенщикова или, скажем, образы Шклярского ведь очень грамотно апеллируют к русской народной и фольклорной традиции как раз, разве нет?

– Я сейчас говорю о музыке. А тексты в роке разных стран – это тема если не для огромного исследования, то, как минимум, для отдельной беседы.

– А если представить сейчас, что к вам на концерт пришёл человек, который до этого вас ни разу не слушал, а просто «клюнул» на название и ожидает услышать что-то в духе Планта-Пейджа и с интеллектуальными текстами на русском. Как думаете, будет ли он доволен тем, что услышит? Не боитесь разочаровать потенциальных слушателей?

– Сейчас просто так никто никуда не ходит, это в девяностых или начале нулевых могли просто «клюнуть» на что-то и прийти. В наше время человек сначала десять раз послушает, посмотрит и подумает, стоит ли ему потратить вечер вот на это. Если кто-то хочет «Лед Зеппелин», ему, конечно, не понравится то, что мы играем. У нас традиционного харда и блюза и близко нет, и вообще Led Zeppelin для нас совсем чужие, мне они не нравились никогда. Так получилось, что я всегда слушал британские и американские пятидесятые и шестидесятые, а из семидесятых – только Queen. А о Led Zeppelin много слышал, много читал, а потом послушал – а оно мне вообще никак. Выпендрёжа море, красивых мелодий мало. Никогда не поставил бы эту группу на один уровень с Queen. Особо подчёркиваю: я не говорю, что мы лучше. Я вообще не сравниваю себя с легендами, это глупо.

– Как думаете, можно ли назвать ГЦЪ интеллектуальным роком? И как считаете, что такое интеллектуальный рок, чем он отличается от «умного рока»?

– Можно, но акценты будут не те. Дело в том, что «интеллектуальный рок» – это понятие из западной музыкальной журналистики. Тогда так называли нечто более сложное по сравнению с трехаккордными рок-н-роллами, традиционно топтавшимися на тонике, доминанте и субдоминанте – как, например, и большинство отечественных дворовых песен. Называя свой стиль умным роком, мы говорим скорее о качественных текстах, а не о музыке.  В то же время, само собой, что музыка у нас довольно сложная: есть не квадратные квадраты, смены размера в одной и той же песне, контрапункт, отклонения в далёкие тональности…  Многие наши песни так просто сходу и не подберёшь.

– Как Вам кажется, всегда ли хорошо быть интеллектуалом? И что такое горе от ума? Зачем вообще Грибоедов решил написать про это и так назвал свою книжку?

– Мне больше нравится первое название этой комедии – «Горе уму». Есть идея создать по её мотивам рок-оперу. Но это будет непросто: попробуй, напиши современный текст такого же уровня… Хорошо ли быть умным? Я изначально полагал что всё, что мы делаем, будет интересно только интеллигенции. Но меня ждали два открытия. Первое: наши песни оказались интересны самым разным людям, второе: нет у нас интеллигенции в полном смысле слова.

– Чем так разочаровала интеллигенция, что даже заставила говорить о себе в категориях отсутствия?

– Отсутствием и разочаровала. Но тут надо пояснить, что я имею в виду интеллигенцию в узком смысле слова. Упрощённо говоря, людей вроде булгаковского профессора Преображенского. Интеллигент в широком смысле слова – это любой человек с дипломом, но у кого сейчас нет корочки?  Да простит меня одна из моих бывших, но она как раз показательный пример. По роду деятельности и степени образованности она вполне себе будущий Преображенский, начитанная москвичка с лучшим в стране образованием, но даже у неё отсутствует какая бы то ни было деликатность (привет Герцену), зато в трек-листе есть Рома Зверь. Думаю, второе – очевидный диагноз, не требующий пояснения, а Герцен вспомнился, потому что он писал, что только высокое развитие даёт деликатность.

– Герцен тысячу раз прав, а профессор Преображенский великолепен. Давно уже стало традицией, что на своих альбомах музыканты пишут разные (чаще всего очень длинные) благодарности – друзьям, коллегам, родителям, продюсеру, лейблу и т.д., но практически никогда в этих списках я не встречаю имена любимых писателей. А кого из писателей Вы бы поблагодарили за то, что стали тем, кем стали, и за то, что ГЦЪ звучит так, как звучит?

– Я не пишу ничего такого, просто не вижу в этом смысла. Ну, я люблю Замятина, поэтов Серебряного века и много ещё кого, но это и так понятно, зачем писать прямым текстом? Что касается ГЦЪ… Мне не нравится, как мы звучали до сих пор. Вот новый альбом «Бисер» будет звучать круто. Мы его уже скоро добьём. Ну, и я наконец-то научился петь, теперь наш прошлый, первый альбом как-то не особо нас и характеризует. И да, там нет никаких «спасиб».

– А почему не поблагодарить Герцена или того же профессора Преображенского?

– Тогда надо было бы благодарить всех, кто меня сформировал, а это огромный список. Чем Герцен лучше нескольких десятков других авторов? Ну, а Преображенский тем более перебьётся. Чем он лучше доктора Айболита, скажем?

– Кстати, о вашем первом альбоме. Там песни на стихи поэтов Серебряного века. Стоит ли полагать, что стиль и интеллект для Вас по большей части ассоциируются с прошлым и имеют ностальгический привкус?

– А вы послушайте то, что интересно подросткам, и станет понятно, что всё хорошее давно уже имеет ностальгический привкус. Любой рок, любая литература. Ну, и мы тоже.

– Кого из современных поэтов и писателей Вы цените и считаете не уступающим классикам, есть ли такие?

– Есть, конечно. Их уже проходят в универах, изучая литературу, филологи и журналисты. Это, как минимум, Толстая, Ерофеев (я имею в виду автора «Русской красавицы» а не блевотной «Москва-Петушки») и Пелевин. Особенно люблю последнего. А если говорить о западноевропейской литературе, то больше всего люблю Бегбедера. Да и кто его не любит? Ну, а в Америке как не было настоящей литературы, так и нет. Зато комедийные мультсериалы у них шикарные. Очень нравится «Конь Боджек», например.

– А, может быть, музыку вашей группы было бы правильнее назвать литературным роком? Сначала Гумилёв и иже с ним, символисты, потом Бёрнс, в песне «Рвите цветы» отсылка в Эмилю Золя, Достоевский на стене в паблике ВК, Сервантес в ответах интервью, дальше наверняка ещё будет что-то подобное. Как вам кажется, хорошее жанровое определение для ГЦЪ?

– Мысль интересная, но вы знаете только о том, что было, а я знаю ещё и о том, что будет. Не думаю, что было бы правильно назвать наш стиль литературным роком. Во-первых, потому что у нас музыка и тексты идут ноздря в ноздрю, они для нас одинаково важны. Во-вторых, потому что эксперименты с литературой – это только часть нашего творчества. Уже есть материал на два альбома вперёд, и там все тексты мои. Как, впрочем, и в этом альбоме «Бисер», который мы добиваем сейчас. Эксперименты с классической литературой были фишкой именно нашего первого диска, а теперь они будут существовать скорее в виде синглов.

– Но Ваши собственные тексты наверняка тоже очень литературны?

– По-моему, это просто нормальные тексты песен. Литературными они кажутся не потому, что я настолько крут, а потому что средний уровень авторов очень низок.

– Много ли времени Вы тратите на чтение, и какие книги могли бы порекомендовать своим слушателям для обязательного прочтения, чтобы лучше понимать вашу музыку?

– Тут нечем гордиться, но я в последнее время могу и неделями ничего не читать. Жизнь музыканта совсем не такая, как в фильмах и в мечтах подростков: это тяжёлая работа. Вокальные упражнения каждый день приёмов по пять, гитарные упражнения, работа над аранжировками в домашней студии и над записями в студии обычной, решение организационных вопросов, связанных с группой, изданием песен, рекламой, съёмками и т.п. Не говоря уже о сочинении новых вещей. Главное – прочесть, всё, что надо, когда формируешься. Хотя, конечно, совсем бросать читать никогда не стоит. Если говорить о русских писателях, то просто прочтите всего Гоголя, Достоевского, Толстого, Чехова и Замятина. Это уже будет круто, мало кто читал это всё. А я этим и занимаюсь, когда есть время. Читаю то, чего не читал, и перечитываю то, что читал давно. Это классика, любимых современных авторов я уже назвал.

– Как-то мне довелось делать интервью с одним музыкантом, который по совместительству ещё и кандидат наук, и я был поражён количеством самых глупых и удивительных орфографических ошибок в его тексте. Как считаете, интеллект и орфография/пунктуация как-то связаны? И связаны ли интеллект и ум с образованием?

– Это очень непростой вопрос. Если человек математик, то он, скорее всего, и будет писать со страшными ошибками. Но это, конечно, ненормально. И говорит, как минимум, о том, что он не читал хорошей, качественной литературы в достаточном количестве.

– Те, кто имел опыт обучения в высших учебных заведениях или где-то ещё выше, любят повторять, что образование – это то, что остаётся у нас, когда мы забываем то, чему нас учили. Согласитесь с таким определением?

– Не знаю, как насчёт выше, потому что диссертацию я писать не стал – уже была договорённость с научным руководителем, но я всё прикинул и понял, что мне важнее сначала переехать в Москву и записать всё, что хочу, а уже потом можно будет и заняться наукой. Так что я могу говорить только с позиций человека с высшим образованием. Думаю, оно ещё никому не мешало. Если настоящее, конечно, не купленное. Что касается самой фразы об образовании, которое остаётся, когда что-то там, то, думаю, это просто чьё-то упражнение в искусстве сочинения ходовых цитат, не более того. Довольно ловкое, но бессмысленное.

– А как у вас с образованием? Сколько лет потратили на учёбу в общей сложности и о скольких из них жалеете (и жалеете ли) теперь? Может быть, готовы были бы учиться снова?

– Музыкальную школу я бросил, художественную окончил. Потом были театральный институт и факультет журналистики. Оба мне много дали, но всему главному я научился не там. Например, нормально запеть мне помогли частные уроки. У меня до них была корочка актёра театра и кино с «пятёркой» по вокалу, но звучал я никак… Считаю, что учиться надо всю жизнь. И продолжаю учиться сейчас. Петь, играть на гитаре, делать интересные аранжировки. Остановившись, начинаешь деградировать.

– Диплом как-то помогает в жизни и в творчестве?

– Не мешает точно. А кое-где и здорово помогает. Например, для профессиональных актёров и всех остальных кастинги проводятся отдельно. А профессиональные актёры – это именно те, у кого есть корочка. Я знаю людей без образования, которые сделали карьеру, но это произошло вопреки, а не благодаря тому, что они не учились.

– Каково это вообще – играть рок, петь на русском языке, но не чувствовать себя частью русского рока как явления и не вливаться в волну цоев-гребенщиковых-шевчуков?

– «Граф ЦеппелинЪ» – совсем не русский рок, и мы с русскорокерами не имеем ничего общего ни гармонически, ни ритмически, ни мелодически. Но это не значит, что мы одиноки. Таких, как мы, много, но нас не видно, потому что практически нет рекламы. Примитивная музыка с глупыми текстами легче для восприятия, потому непобедима.

– Почему вы так не любите Б.Г. и «Аквариум», если не секрет? Цоя не любите по тем же самым причинам?

– Причины совершенно одинаковые. Глупые тексты, примитивная музыка, неумение петь и огромное эго, сочащееся ложным пафосом. По-моему, это отвратительно. Как-то обидненько, что в Британии – битлы, роллинги и Фредди, а у нас тут вот такое… Неужели кому-то не видно огромной разницы? Если что, вопрос риторический. Да, им не видно. На днях читал какой-то коммент о том, что битлы скучноваты, а вот русский рок – совсем другое дело. Это страшные люди!

– Калугина, Майка Вы тоже относите к русскому року в его глупой и примитивной инкарнации? Кстати, Калугин ведь считает себя музыкальным воплощением Пелевина, как Вам такая параллель и сравнение?

– Я понятия не имею, кто такой Калугин. Майк ужасен, вообще не понимаю, как он может кому-то нравиться. Я слушал, и ничего умного не услышал. Обычный акын – что вижу, то пою. А ещё и мимо нот. И гитары ужасно звучат, расстроенные, всё просто разваливается. Рома Зверь, любимый мною ничуть не больше, чем Майк, сыграл его песни раз в триста лучше.

– Что для вас рок? Протест, образ жизни, философия, мировоззрение или просто один из музыкальных стилей?

– Лично для меня – просто один из стилей, и даже не самый любимый. Я люблю скиффл, бит и рок. Что больше, трудно сказать. Просто музыкальный стиль, которому трудно дать однозначно верное определение.

– А что такое быть рокером? Даже среди самих рокеров (и очень неглупых) бытует стереотип о драках, бунте, необдуманных и неконтролируемых выходках (вспомнить хоть Моррисона) – собственно о чём угодно, только не об образе культурного и опрятного ботаника с изящными манерами и уважительной речью. Как думаете, в чём тут собака зарыта?

– Собака зарыта в куче стереотипов. Как можно говорить о певцах вообще или, скажем, о математиках вообще? Рок создали битлы – это факт, но современные «рокеры» их вообще попсой считают. Особенно те, кто потупее. Думаю, есть некое общее качество, какая-то такая резкость, свойственная настоящим рокерам. Неприятие лжи, лицемерия, приспособленчества. Но это же можно сказать обо всех нравственных, порядочных людях. Независимо от того, что они слушают, интересуются ли музыкой вообще.

– Статистика – вещь жестокая и беспощадная, и она считает, что одни из самых умных, интеллектуальных текстов в отечественном русскоязычном роке у Дмитрия Ревякина. У вас есть свои контраргументы по данному поводу, или всё-таки можно согласиться со статистикой?

– А как статистика может помогать сделать какие-то выводы о качестве текста? Она может только количественные параметры считать. О текстах могут рассуждать профессиональные филологи, но никак не социологи или кто там ещё. Я, как человек с околофилологическим образованием, считаю, что у Ревякина далеко не худшие тексты среди русских рокеров, но и талантливым поэтом его назвать нельзя. Неплохо, но и ничего особенного. Если же сравнивать с Б.Г. или Цоем, то он, конечно, очень выгодно отличается.

– И обязательный, неизбежный даже, наверное, в разговоре про ум и горе от ума вопрос про снобизм. Как быть умным, интеллектуальным, аристократичным, культурным и воспитанным, и при этом не стать снобом? У Вас есть какой-то особый рецепт?

– Понятия не имею, я всего лишь человек средней образованности. И, думаю, всем, кто прочтёт этот текст, покажется, что я сноб. Может, так оно и есть. Но разве это не штамп?

- Может быть сноб – это человек, который имеет какие-то основанные на собственных мыслительных упражнениях убеждения, ценит их и не считает нужным скрывать, как считаете?

– «Сноб» – это журнал для хипстеров. Сколько там градусов по Фаренгейту надо, чтобы зажечь бумагу?

– Зачем умному человеку, играющему умный рок, петь про голых русалок, танцующих под луной?.. Не думаете, что обязательно найдётся некто, кто скажет, что это не очень умно?

– Так я же не про танцы после порева пою, как Юрий Хой. Вы почитайте текст. А лучше не надо, вот сделаю запись, послушаете. Там, в общем-то, и не про русалок вовсе. Русалка – это образ. А то, что голая… Так она и должна быть голая. Крестьянки в старину купались голыми, голыми и тонули, становились русалками. Опять же, голая, замерзающая душа – это образ.

– Но образ-то эротический, а кроме того, и специфический, чуть ли не фольклорный. Уж не Гоголь ли повлиял на вас и привёл русалок в тексты ГЦЪ?

– Нет, тут совсем другая история. Но я лучше не буду её рассказывать, а то наша продюсериня меня повесит. Намекну цитатой Ахматовой о том, что иногда стихи растут из настоящего сора, не ведая стыда.

–  В наше время всё чаще слышатся разговоры о том, что умные люди (и умные музыканты в частности) стараются избегать разного рода провокационного контента и стикеров, ограничивающих возраст аудитории, а ваш готовящийся клип, надо понимать, будет всё-таки с таким стикером-возрастом из-за непременной эротической составляющей, вытекающей из танцев обнажённых мавок-русалок?

– Это вообще не факт, что такой клип будет. И дело не в том, кто что подумает. Эротику снять красиво очень трудно, а представить что-то более отвратительное, чем некрасивая эротика, нельзя. Эстетичная эротика – это, скажем, тот клип Милен Фармер, где она полностью раздевается. Видели вы там хоть что-то неприличное или некрасивое? Если у нас будет клип на песню «Русалка», то именно такого рода. Пока мы снимаем другой, на песню «Такая игра». На очереди «Памяти моего кота». Уже готова раскадровка.

– Про Милен Фармер согласен полностью. У неё вообще очень много эротичных клипов с обнажённостью, но все они красивы и даже прекрасны. Кстати, мне настойчиво кажется, что в вашем творчестве эротика занимает далеко не последнее место (тут и гипотетические танцующие голышом русалки в готовящемся клипе, и риторический вопрос о том, как научиться соблазнять любую девушку), как вам не кажется, не сублимация ли это? И согласились бы пообщаться с Фрейдом, если бы он вдруг ожил, написал вам в ВК и изъявил желание потрещать по душам?

– Так у нас и о Фрейде пост есть. Я там как раз говорю о либидо и мортидо. Т.е. о понятиях, которыми дедушка Фрейд и оперировал. Все наши песни – или о любви, или о смерти, или и о том, и о другом. А что может быть интереснее?

– Либидо и мортидо у Вас в повседневной жизни и в творчестве не противоречат друг другу?

– Ну… Всему своё время. Как-то так. Пока все живы и почти здоровы, хвала Зевсу.

– Как считаете, чего не зазорно бояться в этой жизни умному человеку? И чего боитесь вы?

– Если говорить о творчестве, то важно не бояться ошибиться, не бояться экспериментировать. У меня очень сильный внутренний цензор, и он иногда душит интересные идеи на корню. Надо уметь его отключать. Всегда ведь можно, если песня получилась так себе, доработать её или просто убить, никому не показав. Я боюсь этого цензора, того, что он не даст мне написать всё, что я мог бы.

– Но русалок вы точно не боитесь, скорее всего. А верите в них?

– Ещё и как боюсь! Конечно, минимум одна русалка есть. О ней и пою.

– И что это за русалка, если не секрет?

– То-то и оно, что это сверхсекретная разработка одной дружественной державы. В каком-то смысле биологическое оружие. Только никому не говорите.

– И снова про сублимацию. Длинные монологи между песнями можно тоже отнести к разряду сублимирующих подавленное либидо деяний или, по крайней мере, как неудовлетворённость песенно-куплетным форматом и жаждой большего. В связи с чем вопрос. Насколько вероятно, что рано или поздно «Граф ЦеппелинЪ» станет давать безмузыкальные концерты, где будут только монологи, подобно тому, что практиковал Сергей Калугин, даже записавший один из таких своих концертов и назвавший его «Несло»?

– Я считаю, что с публикой говорить надо. Но не вместо пения, конечно. Если бы мне хотелось чего-то такого, я бы остался в театре и сделал со временем моноспектакль. Но нет.

– Как продвигаются дела с подготовкой второго альбома ГЦЪ и будет ли он умнее и лучше дебютного диска?

– Не знаю, как умнее, а звучать будет гораздо лучше – по целому ряду причин. Во-первых, на этот раз я по-настоящему загнался с аранжировками, во-вторых, я занимался голосом, в-третьих, оборудование теперь гораздо лучше, чего стоит один только мой новый ламповый микрофон… Мы уже записали почти все инструментальные партии, теперь надо как следует переписать демо-вокал, и можно будет сводить. Мы уже выложили черновики двух песен, «Бисер» и «Острова», но они будут перепеты и пересведены, качество звука будет на голову выше, чем сейчас.

– В одном из интервью Вы проговорились о том, что любите винил. Готовящийся полноформатник можно будет ждать в виде пластинки?

– Да, будет электронный вариант, виниловый и на кассете. Нас, как и всегда, можно будет послушать или скачать в интернете, а на концертах можно будет купить пластинку или кассету.

– А почему решили предпочесть более традиционному CD кассетный вариант издания? Это симпатия ламповым и аналоговым носителям в противовес «бездушной» цифре? Я сам люблю кассеты, но, справедливости ради, стоит отметить, что тех, кто слушает музыку сегодня на CD, всё-таки больше, чем тех, кто слушает кассеты…

– Тут две причины: романтическая и прагматическая. Первая заключается в том, что кассеты – друзья нашего детства, кто же им не радуется. Вторая – в том, что у многих до сих пор на ходу машины с кассетными магнитолами. Они, в отличие от CD-плееров, неубиваемые, вот и работают до сих пор.

– Традиционно во всех банальных интервью в финале говорят о планах. Не боитесь ли разглашать заранее то, что пока ещё не реализовано и не сделано?

– Планы – это то, что будет, правильно? Ну, а я расскажу, чего не будет. Так вот, у меня снова не будет машины! Но будет альбом с очень дорогим звуком. Он запросто может не окупиться, но я точно знаю, что мне будет не стыдно за нашу работу.

 

Алексей «Astarte Eel» Иринеев

Смотрите, слушайте и читайте ГЦЪ на vk.com/grafzeppelin

“Каждый день – это новый вокзал!” Интервью с группой Станция Июль

10-07-2020 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Что может быть более актуальным и интересным в разгар жаркого и ласкового июля, чем путешествия, мысли о путешествиях, перроны, вокзалы и…. станция Июль? А ведь альбом этой группы стал у нас на ASTARTA, как вы помните, лучшим релизом марта, и было это заслуженно и не случайно – играют ребята очень атмосферный и настроенческий материал, а, если быть точным, не столько играют, сколько рассказывают истории, вызывают воспоминания, делятся опытом и помогают проникнуться атмосферой путешествий и странствий. На связи начальник станции бас-гитарист Илья Снегирев (ИС), вокалистка Юлия Седова (ЮС) и клавишник Олег Губанов (ОГ)– то есть весь основной состав Станции Июль, и эти ребята уж точно не дадут вам скучать, пока мы будем терроризировать их своими вопросами!

Алексей: Приветствую, Илья, Юлия и Олег! Поздравляем вас с победой в нашем опросе! Как у вас бодрость духа и чем занимаетесь в эти дни самоизоляции и карантина?

ИС – Сижу дома, работаю дистанционно. Жду, когда смогу обнимать друзей и путешествовать дальше «Пятерочки».

ОГ – Не унываю. Работаю, пока есть возможность! Делаю аранжировки к музыкальным телешоу, мюзиклам, кинофильмам.

ЮС – Здравствуйте! Я дистанционно работаю учителем в школе, поэтому скучать не приходится.

Виктория: Давайте начнём с самого начала. Что вы играете, какие основные вехи истории вашей группы достойны упоминания и почему вас стоит послушать?

ИС - Во Владимире филфак и музыкальный факультет находятся в одном корпусе. Идеальное место, встреча музыки и слова. Там мы с Олегом и познакомились. Юля пришла на филфак позже. Так и познакомились. Я на тот момент был без группы, и мне очень хотелось сделать что-то очень личное. Юля стала идеальным голосом, а Олег – идеальными мозгами для этого личного.

Алексей: Я давно заметил, что люди с педагогическим образованием отличаются от простых смертных, они более дотошны, точны, любят учить и всё раскладывать по полочкам, а вы можете согласиться с таким утверждением или, быть может, сами  можете выделить какие-то характерные черты играющих и поющих педагогов?

ИС – никогда об этом не думали.

Алексей: Что вдохновило вас и до сих пор вдохновляет на такой блюзовый, ностальгический и минорный буги-рок-н-ролл? Как вы нашли формулу создания своей музыки?

ИС – Том Уэйтс. Когда я его услышал, то подумал – Вау. Это идеальное соединение блюза, джаза и умения рассказывать истории. Потом я понял, что играть, как Том Уэйтс здесь и сейчас невозможно. И стал искать свой собственный звук. Поэтому, если описывать формулу – то это блюз+ босса нова + «степь, да степь кругом».

ОГ – Честно говоря, даже не задумывался над жанрами. Просто Снег (Илья Снегирев) начинает играть на басу, а я подхватываю на клавишах. И вроде звучит!

Алексей: Самый известный последователь Тома Уэйтса в России это наверное Билли Новик, как считаете его “Being Tom Waits” это удачная попытка играть как Уэйтс?

ИС – Я хорошо отношусь к Новику и тому, что он делает, но…ну, это другое. Невозможно быть, как Уэйтс. Ты будешь повторять, а его величие в том, что он может придумать что-то новое. Его альбомы очень разные. Что значит играть, как Уэйтс? Как Уэйтс с какого альбома? Он уникален и ищет новое. Поэтому, чтоб быть, как Уэйтс, надо искать новое, а не фиксироваться на повторах.

Виктория: Женский вокал изначально был частью вашей формулы?

ИС – Если бы не было Юли, то альбом был бы другим, если бы вообще был бы.

ОГ – Голос Юли идеально подходит к этим песням.

ЮС – Думаю, что изначально вокал должен был быть мужским. Но однажды Илья сыграл мне одну из своих песен (кажется, это была «Не нам»), а я подпела. Ему, наверное, понравилось, и он меня пригласил в группу.

Алексей: А почему всё-таки ваши песни такие грустные и печальные? Это творческое кредо или стиль жизни?

ИС – Мне кажется, что в жизни мы все очень веселые люди. То есть мы не ходим, поливая мостовую слезами. Но так вышло, что истории, которые хотелось рассказать, были именно такие.

ОГ – Да, почему-то трагическая составляющая мироощущения чаще отражается в творчестве.

ЮС – Мне кажется, что чаще по-настоящему нас может затронуть что-то грустное и печальное, уж такова особенность русской души)))

Алексей: Как считаете, а можно ли назвать ваше творчество и вашу музыку Томом Уэйтсом по-русски?

ИС – нет, не думаю. Мы разные. И потом, Том Уэйтс – это важный для меня исполнитель, но далеко не единственный.  И потом – есть Олег и Юля, у них свои любимые музыканты, свои ориентиры.

Виктория: Осенние воспоминания о лете - это печально и меланхолично по определению, а насколько вероятно такое, что ваш следующий альбом (или послеследующий) будет в стиле летние восторги от лета, например?

ИС – Для этого мы должны полностью переключиться на регги, например. Но едва ли. Сама эта формула, «осенние воспоминания о лете» появилась уже после записи. Мне кажется, пока ты что-то делаешь, ты не можешь это определить. Лишь обернувшись.

ОГ – Я не очень люблю веселую музыку. Разве что В. Моцарта.

ЮС – Думаю, что стиль и направление нового альбома будут зависеть, в первую очередь, от вдохновения и настроения автора песен – Ильи Снегирева. Но не думаю, что его «понесёт» на лето-птички-бабочки…

Алексей: А сами вы считаете свою музыку современной или творчество для вас это разновидность машины времени?

ИС – Как там у Гумилева? «Я вежлив с жизнью современною, но между нами есть преграда». Я просто делаю музыку так, как умею. Как ту музыку, на которой я вырос.

ОГ – Я вообще не понимаю значения словосочетания «современная музыка», мне кажется, «современность» для каждого реципиента своя. Для меня всегда современными и актуальными были Л. Бетховен, Ф. Шопен. Из рок-музыки «Битлз» и т.д. А вот «кальян-рэп» лично для меня не современный… И хочется держаться от него подальше в ожидании, что он выйдет из моды… Если под современностью понимать то, что в топах чартов радиостанций, то «Станция Июль» не современна. И это хорошо!

ЮС – Я считаю нашу музыку современной. Непопулярной, немодной – да, не той, которую сейчас привыкло слушать подавляющее большинство, но современной, поскольку она находит свой отклик.

Виктория: Как так вышло что ваш альбом и творчество в целом столь плотно связаны с тематикой путешествий, станций, вокзалов?

ИС – Я не люблю сидеть на месте. Есть люди, которые путешествуют больше меня. Но долгое сидение на месте меня удручает. Как у Островского: «я было поправился и толстеть уже стал, да вдруг как-то за обедом приходит в голову мысль: не удавиться ли мне? Я, знаете ли, тряхнул головой, чтоб она вышла, погодя немного опять эта мысль, вечером опять. Нет, вижу, дело плохо, да ночью и бежал из окошка».

ОГ – У меня - часто концертирующего музыканта - вся жизнь проходит в разъездах-переездах. Очень нравится бывать в городах, которые имеют свой уникальный облик, это вдохновляет!

Алексей: А какие из городов вам запомнились больше всего и в каких местах вам хотелось бы побывать больше, чем в других?

ИС – Стокгольм. Я хотел бы туда вернуться. Там я был счастлив.

ОГ – Я хотел бы вновь побывать на своей родине – в Ташкенте, в горах Чимгана. Из российских местностей отмечу село Ракитянское Белгородской области, я там выступал с концертом – удивительное место: везде высажены розы, которые пахнут непередаваемо прекрасно, удивительная чистота и порядок, улыбчивые и трудолюбивые люди.

Алексей: Если кто-то вдруг ещё не ознакомился с вашим альбомом и решил сделать это в поезде, то куда ему стоило бы направиться? Есть какой-то идеальный маршрут для восприятия песен с “Божественного Ветра”?

ИС – По маленьким городам, станциям. Входить, смотреть на эти два-три дома, водонапорную башню и бабушку с пирогами. Я бы советовал плацкарт на Юг.

ОГ – дешевая грязная электричка «Москва-Владимир» со всеми остановками. На остановках часть пассажиров начинают бешено нестись по вагонам, скрываясь от контроллеров… Продавцы отчаянно пытаются втюхать обложки на паспорт, «всё для дома и дачи», а слегка подвыпившие таланты лужёными глотками, сорванными от надрывного исполнения и холодного, спёртого воздуха, исполняют песни. Часто собственного сочинения.

ЮС – Очень нравятся варианты Олега и Ильи. Я, например, очень люблю ездить в поезде в Питер, думаю, этот вариант для лучшего восприятия тоже подойдет.

Виктория: А сами часто путешествуете?

ИС - Постоянно. Раньше, когда все только начиналось – больше и разнообразнее.

ОГ – только с концертами или по работе. Ни разу в жизни не путешествовал «просто так». Наверное, это неправильно.

ЮС – Я не так часто путешествую, как хотелось бы. Но, если отправляюсь куда-то, то обязательно с друзьями – впечатлений хватает надолго.

Алексей: Есть ли на альбоме песни, которые были сочинены в ходе поездок или даже прямо в поезде?

ИС: - Да. «Не нам» я точно написал в поезде Владимир-Москва. Сел в поезд, написал текст, добрался до гитары и почти сразу придумал музыку. «Однажды» написал в междугородном автобусе. Все по классике. Ты сидишь в автобусе, его заливает дождь, ты пишешь блюз. «Время для танцев» - результат нескольких поездок на восток и впечатлений от путешествия одной подруги по Индии. Кажется, что «Лирического героя» я тоже написал в дороге, но сейчас уже точно сказать не могу.

Виктория: Сколько времени в общей сложности длилась работа над альбомом, и какими мыслями и чувствами вы сочиняли и записывали песни для него?

ИС - Мне страшно говорить, но, кажется, что-то около четырех лет. Или больше? Очень хотелось сделать все как можно лучше.

ОГ - Кажется, некоторые песни с 2009 года ждали своего часа. Мы играли их на репетиционных базах. А первые попытки записать что-то возникли в 2013 году.

ЮС – Я к работе присоединилась позже остальных, поэтому моя работа над альбомом длилась меньше всех – думаю, около года, может чуть больше (???)

Алексей: Работать над какой из песен вам было приятнее и интереснее всего? Какая из песен сейчас вызывает самые приятные и тёплые ассоциации?

ИС – Мне было приятнее всего работать над «Время для танцев». Мы там собрали хор из всех, кто был на студии, прописывали безумное количество партий гитар, чтоб создать нужный эффект и вообще много экспериментировали. Для меня – эта песня именно сделана в студии. Всеми вместе.

ОГ – Мне больше всего нравятся песни: «Не нам», «Однажды», «Марш зимы».

ЮС – Очень люблю «Не нам» (с нее все началось для меня), «Однажды», «Девушку». А вообще, работать мне всегда было приятно и легко, за это большое спасибо моим супернаставникам - Олегу и Илье.

Алексей: У меня почему-то ваша музыка ассоциируется именно с путешествием на поезде – не с автобусом, не самолётом, не с пешими прогулками и не с кораблями – как думаете с чем это связано и что думаете об особенностях и специфике железнодорожных поездок?

ИС – Я сейчас все чаще или за рулем путешествую, или самолетом. Но, когда все эти песни писались в черновом варианте, тогда для меня была эра поездов. Чем хороши поезда – в них проводишь времени больше, чем в самолете и успеваешь нормально почувствовать дорогу, а не только перебежки от терминала к терминалу. И в тоже время ты свободен. От тебя ничего не зависит. Но пешком я тоже люблю ходить. Мне кажется, что мое идеальное призвание – это пешеход-бездельник, слоняющийся по улицам города. Или одно из.

ОГ – Это, видимо, из-за того, что про поезд поется в «Вокзальном рок-н-ролле», а про другие виды транспорта, кажется, нет.

Виктория: Как вы познакомились с Zombie Cat и как так вышло, что её фото так идеально подходят к вашим песням?

ИС – С Ирой aka Zombie Cat познакомился я. И меня поразило то, что она делает в фотографии. Она постоянно ищет что-то новое, пробует, экспериментирует, делает то, что не делают другие. Мне очень нравится ее мастерство работы с цветом. Это одновременно и очень ново и в то же время, мне кажется, что она стала бы отличным фотографом для обложек 70-х. Для Clash, например. Мы много общались, обсуждали, что такое искусство и, когда стало понятно, что альбом выйдет – я заказал обложку у нее. Альбом с любимыми музыкантами и обложка с любимым фотографом – все логично.

Виктория: Есть ли у вас какое-то жизненное кредо, какой-то девиз или любимая цитата, которая наиболее точно и ёмко отражает ваше мировоззрение и суть вашей  музыки?

ИС - Каждый день – это новый вокзал.

ОС – «Вперед и с песней»? Ахаха

Алексей: Всякий, кто хоть раз ездил в поездах на длинные и внушительные дистанции, знает, как порой тянет пообщаться в ходе таких путешествий, и какие интересные истории порой можно услышать в поезде. А вы можете поделиться каким-нибудь поучительным или просто заслуживающим внимания рассказом, связанной с вашими путешествиями или творчеством?

ИС – Однажды я кормил Юлю мидиями, которых сам поймал. Однажды мы с Олегом ехали за обработкой для гитары на каком-то диком количестве электричек, маршруток и местных такси. Однажды я посадил в поезд Воркута-Москва итальянскую художницу, договорившись с проводником. Много интересных историй, но хочется рассказывать их вот так – одним предложением.

Алексей: А насколько вероятно, что какие-то из этих только что озвученных Вами историй, станут песнями в ближайшем или не ближайшем будущем?

ИС – Некоторые уже стали. Осталось их только записать.

Виктория: Как вы пришли к своему нынешнему названию и почему из всех станций вы выбрали именно эту, летнюю и июльскую?

ИС - Кажется, друзья подсказали. И тогда хороший июль был. И еще несколько лет после. Собственно, это в «Божественном ветре» частично описано.

Алексей: Стоит ли думать, что июль для вас особенный месяц, и вы всегда ждёте его с особыми чувствами, быть может, даже как-то по-особенному празднуете?

ИС – Нет, даже как-то и не задумывался. Хороший месяц, лето, отпуск. Вот это и праздную.

ЮС – Люблю июль, это начало отпуска, отдыха. Этот месяц для -  остановка, перезагрузка перед началом чего-то нового.

Виктория: Как думаете, июль года нынешнего будет для вас каким-то особенным и делаете ли уже какие-то планы на июль-2020?

ИС – Мне всегда страшно говорить о планах. Смешить Бога и вот это вот всё. Надеюсь, что будет июль, будет путешествие.

ОГ – Планы на июль-2020 ничем не отличаются от обычного графика жизни – концерты, студийная работа… Хотя с концертами, скорее всего, придется повременить. В этом месяце уже успел провести несколько дней и бессонных ночей на «Тонстудии» «Мосфильма», приняв участие в качестве аранжировка и пианиста в большом новом проекте, планируется онлайн концерт с известной рок-группой, много всего….

ЮС – в планах отдых, книги, встречи с родными и близкими.

Алексей: Надо понимать, Божественный ветер, давший название вашему альбому, это ветер перемен, о котором пели ещё Scorpions, а как вы сами относитесь к переменам и всегда ли вам удаётся спокойно и философски воспринимать происходящее?

ИС – С Божественным ветром все немного грустнее. Это не столько ветер перемен, сколько ветер камикадзе. Собственно, камикадзе и переводится – «божественный ветер». Я сам не могу объяснить, почему так. Только то, что любовь – это что-то настолько больше, чем ты, чем все. Что же до перемен, то при всей моей любви к путешествиям, большие перемены меня скорее пугают. Потому что путешествия есть путешествия, а дом есть дом. И, если перемены затрагивают дом, то я всегда немного волнуюсь.

ОГ – Про камикадзе даже не подозревал! Я думал, «Божественный ветер» - это такое задумчиво-отреченное дыхание жизни, которое наполняет грудную клетку, и человек становится более одухотворенным.

Алексей: Известный шахматист Борис Спасский говорил, что ситуацию всегда контролирует тот, кто готов в любой момент пожертвовать всем, “покончить с собой”. А вам близок такой максимализм и такое восприятие реальности?

ИС – Я думаю, что это метафора. Просто в шахматах нельзя «привязываться» к фигурам, надо уметь их подставлять под удар, жертвовать. Лужин у Набокова, правда, доводит эту метафору до предела и, чтобы выиграть партию, «жертвует» собой, выбрасываясь из окна. У меня такого нет.

Виктория: А как вы восприняли новости об эпидемии коронавируса и обязательной самоизоляции? Получилось сразу воспринять это как должное и не возмущаться вынужденными мерами по ограничению перемещений и путешествий?

ИС – Вирусу, в общем, наплевать, как я его воспринимаю. И на то, возмущаюсь я или нет. У меня сейчас тот период, когда с вирусом или без, я сидел бы дома и работал. Поэтому я очень волнуюсь за здоровье своих близких, за то, как они переносят эти ограничения, но сам отношусь к этому спокойно. Хуже, что лето может пропасть из-за этих нерабочих дней.

ОГ –  Очень надеялся, что не будет такого вопроса. Плохо отнесся.

ЮС – Восприняла спокойно, но по прошествии нескольких недель осознала всю тяжесть и скуку дистанционной работы и завыла.

Алексей: Как считаете, в сложившейся ситуации, когда у большинства людей уже нет возможности просто сесть в поезд и отправиться туда, куда им хотелось бы, ваша музыка  теряет свою актуальность или наоборот спрос на такие виртуальные музыкально-вербальные путешествия должен только увеличиваться?

ИС – мне кажется, что музыка людям нужна всегда. И музыка дороги тоже. Я вот Рому ВПР «Метеорологическую» поставлю и вообще весь альбом «Звенигород-Крым» и сразу куда-то туда уносит. Хотя просто иду к метро.

ОГ – Наш альбом – не «прикладная музыка для путешествий по российским железным дорогам». Поэтому актуальности не теряет!

Виктория: Когда вынужденная самоизоляция закончится, и ограничения будут сняты, уже решили куда отправитесь первым делом? Куда и чего хочется сейчас больше всего?

ИС – Увидеть друзей, обнять их. Пройтись по теплому городу, без справок, пропусков и какой-либо цели. Досмотреть футбольный сезон. Начать работу над новым альбомом.

ОГ – В парки и фудкорт!

ЮС – Хотела бы прогуляться по родному Владимиру без маски и антисептика в кармане, встретиться с друзьями на летней веранде кафе.

Алексей: На вашу работу над новыми песнями и новым альбомом коронавирус повлиял положительно или скорее отрицательно?

ИС – Отрицательно. Нет доступа к части оборудования. Но, опять же, возможно, что из-за особенностей работы мне было бы не до того.

Виктория: На какой стадии сейчас находится работа над новым альбомом? Станет ли он музыкально и настроенчески последователем и продолжателем традиций “Божественного ветра”?

ИС – Я так-то придумал новые песни и даже придумал, о чем бы мог быть альбом. Если вот все сделать так, как я сейчас думаю, то он вышел бы несколько более цельным, чем «божественный ветер». И вам бы даже не пришлось задавать вопросы о маршруте. Мы бы приложили карту. Но планы – такая штука… По музыке же мы бы сделали лучше. Или взрослее.

ОГ – Я не хочу делать «лучше», хочу просто «по-другому». Попробовать новые стили, саунд, лады…

Алексей: В эти дни самоизоляции новые песни были сочинены? Они чем-то отличаются от материала альбома “Божественный Ветер”?

ИС – Это Олег может писать много. Я мало. Перед тем, как это началось, сочинил хорошую, как мне показалось, и грустную песенку. План на полгода выполнен. Еще мы сочинили с братом матерные частушки про пандемию и песню, с которой мы будем просить милостыню. Но это точно не формат группы «Станция Июль».

ОГ – А что, матерные частушки про пандемию – это прекрасно! Я за то, чтобы они вошли в новый альбом. У меня на синтезаторе есть тембр баяна. Подыграю!

Алексей: Не могу не спросить про песню “Новогодняя”. По своему настроению и настрою композиция далеко не праздничная, а скорее похоронная (честно говоря, думал, что в этом плане вряд ли кто-то сможет переплюнуть Dido и её “Happy New Year”, но у вас получилось). Почему так вышло и как часто у вас бывают такие грустные и рефлексирующие встречи Нового года?

ИС – Мне кажется, что с Новым годом мне раза четыре в жизни повезло. Только мне «Новогодняя» не кажется похоронной. Никто со мной не соглашается. Но она же о принятии смерти, о том, что ты не боишься смерти и, значит, ее нет для тебя. Новый год  - здесь такая точка отсчета времени. Не праздник, тем более, мне с ним не везет.

ОГ – Песня с названием «Новогодняя», звучащая в МАЖОРЕ, является похоронной – нонсенс! Я пытался играть светло-торжественную балладу…

Алексей: И вы тоже не боитесь смерти или в “Новогодней” присутствует некий лирический герой?

ИС – Боюсь я ее или нет – она все равно будет. Неизбежно. И жизнь неизбежно победит.

ОГ – ответить, что ли, словами Ильи Кормильцева? «Ты можешь быть королем, ты можешь быть порнозвездой, но ты не откупишься от той, что пришла за тобой»

Алексей: Как-то Том Уэйтс сыграл дьявола в одном фильме, а вы верите в дьявола и в то что он похож на Тома Уэйтса или слушает такую музыку?

ИС – Я думаю, что дьявол выглядит скромно, как чиновник из провинции. Из ролей Тома Уейтса, мне нравится та, где он один из «Семи психопатов». С ножом и кроликом.

Виктория: Что в самых ближайших планах, и какие мечты и задумки по поводу грядущего лета: отдых, работа, творчество или просто некая пауза в связи с пандемией?

ИС – Я бы хотел играть музыку. И делать ее. Больше записываться и чаще играть. Это то, что я очень люблю.

ОГ – Работа! Она же отдых. Она же всё!

ЮС – Все-таки хочу отправиться в небольшое путешествие, пусть даже в соседний город, побыть с семьей, но при это оставить место музыке и творчеству.

Алексей: Какого вопроса вы очень ждали сегодня от нас, но так и не услышали его?

ИС – Кто из нас хлопает дверью в конце песня «Девушка».

Виктория: Какими словами будем приветствовать конечную станцию и выходить на перрон?

ОГ – конечная станция – это смерть, а перрон – чистилище? Надеюсь, не доехать до конечной станции, а затеряться где-то в коловращении адронного коллайдера или в недрах бермудского треугольника.

ИС – Я вот согласен с Олегом. На последней станции я уже ничего не буду говорить. Может быть, скажут про меня, хотя и не знаю зачем.

Алексей, Виктория: Спасибо за интервью!

Алексей “Astarte Eel” Иринеев, Виктория “Caracal” Озёрная

“Заставить свой серый кисель в черепе думать и двигаться!” Интервью с Tyler Durdenn

30-06-2020 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Мы настолько привыкли к клишированным, стандартным вопросам в интервью и настолько же клишированным и стандартным ответам, что уже, кажется, почти забыли, что всё может быть как-то иначе, однако циники и реалисты из TYLER DURDENN уже готовы растрясти все наши картонные дискурсы и отжившие своё парадигмы своими прямыми, честными, а порой обескураживающими и самоубийственными по откровенности ответами. Даже наши каверзные, “неудобные”, а порой нарочито “хайповые” вопросы не смогли выбить их из седла, ну а что из этого получилось, можно оценить уже здесь и сейчас. Интервью для тех, кто любит думать.

Алексей: Приветствую, Антон и Дмитрий! Как настроение и как проводите эту странную и ни на что не похожую весну-2020?

Антон: Здравствуйте, Алексей! Настроение в целом рабочее, хочется что-нибудь творить или натворить! (улыбается) Лето остается летом — погода тёплая, природа проснулась, плюс ко всему людей мало на улицах (своеобразная романтика)! И мы проводим его весьма плодотворно.

Дмитрий: Здравствуйте! Отлично! Пишем песни, в перерывах отдыхаем вдали от города и суеты. В каждом из нас живет интроверт, поэтому болезненных ощущений нет.

Виктория: Доброго времени суток, Антон и Дмитрий! Что у вас нового и как на ваши творческие планы и на ваше настроение влияет самоизоляция и пандемия?

Антон: Доброго и Вам, Виктория! Пожалуй, скажу, что создает относительно спокойную атмосферу для работы.

Дмитрий: Здравствуйте, Виктория! Поддерживаю Антона — даже улучшилось самочувствие без людей.

Алексей: Вы позиционируете себя как реалистов и в некотором роде циников, а потому очень интересно было бы услышать как раз версию реалистов по поводу сложившейся сейчас в мире ситуации, падения экономики, обвала музыкального бизнеса и т.д. Как бы вы вкратце могли сформулировать свою позицию по данным проблемам?

Антон: Ничего нового, это очередной «каток», который вновь проезжает по нам всем. Я стараюсь искать всегда положительные моменты, несмотря на относительный цинизм и реализм. Что-то уйдет — появится новое, мир менялся и будет меняться — это естественный процесс. Для человечества, нет, точнее именно для тех масс, где стадное мышление преобладает над личностью, перемены — это что-то страшное! Ведь придется заставить свой серый кисель в черепе думать и двигаться! И я думаю, это будет забавная своим сарказмом ситуация.

Дмитрий: Мы и придерживаемся реалистичных взглядов, в том числе и на свои возможности дать оценку столь глобальным событиям. Конкретно политика, бизнес — об этом пусть судят эксперты или мимикрирующие под них болтологи. Мы делаем свое дело, творим и осмысляем происходящее вокруг в контексте своих размышлений о природе человека и темных сторонах его характера — но бизнес и экономика к этому не относятся.

Антон: Короче говоря, мы считаем слишком громким делом давать какие-либо оценки событиям такого масштаба. А наше личное отношение к этому всему — в той степени, какой нас это коснулось — это уже полноценная политика, не творчество.

Алексей: Политики и политических тем принципиально сторонитесь?

Антон: Есть темы о которых хочется говорить и говорить, например, о музыке. Политика? Нет, не хочется. Пусть о ней говорят те люди в чьи обязанности это входит. Либо другие «эксперты», которые, собравшись, например, где-нибудь на кухне и под действием «горючего», очень хорошо знают эту науку и как вообще управлять страной. (смеется)

Виктория: У вас в сообществе ВКонтакте давно не было никаких обновлений. Значит ли это, что у вас не произошло никаких значимых событий, о которых стоило бы упомянуть?

Антон: Обновления на стене появляются редко, согласен, но это не значит, что ничего не происходит. У нас немного другой подход, — то, что касается нашей группы, то мы непременно представим нашей аудитории: новые песни, либо какие-то новые стихи — без проблем, но делать пост ради поста — это не наше.

Дмитрий: Спойлер — мы почти дописали новый альбом за это время. (улыбается)

Алексей: Про альбом мы ещё поговорим чуть ниже, а пока вот такой вопрос: насколько строго соблюдали и соблюдаете рекомендуемые ограничения и удавалось ли прилежно находиться дома с конца марта по настоящее время?

Дмитрий: Мама с детства научила мыть руки, так что здравый смысл никто не отменял до и после.

Антон: Разумная брезгливость — я сейчас говорю о гигиене (улыбается) - еще никому не мешала.

Виктория: Что-то мне подсказывает, что для такой депрессивной группы, как Tyler Durdenn все эти нежданно-негаданно свалившиеся на нас коронавирусные невзгоды, это как бальзам на душу и новая порция вдохновения… насколько я права?

Антон: На людей сваливаются постоянно какие-то невзгоды, но только на этой проблеме сделали особый акцент — не буду спорить, насколько это актуально или нет. Я не против этого — и все же я не готов судить и оценивать адекватность или же абсурд происходящего в условиях, когда достоверность любой информации может составлять и меньше половины всего объема. В мире существуют и другие заболевания, другие проблемы. Что касаемо вдохновения, его я черпаю совершенно из других источников. Конкретно в этом случае для нашего проекта скорее подойдет осмысление человеческой натуры — как она раскрывается и какое у нее нутро в контексте данной ситуации.

Дмитрий: Это просто время, когда нет пробок и людей! (улыбается)

Алексей: А не было ли желания написать песню про коронавирус и самоизоляцию или что-то такое подобное на злобу дня и “по мотивам”?

Антон: Петь про коронавирус и самоизоляцию мы не будем и не хотим. Нас не интересует какой-то хайп — делать то, что сейчас в тренде и у всех на устах. В Америке есть такое понятие — «хайп трэйн» (hype train – прим. ред) — что-то вроде «поезд хайпа». Тот самый момент, когда есть волнующая абсолютно всех тема, и каждый старается урвать себе внимания и славы, спекулируя на этой теме любыми способами — вплоть до откровенной лжи, провокации и прочего — словом, как будто люди прыгают на несущийся состав, который едет в мегапопулярном направлении и есть шанс на нем доехать до желанного рая. Мы не любители таких «железнодорожных перевозок».

Дмитрий: О некой изоляции мы и так повествуем, а то, что человечеству пора сбить корону об этом тоже не раз пели и будем петь. Есть много других тем, которые нас больше интересуют, каких-то переживаний, но по другим причинам. Конечно же, пандемия — это тоже повод для переживания, но зацикливаться и ставить себя в рамки всего этого мы просто не хотим. Жизнь полна и других «сюрпризов».

Виктория: Бывает ли у вас вообще желание соответствовать реалиям дня сегодняшнего и писать песни о том, что актуально и отражает реальное положение дел в нашем социуме?

Антон: Конечно, бывает, но опять же, не для хайпа! Смотришь на какую-то ситуацию и чувствуешь сильное желание написать песню, так ты этим заведен. Но потом всё как-то уходит, вся мимолетная шелуха мыслей, остается только то, что реально важно, самое главное для самого себя. Главное всегда уметь вовремя притормозить свои порывы, если они мимолетны.

Дмитрий: Вообще-то мы так и делаем! (улыбается)

Алексей: Сейчас очень многие группы и даже люди, некогда причастные к музицированию, но давно забросившие музыку, проводят стримы и домашние акустические концерты онлайн, однако вы не посчитали нужным влиться в этот тренд… почему так произошло?

Антон: Мы занимались другими делами, в частности и написанием нового альбома. Вливаться в тренд нам не надо, так как мы сами по себе не тренд!

Дмитрий: Это все больше похоже на ситуацию — «Ну сказали сидеть, вот все и сидят, скажут лежать, будем лежать!» (улыбается)

Виктория: В будущем такого сближения с аудиторией и интересующимися вашим творчеством через интерактивные и онлайновые сервисы тоже не ждать?

Антон: Ну почему же? Есть много идей, стараемся воплощать их в жизнь, но пока онлайн концерты мы даже не рассматриваем. В своих песнях мы так и так общаемся с аудиторией. Остальное, я думаю, придет со временем.

Дмитрий: В планах записать какой-то стрим в виде интервью, возможно будет клип, скорее всего на новый материал. Главное сейчас — дать хороший, годный материал. Делать стримы судорожно и лишь для того, чтобы срочно оказаться в тренде — это не наш путь. Мы строим долгосрочный проект — это скорее растущее дерево, если хотите, а не ситуация, когда тебе надо продать автомобиль, пока на такие модели идет спрос.

Алексей: Что самое плохое для вас в самоизоляции и карантине и что самое хорошее?

Антон: Зачем искать минусы? И вообще искать что-то плохое — глупо, его полно на каждом шагу, стоит только покрутить головой! Почему люди бегут с работы домой? Так ждут пятницу или субботу, чтобы залить глаза, якобы после сложной рабочей недели? Зачем ждут отпуск? А теперь, сидя дома, занимаясь чем хочется, но всё опять не так! Единственный минус для большинства — это касаемо финансового вопроса и передвижения куда-либо на дальние расстояния. В остальном же занимайтесь любимыми делами!

Дмитрий: По-моему, отлично время провели! (улыбается)

Виктория: Сейчас многие говорят, что вся эта коронавирусная изоляция - это превосходное время для того чтобы что-то переосмыслить, на какие-то вещи взглянуть под другим углом. У вас есть нечто подобное? В чём и как вы изменились за последние два месяца?

Антон: Если ты жил не в «розовых очках», то переосмысливать нечего. Изменения только касаемо отношения к обществу. Я раньше думал, что адекватных людей на нашей необъятной планете всё же больше. А так — сейчас идеальная ситуация для человека, умеющего мыслить и наблюдать. Да, это все достаточно скверно сейчас, особенно тем, кого это всё непосредственно коснулось, но в такие моменты можно и нужно как раз вычленять людей, кто действительно адекватен. Критерии национальностей, религии и прочего здесь не имеют никакого основания быть — это только вопрос того, насколько каждый готов оставаться Человеком в такой ситуации.

Дмитрий: Люди, наконец, вспомнили, что «графики» не пахнут, а пахнет лес, трава, река.

Алексей: А не думаете ли вы, что в такой ситуации пандемии люди станут больше задумываться о смерти, болезнях, страданиях, вечности и высоких материях, и им естественным образом станет ближе, понятнее и роднее музыка Tyler Durdenn?

Антон: Нет. Каждому, как говорится, своё. Мы не подгоняем наше творчество под определенный круг людей или под какие-либо ситуации, мы не прогнозируем, да и не хотим, если честно — мы просто делимся своей музыкой для тех, кто хочет ее услышать.

Дмитрий: Мы не стремимся делать музыку под ситуацию, да и одних стремлений всегда мало, изменить культурный стиль жизни и вектор ценностей для нашего социума почти фантазия. Слишком большая страна с намешанными культурами и это всегда будет цепляться краями друг за друга.

Виктория: А вам хотелось бы, чтобы всё так было, чтобы наш народ стал более вдумчивым и глубокомысленным на фоне вирусных реалий?

Антон: Хотелось бы, чтобы народ был более вдумчивым и глубокомысленным без каких-либо внешних воздействий. Но мы — люди! Мы так устроены, поэтому по-другому никак. Мы заслуживаем и «кнут» и «пряник», каждому — индивидуальные пропорции! (смеется)

Дмитрий: Это та ситуация, когда ни к чему никто не был готов — ну, на словах. Когда это повлияло на все слои населения, то проблема стала вдруг общей и ее заметили.

Алексей: Как думаете, станут ли люди честнее и лучше, когда вся эта коронавирусная свистопляска закончится?

Антон: Я думаю, что единицы. Многим будет параллельно. А для большинства это будет как «сорваться с цепи».

Дмитрий: Хотя я лично не уверен, что число вдумчивых или адекватных повысится, особенно когда все это пройдет, но конечно хотел бы на это надеяться. К сожалению, люди зачастую абсолютно ничему не учатся в силу своего непреодолимого эгоизма. Мы еще немало увидим в сети разных видео с «подвигами» некоторых представителей нашего социума.

Алексей: Кажется, вы не только циники и реалисты, но ещё и мизантропы…

Антон: На мой взгляд, это слишком громко сказано! Если мы не любим, к примеру, толпы людей, пробки, говорим о каких-либо человеческих пороках, то это не значит, что мы какие-то нелюдимые и человеконенавистнические личности.

Виктория: Как считаете, можно ли эту ситуацию с пандемией в мире считать активным "естественным отбором"? Сделали ли вы для себя какие-либо новые выводы или открытия в связи с этим, и если да, то в чём они заключаются?

Антон: Законы природы никто не отменял. Макияж цивилизации на зверином лице человечества этому никак не помешает. «Сильный пожирает слабого», «все средства хороши для выживания», «естественный отбор» — это аксиомы. Я вообще нахожу это забавным фактом — при всех достижениях цивилизации, чтобы вот как раз уйти от такого — люди подсознательно встраивают эти законы животного мира в свою жизнь.

Дмитрий: Даже в эпоху техногенного прогрессирующего общества никто не отменял «естественный отбор» — просто на разные лады, и зачастую далеко не самые гуманные и/или заметные. Эта реальность, в которой живут уже давно некоторые страны, а сейчас еще и процесс глобализации запущен — теперь это просто данность, к которой надо привыкать.

Выводы? Да конечно, у нас появилось время для той самой жизни и процесс пошел.

Алексей: А если всё это продлится до конца года или даже дольше, как это всё повлияет на вас самих и на деятельность Tyler Durdenn?

Антон: Хоть до конца следующего! Если есть внутренний стержень, то внешние факторы минимально повлияют на нас и на TYLER DURDENN.

Дмитрий: Кардинально нет, мы все те же.

Виктория: Повлияла ли пандемия и связанные с ней ограничения на скорость написания вами новых песен и подготовки нового альбома Tyler Durdenn? На какой стадии сейчас работа над новым альбомом? В предыдущем интервью вы говорили, что у вас уже есть три главы нового альбома. Как дело обстоит сейчас?

Антон: Повлияла на продуктивность и скорость — появилось больше свободного времени, и мы его использовали плодотворно. На данный момент уже 10 глав, но пока что материал все же сыроват и не доработан до конца. В процессе также много неких зарисовок набросали на будущие песни не только второго альбома.

Дмитрий: «Мы пашем как кони — от зари и до зари». (смеется)

А если серьезно — обычный рабочий и творческий процесс. Больше времени — выше продуктивность, так что с этим все в полном порядке.

По поводу готовности всего альбома целиком — сейчас рано раскрывать все карты и говорить «гоп» до прыжка. Могу только добавить, что на намеченный нами график работ все это вокруг никак не влияет.

Алексей: А сколько всего глав-песен будет на вашем готовящемся втором альбоме? Как вам вообще идеи и принципы нумерологии?

Антон: Количество глав будет зависеть от полноты высказанного в альбоме. Нумерология важна только с точки зрения симпатии и привязки к какому-либо личному событию.

Алексей: Свой дебютный альбом вы записывали четыре года, а в случае со вторым полноформатником есть шанс, что всё будет чуть быстрее и оперативнее, и важна ли для вас эта оперативность?

Антон: Скорость написания дебютного альбома зависела от многих факторов, в первую очередь от того, что мы с Дмитрием делали что-то новое для себя и как бы искали формат нашего проекта. Притирались мнения по многим вопросам. Плюс ко всему отвлекали другие дела. Главный подход заключался в том, чтобы песни изначально нравились самому себе, чтобы материал звучал максимально интересно и качественно. Так и получилось, каждый трек — это своя история, свои герои, свое настроение и стиль звучания. Что касается второго альбома, то тут уже легче нам с Дмитрием понимать друг друга, но принципы остались те же, да и спешить нам некуда.

Дмитрий: В этом году выйдут, как минимум, два сингла, а может и целый альбом. Мы пока не знаем, как сложится пазл, там будет видно, что и как.

Виктория: Будет ли ваш второй альбом тоже похож на книгу, а песни - на главы? И станет ли этот альбом-книга продолжением “Снов Самоубийц”?

Антон: Прямой цели сделать похожим на книгу или продолжением дебютного альбома у нас не имелось, нет и сейчас. Отдельные идеи первого альбома касательно его структуры или позиционирования останутся, они и так входят в «хребет» подачи материала. В остальном — по уже записанному материалу можно определенно подчеркнуть, что TYLER DURDENN будет другой. Не кардинально, но и не только в мелочах. Скажу одно — в «попсу» мы не превратимся! (улыбается)

Алексей: Какая из новых, готовящихся для второго альбома песен, получилась самой нестандартной и необычной для вас?

Дмитрий: Раскрывать все тонкости пока не хочу, скажу только, что почти половина альбома будет нестандартным и необычным — как в отношении предыдущего альбома, так и конкретики новых затронутых тем.

Антон: Есть одна песня, которая совершенно точно заставит многих хотя бы немного призадуматься — в насколько безграничном социальном интернет-пространстве оказались люди и как его опоганили, как делают из себя посмешище, даже не подозревая об этом. Все детали о песне только после релиза!

Алексей: У вас есть свой рецепт разрешения этой ситуации или в данном случае вы только указываете на проблему и призываете задуматься?

Антон: Я не хочу говорить о том, что правильно, а что нет, учить людей как жить и как себя вести, есть просто некоторые вещи, которые лично я не приемлю, моя точка зрения, а соглашаться со мной или нет — это выбор каждого. Для этого и существует творчество, где некий творец может воплощать в жизнь свои идеи и позиционировать свое личное мнение. Я не хочу никого оскорбить, но, к примеру, когда на камеру для хайпа мочаться под себя, то как это можно адекватно объяснить? Я понимаю, что любой человек имеет потребность в самовыражении, в каком-то признании, но некоторые способы зачастую приводят меня в недоумение. Порой кажется, что понятие «здравый смысл» настолько стало призрачным, что, высказав мнение по какой-либо ситуации, ты можешь оказаться изгоем, ну либо не в тренде. Сейчас настолько всё быстро движется, и я стараюсь ко всему происходящему относиться с пониманием, пытаюсь вникнуть в что-то новое и всё же понять. Я не консерватор.

Виктория: Неопределённость и напряжённость в мире подталкивает вас к чему-то новому в творчестве или вам сейчас хочется быть как можно более стабильными (как говорится, хоть в чём-нибудь стабильность)?

Антон: Наш творческий процесс и так достаточно стабилен. Кроме того, мы активно осваиваем новые грани заданной нами же музыки и тематики.

Дмитрий: Вы спрашиваете у «самых депрессивных парней» - может ли им стать хуже? (смеется) Нет, все прекрасно!

Алексей: Есть ли уже какой-то общий месседж, какая-то общая линия, которая будет проходить через все песни нового альбома, как это было в случае со “Снами самоубийц”?

Антон: А куда без идеи? Творение без идеи — это просто коммерческая пустышка в угоду серой массе, не любящей напрягать мозг. Вот уж этот месседж пусть каждый увидит сам. Для нас наш основной месседж прост - «Надо просто уметь быть собой!»

Алексей: “И если бы я мог выбирать себя, я бы снова остался собой”, как пел Б.Г. И совсем никогда не мечтали быть каким-нибудь Куртом Кобейном или Робертом Смитом? Не было сожалений о том, что родились не в то время, не в той стране, не в том теле и зовут вас не так?

Антон: Нет, я тот, кто я есть и я там, где я появился на свет. В нашем мире есть масса вариантов как жить, главное выбрать свой и стремиться к этому. Зачем быть кем-то, если ты можешь сам стать тем, кем захочешь. Главное верить в себя и свой путь. Современному поколению особенно свойственно хотеть быть кем-то другим, кокой-то сложившейся личностью, не прилагая даже малейших усилий, чтобы самому добиться успеха. Сейчас будто особый тренд на копирование других, и это уже стало нормой. Кто-то что-то делает и начинается просто волна подражания другим, единственное их объяснение на вопрос — «А зачем?», слышишь — «Ты что?! Это же сейчас так модно!». Однотипные видео ролики и фото, не понимая того, что тебя, как личности, нет, есть кто-то другой, но не ты! Люди словно боятся того, кем они являются на самом деле. Стараться показать себя лучше — это же полная зависимость от чужого мнения! Выставляют постоянно на показ свою жизнь, чтобы не показаться, что они якобы так скучно живут и готовы пойти на что угодно, лишь бы иллюзия яркой жизни была выше реальности. В совокупности это всё перерастает уже в необходимую зависимость.

Виктория: Ставите ли вы перед собой сделать новый альбом лучше, интереснее, привлекательнее? Есть ли какие-то аспекты и нюансы, которые вы воспринимаете как недоработки, и теперь стараетесь исправить и усовершенствовать?

Антон: Если честно, даже не пытались проводить больших параллелей. А насчет «лучше, интереснее, привлекательнее» — в творчестве нет определенного критерия, который бы устанавливал какие-то нормы на «лучше», кроме как своя внутренняя удовлетворенность и обратная связь слушателей. Ты либо развиваешься в части выражения своих мыслей и эмоций в песнях, либо ты посредственность и так и будешь жить в тине. Нюансы есть всегда, и к ним отношение скорее не как к недоработкам, а как к ступеням в развитии самого себя в создании музыки. Считаю, что как-то не совсем правильно говорить о том, что какой-то альбом был лучше. Был другой этап, другой ты, другое время и условия.

Дмитрий: Музыка не спорт, о каком-либо соревновании можно говорить и с кем? Мы просто достаем из себя мелодии, слова и все то, что нас беспокоит.

Алексей: И тем не менее, многие группы очень даже соревнуются друг с другом: в количестве подписчиков в сообществе ВК, просмотров постов, нот, выдаваемых в условную единицу времени в их треках и т.д. Как думаете, такая соревновательность – это здоровая спортивность или пережиток инфантильности, которую мы уже упоминали выше?

Антон: Зависит от времени, места и обстановки — я имею в виду не локальных, а скорее периоды времени и стадии взросления людей. У каждого свое представление о музыке — поэтому вполне вероятно, что для кого-то это могут быть и некие алгоритмы, для кого-то и вовсе просто бизнес.

Дмитрий: Это больше похоже на устремления людей, которые «кормятся» от интернет-площадки, только там это основа здоровой соревновательности и дохода в целом, а главное и отрицательное отличие для такого подхода в музыке — можно просто-напросто потерять себя.

Алексей: А как обстоит дело с источниками вдохновения? Что и каким образом вдохновляет вас на новые стихи и новую музыку?

Дмитрий: Все по-прежнему. (улыбается)

Антон: Источников на самом деле достаточно много, можно не верить — но невероятно много дает даже простое наблюдение за окружающей действительностью. Ну и вовремя осмысливать это, запоминать. А после уже это все начинает оформляться и выражаться музыкой.

Виктория: Ждать ли этим летом сингл от вас и когда он может выйти?

Антон: В планах, конечно же, не сидеть в тени, сингл выйдет.

Дмитрий: Сингл, возможно, будет даже с видео, либо видео после выхода альбома, мы еще не решили.

Алексей: Чем вообще занимаетесь летом? Творчество, дом, дача, отпуск?

Антон: Творческий процесс у нас круглогодичный, в остальном по возможности отдыхать.

Дмитрий: Да, мы просто люди. (улыбается)

Виктория: Совсем недавно вы говорили, что нет тёмных и светлых времён, а есть реальность. А разве нынешнюю ситуацию в мире нельзя назвать "тёмным временем"? Какова ваша "реальность" на данный момент, как бы вы могли её описать и охарактеризовать?

Антон: Конечно нет, реальность просто преподносит некоторые проблемы со своими оттенками, а раздуть «из мухи слона» мы, люди, умеем с особым профессионализмом. Бывают вопросы реально ничего не стоящие, а акцент на них, что все «на ушах стоят». Но на действительно серьезный вопрос мы можем закрыть глаза.

Дмитрий: Я могу текущие времена назвать «тест-драйвом», где наш урбанистический функционал просел, как и вся эта высоконравственная пропагандируемая мораль. А в целом, люди умирают и умирали всегда.

Алексей: Есть мнение, что несчастливым быть – стыдно, а вы сейчас ощущаете себя счастливыми людьми? И в чём для вас сейчас источник счастья и радости?

Антон: Вообще наплевать на подобные мнения. Звучит грубовато, согласен, но так и есть. Если мне хорошо — я счастлив, а что об этом думают другие — их дело. Источник счастья — просто возможность жить, творить, любить, заниматься еще какими-то важными, в моих глазах, делами и достигать в них желаемого результата.

Дмитрий: Стыдно — это американская модель. Грустный — это скорее часть русского менталитета, скорбь и покаяние у нас во всем, и это совсем не отнесено к стыду. Так что тут скорее наоборот мнение, в нашей стране. У всех свои мотивы.

Виктория: Что у вас в самых ближайших планах?

Антон: Работа над материалом, генерация новых идей и их поиск. И обычная повседневная жизнь.

Дмитрий: Планирование в музыке, а тем более сейчас — это что-то из области гадания на кофейной гуще! (улыбается)

Алексей: На какой ноте и какими словами будем завершать это интервью?

Антон: Главное чтобы ноты не диссонирующие получались. (смеется) А вообще — главное оставаться человеком. Все остальное получится непременно.

Дмитрий: Просто жить дальше!

Алексей, Виктория: Спасибо за интервью!

Алексей “Astarte Eel” Иринеев, Виктория “Caracal” Озёрная

"Что-то загадочное и необъяснимо притягательное" Интервью с Анной Малолетневой (проект Nora)

30-06-2020 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Лучшим релизом мая 2020 года у нас на ASTARTA стал сингл калужского проекта Nora “Уходи”. Сама Анна Малолетнева, являющаяся лидером и основным автором данного коллектива, характеризует данную композицию как депрессивную, рваную и опустошающую, и, наверное, в том, что именно такая вещь стала лидером по итогам голосования после стрессов самоизоляции, даже есть своя закономерность. Как бы там ни было, сегодня нас с вами ждёт традиционное интервью с победителем, в котором мы посредством своих каверзных вопросов постарались выведать у Анны всё, что связано с парадоксами и подводными камнями “Уходи”, а также вывести на чистую воду все мотиваторы и демотиваторы, влияющие на её творчество в целом. Немного истории, немного планов, немного жанровой аналитики и личных оценок – в нашем сегодняшнем материале вы наверняка найдёте всё, что хотели знать о создателе “Уходи” и о закулисных фактах, связанных с этой песней.

Алексей: Здравствуйте, Анна! Поздравляем Вас с победой в нашем опросе! Какие мысли в этой связи?

- Добрый день, Алексей. Спасибо за поздравления! Что могу сказать на этот счёт: побеждать приятно!)

Алексей: Насколько я знаю, это уже Ваша вторая победа в подобном голосовании. Как думаете, уже можно говорить о появлении некоторой закономерности?

- Возможно. Но не это определяет то, чем я занимаюсь.

Виктория: Доброго времени суток, Анна! Достаточной ли мотивацией является для Вас эта победа, чтобы создавать новые, настолько же проникновенные композиции? И вообще, что Вас может смотивировать наиболее эффектным и эффективным способом?

- Здравствуйте, Виктория.  Для меня победа не является мотивацией. Скорее это оценка определённого пройденного этапа. Лучшая мотивация для меня – это я сама и понимание того, сколько я могу сделать. А вообще для того, чтобы быть мотивированным, нужно просто знать, почему ты хочешь именно это. Для меня музыка – самовыражение. Я так кайфую. Поэтому у меня всё просто: хочешь выразить себя  – напиши новую песню).

Алексей: А могут ли какие-то события или явления стать для Вас демотиваторами и наоборот на некоторое время отвлечь от творчества или даже отбить заниматься творчеством на какое-то время?

- Да, безусловно. Я обычный человек со своими проблемами. Был период, когда я вообще не занималась творчеством, и он растянулся на несколько лет. Долгое время мне казалось всё это неважным, к тому же я была очень в себе не уверена, ничего не писала, а если и писала, никому не показывала. Правда, не помню, что именно стало причиной такого творческого кризиса.

Алексей: В нашем опросе в этот раз участвовали две композиции с Вашим участием, считаете ли Вы справедливым и адекватным, что победителем стала именно “Уходи”?

- Какой каверзный вопрос. Я люблю обе свои песни. Но они разные и о разном. «Дыши» о войне и о том, что мы должны помнить подвиг наших предков и «дышать» несмотря ни на что. Наша совместная работа с Last Trial получилась лиричной, но с железным характером. «Уходи» - больше самоанализ. Она заглядывает в самые тёмные уголки души. Даже в те, куда ты смотреть не хочешь. Думаю, о вопросе справедливости дело не стоит: скорее это вкусовщина.

Виктория: Одинаково ли сильно Вы болели за оба свои трека, попавшие в голосование ASTARTA или всё-таки для Вас было предпочтительнее, чтобы выиграла какая-то конкретная песня?

- Я была бы рада, если бы выиграла любая из них.

Алексей: Как считаете, достойна “Уходи” быть релизом месяца, настолько ли она хороша? И, как думаете, станет ли она релизом года?

- Это не мне решать, а слушателям. Я, как музыкант, просто показываю тот ракурс, который мне близок. Если «Уходи» смогла одержать победу, значит этот ракурс близок не только мне.  Это всё, что я могу ответить.)

Виктория: Пока страна делает первые робкие шаги после эпидемии коронавируса, чем занимаетесь Вы? Есть ли у Вас какие-нибудь новые музыкальные наработки, которые Вы собираетесь "доводить до ума" в ближайшее время?

- Честно сказать, я рада, что провела карантин дома. У меня было много времени, чтобы переосмыслить некоторые вещи. И, да, конечно этого времени хватило, чтобы накидать несколько новых песен, две из которых мы доделаем и покажем миру в самое ближайшее время: это «Колыбельная» и «Выше», + у меня ещё висит мини-сборник  «Дневники» над которым мы также потихоньку работаем.

Алексей: Будут ли Ваши новые треки тоже балладами и станут ли они следовать в том же ключе, что и “Уходи”?

- Все мои песни разные. У меня нет стилистических и жанровых привязок. Более того, у меня даже к музыкантам привязок нет, Nora – это скорее интернет-проект. По крайней мере, пока. Но могу сказать,  что одна из двух песен, которые мы скоро выпустим, будет напоминать балладу))

Алексей: Я так понимаю, Вы говорите о “Колыбельной”. Жанр колыбельных вообще непростой жанр (в чём, кстати, лично меня особенно убедил альбом Евгении Славиной “Колыбельные по разным поводам”), а что вдохновила Вас на такой интимный, мистический и необычный опыт? Почему захотелось написать и записать именно колыбельную?

- «Колыбельная»  написана пару лет назад для моей дочки, когда она была совсем малышкой, и её ещё реально было загнать в кровать). Есть что-то загадочное и необъяснимо притягательное в моменте, когда маленький ребёнок засыпает. Иногда я напевала эту песенку дочке перед сном. Потом сделали аранжировку. Получилось очень нежно, воздушно. Я подумала, что возможно и другие детки смогут засыпать под эту песню.)

Алексей: Название второго из Ваших готовящихся треков “Выше” сходу навевает мне ассоциации с фолком, с творчеством Инны Желанной, с чем-то таким же народным и родственным колыбельным… А Вам близки такие жанры? И насколько вероятно, что когда-нибудь Вы действительно попробуете себя в фолк-роке?

- «Выше» - наверное, ближе к популярной музыке с элементами поста. Очень летняя песня, поэтому хочется побыстрее её доделать. Сейчас она актуальна, как никогда. Насчёт фолк-рока… Не знаю. Время покажет.

Алексей: Сборник “Дневники” это будет EP, куда войдут “Уходи”, “Дыши”, “Выше” и “Колыбельная”, и таким образом Вы просто подведёте некоторую черту в своём творчестве, так ли это? И будут ли как-то видоизменены аранжировки Ваших композиций для данного сборника?

- В «Дневники» изначально планировалось включить 4 песни и 1 инструментал. Все эти песни написаны примерно в одно время – 8-10 лет назад, отсюда сборник и получил своё название. Это то, что уже было и прошло. Туда войдёт и полноформатная версия «Уходи», переизданная «Одиночество внутри», но ни «Колыбельной», ни «Выше» там не будет.

Алексей: Какая из версий “Уходи” Вам самой нравится больше, и как появилась идея записать эту композицию вот в таком полновесном рок-звучании?

- Мы изначально сделали рок-версию. Но мне так хотелось её показать, не дожидаясь выхода «Дневников», что было придумано сделать её также в акустическом формате, - тот самый вариант, который всем так понравился. Две версии очень разные. Каждая звучит по-своему.

Алексей: А почему Ваш проект называется именно Nora? Nora - это ведь имя? Это Ваш псевдоним?

- Это мой ник в аське лет с 14. В компании потом друзья так и называли. Аська давно осталась в прошлом, но никнейм прижился, решила не заморачиваться с новым псевдонимом)

Виктория: К известной джазовой певице Норе Джонс Ваша Nora имеет какое-то отношение?

- Нет. Но джаз я периодически тоже пою, только не в данном проекте.

Виктория: А с кем из известных исполнителей или исполнительниц Вам хотелось  бы записать совместную песню?

- Наверное, это зависит от песни. Есть много хороших исполнителей, которые мне интересны, в том числе и в нашей стране.

Алексей: Ну а вот конкретно “Уходи” Вы с кем могли бы и захотели бы спеть дуэтом? Как Вы могли бы представить себе такой дуэт в идеале?

- Ни с кем. Это мысли одного человека.

Алексей: Что Вам нравится больше: совместные композиции, так называемые фиты, или полностью сольное творчество, где всё или почти всё сделано Вами и так, как хотелось вам?

- Больше предпочитаю работать сама, но иногда фиты – необходимость, так как не всегда ты можешь создать подходящую атмосферу сам. А иногда фитка - это просто что-то новое и интересное)

Виктория: Как часто муж даёт Вам советы по поводу аранжировок, каких-то инстурментальных или текстовых пассажей, и как часто Вы прислушиваетесь к его советам и к его мнению?

- По факту муж пишет 99% аранжировок к моим песням, но все они основаны на моих образах, и я принимаю активное участие в их создании. К мнению Дениса я прислушиваюсь всегда, так как он действительно талантливый  аранжировщик, но последнее слово в любом вопросе, касающегося моих песен, остаётся за мной.

Алексей: В ходе работы над “Уходи” у Вас с мужем были какие-то взаимоисключающие и противоположные мнения по поводу каких-то решений этого трека? И удалось ли достичь компромисса по этим спорным моментам?

- Как я уже говорила, у «Уходи» есть 2 версии звучания. Вот эта - акустическая только с фортепиано и полноформатная. Аранжировкой данной версии Денис не занимался. Здесь мне помог талантивый пианист Дима Кейль, а Денис занимался сведением. В полноформатной у нас были камни преткновения, но мы нашли баланс.)

Виктория: На странице Вашего сообщества Nora Вы обмолвились, что когда Вас всё бесит, Вы идёте записывать новые песни. Следует ли из этого, что вдохновение Вы черпаете из негативных эмоций?

- Да. Вы всё правильно заметили. Именно негативные эмоции заставляют меня двигаться дальше. Когда всё хорошо, ты расслабляешься. Как сказал кто-то из Великих: «Художник должен быть голодным».

Алексей: В случае с треком “Уходи” вдохновителем были негативные эмоции?

- Если честно, я написала её лет 10 назад. Просто проснулась посреди ночи и написала. Всё. Никаких вдохновителей. Просто попала в образ. Эта песня очень близка мне, я рада, что люди услышали её, многие прочувствовали. В ней я настоящая.

Виктория: Какие ещё жанры, помимо акустического рока и рок-(метал)-баллад близки Вам и в каких жанрах вам было бы интересно попробовать себя в ближайшее время?

- Вне проекта я работаю с разными музыкантами и пою почти всё, что поётся. И джаз, и рок, мюзиклы люблю, качественную популярную музыку, интересную авторскую. То, что я делаю внутри проекта, я называю эмоциональной альтернативой. Может альтернативы как жанра там и нет, это просто моё видение, но именно музыка данного формата когда-то имела на меня большое воздействие. В свою очередь, музыка для меня – это эмоции и образы. Но, ещё раз повторюсь, привязки к какому-то определённому жанру у меня нет.

Алексей: Как думаете, будут ли ещё у Вас совместные композиции с Last Trial и какого рода это могут быть треки?

- Есть у нас одна задумка, она пока сыровата, и говорить о ней рано. Скажу так: всё возможно.

Алексей: А можете ли Вы представить себя в качестве полноправной фронтвумен полноценной и концертирующей рок(метал)-группы? Вам было бы такое интересно или всё-таки сольное и более умеренное с точки зрения жанра творчество ближе?

- Конечно. Я люблю сцену, люблю выступать и делаю это, но получается это пока только в других проектах. Видимо, я ещё не нашла «своих» музыкантов, которые будут «гореть» так же, как и я.

Алексей: О концертах и живых выступлениях Nora Вам совсем не мечтается? Нет такой потребности представить свои композиции вживую?

- Как-то мы исполняли мою песню «Одиночество внутри» на государственном экзамене. Знакомый барабанщик выбрал её в качестве одного из 4 произведений для своей гос программы в колледже. Было приятно) Но, к сожалению, само выступление получилось совсем неудачным (не по моей вине). Сейчас весело вспоминать, но тогда я очень переживала.

Виктория: Давайте вернёмся к “Уходи”. Наверняка многих интересует, насколько атобиографична эта композиция, и какими событиями она была вдохновлена. Приоткроете завесу тайны?

- Ни разу не биографична. Это просто образ)

Алексей: А какими тремя словами Вы бы охарактеризовали “Уходи”? Какая она?

- Депрессивная. Рваная. Опустошающая.

Виктория: Есть такое расхожее убеждение, что каждый человек по сути своей одинок, даже когда он не один. Разделяете ли Вы эту точку зрения и как с этим делом обстоит у Вас? Как Вы считаете, одиночество для творческого человека - это благо или своего рода проклятие?

- Разделяю. Одиночество - для творческого человека это благо. Нужно иметь возможность побыть одному, подумать, помузицировать. Но где-то рядом должны находиться люди, которые в тебя верят. Всё время быть одному -  эмоционально сложно и неоправданно.

Алексей: “Уходи” по сути своей воспевает не очень-то светлые и позитивные эмоции, по большому счёту это негативизм и отрицание, а не думаете ли Вы, что слушатель, проникнувшись настроением этой песни, будет переносить в свою настоящую реальную жизнь те же самые настроения и мотивы? Не думаете, что это может быть не совсем хорошо и адекватно?

- Я считаю, что не стоит мешать творчество и реальную жизнь. Тот же пример можно привести и с видеоиграми. Если чувствуешь, что тебя затягивает, - плеер можно выключить в любой момент.

Алексей: Чувствуете ли Вы свою ответственность за тех слушателей, которые воспримут “Уходи” слишком серьёзно и, быть может, примут какие-то поспешные и неверные решения, находясь под впечатлением данного трека? Исполнитель несёт ответственность за последствия от восприятия его творчества?

- Отвечу так: послушайте песню Noize MC – «Устрой дестрой». Послушайте внимательно и найдёте там все интересующие Вас ответы на вопросы)))

Виктория: А как думаете, в какой ситуации, в какое время суток и в каком настроении лучше всего слушать “Уходи”, чтобы воспринять эту песню наиболее адекватным образом и прочувствовать максимум тех идей, настроений и месседжей, которые Вы туда вложили?

- Ночь, темнота и тишина. Лучшее время для самокопаний)

Виктория: Какие у Вас планы на оставшийся 2020 год? Будут ли проводиться какие-нибудь стримы, трансляции, акции или что-нибудь в этом роде? Тяжело ли Вам было сидеть на карантине и как у Вас сейчас обстоят дела с самоизоляцией?

- Планов много. Для начала мы выпустим две новые песни, будем дописывать «Дневники», делать аранжировки на другие песни. На карантине было нормально. Мы с семьёй самоизолировались в машине, уезжали за город и гуляли по полям, лесам, дышали теплом и свободой. Сейчас режим карантина у нас в городе снят, нужно только в общественных местах надевать маски, поэтому проблем с самоизоляцией не возникает.

Алексей: Ваши финальные слова и пожелания тем, кто дочитал это интервью до конца?

-  Услышимся в новых песнях)

Алексей, Виктория: Спасибо за интервью!

Алексей “Astarte Eel” Иринеев, Виктория “Caracal” Озёрная

“Смотри, как прекрасна моя боль!” Интервью с Decadence Dust

17-06-2020 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Деятельность и творчество Анны Ващило в последнее время ассоциируется у слушателей по большой части с готическим супер-проектом The Lust, однако у Анны ещё задолго до присоединения к команде Яна Федяева был и свой собственный коллектив, у которого сейчас, наконец, вышел дебютный полноформатник. Нежный, атмосферный и мелодичный готик-метал в исполнении Decadence Dust имеет не только общие черты и сходства с последними дисками The Lust, но и ряд важных и существенных отличий, о которых мы и поговорим сейчас с Анной Ващило и Александром Каргаевым в нашем эксклюзивном интервью.

Алексей: Здравствуйте, Анна и Александр! Поздравляем вас с выходом первого альбома вашего проекта Decadence Dust! Какие у вас мысли и чувства в этой связи? Результат вышел именно таким, как вам и представлялось?

Анна: У меня не было конкретных представлений о том, каким должен быть этот альбом. Он должен был быть разве что честным и откровенным – и с этим требованием к себе мы все справились. Чувства от выхода пластинки – освобождение. Материал выдержанный, тщательно отобранный, он давно просился наружу – 4 года мы над ним работали, если быть точными. Такая легкость, что теперь он не томится в ожидании своего часа.

Александр: Для меня результат превзошел все ожидания. С самого начала было ощущение, что мы делаем интересную работу. Но все проблемы и случайные озарения, все люди которые приняли участие в работе над альбомом, вся эта мозаика сложилась в правильном порядке и дала нам возможность выпустить целостный и сильный альбом.

Виктория: Что означает название альбома, что это за “Восемь мечей”?

Анна: «Восьмерка мечей» - это одна из карт колоды ТАРО, младшие арканы. Меня давно занимает символика ТАРО и как-то она сама просочилась в один из текстов – текст заглавного трека “Eight Of Swords”. Саша оценил этот ход, и мы решили превратить его в концепцию всей пластинки.

Алексей: Как вы относитесь к гаданиям на картах Таро и верите ли в фатализм всех этих действий, о котором многие говорят (считается, что Таро “скрепляют нити судьбы”, и после того, как карты показали и предсказали что-то, всё в реальности будет именно так и никак иначе)?

Анна: Я далека от каких-либо гаданий и предсказаний вообще. ТАРО для меня  –  это набор архетипов и архетипичных ситуаций, жизненных коллизий, выраженных в символах. Пользуюсь ими я исключительно, как метафорическими картами (есть такой инструмент в психологических практиках). Грубо говоря, как всем известный тест Роршаха. Ты всматриваешься в карту и пытаешься сформулировать – что она для тебя значит, про что она для тебя. Это не предсказание, а прояснение того, что уже сложилось в твоей голове, здесь и сейчас. Завтра этого уже может не быть, потому что психика пластична и способна к пересмотру установок. Так что никакого фатализма.

Виктория: Вам действительно часто выпадает “восьмёрка мечей”? И как обычно вы интерпретируете этот знак применительно к себе и к своей жизни?

Анна: Давайте уйдем от буквальности. Я «выбросила» себе «Восьмерку мечей» в символическом смысле. Пока писался альбом, это был лучший образ, который охватывал все, что чувствовалось. Для меня эта карта оказалась про личные чувства, обращенные в прошлое, которые мешают двигаться вперед. Это неразрешенные вопросы, неосязаемые и нематериальные преграды, вырастающие перед человеком острыми мечами. Угрозы нет, но и путь закрыт.

Обращение к «Восьмерке» - это попытка посмотреть на испытываемые чувства сверху. Дать оценку собственным эмоциям. Второй пласт рефлексии.

Алексей: Свойственны ли вам вера в судьбу? И как думаете, волен ли человек сам менять свою судьбу и есть ли у него возможность противостоять силам рока и фатума?

Анна: Судьбы нет. Рока нет. Фатума нет. Точка. У меня и в текстах это убеждение отпечатывается: на нашем дебютном EP в треке “God Or Gun” есть считалочка от 1 до 8, заканчивающаяся фразой “no fate”.

Я верю, что мы следуем определенной программе, нами же написанной, но если ты анализируешь эту программу, то можешь менять пластинку. Если не анализируешь и не берешь на себя за это ответственность – то конечно, все выглядит, как рок, фатум и фаталити.

Кстати, тут подумалось, что число 8 у меня не первый раз в лирике проскальзывает. В THE LUST есть одноименная песня “VIII”. Что бы это значило…

Виктория: А альбом “Eight Of Swords” в целом утверждает, что фатальность может быть преодолена или призывает смириться с существующим положением дел и не спорить с судьбой?

Анна: Альбом ни к чему никого не призывает. Альбом – это ящик Пандоры, в котором собрались внутренние сложные чувства. Я просто выпустила их, облачив в красивые метафоры. Альбому плевать на чужое ощущение фатальности, чужой жизненный выбор, как и мне. Призывать к чему-то кого-то – это быть неравнодушным, тащить на себя одеяло, выступать «учителем». Нет, спасибо. Уверена, каждый сам разберется, без призывов.

Алексей: Есть ли у альбома какая-то общая и сквозная концепция, и как этот генеральный месседж было бы правильнее всего выразить и оформить в слова?

Анна: Вот послание, в отличие от призывов, в альбоме точно есть, как в любом высказывании. Я думаю, его можно сформулировать: «Смотри, как прекрасна моя боль». Или «Ты подарил мне страдание, а я его ношу, как лучший свой наряд». И если дальше разматывать этот клубок и добавлять новые измерения: то не это ли страдание я просила у жизни, чтобы «украситься» им. Тут я остановлюсь, наверное, чтобы не утягивать всех в психоанализ.

Виктория: Как бы вы охарактеризовали “Eight Of Swords” тремя словами? Какой этот альбом?

Анна: отчаянный, злой, красивый.

Александр: мелодичный, монолитный, искренний.

Алексей: Что вдохновляло на такие эмоциональные песни боли, тоски, отчаяния и мазохизма? Насколько все эти темы и острые углы на альбоме связаны с какими-то конкретными жизненными ситуациями из вашей жизни?

Анна: Они определенно связаны, но я не буду их предъявлять слушателям в их реальном виде. Достаточно того, что эти события предстали в художественном облачении в альбоме. Реальная реальность скучна, психическая реальность – волшебна.

Виктория: Присутствует ли в ваших песнях какой-то лирический герой или в данном случае всё повествование идёт от первого лица и полностью тождественно вашим мыслям и переживаниям?

Анна: Ну, в любом случае это именно лирический герой, в уста которого вложены слова, в голову – чувства. Потому что я развиваюсь и иду дальше, а он теперь навсегда в «Восьмерке мечей» запечатан. Отождествляться с ним долго не получится.

Алексей: Есть ли какие-то принципиальные отличия в подходе к сочинению лирики для Decadence Dust и The Lust? Можно ли назвать тексты Decadence Dust более естественными и жизненными, более натуральными, а Ваши тексты для The Lust наоборот более стилизованными и художественными?

Анна: Нет, нельзя. Что бы ты ни делал – ты делаешь себя.

Виктория: Анна, почему Вы решили так кардинально сменить свой имидж и не жаль было ли расставаться с такими роскошными длинными волосами?

Анна: Все течет и меняется. Города строятся, люди рождаются, песни пишутся, а волосы стригутся. У меня нет однозначного ответа на вопрос «почему». Тем более, я же не как Бритни Спирс в одночасье импульсивно обрила голову. Сначала была срезана длина, потом еще срезана, потом окрашена, потом еще срезана. Просто, видимо, внимание к группе припадает раз в год в момент выхода альбома – и для кого-то эти метаморфозы вокалистки внезапны. Для меня – это просто процесс.

Алексей: Теперь не бывает сожалений о Ваших прежних длинных волосах, не хочется вновь вернуться к своему прежнему внешнему виду?

Анна: Я в каком-то смысле к «прежнему виду» и возвращаюсь. Я была блондинкой 17 лет, потом года 4 ходила с огненно-красными волосами, потом еще десять брюнеткой. Сейчас снова отрастает свой родной блонд. Года через два будет привычная вам длина.

Виктория: Такое обновление имиджа и внешнего вида как-то повлияло на Ваше восприятие себя, на отношение к музыке, к работе над песнями?

Анна: Для меня есть два типа людей. Одни меняют внешность, чтобы почувствовать себя обновленными. Другие чувствуют себя обновленными и потому меняют внешность. Второй случай – мой. Поэтому, отвечая на вопрос: имидж не повлиял на восприятие себя, а восприятие себя повлияло на имидж.

Алексей: Вы можете сказать, что новый имидж и новая причёска помогли Вам начать чувствовать себя более комфортно, помогли Вам ещё ближе подойти к себе настоящей?

Анна: Я думаю, что все этапы, которые мы проходим – настоящие. Просто они разные и мы разные в них. В этом и красота – в мерцании и переменах.

Виктория: Так вышло, что альбом Decadence Dust увидел свет после самоизоляции, связанной с распространением коронавируса, стоит ли думать, что процесс подготовки релиза ускорила и смотивировала самоизоляция и появившееся свободное время, а так бы мы ждали диск ещё года три?

Александр: Да, естественно. Вынужденный карантин высвободил много свободного времени и нерастраченной энергии и это позволило быстрее доделать песни и устранить все мелочи и шероховатости по сведению. Но альбом вышел бы в любом случае в 2020 году, только вероятно позднее - осенью или зимой.

Алексей: Есть ли у вас одна самая любимая песня на альбоме, и если “да”, то что это за песня и почему выделить можно именно её? 

Александр: Самой любимой песней для меня стала “Dead Within”. Пожалуй, это самая холодная песня на альбоме, с низким вокалом, множеством контрастных частей и готической атмосферой.

 Виктория: Работать над какой из песен было сложнее всего? Какая из композиций с “Eight Of Swords” оказалась самой выстраданной и наболевшей?

Александр: Дольше всего окончательную форму обретали быстрые и хитовые песни альбома : “Doppelganger” и “Another Fool”. Поскольку эти песни были сочинены для альбома первыми, именно на них обкатывались идеи по аранжировке и общему стилю альбома. От полностью электронного звучания мы постепенно перешли на гитарно-ориентированные версии этих песен. И как результат - многослойные аранжировки, разнообразный бэк-вокал, множество гитарных мелодий и дополнительных сэмплов.

Алексей: Как считаете, можно ли сравнивать The Lust и Decadence Dust и как думаете, у какой из групп всё-таки материал выходит интереснее, сильнее и профессиональнее?

Анна: Мне не очень интересно рассуждать о своих проектах в категориях «интереснее, сильнее, профессиональнее». Обе команды на высочайшем уровне звучания и работы над материалом. Но они разные для меня. THE LUST - многослойный и полифоничный. Там работает от 5 до 7 музыкантов над каждым альбомом, включая постоянных участников и приглашенных гостей. Это от 5 до 7 разных творческих ДНК в треках. DECADENCE DUST строгий и размеренный, здесь все контролируют и подчиняют своему замыслу два человека: мы с Сашей. Разные подходы, разный результат. Оба впечатляют.

Александр: Для меня это разные группы, со своим настроением, подходом к звуку и построением композиций.

Виктория: Огорчают ли вас сравнения и параллели между этими двумя вашими коллективами и хотелось ли бы вам, чтобы они прекратились?

Анна: Наверное, на этом этапе сравнения неизбежны. Человеческий мозг вообще любит искать сходства и подобия. Это самое простое, что можно делать с информацией. Слушаешь новую для себя группу и такой «о, да это похоже на Найтвиш», или на Театр Трагедии, или на еще что-то ранее услышанное. И сразу новые данные получили свою категорию в голове. Куда труднее искать различия и переписывать категории.

Александр: Не вижу большой проблемы в том, что наши группы сравнивают. Это естественно, поскольку Анна поёт в обоих проектах и обе группы работают в направлении готического металла. У нас нет соперничества в музыкальной или какой-то еще сфере, наоборот мы сотрудничаем и поддерживаем друг друга в различных ситуациях.

Алексей: Будет ли Decadence Dust полноценной концертирующей командой, когда ограничения из-за коронавируса будут отменены, и планируете ли вы уже презентацию альбома?

Анна: Мы студийный проект. Полноценный студийный проект. Будет круто, если музыкальный мир когда-нибудь смирится, что не все музыканты мечтают о концертах и презентациях. Нам как-то ближе само творчество, чем перфомансы.

Виктория: Есть ли у вас уже планы и задумки по поводу второго альбома Decadence Dust? Будет ли он записан в точности в том же стиле и с тем же звуком?

Александр: Да, мы уже начали работу над новым альбомом и какие-то общие элементы с “Eight Of Swords” на нем, естественно, будут. Музыкальное развитие будет скорее эволюционным, нежели революционным. Но мы постараемся не повторяться и представить совершенно новый альбом через два-три года.

Алексей: А теперь несколько совсем простых вопросов, на которые можно отвечать одним словом:

- “Aegis” или “Forever Is The World”?

Александр: “Assembly”

Анна: “Aegis”

- Карма или судьба?

Анна: выбор и личная ответственность

- Тропики или Арктика?

Анна: средние широты

- Активный отдых или спокойствие и размеренность?

Анна: спокойствие и размеренность

- Чай или кофе?

Анна: чай

Александр: кофе

- Декаданс или возрождение?

Анна: декаданс

- Психология или медитация?

Анна: психоанализ

Виктория: Какими словами Вы хотели бы завершить это интервью и обратиться к тем, кто дочитал нас до конца и поддерживает Ваше творчество?

Анна: Круто, что дочитали! Но лучше альбом послушайте.

Александр: Мы очень благодарны людям, которые слушают нашу музыку и всячески нас поддерживают. Для нас это очень важно.

Алексей, Виктория: Спасибо за интервью!

Анна: Спасибо!

Александр: Спасибо!

 

Алексей “Astarte Eel” Иринеев, Виктория “Caracal” Озёрная

Показать ещё