ФОРПОСТ МУЗЫКАЛЬНОЙ АНАЛИТИКИ
АЛЕКСЕЯ ИРИНЕЕВА (МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛИСТ)

"Я не хороню метал-прессу, но сейчас она в депрессняке и упадке". Интервью с Анастасией Самотыя

Анастасия Самотыя

11-05-2017 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Анастасия Самотыя более всего известна по белорусскому “М”, который в своё время — а это по большей части начало нулевых — имел большое влияние на сознание людей, всерьёз увлечённых тяжёлой музыкой. Кто-то может помнить её по таким журналам, как Metal Art и 1Rock, кто-то — по интернет-блогу Hitkiller. Времена меняются, прежние герои уходят в тень, но имя Анастасии до сих пор является синонимом большого авторитета, осведомлённости и если так можно сказать “качества” в рок-журналистике. Сейчас перед вами актуальное интервью с ней о проблемах рок-прессы, прошлом и настоящем тяжёлой журналистики, совершенно обязательное для прочтения каждому рок-автору.

— Здравствуйте, Анастасия! Позвольте поблагодарить Вас за столь уникальную возможность задать Вам вопросы! Расскажите, пожалуйста, чем Вы сейчас занимаетесь и что происходило в Вашей жизни после прекращения Вашей деятельности в Музыкальном Журнале?

Большое спасибо за внимание! С тех пор я принимала участие сразу в нескольких музыкальных проектах, начиная от украинского журнала Terroraiser, белорусского Metal Art и российского 1Rock, который был самым высокобюджетным, в хорошем смысле пафосным (ибо содержал огромный штат и финансировался российским олигархом и депутатом) и крутым – качественным и разнообразным — по контенту. Плюс, периодически публиковалась на разных порталах… ну и в конечном итоге завела авторский проект Hitkiller.com. По большому счету, писать о музыке я не прекращала никогда – разве что после ухода из издательства «Нестор», который издавал «Музыкальный журнал» и «Музыкальную газету», это перестало быть основной работой.

— А в чём главная причина закрытия “М”? Сейчас столько всего говорят про это, что понять, что правда, а что нет, уже стало сложно.

Как это часто бывает, причин было много, начиная от личных (Андрей Мэн перестал должным образом выполнять свою роль редактора, человека, отвечающего за связи с лейблами, логистику, финансовые вопросы и т.д.) и заканчивая объективными, как то убыточность издания – да и, чего греха таить, музыкальной прессы в целом. Издатели (после «Нестора» была попытка выпуска журнала россиянами-частниками) потеряли энтузиазм тащить тяжеленный и затратный метал-груз, который с развитием интернет-порталов начал терять актуальность. В современном мире никому не нужны новости двухмесячной давности и обзоры концертов, о которых уже все забыли.

— То есть вы думаете, что самоликвидация существующих рок-журналов это вопрос времени?

Увы, это подтверждают мировые тенденции. Если даже такие международные рок-монстры, как Classic Rock и Metal Hammer приходят к банкротству, то это не какая-то локальная проблема.

Анастасия Самотыя 1

— С чего началось Ваше увлечение журналистикой и кого Вы могли бы назвать своими учителями и вообще были ли такие?

В конце 90-х в Минске появилась «Музыкальная газета», и я быстро стала фанаткой этого издания – и каждую неделю, как на работу, бежала в киоск покупать свежий выпуск. А потом, во время студенческих каникул, томясь от безделья, решилась позвонить главреду Олегу Климову – что, мол, если я попробую сделать что-нибудь для вас? Олег согласился – и с небольших интервью с местными рок-группами (напечатанных, прошу заметить, на печатной машинке!) я мало-помалу начала проникать на страницы «МГ». Так что в киоски за свежими выпусками бежала еще быстрее. 🙂 Что приятно, редакция мои статьи – которые поначалу по большей части касались белорусских рокеров, — не «развернула» ни разу. (Хотя, когда писать стала уже про метал, бывало, несколько цензурировала, избегая засилья сатанизма, извращенчества и прочей экстремальной бесовщины.)

Когда доучилась в университете, издатель «музыкалки» позвал меня на постоянную работу: наполнять т.н. «черные страницы» газеты, поддерживать сайт журнала «Джаз-квадрат» и, позже, писать интервью для «Музыкального журнала», которые, в силу занятости на дипломатической должности, уже не мог конвейерным образом колбасить Дима Басик. Учителя? Ну, изначально, вся редакция «Музыкальной газеты» во главе с Климовым (который и сейчас крут, хотя и печатается в дерьмовых госгазетках), — а позже и пост-«легионовская», которой рулил Андрей Мэн и, вне всяких сомнений, и сам делал здоровские материалы, и крайне грамотно выстраивал редакционную политику.

— А если назвать топ-5 самых великих рок-журналистов, то кто это будет, по Вашему мнению?

Ой, без понятия. Есть авторы, которых я читаю с большим удовольствием, но скорей это просто блогеры/журналисты, не делающие стопроцентного акцента на рок, метал или музыку вовсе. Мне трудно представить, что должно означать понятие «великий рок-журналист» и за какие заслуги оно, как орден, должно выдаваться.

— Мне всегда казалось, что журналист это человек, который должен быть в курсе абсолютно всего. Что Вы думаете о таком определении и как Вам удавалось быть настолько осведомлённой?

Абсолютная осведомленность – это, конечно же, миф: даже варясь постоянно в относительно компактной минской тусовке, я бы не стала упирать даже на 80%-ную осведомленность. Что уже говорить о мировой сцене! С развитием Интернета и доступностью информации, с одной стороны, отслеживать какие-то тенденции стало чуть легче; с другой, это всего лишь урывки, крохи, песчинки на пляже, так что не стоит обманываться. В старые же добрые дисково-журнальные времена мы черпали информацию из зарубежных изданий, из пресс-релизов от лейблов – тем самым получая чуть больший доступ к сакральным знаниям, чем имел рядовой слушатель, — ввиду чего создавалось впечатление особой осведомленности. Но… опять-таки, лишь впечатление.

— Я давно заметил, что отношение у масс к журналистам скорее равнодушное и предвзятое, а пишут об “акулах пера” скорее в режиме некролога, как это было с Сидоровым, Кудрявиным. Как Вы думаете, возможно ли заинтересовать читателей и привлечь их внимание к жизни и деятельности рок-авторов и что для этого нужно сделать? Или этого делать вовсе не стоит?

К жизни, быть может, и не надо (разве что она блещет какими-то увлекательными событиями), но важно помогать читателям находить качественный материал (авторов, ресурсы, делающие ставку на добротный контент), и, главное, учиться отделять толковый стафф от полуграмотной халтуры из серии «я ничего не понял, но непременно хочу сказать свое мнение».

Анастасия Самотыя 4

— Вы помните сейчас, с кем было Ваше первое интервью и какой была первая рецензия?

Рецензию не помню, а вот для «Музыкальной газеты» первым материалом было интервью с музыкантами SABOTAGE, «косплеившими» в конце 90-х RAGE AGAINST THE MACHINE. Где они сейчас и чем занимаются, даже не представляю.

— Было время, журнал “М” даже хотели купить, и это был никто иной, как Dark City. Что Вы можете сказать о том времени?

Ну не совсем Dark City, а скорее один из российских лейблов. Так, в конечном итоге, журнал и продали в частные руки – только выхлопа от этого особого не было, равно от попытки реанимации Legion, так и от перевода “M” на российские рельсы.

— А что стало с другими авторами “М”: Андреем, Дмитрием и другими? Вы поддерживаете связь с кем-то из них?

Дружу с Сашей Guardian’ом, который сейчас работает в айтишной сфере (и который, по сути, внедрил меня в нее около шести лет назад). Более-менее активно общаемся с Ариманом (он живет в России и работает комментатором соревнований по снукеру), иногда встречаю на улицах города Дениса “Dark Eye” Матвеева… еще каких-то бывших коллег. Кроме разве что Басика – с его МИД’овской карьерой и обязанностями переводчика Лукашенко негоже ходить рядом с простыми смертными :). Мэна (он вроде как работает верстальщиком фитнес-журналов) не видела лет, наверное, пять, да не особо и хочется. Подкосила этого человека любовь к горячительным напиткам…

— Почему Ваш блог называется Hitkiller? Какие хиты и в каком смысле Вы хотели убивать?

Особого смысла в названии нет (и, как иногда люди додумывают, ассоциаций с “Hitler” нет никаких!) – просто, собираясь запустить музыкальный проект, сделала большую подборку тематических слов и составляла их комбинации, пытаясь вычленить что-нибудь достаточно простое и емкое для запоминания. И да, доступное на доменном уровне .com.

— Прошу прощения за нескромный вопрос: почему Вы перестали писать? И как Вы думаете, есть ли смысл в рок-журналистике вообще в том мире, где практически любой альбом можно послушать ещё до его выхода?

Это не нескромный, а очень странный вопрос, ибо я не переставала писать, и сайт хиткиллер, обновляемый 6-7 дней в неделю, существует уже почти 8 лет.

Анастасия Самотыя 6

— Рад слышать, что неправильно понял Ваши слова о прекращении написания рецензий как констатацию ухода их журналистики!…А Вы верите, что даже в обществе, дошагавшем до отметки 2017 есть и могут быть действительно хорошие и вдохновенные авторы статей, рецензий, обзоров? Мой скепсис и такой вопрос проистекают как раз из осознания глобальности разницы в кругозоре и литературных талантах прежних авторов и нынешних. Быть может, Вы могли бы даже назвать таких адекватных и продвинутых современных авторов?

Это большой и действительно сложный вопрос, ибо сейчас не то чтобы толкового – даже грамотного на уровне орфографии и стилистики автора найти очень трудно. Но хочется верить, это проблема не вырождения жанра (причем не только рок-журналистики, журналистики в целом, низведенной во многих случаях до уровня броского копирайтерства), а переформатирования рынка, из которого уходит классическая печатная пресса, замещаясь онлайн-СМИ, законы которых пока находятся в стадии формирования, и естественный отбор работает слабо. Кроме того, надо понимать, что сотрудники печатных журналов (не только журналисты — целый штат редакторов, стиль-редакторов, корректоров), как правило, получали деньги за свой труд, и от творческих талантов/умений, а также количества приложенных усилий зависело их благосостояние. Онлайн-авторы, за небольшим исключением, не получают ничего – поэтому толковые энтузиасты, исчерпав запас энтузиазма, амбиций и интереса, уходят. Профессионал, если только дико на чем-то не упорот, не будет работать задаром. Ну а заполнять-то ресурсы надо – вот и пишут, пока не устанут, какие-нибудь студенты, работающие «на портфолио», копирайтеры-графоманы или просто полуграмотные постояльцы соцсетей, которым нужна халявная проходка на концерт, диски или что там еще… Я не хороню метал-прессу, конечно, но сейчас она в депрессняке и упадке.

— Увы, сейчас даже у печатных журналов корректоры и стиль-редакторы — большая редкость. По крайней мере если говорить о современных рок-журналах. Кстати, вот Баронин считает, что настоящий журналист должен писать свои обзоры “с холодным носом”, а как Вы считаете, насколько допустимо фанатское предвзятое отношение, эмоции и субъективный взгляд в написании рецензий и при подготовке интервью?

Я не верю в объективность, когда речь идет об искусстве, это фикция. С другой стороны, при написании тех же интервью в фокусе внимания должен быть только интервьюируемый, и журналист, рисуя его образ, должен тщательно фильтровать личные эмоции и представления, — ни в коем случае не загоняя сказанное в рамки каких-то своих восприятий. В случае с фанатскими восторгами или, напротив, неким настороженным предубеждением, это непросто. Я понимала это, когда для разных изданий писала материалы о поп-музыкантах, творчество которых мне по меньшей мере не нравится. Тем не менее, важно было увидеть в его создателе творческую единицу и, в идеале, попробовать понять.

— А возможно ли вообще достижение некоей объективности, нужно ли к ней стремиться или прелесть написанного как раз и состоит в авторском подходе?

Объективен может быть разве что пресс-релиз с констатацией фактов – что где вышло или что произошло. В остальном так или иначе будет задействована призма личного восприятия. Другое дело, насколько автор искусен в том, чтобы не только донести свое видение, но и пояснить его для читателя.

Анастасия Самотыя 5

— Помню, Вы не очень хорошо отзывались о группах, в определении жанра которых значилось слово “метал”, но которые не были достаточно тяжелы, как например венгры из Sunseth Sphere, с которыми Вы делали интервью. Рок-журналист и метал-журналист это одно и то же или всё-таки отличия есть?

Ну до сих пор, составляя ежегодные списки-голосовалки за альбом года или полугодия, я мучаюсь в сомнениях, кого из представителей смежных жанров оставить за бортом, а кого упомянуть. К примеру, под популярными ныне вывесками «пост-метал», «атмосферик-метал» может скрываться и эмбиент, и рок/шугейз, и мелодичный блэк, и что угодно еще. Рамки условны. Но рок-журналист, понятно, должен иметь более обширный кругозор, нежели условный металлист, ибо роком вообще можно назвать что угодно, от ритм-н-блюза до каких-нибудь инди-экспериментаторов. Скажем, в этом году на «Грэмми» в номинации «Best Rock Performance» числилась Beyoncé – и рок-журналист, в идеале, хотя бы должен представлять, почему.

— А вот ещё одно мнение о рок-журналисте: некоторые люди считают, что таковой должен в первую очередь быть сильным и харизматичным человеком, а не просто кабинетным писателем. «Харизматичный человек» в данном случае это, надо понимать, кто-то вроде Злодея Сидорова, который и тексты писал, и аннотации к пластинкам, и запросто мог сам весь журнал насочинять, а главное — был идеологом и вёл народ за собой.

То же самое можно сказать об абстрактном музыканте. Мол, ты не только должен играть музыку, но и вести народ на куда-нибудь для зачем-нибудь. Или ты непременно должен стать рок-звездой. Кому должен-то? И зачем? Пускай каждый делает то, что может, в силу собственных умений и отпущенных талантов – не надо пыжиться прыгнуть выше своей головы.

— Важно ли журналистское образование или “петь по нотам только портить кровь”?

Нельзя научить человека писать, если ему не дано. С другой стороны, если студента заставят выучить хотя бы грамматику, прочитать и проанализировать пару десятков книг, – это уже небесполезно.

— Журналистика должна именно учить и формировать мировоззрение или удел рок-авторов это только разговоры о музыке и не более?

Для меня задача «учить» видится достаточно стремной. И ближе, скажем, формат диалога – когда и сам что-то узнал, и показал (не навязал!) свою точку зрения. Умение рефлексировать, осознать, подумать, сделать свой вывод и суметь сформулировать его в обсуждении – это гораздо более продуктивный подход. Заниматься втюхиванием неинтересно, мы же не на уроке алгебры.

— Вряд ли когда-нибудь забуду Ваши интервью и Ваше непревзойдённое умение ”глаголом жечь сердца людей” и высвечивать правду о рок-музыкантах, чего только стоили интервью с Rotting Christ, Dark Funeral и Manowar! Гм, мне всегда думалось — каково это вот так узнавать такую неприглядную правду о музыкантах, и понимать, например, что Rotting Christ поют о сатанизме, но сами совсем не в курсе этого или безбожно лукавят….У Вас не пропадало после таких интервью желание слушать те группы, которые оказались в ходе беседы не на высоте?

Спасибо большое на добром слове! Слушать – нет, конечно, но ощущая лукавство и лицемерие, так или иначе ставишь в уме некую «галочку». Так же, как когда, к примеру, люди с убеждением и на полном серьезе втирают махровую чушь.

— Помнится, “М” даже критиковали, писали письма с “критикой”. А как Вы относились и относитесь к критике?

Я человек достаточно импульсивный и к несправедливости сильно чувствительный. Так что если обвиняют в чем-то безосновательно и не по делу, то, как правило, сильно злюсь и бью себя по рукам, чтобы не написать немедленно в ответ что-то обидное. И лишь выдохнув, много раз смягчив тон, отвечаю и объясняю, почему обвинения ложны. Если критикуют по делу – то быстро и покорно признаю, что неправа. (Не сказать, что это всегда просто, но… во всяком случае, правильно.) Ну а если пишут обидное просто с целью обидеть – то, как правило, вообще игнорирую. Ну, может, самоутверждается человек. Или что-то в жизни в него не сложилось. Бывает. Плодить злобу непродуктивно.

Анастасия Самотыя 3

— Настоящий рок-журналист всегда должен быть голодным и злым или это стереотип?

Если голодный, то злым будешь наверняка. Не знаю, читать материалы хронически озлобленных людей – особенно владеющих слогом изящного сарказма — достаточно интересно, но… не всегда же так жить?..

— Что самое приятное в том, чтобы быть метал-журналистом и что самое неприятное, по Вашим ощущениям?

Приятно делать то, что любишь. Получать от этого позитивный фидбэк. Иметь возможность поддержать любимую музыку. Ходить на концерты. Общаться с единомышленниками – и людьми, которые обитают на похожей волне. Из неприятного бы, наверное, назвала необходимость работать на чистом энтузиазме, — но основная работа приносит мне достаточно денег, чтобы насчет них не запариваться.

— Интервью по мейлу и вообще без реального контакта вопрошающего и отвечающего — попса?

Они более безличны, это факт. К тому же трудно уловить настроение отвечающего – и, быть может, вывести разговор на неожиданные темы, к непредсказуемым откровениям. По мылу ты получаешь некий уже синтезированный образ: продуманные ответы, соответствующие скорее не истине, рождающейся во время беседы, а тому, что, как думает интервьюируемый, от него хотели бы слышать. Или что НАДО сказать. Живой разговор вносит элемент непредвиденности. С другой стороны, если человек, скажем, уставший, без настроения или просто недостаточно хорошо владеет языком, живое интервью может стать полным провалом.

— А как Вы думаете, в чём главное отличие «тогда» и «сейчас» — времён М и нынешней поры? Почему современные меломаны не хотят читать большие обзоры, а журналисты не могут или не хотят их писать?

Главное отличие в том, что поменялись средства передачи информации, и современный человек по-другому воспринимает текст с экрана компьютера (не говоря уже о мобильных устройствах), нежели с журнальной страницы. Есть на эту тему масса исследований, рекомендаций по использованию экранного пространства, визуальной разбивке страницы, оптимальной длине текста и т.д. Нелогично использовать то, что работало для бумажной прессы, в онлайн-СМИ просто потому, что «так было раньше». И бессмысленно требовать от человека, читающего с экрана мобильника, внимательного изучения этого интервью на 17 тысяч символов.

— Какие группы можно назвать гордостью Беларуси?

Не буду перебирать архивы и проводить экскурсы в историю белорусской сцены и ее специфику (у меня для этого есть целый сайт, второй мой проект, Metalmap.by), но если говорить о новых именах, то это, безусловно, NEBULAE COME SWEET. Я их дебютный альбом, вышедший в конце прошлого года, выучила наизусть, — а с белорусскими командами такое, признаться, редчайшая редкость.

— Читаете ли Вы какую-либо музыкальную прессу?

Да, каждый день англоязычные новостные сайты, штук 8-10 на регулярной основе.

Анастасия Самотыя 2

— А имеется ли у Вас желание и время следить за тем, что делают коллеги-журналисты или русскоязычные издания не имеют для Вас актуальности и интереса? Вообще нужно ли журналисту-профессионалу быть в курсе того, что делают его собратья?

Каждый решает сам, что ему нужно. Мне больше интересна англоязычная пресса, ибо, как ни крути, 90% метал-движухи происходит все-таки там. Кроме того, я немало пишу о происходящем на белорусской сцене – ну и, естественно, параллельно читаю, что о ней рассказывают коллеги по минским онлайн-изданиям. Российская сцена менее актуальна – но поскольку у меня достаточно большой круг общения в соцсетях, какие-то новости/материалы постоянно проскакивают в ленте. Так что в некотором смысле тоже слежу. Был неплохой, живой и разнообразный стартап Drugmetal.ru – этакая новостная соцсеть для металистов, в которой могли публиковать материалы любые авторы, а редакция отсеивала, выводила на главную страницу лучшие из них. Он активно обновлялся, новости сыпались из разных уголков рунета, и, в общем, начиналось дело неплохо. Но, по всей видимости, финансирование прикрыли и проект подзатух.

— У Вас есть рецепт или хотя бы общий принцип по поводу того, что нужно делать, что современная рок-журналистика выехала из того депрессняка, в который угодила?

Это не частный вопрос рок-журналистики, это глобальный вопрос перестройки целого рынка СМИ. (Так же, как, скажем, сейчас идет перестройка принципов работы музыкальной индустрии.) Пока трудно прогнозировать, чем и когда закончится этот процесс – но очевидно, что крупные издания с профессиональным редакционным штатом возможны только при наличии неких финансовых вливаний. В цифровом мире жизнеспособными видятся проекты формата kyky.org — но опять же, и авторы, и редакция должны иметь некие стимулы для работы.

— Что бы Вы пожелали молодым журналистам и тем, кто их читает?

Пожелаю начинающим журналистам быть самокритичными. А читателям – напротив, критичными. Не исходите из принципа «так сойдет» — и если не знаете, что написать, то лучше и не надо.

— Спасибо за интервью! Было очень интересно!