ФОРПОСТ МУЗЫКАЛЬНОЙ АНАЛИТИКИ
АЛЕКСЕЯ ИРИНЕЕВА (МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛИСТ)

"Волшебство инструментальной музыки". Интервью с группой City of the Lost

City of the Lost

09-02-2017 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Ещё совсем недавно инструментальная музыка была уделом ботаников и музыкантов, перечеркнувших свой жизненный путь консерваторским образованием. Широкие массы и лейблы игнорировали подобное творчество, считая его слишком сложным и непонятным. Но всё кардинально изменилось за последнюю декаду: инструментальные альбомы выпускают лейблы-мейджоры, а группы, исполняющие музыку, не обременённую вокальными и текстовыми фрагментами, множатся почти как грибы после дождя... В чём тут дело? Ответ прост: подобные коллективы дают слушателю невиданную свободу интерпретации тех звуков, которые вы слышите из колонок. Нет более привязки к тексту, а идеально исполненные партии доставляют намного большее эстетическое наслаждение, чем материал составов, старающихся скрыть технические изъяны собственных произведений за форсированным вокалом и эпатажными текстами. Сегодня у нас в гостях коллектив, который стоял у истоков прорыва, совершённого инструментариями, и творит своё музыкальное волшебство как никто профессионально и целенаправленно. Вот уже третий альбом подряд они продолжают концептуальное повествование о Хранителе Ключей и его миссии. Ну а наше интервью с основателями коллектива Евгением и Григорием получилось очень тёплым и располагающим, в чём сейчас вы можете убедиться сами.

- Приветствую, City of the Lost! Ваш коллектив, насколько я могу судить, является одним из первопроходцев инструментальной музыки в России. Расскажите, каково было начинать в 2010 году с такого на тот момент необычного материала?

Гриша: Мы были знакомы еще с институтских времен и успели поиграть музыку от альтернативы до мелодик дэт-металла. В 2010 году я обнаружил, что у нас накопился материал, который сильно отличался атмосферой и структурным развитием композиций присущим инструментальной музыке. Сразу стало ясно, что его необходимо объединить в отдельный проект. На первых порах нам часто приходилось слышать упреки по поводу отсутствия вокала.

Женя: Как раз тогда пост-рок и пост-метал стали набирать популярность у нас в стране. Гриша с нашим общим товарищем Костей записали первое демо и начали работу над дебютным EP “Life Long Novel”. Меня пригласили поучаствовать в записи партий бас-гитары. Я с удовольствием это сделал, так всё, собственно, и завертелось.

- А что вдохновило дать группе именно такое название?

Женя: Мы не долго бились над названием. На первой же репетиции Гриша охарактеризовал Москву Городом Потерянных, задержавшись из-за пробок и столпотворения в метро.

Гриша: Все названия мы перевели на английский, так как в то время сайты часто ломали кириллические теги аудиозаписей.

6 - City of the Lost

- Представьте, пожалуйста, всех участников City of the Lost на сегодняшний день. Кто какую функцию выполняет? Как и насколько безболезненно вам удалось перейти из дуэта в ранг квартета?

Гриша: На самом деле мы снова вернулись к связке "Колокутин Григорий и Поповкин Евгений". Так получается, что вдвоем нам проще прорабатывать материал и создавать музыкальные новеллы.

- А если говорить об истории и становлении коллектива, то какие основные вехи вы бы выделили?

Женя: Здесь я бы назвал выход каждого полноформатника. После релиза альбома в группе что-то меняется: состав; понимание того, какой звук мы хотим услышать в следующих работах; подход к записи треков. Так что каждый крупный релиз – это определенный этап.

Гриша: Отдельно необходимо отметить “Birds of Tartary”. Именно в ходе работы над этим EP  в 2012 году нам пришла идея о создании музыкального романа, где каждый трек будет независимой историей, рассказывающей о судьбе мира будущего и его героях. “Birds of Tartary” стал своего рода прологом к истории, которая начала свое развитие в первом полноформатном альбоме “At the Edge”.

- Смысловое наполнение ваших первых релизов значительно отличалось от последующих (в частности от последних трёх), не было соблазна изменить вывеску и переименоваться? И насколько сейчас имя City of the Lost соответствует той музыке, которую вы исполняете, и тем идеям, которые вы вкладываете в неё?

Гриша: Да, концепция EP “Life Long Novel” была другая. Он был посвящен поколению наших дедов. Однако, мысли о переименовании даже не возникало. На мой взгляд,  название группы полностью отражает суть нашей музыки.

- Как сейчас с высоты пройденных дорог и достигнутых вершин расцениваете свои ранние релизы?

Женя: Музыканты всегда критически относятся к своим работам. Ты слышишь недочеты, какие-то огрехи и понимаешь, что сейчас бы писал уже по-другому.

Гриша: Кстати, некоторые вещи мы действительно переписывали, и они уже совершенно по-другому звучат.

Женя: Но я вот всё равно с удовольствием переслушиваю ранние релизы. Наверное, это ностальгия.

2 Greg CotL2 (Basil Stepanov)

- Не трудно понять, что вы всегда стремились не просто записывать сочетания нот, но наделяли эти сочетания тем или иным интеллектуальным и смысловым содержанием. Почему в таком случае вы не прибегали к помощи вокалиста или вокалистки? Почему всё-таки инструментальная музыка?

Гриша: CotL мы изначально планировали без вокала. Названиями треков мы задаем определённый вектор, который направляет слушателя по музыкальным мирам, а благодаря своей фантазии, он сам вносит свои мысли (даже часть себя) в это путешествие.

Женя: Так мы и задумывали всё изначально. Вокал с лирикой просто сузил бы рамки и изменил бы посыл каждого трека, а нам этого не хотелось.

- А какие группы или исполнители вдохновляли и вдохновляют (в конечном счёте вдохновили вас на создание собственного коллектива)? Или в вашем топе источников инспирации значатся другие вещи, не музыка коллег по цеху?

Гриша:  С раннего детства меня вдохновляет хэви-метал разных мастей, особенно Iron Maiden. Отмечу еще сильное влияние Baroness и Summoning.

Женя: Для меня рок-музыку открыли Deep Purple. По большому счету в 60-70-е была заложена основа всей современной рок-музыки, поэтому иногда люблю помедитировать под мэтров старой школы.

 - А если всё-таки оценивать коллег – как отечественных, так и зарубежных – какие инструментальные группы вы считаете наиболее интересными и перспективными? Как насчёт Second To Sun, Ethir Anduin, BitachI, Трамвай Фантазии?

Женя: Не хочу кого-то выделять, а просто хочу сказать всем коллегам по цеху “спасибо” за то, что они делают. Мы знаем, каких трудов стоит выпускать прогрессивную инструментальную рок-музыку у нас в стране, так как это практически не приносит дохода.

Гриша: Да, зачастую группы держатся на личном энтузиазме и силе духа участников.

4 Gregory (Yulia Teplyakova)

- Давайте поговорим о той истории, которую вы рассказываете своим слушателям вот уже на протяжении трёх альбомов – об истории о Хранителе Ключей. Как вы пришли к идее записать инструментальный концептуальный альбом? Что навеяло сюжет?

Гриша: Сюжет рождается по мере написания композиций и представляет из себя путевые заметки Хранителя Ключей, объединенные в главы. География путешествия, события и персонажи напрямую связаны с нашими увлечениями. Мы оба являемся поклонниками остросюжетной фантастики как в литературе, так и кино. А так же довольно часто путешествуем по нашей необъятной Родине. Женя несколько раз работал на Камчатке, а я летал на самолете-лаборатории в полярных регионах страны и даже созерцал ледники острова Новая-Земля с высоты птичьего полета.

Женя: На первых порах мы хотели, чтобы тематика альбомов была более остросоциальной. Но потом мы отошли от этого, так как история Хранителя Ключей показалась нам более занимательной. На мой взгляд, нам удалось дать слушателям возможность с головой окунуться в музыку. На сюжет еще повлияла мифология народов мира и России.

- В какой степени вашу музыку на последних трёх альбомах можно назвать саундтреком к несуществующему фильму?

Гриша: В какой-то степени, да!

- А насколько возможно и реально, что фильм по мотивам вашей трилогии всё-таки будет снят?

Гриша: Это вполне вероятно. Сейчас мы снимаем короткометражный фильм о первом появлении Хранителя Ключей во вселенной Города Потерянных. Он ляжет в основу клипа трека“Dreamcatcher”.

Женя: Кстати, в клипе “Children of War” уже была отсылка к "создателям" из вселенной City of the Lost. Это те самые существа, играющие в шахматы судьбами людей.

- Я назвал вашу историю трилогией в прошлом вопросе, а как вы сами планируете её развитие? Завершение альбома “Bridges To Nothing”, как и его название звучат не очень оптимистично… на каком этапе повествования мы оказываемся в районе последних треков “Bridges To Nothing”?

Гриша: На самом деле герои уже довольно близко к поставленной цели. Однако, всю дорогу их сопровождают не только новые находки и невероятные приключения, но и потери и трудности.

- Что ожидает Хранителя Ключей в ближайшем будущем и насколько вы уже продумали концептуальное наполнение и музыкальную составляющую четвёртой части этой масштабной эпопеи?

Гриша: Мы уже начали работу над новым материалом, и уже запланировали первую запись в этом году.

Женя: В процессе работы над альбомом мы постоянно что-то меняем, поэтому сейчас говорить о дальнейшем повествовании сложно. Хотя могу сказать, что герой продолжает свой путь на восток.

5 Eugen (Yulia Teplyakova)

Гриша: Еще у нас в планах создание графической истории, которую мы постепенно будем размещать на сайте. Это поможет раскрыть некоторые аспекты сюжетной линии.

- Не могу удержаться и не спросить: как от Алтая Хранитель Ключей вдруг попал к Великой Китайской Стене? Не могли бы вы ввести нас чуть глубже в суть повествования, заложенного на “Bridges To Nothing”? Что это за мосты в никуда?

Женя: Хранитель ключей, путешествуя, встречает различных интересных персонажей. Однажды, остановившись на ночлег в одной деревне у подножия Алтайских гор, он знакомится с древним старцем, который рассказывает ему легенду о Великой стене, находящейся далеко на Востоке. Так что этот трек, это пересказ легенды, которую рассказывают Хранителю.

Гриша: Да, в конце трека как раз звучит импровизация на тему китайской народной музыки.

- Насколько велик процент таких идей и вещей, которые просто не выразить и не высказать словами, говорить о которых бесполезно, на ваших альбомах?

Гриша: Всё-таки в этом кроется волшебство инструментальной музыки. То, что мы вкладываем в неё всегда доходит до слушателя, и в то же время слушатель способен открыть для себя в ней что-то свое, о чем мы даже не задумывались.

- Насколько я знаю, треки с EP "Life Long Novel" вошли в саундтрек к российскому сериалу “Физика или Химия”, транслируемому по телеканалу СТС в 2011 году. То есть у вас уже был опыт создания саундтреков. Насколько вы довольны и горды этим опытом?

Женя: Честно говоря, нам это было интересно: краем глаза увидеть кухню телевидения. Да и количество слушателей у нас выросло. Некоторые ребята слушают нас и по сей день, узнав о нашей музыке из сериала. Один раз в городском автобусе я даже услышал трек “Fragile Peace Revives”, который стоял на звонке у девушки лет 12-13. Думаю, что это заслуга именно сериала.

Гриша: Я бы с удовольствием взялся за работу над саундтреком к большому кино.

1 - City of the Lost

- А если говорить о вашей повседневной жизни, насколько те идеи, которые вы вкладываете в свои произведения, близки вам? Хранитель Ключей, поиск, Алтай… Во что вы верите и можете ли вы назвать себя людьми верующими?

Женя: Любой человек, живущий в этом мире, находится в поиске. В поиске себя, смысла жизни…. Поэтому идеи, которые мы несём в своей музыке, конечно же близки нам. Нет, сейчас я не могу себя назвать однозначно верующим человеком. Вообще это достаточно серьёзная тема, тут можно беседовать бесконечно.

- Алтай… сразу вспоминаются Рерихи, Шамбала и тому подобные вещи… Что вы думаете об этом?

Женя: Безусловно, всё это безумно интересно. На самом деле мы опять возвращаемся к вопросу поиска себя.

- А сами вы были в тех краях? Хотелось побывать? И вообще, что вы думаете о путешествиях, путешественниках, туристах, пилигримах, паломниках и т.д.? Некто Терри Пратчетт давал определение слову “турист” устами своих персонажей, как “идиот”. (“Опочтарение”) Насколько вы с этим согласны?

Гриша: Алтай на ряду с Байкалом стоят в списке мест где я еще не был, но хотел бы. О серьезных путешественниках я исключительно высокого мнения. Выдающиеся первооткрыватели Крузенштерн и Лисянский, Беринг, Беллинсгаузен и многие другие - кумиры моей юности.

Женя: Да, на Алтае однозначно хочу побывать. Терри Пратчетт во многом прав. Современный туризм однозначно похож на идиотизм. Главная задача – сделать селфи на фоне, например, Тадж-Махала. Вот и вся суть.

- Насколько вы можете назвать себя эзотериками и в какой из интерпретаций эзотерика вам наиболее близка?

Женя: Нет, никак не могу назвать себя эзотериком. А Гриша, скорее всего и подавно. Он больше пяти лет занимается исследованиями атмосферы. Я не особо верю в тайные знания и общества, хотя не могу категорически отрицать их существование. Что меня действительно сильно интересует, так это последние достижения науки в области физики и космологии, стараюсь читать литературу на эту тему. Хотя всё равно наука в конечном счете переплетается с философией.

3 Eug CotL (Basil Stepanov)

- Как вы считаете, в чём по большому счёту смысл жизни? Что вы хотели бы донести до своих слушателей посредством своей музыки?

Гриша: Это те самые вопросы, на которые сложно ответить в двух словах. В глобальном охвате, смысл жизни человечества в целом, на мой взгляд, – это абсолютное познание физических законов Вселенной.

Женя: Так как это, в конечном итоге, даёт нам какой-то шанс выжить в далёком будущем, когда существование нашей цивилизации будет уже невозможным на Земле или даже в пределах Солнечной системы. Поэтому для начала нам надо хотя бы не уничтожить себя, как вид, на нашей собственной планете.

Гриша: Мы этот вопрос часто поднимаем в нашем творчестве.

Женя: Каждый человек пытается найти смысл жизни для себя. Для меня он заключается в моей семье и детях с одной стороны, и с другой стороны с моим желанием оставить после себя что-то хорошее, чтобы моя жизнь была не просто короткой вспышкой во времени.

Гриша: Музыка, которую мы делаем, для нас так же является делом всей жизни. Если наша музыка вдохновляет людей на добрые поступки и благие дела, значит наше дело не напрасно.

- А как относитесь к серьёзному христианству в духе В.Н. Лосского, Керна, Шмемана, Мейендорфа, etc и к современной профанации их идей под управлением РПЦ?

Женя: Я, к сожалению, ничего не могу сказать о работах этих людей, так как не читал их. Хотя многие христиане и Библию не читали. Кстати, когда ты читаешь Библию, возникает много неудобных вопросов. Ну а что касается РПЦ, то уже ни для кого не секрет, что это уже давно коммерческая организация. Но это не значит, что там нет хороших людей. Я сам знаю нескольких священнослужителей, про которых ничего плохого не скажешь. Они действительно верят и стараются помогать другим людям.

Гриша: К сожалению, я не силён в этом вопросе, поэтому воздержусь от комментариев))

- Есть ли у вас любимые треки на “Bridges To Nothing”? Какие из них вам больше всего нравится играть и почему? Бывает ли так, что определённое сочетание нот уже несёт в себе определённый энергетический и смысловой заряд, который можно трактовать только каким-то строго определённым образом, или музыка всегда абсолютно пластична в плане возможностей для интерпретации?

Гриша: Мне очень нравится нарочито шумный и мрачный трек “In the Depth of Mire” и динамичный трек “Fire Storm” с обилием музыкальных экспериментов.

Женя: “At the Gates”, нравится, как сочетаются все кусочки, из которых он склеен. “Last Wave” люблю за его напор. Я думаю, что в большинстве своём инструментальная музыка всё же пластична, у разных людей она вызывает разные чувства, разные ассоциации и образы.

- Концерты и City of the Lost – насколько эти вещи сочетаются и как их можно было бы изобразить, скажем, на кругах Эйлера? Есть мнение, что любой музыкант тоскует по живым выступлениям. Знакома ли вам эта тоска и насколько она сильна?

 Женя: Ну, это точно не два отдельных круга. Да, я люблю живые выступления и действительно, если долго их нет, то успеваю соскучиться. Всё-таки от концерта получаешь определённый заряд.

Гриша: У нас есть идеи, как сделать наши выступления зрелищными и интересными, но на их реализацию должно уйти некоторое время. И мы снова сможем вернуться на сцену.

7 - Greg Eug CotL

- Насколько тяжело и вообще возможно быть чисто студийным проектом?

Гриша: Я думаю, даже легче, чем быть постоянно гастролирующей группой. Легче распределять своё время и тратить меньше нервов, связанных с организационными вопросами.

- Ваш последний релиз был выпущен 28 декабря, почти под Новый год. Это было сделано намеренно? Вы хотели чтобы окончание 2016 года ассоциировалось с вашим альбомом, а альбом – с окончанием года?

Женя: В точку. Мы очень хотели его выпустить именно в конце 2016 года.

- Если не секрет, как вы встретили Новый год, и насколько вы ощущаете праздник, именно чувство праздника в период с 31 декабря на 1 января и около того?

Гриша: Я встречал его с семьёй. Если честно, я даже не успел прислушаться к своим ощущениям, так как провел недели до и после праздников в суете выпуска альбома и создания нового сайта.

Женя: С семьей. Было очень весело и хорошо. Но ощущения праздника у меня давно уже нет. Это проблема многих людей. Очень хочется вернуться в детство, когда приближение Нового года казалось каким-то волшебством. Я бы хотел ещё раз испытать те ощущения.

- Каким был для вас 2016 год? Что думаете о тех многих, кто говорят, что год был гипертяжёлым? Чего ожидаете от наступившего 2017 года? Есть какие-то определённые планы? Быть может, уже запись новейшего полноформатника?

Гриша: Год был хороший. Много нового узнал и повидал. А выпуск альбома и презентация клипа, сделали его еще лучше. На 2017 год планируется запись, съемки нового клипа и много работы по графической истории.

Женя: Да, год был тяжелым, но было и много хорошего. Мы выпустили альбом, и я им очень доволен. В 2017 мы планируем ещё презентацию новых музыкальных проектов от нас, если всё хорошо сложится. Так что планов очень много.

- А с какого альбома вы посоветовали бы начинать знакомство с вашим творчеством тем, кто ещё ничего не знает о City of the Lost?

Женя: Я бы посоветовал прямо с самого начала, с "Life Long Novel". Будет хорошо видно, как мы менялись со временем. Если "Life Long Novel" не пойдёт, то попробуйте “Birds of Tartary” - это пролог истории о Хранителе ключей и в целом там достаточно мягкая музыка по сравнению с остальными работами. Но мой самый любимый альбом на данный момент – это “Bridges To Nothing”.

- Что бы вы хотели пожелать тем, кто следит за вашим творчеством и кому пришёлся по вкусу “Bridges To Nothing”?

Гриша: Никогда не сдаваться на пути к мечте!

Женя: Верьте в себя, самосовершенствуйтесь, читайте хорошие книги, ну и, конечно, слушайте City of the Lost!