ФОРПОСТ МУЗЫКАЛЬНОЙ АНАЛИТИКИ
АЛЕКСЕЯ ИРИНЕЕВА (МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛИСТ)

“Дэт-метал никому ничего не должен!” Интервью с Marble Carrion

Marble Carrion

07-06-2019 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Новосибирские брутальщики из Marble Carrion уже далеко не новички на тяжёлой сцене – следы их пребывания в жанре смертельного металлического музицирования ведут к началу нулевых, чем вероятно и объясняется тот факт, что их новейший лонгплей вышел просто сногсшибательным во всех отношениях. Начиная от убийственной обложки и заканчивая бронебойным материалом, “Frozen Hell” уверенно приближается к шедевру и звучит как настоящий музыкальный фаустпатрон. Если вам интересно, как ребята смогли нарулить такой огненный релиз, чем они живут, о чём помышляют и какие анекдоты любят, именно для вас этот подробный манускрипт войны, который виднеется чуть ниже, а Александр Иноземцев (ритм-гитара) и Артёмий Мельков (лид-гитара) проведут для вас подробную экскурсию по картам и локациям Вселенной Marble Carrion.

Алексей: Приветствую, Александр, Артём и Marble Carrion! Как бодрость духа, как провели майские праздники?

Александр: Приветствуем! Бодрость духа боевая, а майские праздники провели в мини-туре и макси-приключении по Центральной Азии. Конкретно 1 и 2 мая в замкнутом пространстве автомобиля, на ужасных казахских дорогах.

Артём: Впечатлений настолько много, что парой слов не передать! Но мы постарались максимально описать их в нашей статье в группе Вконтакте

Виктория: Здравствуйте! У вашего коллектива очень воинственный логотип, воинственная обложка у нового альбома, стоит ли думать, что вы как-то особенно патриотичны или как-то особенно отмечаете День победы?

Александр: Воинственность и милитаризм нашей группы в музыке и эстетике оформления. Так что ставить это в один ряд с патриотизмом просто нельзя. А к Дню Победы мы относимся, как нормальные и здоровые люди должны к нему относиться.

Артём: Когда создавался наш логотип и обложка, мы отталкивались не от нашего собственного патриотизма, а от идеи, которую хотели заложить в лирику наших песен, а именно войну, во всех её проявлениях, бесчинство диктатуры и гражданские междоусобицы. Ну и расчленёнка конечно же

Алексей: Как относитесь к оружию? Как выяснилось не так давно, у Пэта О’Брайена из Cannibal Corpse дома был целый арсенал, как будто он готовился к зомби-апокалипсису, а вы случаем не увлекаетесь коллекционированием боеприпасов?

Александр: С интересом. И был бы не против стрелять почаще, особенно из армейского оружия. А по поводу коллекции оружия...Не в той стране мы живем. Дядька Пэт, конечно, батя и вообще виновник того, что  я стал заниматься музыкой. Но так упарываться точно нельзя, тем более имея такой арсенал.

Артём: Лично я больше люблю коллекционировать вино! (Смеется) К оружию как таковому отношусь нейтрально - хорошо если есть (разрешенное естественно), а если нет, то и черт с ним.

Алексей: А насколько большая коллекция вина у Артёма, если не секрет, и какие самые интересные и достойные упоминания экземпляры в ней имеются? Дело в том, что я сам коллекционирую вина, поэтому очень уж интересно узнать об этом чуть больше )

Артём: К превеликому сожалению я не обладаю достаточным бюджетом, чтобы коллекционировать поистине винтажные экземпляры, у меня скорее коллекция именно вина как такового, соответствующего моим вкусовым предпочтениям. Из довольно «старых» пока что могу похвастаться лишь парой бутылочек Испанского «Castillo Ygay» Gran Reserva 2007г.

Виктория: Кстати поздравляем вас с выпуском нового альбома, диск отличный! Как ваши новые песни принимали вживую и какие из новых вещей вам самим больше всего нравилось играть?

Александр: Спасибо за поздравления! На самом деле, песни не такие уж и новые, просто записать мы смогли их только сейчас. Так что они достаточно отработаны. Вживую принимают отлично и очень высоко отзываются об альбоме, чему мы очень рады. Какую-то одну вещь тяжело выделить, но лично мой топ это “Enslaved”. Люблю играть и на концертах, и дома, и на репетициях.

Артём: Спасибо за похвалу, для нас это сейчас наиболее важно. Очень много из тех песен, что вошли в альбом, уже были неоднократно сыграны нами еще до выпуска альбома, поэтому народ с каждым концертом воспринимал песни всё с большим энтузиазмом. Нам же самим сложно оценивать песни по отдельности, все вместе они звучат как одно целое, но если уж и говорить о фаворитах, то это "Enslaved", "Jesus Under Heroin".

Marble Carrion 3

Алексей: Свои впечатления от азиатского тура вы очень красноречиво описали в достаточно подробной статье, а в целом как ощущения, что вам в целом дал этот тур и когда можно будет ждать повторения?

Александр: Было круто. Было интересно. Бишкек и Алматы это большие города. Столицы. Хотя Алматы уже - нет. Люди любят тяжелую музыку и голодны до нее. Беснующиеся у сцены казахи в Алматы очень впечатлили. Андеграундный клуб Syndicate наших киргизских товарищей Shahid порадовал. Ребята с нуля создали клуб, который набирает обороты и делает качественные концерты. Благодаря таким группам, как Shahid, Kashgar, My Own Shiva, Brainfuckers, Turbothrash,YBF в Центральной Азии идет движение. Арс, лидер Kashgar, основал Kuturgan Fest на котором уже успели побывать хэдлайнерами Ektomorf, Sepultura , наши российские God Syndrome. И, кстати, Sepultura собрала гораздо больше народа, чем в российских городах. В частности точно намного больше, чем в Новосибирске. Что говорит о большой перспективности двигаться в азиатском направлении. Так что ждем еще приглашения от наших азиатских друзей и с большим удовольствием приедем снова. И наподольше.

Артём: Как минимум этот тур дал нам понимание того, что это только начало и на нём ни в коем случае не стоит останавливаться! Мы становимся опытнее во всех аспектах и в организационной части тоже. Следующий тур по Центральной Азии обязательно состоится, и в него войдут еще больше городов.

Виктория: Где вам понравилось выступать больше всего и куда обязательно хотелось бы вернуться?

Александр: Выступать нравится везде. Особенно когда народ принимает, а звук хороший. На данный момент для меня это Алматы. Но мы готовы хоть куда.

Артём: Поддерживаю, но определенно конечно же в Кыргызстан и Казахстан! Настолько горячей публики мы давненько не видели! А как известно, чем круче публика, тем больше отдачи от группы.

Виктория: И совсем-совсем нет такого места, куда ехать с концертом не стали бы?

Артём: Пока не отыграешь в таком месте, не поймёшь. Лично я таких мест выделить пока не могу. Везде где мы побывали, мы находили новых друзей, фанатов. Это более важно, нежели площадка, на которой приходилось играть

Александр: Да мы готовы хоть на Магадаскар, хоть в Сыктывкар. Единственное что мы не будем выступать ни на каких политических, городских мероприятиях или на всех вот этих “рок против наркотиков” или на лечение кого-нибудь.

Алексей: Как считаете, в чём главное отличие российской аудитории и азиатской и что у них и у нас общего в плане поведения на концертах?

Александр: Главное отличие, что публика менее искушенная. Даже в Нск, не самом топовом городе в плане концертов, их гораздо больше, чем у них. Так что в Бишкеке и Алматы тяжелые концерты не самое частое явление. Хотя их становится все больше. Вот, кстати Katalepsy к ним едут. Поэтому для публики это все-таки событие, и они неистово отрываются и жгут. А так это такие же люди с советскими предками, как и мы, и поэтому по разговорам и общению было ощущение, что мы в России.

Артём: Общая черта это конечно же задержка начала феста! (Ахахах) Но если серьезно, разница лишь в том, как сказал Саня, что концертов там проходит такого плана гораздо меньше и народ с жаждой ходит на такие мероприятия.

Виктория: А почему вы всё-таки называетесь "Мраморная Падаль"? Кто предложил такую идею с названием?

Александр: Название придумал я. Мраморная падаль, но изначально все-таки мертвечина, это памятники неизвестных нам или забытых всеми людей, чьи бюсты, головы, остовы украшают все города. Это могильные плиты, покосившиеся или снесенные бульдозерами для очередной стройки. Это то, что уже стухло, но иногда их вытаскивают на свет, чтобы историю в очередной раз нагнуть раком. Естественно, в ту сторону, в которую нужно.

Артём: …

Marble Carrion 1

Алексей: …гм, так вот оно в чём дело. А к миниатюрным бюстам великих писателей и деятелей прошлого, которые стали в таком множестве продаваться у нас сейчас на вокзалах и тому подобных киосках, как относитесь? Для дома такие не стали (стали бы) покупать?

Александр: Правда? У нас не видел. Но если найду бюсты Циолковского, Оруэлла или Теслы, то обязательно приобрету.

Артём: К бюстам (кроме женских конечно же!) отношусь скептически. Домой предпочитаю покупать всякие безделушки, вроде магнитиков на холодильник

Алексей: А стоит ли думать, что дачные домики у вас обложены мрамором, а в “Магните” вы покупаете исключительно мраморный сыр?

Александр: Разобью ваши теории. Дач у нас нет, а "Магниту" мы предпочитаем пивные магазины.

Артём: Не забывай про винные отделы!

Алексей: Выходит, что алкоголь и дэт-метал для вас практически синонимы? А как часто вы пьёте и в каких количествах?

Артём: Нет, конечно же, нет. Никогда не ассоциировал какую-либо музыку с алкоголем. Тяжмет я слушаю вообще без единой капли, а вот под более легкие жанры предпочитаю бокал-другой винца. На репетициях позволяю себе бутылочку красного, так легче сочинять и некоторые треки родились именно благодаря хмелю! Но мы никогда не злоупотребляли и не злоупотребляем алкоголем. Детишки, пить вредно!

Виктория: Есть ли у вас привычка пить перед выступлениями и вообще в ходе туров и как обычно влияет алкоголь на качество ваших гигов?

Александр: Пьем ровно столько, чтобы это не отразилось на качестве наших гигов. А вот после концертов и в ходе туровых переездов...

Артём: Считаю не грех пропустить пару бокалов пенного перед выступлением, но не более. Все равно с потом всё выйдет. Зачем же переводить столь ценный продукт! (Ахаха) Мы стараемся держать себя в трезвом уме, хотя для снятия стресса иногда позволяем себе выпить.

Алексей: Можете рассказать какой-нибудь забавный или поучительный случай, который произошёл с вами в “подогретом состоянии”?

Александр:  Таких историй очень много, но рассказывать не будем) Потому что все забавные истории не для печати, а все поучительные истории можно рассказать только на кухне за столом, да под хорошую закуску)

Виктория: Что отражает ваше название? Аутентично ли оно, на ваш взгляд тому материалу, который вы исполняете? И как вы считаете, почему множество брутальных коллективов берут себе такие "несъедобные" названия?

Александр: Наше название идеально подходит для death metal. Оно абсолютно точно не избито и никем не занято. Вместо несъедобности, лучше подойдут такие определения, как отвращение, жестокость и цинизм. Death metal это ведь страшная музыка)) соответственно и названия страшные)

Артём: --

Алексей: А как вы относитесь к диетам и вегетарианству? Часто люди, не понаслышке знающие о работе мясной промышленности, переходят в вегетарианскую веру, вас миновала чаша сия?

Александр: О вегетарианстве мы ничего не знаем, на диетах не сидим. И пока вегетарианцы не бегут на нас, размахивая сельдереем, обращать в свою веру, мы совершенно не против них. Пусть жуют, что хотят.

Артём: Я самолично в детстве видел и даже участвовал в забивании свиньи и видел как кастрируют быков. Вегетарианцем от этого не стал. Хорошо ли это или нет, сказать не могу. Эхх, сейчас бы шашлычка

Marble Carrion 2

Виктория:  Расскажите про арт вашего нового диска - кто его создатель и что это за инопланетное чудовище в каске? Честно говоря, сходство между маскотом с вашего логотипа не самое идентичное (на лого явный скелет-череп, а на обложке что-то более аморфное и устрашающее)

Александр: Арт рисовал мой хороший друг и очень талантливый художник Иван Бакланов. Его нет в интернет-пространстве и он не дизайнер обложек. По дружбе он нам рисовал арт для альбома “Last Inevitability” в 2009 году. И согласился нарисовать и в 2019. Чудовище не инопланетное, а вполне земное. Хотя может и подземное. Искореженное войной и холодом. Пусть каждый думает, как хочет. Ну а лого - это лого. Оно живет своей жизнью на обложке и просто идентифицирует группу. Его нам нарисовал лидер красноярской группы "Дубль Пусто" - Роман.

Алексей: Глядя на обложку вашего нового диска, начинаешь думать, что настоящие брутальщики пьют с утра не кофе, а напалм, а попутно вспоминается песня “Napalm In The Morning” старины Тома Энжелриппера, а какие ассоциации вы хотели бы пробуждать этим артом и на какие мысли он наводит вас самих?

Александр: Когда мы впервые увидели обложку, было единомысленное: "Какая жуткая крутая хрень!". Собственно этой эмоции и было достаточно для утверждения. Понадеялись, что это мрачное и холодное произведение не оставит равнодушными слушателей. И не ошиблись.

Артём: Многие писали нам, что не могут оторвать глаз от нашей обложки, как будто она затягивает людей в бездну и кромешный холодный мрак. Тогда мы окончательно убедились, что не прогадали.

Виктория: А откуда взялась метафора про замороженный ад? Не связана ли с этим названием какая-то особая леденящая кровь история вроде дегустаций “Гиннеса” с замороженными крабовыми палочками на 40-градусном морозе?

Александр: Точно не связана, потому что впервые об этом слышу. Просто была песня с названием “Frozen Hell”, и мы подумали, что это очень неплохое название альбома для группы из Сибири.

Алексей: А действительно ли является персонаж с лого вашим маскотом и есть ли у него имя?

Александр: Это просто лого. Чтобы иметь свой маскот, для начала надо стать легендой.

Артём: Поддерживаю. Хотя идею дать имя этому маскоту, в будущем конечно же, когда выпустим парочку платиновых альбомов, мы обязательно вспомним.)

Виктория:  Что вас вдохновляет на написание вашей музыки и текстов? Как считаете, насколько принципиально дэт-метал вкладывать ярость, гнев и т.д и какие чувства в эту музыку вкладываете вы?

Александр: Буду банален. Реальность. История. И, конечно, классика death metal. Ярость, гнев, брутальность, ощущение что тебя лупят трубой по голове, это и есть death. И конечно же злость. Это то, что отличает его. Эти чувства - это эмоции. И только музыка способна гротескно и гипертрофировано передать эмоцию.

Артём: При написании риффов я стараюсь наоборот не проецировать свои личные эмоции и переживания на тот или иной рисунок, хотя иногда всё же они берут верх и получается то, что получается.

Алексей: Как вы пришли к своей нынешней военной тематике и насколько это всерьёз и надолго?

Александр: Лет в 10. Когда увлекался склеиванием моделей. Танки, вертолеты, авианосцы. Потом все это переросло в увлечение военной историей. Криминальной историей. Военной психологией. И как-то смешалось с металлом. Так что все это меня привлекает с какой то эстетически-отвратительной стороны. Уже две трети своей жизни я во всем этом и пока еще интересно.

Артём: А я просто люблю все вот эти ждджждж, трах-бабах и прочее (ахаха)

Виктория: Sodom и World Of Tanks повлияли на ваш лирический выбор или тут были другие вдохновители?

Александр: Sodom в меньшей степени. Из тевтонцев больше предпочитаю Kreator. Ответ однозначный: Slayer. А Wot не уважаю, не люблю и осуждаю. Хотя люблю порой зарубиться в хорошую игрушку с лихим сюжетом.

Marble Carrion 4

Алексей: А чем вам так не угодил World Of Tanks?

Александр: Мне неинтересно кататься на нарисованном танке для того чтобы его прокачивать. Для меня в играх важен сюжет. То есть для меня это как фильм или книга.

Артём: Не играю в такого вида ММО, хотя пробовал и не раз. К «Танкам» отношусь нейтрально. Я больше люблю стрелялки и старые добрые RPG .

Виктория: Насколько вероятно, что в обозримом будущем вы будете выступать в военной форме или в камуфляже и сделаете на легендарный хит Любэ про “батяню комбата”?

Артём: Нет, нет и еще раз нет. Этим уже занимается Sabaton и др. Мы же предпочтём более свободный стиль одежды, да и свой «Комбат» у нас уже есть )

Алексей: Довелось ли участникам Marble Carrion самим служить в армии и что думаете об обязательной военной службе?

Александр: Макс (вокал) и я. Мы служили в одно время. В 2009 году сразу после выпуска альбома. Для меня это был полезный и интересный опыт. Но я видел много людей, которым это все было очень тяжело. Особенно морально. Поэтому я думаю, что все-таки отбор в армию должен быть более гибким.

Алексей: Есть ли у вас любимый анекдот о войне и не бывало ли такого, что анекдоты и крылатые фразы становились впоследствии песнями или вдохновляли на написание песен?

Александр: Во время жестокого боя в окопе кричит солдат:

-Мужики, санитарка всем дает!!

-А в рот берет?

-Нет! Ей голову оторвало...

Артём: Пошутить мы, конечно, любим. Но чтобы анекдот лёг в основу песни, увольте!

Виктория: Не считаете ли вы, что исполняя песни о насилиях и безобразиях этого мира мы, тем самым, ещё более усугубляем эту ситуацию? Проблемы словно становятся ещё чётче и множатся. Как вы думаете, может, стоит предлагать в текстах пути разрешения проблемных ситуаций и вкладывать в тексты что-то созидательное?

Александр: Мои наблюдения: металхэды самые мирные и в большинстве своем умные, образованные и творческие люди. То, о чем мы поем, больше заставит задуматься, чем призовёт делать что-то плохое. Но опять же в первую очередь мы играем музыку. Абсолютно точно, что текст для нас вторичен. Гораздо важнее вокальная партия. Петь о созидательном не круто. Да и вообще не очень себе представляю, о чем это. На ум Юрий Антонов приходит только. После каждого концерта я вижу вполне веселых и улыбающихся людей, несмотря на то, что мы поем про разную тьму.

Артём: Наша музыка и лирика ни в коем случае не инструкция к применению и не свод правил, поэтому если мы начнём петь про то, что надо любить собачек и котиков никто не начнёт резко этого делать.

Алексей: А должен ли быть дэт-метал конструктивным и вообще что-то предлагать, решать и наводить на какие-то мысли или достаточно просто быть ритмичными, тяжёлыми и зверскими?

Александр: Да никому ничего death metal не должен. Он есть, и это замечательно. Есть монстры типа Cannibal Corpse и Morbid Angel, есть статусом поменьше типа Vader и Kataklysm, есть куча крутого андеграунда. И каждый играет свой death metal.  А мы играем свой. Кого-то он на мысли наводит, кто-то звук слушает, кто-то качается под него или в тачке слушает. А кто-то терпеть не может.

Виктория: Как по-вашему, способна ли музыка изменить мир к лучшему? Что нужно для этого сделать и делаете ли вы сами что-то для этого?

Александр: А только музыка и остальные виды творчества и искусства меняют мир к лучшему. Делаем ли мы что-то? Наверное, да. Как минимум наш альбом понравился какому-то количеству людей и они получили удовольствие от прослушивания. Мы создали и продолжаем продвигать Siberian Front. И на каждый фест приходит все больше народа. И вроде как тоже все довольны.

Marble Carrion 5

Алексей: А о чём всё-таки ваши тексты и насколько серьёзно вы к ним относитесь? Стоит ли читать, вчитываться и искать скрытый месседж между строк или всё скорее как у ранних Obituary, когда лирика существовала только в голове у вокалиста и особого значения ни для кого не имела?

Александр: Мы не претендуем на поэтов и пророков. Но нам есть, что сказать о том, что нас волнует и интересует. Что и отражается в нашей лирике. Но, как я уже говорил, вокальная партия важнее. Это одна из причин, почему Макс поет на английском языке. Все наши тексты в открытом доступе на всех наших ресурсах. Так что всем, кому интересно - вэлкам!

Артём: Каждый текст несёт в себе не просто набор несвязных предложений и звуков, а определенную историю. Для кого-то она может показаться простой и наивной, а кто-то найдет в ней отражение реалий.

Виктория: О чём песня “Jesus Under Heroine” и как вы относитесь к антирелигиозной, антихристианской позиции многих дэт-метал-групп?

Александр: В этом названии отражен симбиоз замшелой архаичности с наихудшими последствиями прогресса. О всех группах однозначно не отвечу. Кто-то твердо стоит на своей позиции, а кто-то от своего названия только одну букву оставляет. Некоторым действительно веришь, а некоторые глупы и смешны.

Алексей: А присутствуют ли на новом альбоме песни не о войне или в данном случае вы постарались подвести всё под единый концептуальный знаменатель?

Александр: Непосредственно о войне на альбоме всего 2 песни. Это “Tank of Hatred” и “Demon of War”. Ну может еще “Combat Prothesis”. Но она о послевоенном синдроме. Концепции в альбоме нет. Это просто количество песен, созданных нами на определенном отрезке времени. Но все песни, определенно, имеют общее недоброе настроение.

Артём: В каком-то смысле все треки имеют отношение если не к войне, то к её последствиям, не важно, в каком ключе эти последствия проявляются

Виктория: Вы как-то упомянули, что у вас уже началась работа над новым альбомом. Будет ли он в том же духе, что и последний или будут присутствовать какие-нибудь новые элементы и сюрпризы?

Александр: Работа над новым альбомом началась во время записи “Frozen Hell” и продолжается сейчас. Сейчас у нас есть 7 песен, некоторые из которых мы уже исполняли вживую. Он точно будет более быстрый. А вот о сюрпризах ничего пока говорить не буду.

Алексей: Станет ли больше соло-партий или вы по-прежнему придерживаетесь такой позиции, что соло это неплохо, но не обязательно?

Александр: Соло это замечательно. И появляются они у нас, если мы чувствуем что они нужны в данной конкретной теме. Все это рождается естественно. Ну а вообще все вопросы по солякам к Артему.

Артём: Это точно! Саня подметил абсолютно верно, соло нужны для поддержания нужного настроения в данный отрезок песни и для окраса, искусственно напихивать трек ненужными пиу-пиу мы не собираемся

Виктория: А как насчёт фитов на будущем компакте, что-нибудь такое планируется?

Александр: Скорее всего да. Друзей у нас много.

Артём: Фиты будут, конкретных лиц не называем, но если понадобится гостевой вокал, который сможет передать нужный нам настрой, он будет.

Алексей: Тематика песен и группы так и останутся в рамках войны и напалмовых баталий?

Александр: Война конечно же будет присутствовать и в лирике и в настроении музыки. Точно так же как она к сожалению будет присутствовать в мире. Но помимо войны, у нас есть и про маньяков, и про разные темные закоулки психики, и гражданские беспорядки. Новый альбом будет больше пронизан утопическими и антиутопическими темами. Мы так же не обламываемся приправлять все это мистикой. Или можем откровенно панковский текст сделать. А про напалм у нас была всего одна песня. И сейчас гораздо больше хочется осветить войны в Афганистане и Чечне.

Артём: Скажу лишь одно, в новом альбоме будет больше точечных конфликтов, будь то война в Афгане или бунт в Армении.

Marble Carrion 6

Виктория: Пробовали ли вы участвовать в каких-нибудь музыкальных конкурсах, верите ли вы в целесообразность этого и вообще любит ли вас удача и везёт ли вам в русскую рулетку?

Александр: Не пробовали, пока не собираемся и вряд ли будем. Хотя приглашали неоднократно. Мы привыкли делать свой парк развлечений с блэкджеком и всеми сопутствующими. Это в спорте нужно соревноваться.

Артём: Я не особо лично верю в целесообразность таких конкурсов только потому, что они как и бОльшая часть подобных мероприятий обычно заранее обговорены, кто и как пройдёт дальше.

Алексей: Как прошёл гиг в Новосибирске 11 мая на Murder Fest? Что было особенного и примечательного?

Александр: Это был убийственный концерт. Хороший клуб, хороший звук, профессиональные команды и куча людей, которые устроили ад в зале. Радует что приходит все больше людей, и особенно радуют молодые лица.

Виктория: Почему летом концертов не будет и как насчёт тура по Европе? Какие-то более-менее конкретные планы уже есть или всё пока только в отдалённом проекте?

Александр: Вот с этим заявлением мы поторопились. Хотели все лето заниматься альбомом и другими насущными делами, но тут позвали выступать в Новосибирске и на опенэйре на Алтае. Плюс наши друзья из Челябинска Depths of Black едут летом в тур и мы обязательно сыграем с ними. Так что покой нам не успел даже присниться. Естественно, что Европа это цель. Но с нашим географическим положением довольно сложная. Но я думаю, что мы все-таки победим)

Артём: А победим мы обязательно! Но Европа это не 300 км до другого города сгонять. Нужен отточенный материал, мерч, профессиональный букинг и конечно же деньги.

Алексей: Сыграть в каком европейском городе вам хотелось бы больше всего?

Александр: Наверное для каждого из нас будет свой. Для меня это Берлин и Амстердам.

Артём: Хочу отыграть в Праге и в Финляндии, да и вообще везде!

Виктория: Что у вас в ближайших планах и как собираетесь проводить лето? Отпуск на пляжах жарких стран и отработка кармы на садово-огородном участке планируются?

Александр: Лето мы проведем репетируя, записываясь и сочиняя. Надеемся, что иногда даже сможем видеть свои семьи и выбираться на пляж.

Артём: Не люблю печься на солнышке, предпочитаю прохладную веранду любимого клуба и домашний уют. Хоть на пляже и можно ходить в трусах, делать дома это гораздо приятнее! (ахаха)

Алексей: На какой ноте вам хотелось бы закончить это интервью и какими будут финальные слова для тех, кто был с нами?

Александр: Спасибо за проявленный интерес. Ходите на концерты, поддерживайте локальную сцену, живите по совести и Stay Brutal!

Артём: Хотелось бы пожелать всем удачи и успехов на музыкальном поприще, Вам побольше читателей, а нам побольше слушателей!

Алексей, Виктория: Спасибо за интервью!

Алексей “Astarte Eel” Иринеев, Виктория “Caracal” Озёрная