ФОРПОСТ МУЗЫКАЛЬНОЙ АНАЛИТИКИ
АЛЕКСЕЯ ИРИНЕЕВА (МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛИСТ)

«"Так не делается" — это не аргумент для нас!» Интервью с группой Метроном

группа Метроном

05-01-2017 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Молодая команда со словно шредирующим названием Метроном, совсем недавно выпустила гиперогромный релиз, приглашающий слушателя на прогулку по тёмной стороне. Альбом был разбит на две гигантские части, но по сути представляет собой единое и неделимое целое. Ну а материал пластинки… Что может играть группа, названия песен которой сами говорят за себя: “Штурм”, “Время Вспять”, “Я – Дефект”, “Шрамы Сознания”, “Человечества Нет”, “Империя Добра”, “Ад на колёсах”, “Смертельный бой”? Чего можно ожидать от коллектива, устраивающего на своих концертах кровавые потасовки, которые сами музыканты называют “реслинг-кор” — alternative, progressive, metalcore или смесь всех этих составляющих? На самом деле, всё гораздо интереснее и сложнее. А насколько сложнее – вы узнаете из этого интервью с коллективным разумом группы Метроном, которое было сделано аккурат накануне Нового года, но по оплошности вашего покорного слуги предлагается вашему вниманию только сейчас.

— Приветствую, Метроном! Давайте начнём с того, что представим ваш коллектив нашим читателям и немного пройдёмся по истории команды.

М: В составе у нас 5 человек. Илья Сергеич и Кирилл на гитарах, вокал — Борисович, бас — Феликс и Стасон на ударных. Началом истории можно считать апрель 2009 года когда Борисович пришёл на прослушивание в тогдашнюю группу Ильи. По ходу репетиций Борисович с Ильёй стали двигать материал в более техничную сторону, что пришлось не по душе двум другим участникам. Те двое ушли и с 2010 года группа существовала как дуэт, сочиняя и записывая демо и синглы, тогда же появилось и название. В 2013м было решено дособрать наконец состав, тогда пришли Стасон, Феликс и Кирилл. В 2014м группа выступила в первый раз, распугав к чертям собачьим жюри молодёжного конкурса "Жара".

— Наверняка вы играли в каких-то других группах до Метроном. Что это были за команды и в каком стиле они проявляли себя?

М: Больше всех коллективов сменил Стасон, под их перечисление можно было бы выделить отдельную страницу. Дольше всего он работал с группами Булат (heavy metal) и Subliminal Addiction (nu-metal). Илья играл в Voice of the Storm (alt.metal), P.G.M. (metalcore), а также в сольном рэпкор-проекте "ЛИС". Феликс занимался музыкой ещё со школы, но никогда до Метронома не играл метал. У Кирилла и Борисовича групп не было вообще.

— Почему вы выбрали для себя такое необычное и говорящее название? Слово “метроном” вызывает ассоциации с чем-то идеально выверенным и стремящимся к совершенству?

М: По опыту наше название вызывает ассоциации с тем, что мы должны играть  квадратами под 4/4. Вообще за годы существования мы за своё название наслушались нелестных комментариев, но всё равно мы уверены, что не название делает группу, а группа — название. Лучше всего на вопрос "Почему Метроном?" в одном интервью ответил Феликс: "Потому что мы чёткие, бл***!"

— Вы перфекционисты? Сами пользуетесь метрономом при записи своих треков?

М: Если бы нам платили за перфекционизм, то с релизом альбома мы могли бы начать жить как Dethklok — со своим замком, дирижаблем и шеф-поваром. Метроном как инструмент просто необходим для такого ритмически сложного материала, как наш, особенно если учесть, что пишем мы его на расстоянии.

— Насколько для вас имеет значение та стилистическая ниша, определение вашей музыки, ярлык, с помощью которого характеризуют ваше творчество, и как вы сами определяете свои стиль: альтернатив, прогрессив, металкор или смесь всех этих составляющих?

М: Мы бы никогда не заморачивались объяснять в каком жанре мы играем, если бы не нынешняя ситуация — вокруг столько групп, столько материала, что жанровые определения и теги должны как маячки направлять любителей музыки к тому, что они хотят слушать. При этом, готовясь к релизу, мы всерьёз задумались что же мы всё-таки играем, потому что раньше для любой тусовки и любого мероприятия, кроме сборной солянки, мы были нефоматом. Очень хорошо нашу ситуацию описал вокалист Deadheaven: "Сложно сказать что за жанр ты играешь, когда играешь музыку, а не жанр." Мы подставляем теги #progressive и #alternative_metal скорее вынужденно, потому что это самые близкие термины, которыми можно описать наш материал. Тег #реслинг-кор появился после того, как на одном из концертов нам сказали, что исполняем мы именно его. С тех пор мы так называем свой стиль.

— Метроном известен в том числе и тем, что совмещает агрессивную техничную музыку и более лиричный вокал и тексты. Такое сочетание было сделано вами намеренно?

М: Мы совмещаем это в нашем материале, но не внутри одной песни. Очень странно слышать ноющий вокал о любви и красивых глазах под пулемётные ударные и жирные брейкдауны, это скорее безвкусица, вызванная попыткой напихать всё самое популярное в один трек. На наш взгляд внутри трека всё должно быть взаимосвязано — если инструментал тяжёлый, то и текст должен быть жёсткий. Полегче тема — полегче музыка. Если в середине песни меняется настроение, то меняется оно не у чего-то одного, а у всей песни.

То, что у нас в арсенале есть треки пожёстче и помягче, только показывает диапазон нашего самовыражения — нам никогда не было понятно как можно выпустить альбом, где 12 треков звучат как один, и говорить, что так ты выражаешь свои мысли и чувства. Да, такой материал очень удобно пометить определённым ярлыком и положить на полку в магазине (в сети — пометить тегом и разместить на паблике), но неужели ты можешь этим сказать всё, что хочешь сказать?

— Какие свои композиции вы считаете наиболее сильными и удачными? С каких треков вы посоветовали бы начинать знакомство с вашим коллективом тем, кто ещё о нём ничего не слышал?

М: Согласиться внутри группы какие треки лучшие мы никогда не сможем, у каждого участника свой хит-парад. По результатам голосования среди подписчиков нашей группы в ВК, лучшие треки — это “Штурм” и “Время Вспять”. Они не являются самыми техничными или прогрессивными, при этом они и не самые типичные. Сильная сторона обоих треков — это сюжет и эмоции.

Чтобы посоветовать с какого трека начинать нас слушать нужно знать кому мы советуем — опять сказывается разнообразие нашего материала. “Штурм” и “Время Вспять” с первого прослушивания понравятся далеко не всем. Если человек хочет чего-нибудь бешеного и злого — пусть включает “Я – Дефект” или “Шрамы Сознания”. Чего-то техничного и сложного – “Человечества Нет” или “Империю Добра”.  “Вдохновляющего – “Ад на колёсах”, “Смертельный бой”, “Приоритет”. Главное — это понимать, что послушав одну песню понять нашу группу невозможно.

— У вас на сайте написано, что вы “недовольны современной музыкой в стране” и именно поэтому собрали Метроном. А чем именно вас не удовлетворяет современная музыка в стране? Что бы вы хотели изменить и в какую стороны нацелены эти изменения?

М: Вся современная музыка в стране — это либо попытка повторить то, что уже было сделано на западе, и/или попасть в тренд, в модное течение. Коммерческие проекты затачиваются под максимальную окупаемость путём понижения планки и в музыке, и в текстах, в итоге от их банальности тошнит. У отечественной сцены нет ни лица, ни звука. Никто не хочет делать по-своему и развивать свой стиль, гораздо удобнее пойти дорожкой, проторенной ранее. В итоге интересных проектов просто нет. Либо они загибаются ещё на старте, потому что нет достаточного количества людей, готовых работать над чем-то новым и необычным, ведь это слишком рискованно.

Чего мы хотим, так это поднять планку для групп отечественной сцены, вдохновить их на конкурентную борьбу и поиск чего-то оригинального, поднять волну, на гребне которой группы из РФ станут известны, узнаваемы и почитаемы во всём мире.

— Вы говорите, что ваша цель – “сломать известные рамки в тяжёлой музыке и получить что-то непредсказуемое.” Не жалко ломать то, что нарабатывалось и обкатывалось столь долгое время? Вы думаете, что результат будет стоить таких жертв?

М: Не жалко от слова "совсем". То, что нарабатывалось и обкатывалось, уже наработано и обкатано. Лучшая музыка жанров прошлого была написана в прошлом. Но при этом всегда есть и будут люди, которые придерживаются обкатанных и надёжных форм и слишком боятся рисковать, нарушая их рамки. Мы не из таких. Понятно, что ломать — не строить, и эксперименты не всегда будут удачны, но лучше мы будем жалеть о том, что сделали, чем о том, что не сделали. "Так не делается" — это не аргумент для нас. Если бы все писали музыку как "делается", то всего того, что мы любим, не было бы в помине.

— Ваше музыкальное и лирическое credo по своему описанию очень напоминает программы революционеров по переустройству общества. Насколько вы сами революционны и насколько вам близка идея революции?

М: В адрес всех революционеров была написана песня “Приоритет”, которая задаёт простой вопрос: "А что дальше?" Революционеры призывают ломать общественный строй, что никогда не проходит без потерь для самого общества. Люди убивают, умирают, кто-то побеждает, кто-то наживается и зачастую непонятно за что. Иногда люди забывают, что революция — это страшно. Это неудивительно, ведь слово заезжено — каждая вторая зубная паста теперь с революционной формулой, как говорят в рекламе. Любая революция — это война. Мы не хотим войны. Мы пережили её в своём воображении, работая над “Империей Добра”, “Штурмом” и “Человечества Нет”. Так что когда мы говорим, что собираемся что-то ломать , то дальше музыки это не распространяется. Мы хотели бы быть настолько далеки от политики, насколько это возможно, хоть поневоле и затронули эту тему в “Империи Добра”.

— Буквально через несколько дней на мир опустится 2017 год – брат-близнец года 1917. Что вы думаете о возможности повторения событий тех революционных лет в нашем времени?

М: Несмотря на контроль всего и вся в наши дни ситуация всё равно непредсказуемая. Удивительно было наблюдать за тем, как развивались события на Украине в последние годы, именно они толкнули нас на написание “Приоритета” и “Империи Добра” — двух разных точек зрения на эти и похожие события. Мы надеемся, что у наших соотечественников хватит ума не перебить друг друга в случае возникновения разногласий, а решить их мирным путём. Также мы надеемся, что это последний вопрос на тему политики.

— Ваш новейший альбом называется “На тёмной стороне”. А что для вас самих означает такое понятие, как “тёмная сторона” и насколько вы блики к ней?

М: Мы имели ввиду тёмную сторону жизни в разных её проявлениях, а альбом — это сборник эпизодов, в которых люди сталкиваются с тёмной стороной. Столкновения могут быть разными и с разных точек зрения, поэтому и песни вышли такими разными. Мы не можем сказать, что пережили всё то же, что и персонажи наших эпизодов, но каждый из нас перенёс что-то в своей жизни, что даёт почву для таких чувств и мыслей, каждый знаком с тёмной стороной.

— Нынешний релиз – это уже вторая часть эпопеи “На тёмной стороне”. Сколько будет всего частей и чем вторая часть отличается от первой в концептуальном и в музыкальном плане?

М: Альбом представляет из себя одно целое и был разбит на две части только потому, что мы хотели показать людям всё. Релиз и продвижение альбома мы проводили в ВК, где в пост можно добавить максимум 10 вложений, а треков у нас 19. Большинство наших коллег просто добавляют недостающие треки в комментариях к своему релизу, но нам было бы обидно запихнуть половину альбома чёрт знает куда. Так что концептуально разницы между ними нет, а вот в музыкальном плане вышло так, что треки 2й части подобрались свежие, из последних сочинённых перед записью.

— Вы предваряете  “На тёмной стороне. Часть 2” очень броским вступлением:

"Прогресс на земле не дал человеку
Умения ладить с подобным себе.
Прикрытый щитом своих изобретений
Он скоро погибнет в последней войне"

Вы действительно, подобно Ж.Ж. Руссо, верите, что абсолютно все достижения НТП сделали человека хуже и слабее, а единственным выходом является возвращение homo sapiens в изначальное, природное состояние?

М: Нет, это вступление — цитата из песни "Человечества Нет", по сюжету которой человечество истребляет само себя. Достаточно посмотреть новости, чтобы увидеть, что люди убивают друг друга из-за религии, политики и даже денег. Внушить человеку, что он абсолютно оправдан в убийстве другого человека, не составляет труда. Уже сейчас технологии позволяют формировать общественное мнение, подсовывая людям необходимую информацию через ТВ, прочие СМИ и соцсети. Людь привыкли думать, что если появится полноценный искусственный интеллект, который решит истребить человечество как угрозу для жизни на земле, то это будет война в духе фильмов про Терминатора или Матрицу. Мы же думаем, что ИИ воспользуется политтехнологиями и заставит людей перебить друг друга, что устроить гораздо проще.

— При знакомстве с вашим творчеством трудно не заметить, словно красной нитью проходящие через все ваши творения, мотивы антисоциальности и мизантропии. Насколько это серьёзно для вас? Вы хотели бы донести до своих слушателей какое-то послание и призвать их к чему-то, как-то повлиять на них?

М: Каждая песня — это столкновение с тёмной стороной, это проблема, это точка зрения. Слова "Я знаю — миру на меня насрать" не означают, что мы думаем так 100% времени, но бывают моменты, когда мы думаем именно так, и мы понимаем тех, кто себя так ощущает. Чего мы хотим от слушателя — это посмотреть на проблему вблизи, подумать над ней. Множество проблем и вопросов в нашей жизни замалчиваются, из-за чего людям сама жизнь становится в тягость и от непонимания один за другим они выходят в окно. Есть те, кто вас понимает; на тёмную сторону есть вход и из неё есть выход — вот что мы хотим сказать.

— В вашем логотипе присутствует фигура из четырёх треугольников, в которой явно не хватает ещё двух таких же треугольников. Что символизирует этот знак и как вы его придумали?

М: Лет 5 назад мы поставили задачу знакомому дизайнеру придумать нам логотип и было почти сразу решено, что это будет стилизованная буква М. А вот как она должна выглядеть, чтобы не быть похожей на символ метрополитена, — это был сложный вопрос. Исходя из звучания нашей музыки дизайнер заключил, лучше всего подойдёт конструкция разбитая на сегменты. Из почти сотни эскизов мы выбрали один, в котором острые сегменты были заключены в круг. Он и является нашим символом с тех пор. Наш логотип сейчас — это доработанная к выходу альбома версия.

— Трудно не заметить, что у вас уже сейчас достаточно большой каталог мерча, в котором есть не только футболки, но и самые разные наклейки с символикой группы. Это было пожеланием фэнов увидеть такие изделия или они имеют какую-то другую историю, связанную со своим появлением?

М: Это было пожелание Борисовича, который с детства тащится по разного рода символике — его машина увешана наклейками, а штаны — нашивками повлиявших на него групп. Мы призываем людей носить свои интересы на себе, на своих вещах, и не стесняемся выступать в собственном мерче. До сих пор недоумеваем почему так не делают другие группы.

— Кто был дизайнером ваших футболок и автором идеи принтов “Я – дефект” и “Во имя добра”?

М: "Я — дефект" придумал и нарисовал наш гитарист Кирилл. "Во имя добра" нарисован дизайнером Глебом Бэйкером под руководством Борисовича как автора идеи. С футболками мы всего лишь перенесли готовые рисунки на ткань.

— Почему вы характеризуете человека как “дефект”, и что, по вашему мнению, способно изменить его настолько, чтобы он перестал быть дефектом? Вы сами хотите такого изменения?

М: Трек не зря называется "Я — Дефект" — от первого лица. Это точка зрения. Бывают моменты, когда ощущаешь себя "дефектом" — у кого-то этот момент длится 15 минут, а у кого-то — всю жизнь. Изменить это состояние способен только сам человек. И сам человек должен подумать хочет ли он такого изменения. Мы же хотим счастья для всех даром и чтобы никто не ушёл обиженным.

— Доступны ли ваши релизы на физических носителях и насколько важно для вас, чтобы они выпускались именно в таком виде?

М: Два сингла мы печатали на CD, а к моменту выхода альбома уже стали сомневаться стоит ли это делать. На этот раз мы сначала спросим у нашей публики в ВК нужен им альбом на диске или чём-то ещё. Физические носители умерли как способ передачи данных. Удобство передачи онлайн победило. CD сегодня — это такой же сувенир, как кассета или винил — послушать можно, если не лень купить саму эту штуку, проигрыватель, всё подключить и смириться с тем, что ты прикован к тому месту, где проигрыватель стоит. Больнее всего от этих мыслей было Борисовичу, который много лет собирал диски любимых групп.

Заглядывая в будущее можем сказать, что и онлайн-продажи типа "заплати и скачай" скоро отомрут, потому что объёмы скачанной информации настолько велики, что опять нужны физические носители — жёсткие диски или облачные сервисы, где всё нужно хранить. Люди выбирают то, что удобнее, а удобнее всего будет стримить музыку. Поэтому будущее за такими сервисами, как Spotify, где можно оплатить доступ к базе данных музыки и слушать её пока есть соединение с интернетом. В РФ аналогом такого сервиса станет ВК, долго ждать не придётся.

— Как часто вы даёте концерты? Какой концерты на сегодняшний день вы считаете самым удачным и почему?

М: Концерты мы даём не так часто, как хотелось бы, но мы работаем над этим. Самым удачным мы считаем своё выступление в клубе Театръ в марте 2015го, когда мы разогревали Evil Not Alone и Jane Air. В тот день всё сошлось — свет, звук, наша подача, приём публики, было круто.

— Когда в ближайшее время мы сможем увидеть Метроном вживую? Не планируется ли тур в поддержку новейшего релиза или его презентация?

М: Вместо тура мы решили сделать кое-что пооригинальнее. Пока не можем раскрыть все подробности, можем сказать только, что это произойдёт в марте 2017-го и подключит ещё несколько русскоязычных метал-групп.

— Вы называете свой стиль “реслинг-кор” и, как гласит информация на вашем сайте, на концертах вы одеваетесь в рабочие спецовки и приносите с собой молотки, верёвки, стремянки и т.д. Почему именно реслинг и бои? Насколько вы агрессивны в повседневной жизни или то, что происходит на концертах, это только шоу?

М: Боями одержим наш гитарист Илья, в своё время он подпольно занимался жёсткой формой реслинга и с тех пор самовыражается через рискованные трюки. Для нас это вид экстремального спорта — как езда на сноуборде или прыжки с парашютом — только на сцене и с инструментами. Ну споры на тему риска на сцене у нас в группе никогда не прекращаются, потому что неверный бросок и падение могут закончить концерт раньше времени.

Выброс агрессии на репетиции или на сцене работает для нас как терапия, поэтому все мы спокойны в реальной жизни. Если бы не музыка, то каждый давно бы уже сидел в тюрьме или психушке.

— В эти предновогодние дни все усиленно готовятся к праздникам. А чем занимается Метроном?

М: Усиленно готовится к тому самому событию, которое произойдёт в марте. Само себя оно не сделает.

— Какие планы по встрече Нового года?

М: У каждого свои. Кто-то встретит его с семьёй, кто-то с друзьями, а кто-то, наконец, выспится.

— Что вы считаете самым большим достижением группы в уходящем 2016 году, а что, наоборот, считаете своей неудачей и минусом?

М: Самое большое достижение — сведение и релиз альбома. Это далось нам очень нелегко. Самая большая неудача — выступление на разогреве у группы Б.А.У. Там нас подвела аппаратура, пришлось менять план выступления прямо на сцене, кромсать песни на ходу. Никогда ещё нам не было так стыдно.

— Уже составили свои персональные музыкальные top-10 музыкальных новинок в 2016 году? Можете поделиться?

М: Вкусы участников настолько разнятся, что составить общий топ будет просто невозможно. №1 — "На тёмной стороне" от группы Метроном. Давайте следующий вопрос.

— Есть какие-то определённые планы или просто пожелания по поводу года 2017?

М: Наши планы — стать известными на всю страну. Шутка. На самом деле наши планы — стать известными на весь мир.

— Ваши пожелания тем, кто поддерживает вас?

М: Тем, кто поддерживает нас, мы желаем поддерживать нас и дальше, а также привлекать к этому занятию друзей, знакомых и вообще всех. В рядах метрономщиков нам важна каждая человекоединица. И это не шутка — группа не может полноценно существовать без своих поклонников. Поэтому, если это читает метрономщик, знай: мы тебе бесконечно благодарны и всегда рады видеть на концерте или в нашем паблике в ВК.

— Спасибо за интервью! Удачи вам и с наступающим Новым годом!