ФОРПОСТ МУЗЫКАЛЬНОЙ АНАЛИТИКИ
АЛЕКСЕЯ ИРИНЕЕВА (МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛИСТ)

"Любить – значит любить. Вот и всё волшебство". Интервью с Екатериной Гопенко (Немного Нервно)

Немного Нервно Екатерина Гопенко

04-10-2016 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

За несколько необычным названием Немного Нервно вот уже 8 лет скрывается превосходная группа, которой удалось объединить в своём звучании барокко, фолк, неоклассику, рок и непередаваемую волшебную атмосферу, всегда отличавшую творчество менестрелей. Звучание коллектива и необыкновенная лирика в совокупности творят настоящие чудеса, приглашая слушателей за собой в чистый и светлый мир магии и волшебства. На счету у команды вот уже шесть полноформатных альбомов, сингл и превосходный ретроспективный сборник, а также тысячи выступлений практически во всех крупных городах нашей страны, а также за рубежом. Ну а прямо сейчас Немного Нервно представляют вниманию слушателей третью, предпоследнюю часть своей масштабной тетралогии “Сны о Земле”, в поддержку которой в данный момент коллектив играет сказочные тематические концерты. Душа, голос и основательница Немного Нервно Екатерина Гопенко ответила на множество моих самых насущных и неожиданных вопросов как и всегда – легко, непринуждённо, интересно и афористично. Приятного чтения!

— Здравствуйте, Екатерина! Немного Нервно давно стали очень заметным явлением на отечественной инди-сцене, но всё-таки давайте представим коллектив нашим читателям. Как бы Вы сами описали музыку своей команды?

Мы сами свою музыку зовём “дрим-фолк”  — в плане звуковой составляющей, “музыка эскапизма” — в плане смысловой. Это создание того самого другого пространства и времени, в которое хочется ненадолго сбежать и отдохнуть от своих ежедневных забот. Это во всем – в музыке, в текстах, в эмоциональном и вербальном посыле, в костюмах, в декорациях. Звуковой и эмоциональный театр, одним словом.

2_

— А если описать то, что делает Немного Нервно с помощью трёх слов, какие это будут слова?

Да хватит и одного. «Миротворчество». Мы творим свои маленькие внутренние миры, открытые для всех. И, надеюсь, этим понемногу меняем мир большой и внешний

— Немного Нервно можно назвать почти что синонимом яркой, но светлой, нежной и мечтательной музыки. Что Вас вдохновляет на такое доброе и искрящееся творчество и насколько сложно в нашем мире и в наше время нести свет, когда вокруг столько темноты?

Скажу честно: я не знаю. Иногда я думаю, что мои песни намного лучше меня самой. Я получаю их, как зашифрованные послания. Превращаю в тексты и музыку, пою. В них, действительно, есть что-то нежное и светлое. Я часто думаю, что во мне самой этого почти нет. Может, никогда и не было. А может – вышло в песни. Но мне от этого не тяжело. Напротив – так легко и правильно знать, что ты живешь не зря. Даже если раздаешь все лучшее, что в тебе есть.

— Когда я только я только-только открыл для себя творчество Немного Нервно, первой моей ассоциацией была такая: Enya + Мельница + неоклассика a la Caprice + Белая Гвардия + cardio-wave от Fleur + творчество менестрелей. Насколько Вы согласны с таким стилистическим определением?

Меня это никак не задевает, если вы об этом. Но, правда, и не льстит. Каждый нормальный музыкант хочет быть уникальным. Но для человеческого разума нормально искать в новых вещах сходства с уже известными. Это так и происходит: вначале нас сравнивают с Мельницей и Белой гвардией, а потом кого-то еще более нового – уже с нами. Это естественно.

3_

— Что для Вас барокко и каким образом это направление сплетается в настоящее время с дрим-фолком Вашей группы Немного Нервно? Насколько такой синтез происходит сознательно и целенаправленно?

Не скажу, что это происходит совсем уж целенаправленно. Я верю, что внутри каждого музыканта звучит всего одна мелодия, которую он играет всю жизнь – меняя ритмы, тембры, ноты и вариации до неузнаваемости. Мы зовем это уникальным авторским стилем.  А я думаю, что эта мелодия и есть душа музыканта. Её он и играет всю жизнь. А когда все вариации исчерпаны – самое время уходить, оставив одну единственную про запас – для себя. Потому как, исполнив эту последнюю вариацию, он освободит свою душу и станет музыкой…  Просто у меня мелодия такая – вырываются барокковые трели и гармонии. Ничего не могу с этим поделать. Хотя, стараюсь.

— Как Вы сами сказали, Немного Нервно являются основателями стиля dream folk — “синтеза world music и звучания разных народных инструментов”. Быть может, у Вас уже есть последователи или просто дружественные коллективы, творчество которых Вам близко и в то же время подходит под определение “dream folk”?

Так сразу и не вспомнить. Да и, признаться, я такую музыку слушаю не часто – слишком часто ее играю. Из светлого и нежного могу назвать Суфяна Стивенса, Лизу Ханниган и Джонни Митчелл. Но это уже совершенно другая история.

— На альбоме “Inferno” Lacrimosa одна из самых красивых композиций – “No Blind Can See”, основной посыл которой состоит в том, что нельзя жить только снами и мечтами. А что думаете об этом Вы? Какое место занимают сны и мечты в Вашей жизни? Как Вам удаётся примирить свои мечты и серую действительность?

А мне их не приходятся примирять. Они живут в гармонии и друг друга дополняют. Сны и мечты делают мою жизнь проще и приятнее. Реальность дает пищу для новых снов и мечтаний. Вообще, я замечаю, что со мной происходит абсолютно все, о чем я мечтаю. Просто с отсрочкой в 3-5 лет. То есть, ровно в тот момент, когда я уже не очень всего этого хочу или вообще обо всем забыла.

13_

— Каждый кто хоть раз слышал песни Немного Нервно, наверняка вспоминал по ходу прослушивания слово “магия”, и действительно композиции Вашего коллектива звучат во многом как нечто потустороннее, чудесное, нереальное, невозможное, но в то же время прекрасное и воодушевляющее. Что для Вас означает слово «магия», «истинное волшебство» и чувствуете ли Вы помощь и влияние волшебных существ, когда сочиняете и исполняете свои песни?

Я чувствую волшебство, когда их пишу. Это процесс довольно странный. Одни песни я слышу во сне. Другие получаю вспышками – будто заархивированными файлами. Когда пишу третьи, у меня немеют и покалывают пальцы и губы. Четвертые приходят с волнами очень сильных и беспричинных эмоций – я могу лежать на полу и плакать или безудержно хохотать, когда они рождаются на свет. И в голове наступает звенящая пустота. Уверена, что хороший психиатр дал бы этому медицинское объяснение. Но я к психиатрам не хожу, потому считаю это волшебством.

— Сегодня Вы сказали, что музыка Немного Нервно это музыка эскапизма. В какой мир Вы приглашаете своих слушателей? Как и когда Вы сами открыли для себя этот мир?

Это мир, в котором все чисто и просто. Это у нас можно любить, но не очень, презирать, но сотрудничать, хотеть, но сдерживаться. Мы вязнем и гибнем в этих полутонах, смешанных красках и полуправдах – как мухи в меду. В том же нашем мире все чувства и действия просты. Любить – значит любить только этого, потерять – значит потерять навсегда, ждать – значит ждать верно, желать – значит желать без оглядки. Немного здорового упрощения, несколько вещей, названных своими именами, пара чистосердечных признаний внутри самого себя – вот и все волшебство.

4_

— Что Вас больше всего радует и вдохновляет в этом волшебном мире, куда Вас приводит эскапизм?

Возможность приходить и уходить в любое время. Старая добрая свобода выбора: хочешь – участвуй в этом безобразии, хочешь – отложи на потом, хочешь – вообще проходи мимо. В наше время графиков и расписаний – невероятная роскошь.

— Давайте вернёмся в то время, когда группа только-только задумала свою тетралогию “Сны о Земле”. Что вдохновило Вас на такой масштабный проект в наш век, когда музыку даже альбомами слушают далеко не все, предпочитая «выдёргивать» отдельные песни из сети?

В какой-то момент мы обнаружили в своем «багаже» огромное количество песен продолжающих и дополняющих друг друга – как главы одной истории или строфы одного эпоса. Тогда и появилась идея собрать их в одно целое. Тридцать шесть или больше треков – для одного альбома многовато. А вот для четырех пластинок, связанных между собой внешне и внутренне – в самый раз.

— Было реализовано уже две части “Снов о Земле”, а сейчас вы представляете вниманию слушателей третью главу. Как Вы оцениваете проделанную работу? Что было определённо удачно, что, наоборот, вызывало диссонансы?

Скажу без ложной скромности: это лучшие “Сны” — в плане записи и музыкального исполнения. Наконец, мы работали со звукорежиссером, который прочувствовал, понял и сделал все практически так, как мы себе это представляли. А то и лучше. Имя ему – Антон Круглов, живет и работает он в Москве. Очень всем рекомендую.

— Почему после выхода второй части Немного Нервно слегка сменили курс и записали альбом “Необитаемый”, не относящийся к тетралогии?

А еще выпустили сборник “День Габриэля”. Ответ прост – потому что никто не может нам запретить этого. Накопилось песен на не менее концептуальный электрический альбом – выпустили его. Творим что хотим, словом.

5_

— Какова основная идея, основное послание, которое объединяет три части “Снов о Земле” воедино? Насколько вообще Вы ставите перед собой цель передать слушателям какой-то особый “месседж”?

Каждая глава “Снов” немного отличается от остальных эмоциональной тональностью. Мы хотим провести слушателя сквозь 4 состояния написанного мира: ожидание чуда, начало пути, тихая радость, успокоение и замирание. Четыре – хорошая цифра. Полный цикл: переход дня и ночи, времена года, человеческий возраст – виток перед переходом в новое.

— Расскажите о новой, третьей части тетралогии. В чём Вы видите её главное отличие от других?

Это третья часть одноименной тетралогии. Основное настроение – благоденствие. Время – полдень. Возраст – зрелость. Пора – сбор урожая. В этом альбоме нам хотелось передать ощущение полноты жизни, насыщенности красок и переживаний. Не обошлось без приглашенных музыкантов. Виолончель, арфа, дзураз, гусли, наш собственный безумный смех, расческа и деревянные палочки, дятел, пакет из-под зефира – все это дополняет обычное звучание Немного Нервно.

— Что лично для Вас значит “тёплый полуденный дождь носить на руках”? И что вдохновило Вас на написание этого трека?

Я думаю, с этим вопросом вам стоит обратиться к автору. Он указан в альбоме и треке.

— Расскажите, пожалуйста, об истории создания песни “Ричард”. Какой королеве она посвящена и что Вас вдохновило на её написание?

"Ричард" — та редкая песня, которая была написана на основе реальных событий. Это история, которая отозвалась во мне чем-то глубоким и острым, как стрела, вошедшая под ребро. Королева Англии пишет письмо — прекрасная и мудрая, она 16 лет проведет в заточении. Ричард I, пока не её освободитель, пока не король — воюет в Святой Земле. Быть может, он не получал её писем. Быть может, просто хранит молчание. Дни холодны, а ночи долги. Королева царствует, но не правит. Алиенора Аквитанская пишет письмо своему сыну Ричарду Львиное Сердце. И ждет ответа.

7_

— Автором обложки нового диска был Игорь Тоначёв, насколько его рисунок отражает Ваши пожелания и идеи и каким образом на картинке появились парящие дельфины?

Абсолютно точно отражает. МЫ хотели рисунок-паззл, который хотелось бы долго разглядывать – и мы его получили. Летающие дельфины тоже пришли из моих снов. Но это не страшно. Это не первое и не последнее, что оттуда пришло.

— Третья часть Снов о Земле получила название “Сон Океана О Тех, Кто Приходит Со Звезд, Чтобы Передать Берегам Имя Своей Безмятежности”. Кого Вы имели ввиду под “приходящими со звёзд” и почему этот сон снится именно океану?

А мы нарочно не даем имена героям своих альбомов. Потому что произнося имя того, кто пришел со звезд – ты обретаешь над ним власть. И что нам делать потом с этой властью?

— Что Вы можете сказать по поводу парадоксальной ситуации, которая складывается в случае с Немного Нервно, которой “ не улыбнулась удача ни с одним крупным российским фестивалем за 8 лет существования коллектива, но которая играет на фестивалях Лондона и Эдинбурга; группа, которую не услышишь на российских fm-радиостанциях, но которую приглашают на радио BBC, хотя поют они по-русски”. Состояние дел очень напоминает то, что было с Caprice и Fleur, которых издавал французский лейбл Prikosnovenie, но не издавали в России, как Вам кажется? И как Вы думаете, в чём причина?

Я знаю. И даже скрывать этого не стану. На российском музыкальном рынке все еще безраздельно властвуют деньги и связи. Если вдруг у тебя есть талант – значит, в тебя нужно просто вложить немножко меньше денег и связей. Если их нет – то талант твой всем до звезды. А в Британии все немного по-другому. Не стану скрывать – будь я менее веселым человеком, не подкрепляй свои пени ворохом баек  – меня бы не звали в Британию так часто, да и на ВВС я бы не играла. Но уже приятно, что оценивают там не толщину кошелька моих родителей и не длину моих ног.

8_

— Какую музыку обычно слушаете для себя в свободное время?

Слушаю много аудиокниг и совершенно разную музыку – в плане общего развития. В основном, на неизвестных языках – потому как слабый текст может испортить для меня самую прекрасную песню.

— Я так понимаю, что в этот раз тур в поддержку альбома является самым масштабным за всю историю Немного Нервно. Расскажите о том, как он проходит и что особенного Вы предлагаете своим слушателям на своих концертах?

Это не так. Были туры и масштабнее. В этот раз мы везем много интересностей на продажу, немного шоу, новые костюмы. Ну, и бодрых и веселых себя. Начался тур прекрасно – полные залы и светлые люди. Мне он уже очень нравится.

— Как выглядит трек-лист Ваших выступлений? Вы как-то учитывали симпатии и пожелания слушателей при его составлении? Как много новых песен звучат на концертах?

Пожелания мы стараемся учитывать в тот момент, когда люди кричат “бис” и бьются в экстазе, требуя конкретную песню. В остальное же время – играем по своему плану. Обычно, первое отделение целиком состоит из песен нового альбома, а второе – из старых и горячо любимых. Не помню, чтобы кто-то уходил с наших концертов неудовлетворенным услышанным.

12_

— А какие песни, помимо “Истинного волшебства” больше всего любят сами участники группы и лично Вы? С каких треков Вы посоветовали бы начинать знакомство с Немного Нервно тому, кто только сейчас узнал о Вашей группе?

Я очень люблю песню “Габриэль”. Новые, свеженаписанные песни страшно люблю играть. Знаю, что скрипачка наша любит песню “Тяжко менi”, а флейтист – “Что будет после меня”. Слушать можно начинать с любой песни из сборника “День Габриэля”. Мы его для этих целей и выпустили. Упростили задачу отбора и селекции.

— Как публика принимает Ваш новый альбом? В каком городе Вас принимали в этот раз лучше всего?

Как сказал наш друг Саша на московском концерте “Что-то публика у вас слишком ласковая”. Не знаю, что с ними не так – но принимают везде очень хорошо – и нас, и альбом.

— Какое из выступлений в ходе нынешнего тура было самым интересным и запоминающимся и почему?

Концерт в Питере. Там получилось реализовать все – и подарки, и видеоряд, и декорации. Даже три стога сена на сцену притащили – для эффекта полного присутствия на сельском празднике. И у нас тоже было ощущение настоящего праздника.

— Вы можете рассказать какую-нибудь необычную, таинственную, волшебную или просто интересную историю, связанную с деятельностью группы?

Однажды у нас сломался туровый микроавтобус. И мы поехали дальше на поездах (ну а как). И вот наступил момент, когда мы играем концерт в  Ульяновске, а в следующий город нам оттуда уехать нечем – ну не ходят туда поезда, самолеты и пароходы. Уехать можно только на машине – а машины у нас нет (нищие мы). И вдруг, после концерта к нам подходит парень. Он порядком пьян и сильно расстроен.

—  Я только что из ЗАГСА, — говорит он

— Поздравляем, — говорим мы.

— Я развелся, — говорит он.

— Ммм, — нечленораздельно мычим мы.

— У меня два года назад кто-то в машине диск забыл, — говорит он. – Сборник песен “Нашего радио”. Он у меня болтается – я его иногда слушаю. Есть на диске одна песня, которая мне очень нравится. “Поцелуй меня, я — ирландец» называется. Я зашел в кабак горе свое залить, а вы как раз её играете, — говорит он. – Я думаю – это судьба. Может, вам нужно чего?

— А ты на машине? – говорим мы.

Так мы и попали в труднодоступный город.

6_

— Я знаю, что у Вашей группы даже есть свой дискуссионный клуб, где участники пьют чай и обсуждают различные вопросы. Расскажите, пожалуйста, подробнее о деятельности этого клуба и о том, как можно в него вступить.

Для этого нужно поздно ночью оказаться с нами всеми в одной комнате. Еще лучше – в одной постели (а все же знают, что мы как всякий шоу-балет, едим из одного корыта и спим на одних полатях). И когда наступит время спать – нужно задать животрепещущий вопрос. Например: “Если упасть лицом в тазик с желе – лицо влипнет или отскочит?”. Наблюдайте. Комментируйте. Вы великолепны.

— Вы говорили, что любите хорошее фэнтези. Расскажите, пожалуйста, какая из последних прочитанных Вами книг Вас наиболее впечатлила и порадовала?

Помню, что меня всегда сильно впечатляли книги Андре Нортон. И до сих пор впечатляют. Я нахожу хорошие их переводы и иногда с удовольствием читаю.

— Уже достаточно давно в социальной сети Вконтакте появилось сообщество, которое посвящено уже не группе, а лично Вам. Расскажите о том, что происходит в сообществе и о том, как оно было создано. Насколько сейчас Вы ощущаете себя культовой личностью?

Нет. Я как беговая лошадь, боюсь фотовспышек и излишнего внимания. Создала это сообщество не я. В какой-то момент мне просто передали бразды его правления. И я решила, что нашла достойное поле для экспериментов со своими веселыми историями.

9_

— Чем занимается группа Немного Нервно и лично Вы в настоящее время? Какие мысли Вас занимают и как Ваше настроение?

Лично я сейчас занята привычным делом сижу в аэропорту  и ем яблоко – жду самолета в далекую и таинственную страну и отвечаю на вопросы интервью. Я так всегда делаю. А группа в режиме “Сам себе музыкант” — готовится к следующему туру, я надеюсь

— Чего ожидать от группы в ближайшем будущем? Когда можно ждать последнюю, четвёртую часть “Снов о Земле”?

Я надеюсь, что через год. Вообще, мыслей уже на три альбома вперед. Нужно только взяться.

— И на последок несколько совсем коротких вопросов, на которые можно отвечать одним словом. что Вам ближе: Enya или Blackmore’s Night?

Blackmore’s Night

-Вино или чай?

Вино

-Эльфы или люди?

Люди

-Толкиен или Пратчетт?

Толкиен

— Средневековье или Ренессанс?

Ренессанс

— Звёзды или сны?

Звезды

— Фэнтези или Мифология?

Мифология

— Квартирники или Оупен-Эйры?

Ойпен-Эйры

— Лес или море?

Море

— Что Вы хотели бы переделать или пожелать своим поклонникам и всем, кто поддерживает группу?

Я хочу сказать вам спасибо. Вы даже не подозреваете, сколько радости и сил вы нам приносите. И так же как мы меняем вас, вы меняете нас. Мы растем и учимся вместе, открываем новое и находим себя. Пусть все будут счастливы. Пусть все будет лучше. Пусть все будет.

— Спасибо за интервью, Екатерина! Удачи Вам и группе!