ФОРПОСТ МУЗЫКАЛЬНОЙ АНАЛИТИКИ
АЛЕКСЕЯ ИРИНЕЕВА (МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛИСТ)

"Моя фамилия и нынешнее название журнала – это в какой-то степени синонимы". Интервью с Андреем Корюхиным (главным редактором журнала Dark City)

Андрей Корюхин Dark City

02-12-2016 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Вряд ли можно в наше время найти человека, который всерьёз увлекается тяжёлой музыкой и при этом не знает, кто такой Андрей Корюхин. Да, вы совершенно правы, это главный редактор ведущего на данный момент отечественного издания о тяжёлой музыке под названием Dark City. Но что Вы знаете о нём самом – о человеке, который столько лет кряду формирует мировоззрение тысяч почитателей рока, даже если они и не подозревают об этом? На любой ваш ответ я могу возразить, что ваши знания фрагментарны и отрывочны, хотя вы наверняка знаете, что именно Dark City (который, появившись в далёком 1991 году, носил ещё название Rock City) и другой журнал под названием RockCor/РокКор стояли у истоков всей профильной рок-журналистики в нашей стране. Если сделать нехитрые подсчёты, мы с вами увидим, что в 2016 году оба этих журнала празднуют своё 25-летие. Естественно, по этому поводу уже были сделаны юбилейные публикации в вышеупомянутых изданиях, ну а я попытался взглянуть на четверть века, прожитый журналом Dark City, большую часть которых им руководил именно Андрей Корюхин, несколько с другой стороны и сделать действительно подробное, информативное и разностороннее интервью с этим интересным и уже почти легендарным человеком.

— Приветствую, Андрей! Позвольте поздравить Вас с таким значительным и замечательным юбилеем, который ныне отмечает Dark City – с 25-летием! Что для Вас это дата?

Приветы всем и спасибо большое за поздравления! Для начала хотелось бы уточнить, что 25-летие отмечает не конкретно журнал Dark City, а целое семейство музыкальных журналов, имевшее (и имеющее) в своем названии слово “city”: Rock City, Metal City и Dark City. И для меня эта дата в первую очередь означает веру в своё дело и в наших читателей, в преемственность традиций и в то, что тяжёлая музыка для многих – это любовь до гроба, а не просто мимолетное юношеское увлечение.

— Уже как-то отмечали? Если “да”, то как? Какое из поздравлений было наиболее интересным и необычным?

Честно говоря, отметили очень скромно, в тесном редакционном кругу…  да ещё и не полном – ведь у всех куча своих дел, работа, семьи и т.п. Можно было бы какой-нибудь небольшой фестиваль закатить или просто торжественные посиделки в расширенном составе в клубе устроить, но сейчас не те времена, когда можно шиковать и спускать деньги на празднества. Возможно, мы что-то придумаем к выходу юбилейного сотого номера Dark City, который уже не за горами, но пока сложно что-то загадывать…

— “25” – это много или мало? Вы помните себя в 25 лет? Каким Вы были, и что изменилось в Вашей жизни и Вашем мировоззрении с тех далёких пор?

25 лет – это треть жизни для среднестатистического человека. А для музыкального журнала, особенно нашей специфической направленности, это больше, чем жизнь! Я вот смотрю на наших западных коллег – Metal Hammer, Kerrang, Rock Hard, Burrn – они уже и на четвертый десяток лет пошли, и держат марку, не сдаются! Ну а мы чем хуже? 🙂  25 лет мне было в 1999 году, как раз через год после кризиса, когда славную историю Rock City пришлось закрывать и искать пути реинкарнации журнала под новым названием и в новых условиях ведения бизнеса. Тогда было и проще, и сложнее, чем сейчас. Проще потому, что все были молоды, полны сил, идей и энтузиазма, рынок печатной музыкальной прессы был огромен и на нём спрос превышал предложение… Сложнее же было по многим техническим причинам – для верстки журнала требовался мощный компьютер (как правило, дорогостоящий Macintosh) и профессиональный монитор, барабанный сканер, всякая-разная офисная техника и т.п.; сейчас же номер можно сверстать буквально на коленке на обычном планшете… Ну а взять интервью у именитой зарубежной метал-группы тогда было сродни тому, как съездить в Африку на сафари и привезти оттуда живого слона! С трудом находились и рекламодатели – ведь легальных лейблов, работавших с тяжелой музыкой, тогда ещё практически не было, так что приходилось полагаться исключительно на доходы с продажи тиража, что с точки зрения мировой бизнес-модели издательского бизнеса – полная дичь! Соответственно, моё мировоззрение было несколько иным – это была сложная, но очень интересная работа, это было развитие, постоянно открывающиеся новые перспективы, азарт, в конце концов. А потом наступил 2008-ой и началась стагнация – не только в журнале, а вообще в российском музыкальном рынке – концертном, CD-шном, издательском. Даже при наличии оригинальных идей реализовывать их становится крайне сложно, поэтому приходится всё очень тщательно просчитывать и стараться удержаться хотя бы на безубыточном уровне. Так что сейчас приходится думать не о развитии, а о том, чтобы аккуратно провести корабль под названием Dark City как можно дальше между многочисленными рифами и отмелями…

— Верите ли Вы в новый взлёт, подобный тому, какой был в 1999? Или теперь нам всем только по наклонной и огибая препятствия? Быть оптимистом в плане профильной рок-журналистики в наше время — это странно, смело или просто глупо, как Вы считаете?

В такой взлёт я, конечно, не верю. Тут надо быть не оптимистом, а реалистом – печатная рок-пресса что у нас, что на Западе переходит в разряд узкоспециализированной, сдавая позиции оперативному, удобному, и – что самое главное – бесплатному контенту из Интернета. К сожалению, не все меломаны понимают, что качество бесплатного контента зачастую куда ниже, чем у профессиональных печатных изданий; возможно, потребуется еще какое-то время, чтобы народ устал от этого вала сомнительной информации из Сети и вернулся к более надежным и проверенным источникам, главными среди которых всегда были, конечно, печатные журналы со стажем и репутацией.

— Сейчас непроизвольно вспомнил Ваше фото с “Тушинского попоища” 1991 года. Длинноволосый молодой человек с горящим взглядом…Насколько Вы сейчас такой, каким были тогда? Я понимаю: возраст, мудрость, годы. Но ведь наверняка, что-то осталось неизменным? Что?

Наверно, осталась искренняя любовь к тяжелой музыке. И нежелание становиться “форматным”. А вот восторг от открытия для себя новых имен и новых альбомов как-то поугас – сейчас редко какая новинка может зацепить меня так, как это в том же 1990-91 году сделали ‘Seasons In The Abyss’,‘Coma Of Souls’, ‘Never, Neverland’, ‘Metallica’, ‘The Eye’, ‘Empire’, ‘Souls Of Black’, ‘Rust In Peace’, ‘Cause Of Death’, ‘Gothic’ и еще с добрый десяток альбомов, впоследствии ставших классикой метала. А может дело не во мне, а в том, что подобные альбомы “на все времена” практически перестали выходить?..

andy93

— Как и с чего начинался Ваш путь в качестве музыкального журналиста? Кто был Вашим кумиром и учителем? На работу кого из рок-обозревателей Вы ориентировались и кого считали достойным подражания?

Честно говоря, у меня не было кумиров или учителей в этом деле. Да и к журналистам я себя никогда не причислял – я просто писал о том, что было интересно мне, и писал так, что, видимо, оказывалось интересно читать это и другим.

— Вы помните свою первую рецензию и своё первое интервью? Когда это было, кто стал “жертвой” Вашего аналитического пера и состоялась ли публикация тех Ваших первых шагов в музыкальной журналистике?

Про рецензию я сейчас и не вспомню, а вот первое моё интервью для Rock City было с Кристофером из Therion. Любопытно было бы его сейчас перечитать, вот только лезть за этим архивным номером надо очень далеко.:)

— Какие журналы Вы читали в своей юности? Доводилось ли что-то читать до 1991 года, когда состоялся своего рода бум печатных рок-изданий и появились RockCor, Rock City, РокАда, Тттррах! и другие

Первые номера всех этих четырёх журналов я, безусловно, купил, как только они появились в продаже. Но впоследствии регулярно покупал и читал только Rock City, не пропуская ни одного номера. В 1989-1990 удавалось купить кое-какие номера Metal Hammer – тогда за один номер приходилось отдавать всю стипендию, но, поскольку немецкий язык я тогда не знал, я довольствовался лишь изучением обложек свежевышедших альбомов (ну и обязательным изучением оценок на них и итоговых чартов, дабы потом самые лучшие альбомы закатать на кассеты в студиях звукозаписи) и фотографиями музыкантов. Ну а информацию я брал тогда из журнала Ровесник и “Звуковой Дорожки” МК – правда, “профильные” материалы там печатались крайне редко, но и по ним можно было хоть как-то ориентироваться в огромном и доселе неизведанном океане тяжелой музыки.

— Коль скоро мы заговорили о юбилее Dark City, который ранее носил название Rock City, давайте вернёмся в тот исторический 1991 год. Как и при каких обстоятельствах Вы познакомились с журналом? Каким было первое впечатление: что понравилось, что не понравилось?

Познакомился я с Rock City точно так же, как и тысячи мне подобных – на “монструозном” Тушинском фестивале, где и состоялись основные продажи тиража первого номера. Первые впечатления были… вау! Понравилось, полагаю, всё, ну разве что бумагу и печать хотелось бы такие же, как и у немецкого Metal Hammer, но я понимал, что на том этапе это было просто невозможно. Еще не понравилось – но это была уже чисто подростково-фанатская точка зрения — то, что лично моим любимым группам был посвящен не весь журнал “от корки до корки”, а лишь его часть: жалко было, что столь драгоценные страницы в нём занимают и какие-то другие, непонятные и незнакомые группы. 🙂  Ну а еще вопросы вызывала обложка, на которой стояла концертная фотка какого-то рыжеволосого гитариста без намёка на название группы, — это уже потом, “методом дедукции” удалось выяснить, что парня зовут Дэйв Мастейн, но поначалу нам пришлось немало поломать над этой загадкой голову! Кстати, раз уж зашла речь об обложках, скажу, что мне не очень нравились фотографии, которые на них ставились – они были какого-то… “необложечного” уровня, и лишь с шестого номера с суперской фоткой Оззи ситуация кардинально изменилась… правда, тогда же сменился и фирменный логотип на нечто банальное, так что полностью идеальными и последующие обложки назвать было нельзя – вплоть до 1996 года.

— С Вашего позволения, хотелось бы узнать Ваше мнение о первом главреде Rock City Алексее Сидорове по прозвищу “Злодей”. Думаю, все, кто хоть немного “в теме”, в курсе, что человек это был неоднозначный, но, вне всяких сомнений, великий. Как складывались Ваши с ним отношения и как Вы узнали о его смерти?

К тому времени, когда я с ним познакомился, он уже не занимал кресло главного редактора, а руководил Рок Бизом со всеми его сторонними проектами. Я относился к нему, конечно же, с уважением и поначалу даже немного побаивался – всё-таки легендарная личность! Потом, когда я перешел под его непосредственное подчинение, став главредом Rock City, наше общение стало несколько плотнее, но не настолько, чтобы назвать его дружеским – думаю, его интерес к журналу со временем поугас, и ему было уже не интересно вникать в его жизнь настолько плотно, как это было в начале 90-х. А о его смерти я узнал от наших с ним общих друзей и коллег и, честно говоря, это известие было настолько неожиданным, что поначалу в это даже и не верилось…

— Я понимаю, что в то время Rock City находился не под Вашей юрисдикцией, но всё же: Вы могли бы как-то прокомментировать ту паузу в два года, которая разделяла номер 6, вышедший в 1993 году, и номер 7, вышедший в 1995 году с половиной белых страниц. “Злодей” написал во вступительном слове, что дело было исключительно в потреблении спирта и тому подобных прекрасных вещей. А что знаете об этом времени Вы?

Увы, но доподлинно о тех временах я знаю не так и много – в основном по рассказам Алексея Глебова. Но, думаю, дело тут не только в спирте и ему подобных вещах, но и в том, что у Сидорова всегда была куча самых разнообразных идей, которые он спешил воплотить в жизнь… и довольно быстро мог потерять к ним интерес. Скорее всего, именно так и произошло на том этапе с Rock City.

— Кстати, некоторое время назад, было объявлено, что вся редакция Dark City в полном составе разорвала все свои отношения с Зелёным Змием. Не скучаете ли Вы по алко-сейшенам или “сухой закон” в стенах редакции уже утратил силу? (Признаться, был немало удивлён, увидев на Вашей странице ВК в сфере интересах “бухло”.Или это “бухло” исключительно безалкогольное?).

Интересно узнать, откуда появилась такая нелепая информация? 😉 Как минимум половина нашей редакции и сейчас регулярно употребляет разнообразные алкогольные напитки – в основном, конечно, на тематических концертах и когда мы собираемся в редакции по выходу очередного номера журнала.

— А такая информация появилась уже очень давно, как раз сразу же после того, как в Dark City подошла к своему логическому концу рубрика “Алко-City”, ведомая Юрой “Хирургом”. Уже не помню, кем именно (скорее всего, самим Юрой), но официально со страниц журнала Dark City прозвучало, что редакция в полном составе решила оставить пагубную алкогольную привычку. Или это был своего рода сарказм и ирония?

Сейчас я уже точно не припомню, но был вроде в нашей истории такой эпизод, когда мы все месяца 2-3 действительно не употребляли. Совсем. Не уверен, что он совпал с окончанием рубрики “Алко-Сити” и уж тем более, никакой прямой связи между этими двумя событиями не было, так что, скорее всего, это была в большей степени некая шутка.

andy-ralf

— Вы можете сказать что-то о Rock City времён Олега Бочарова, нынешнего сотрудника одиозного мужского журнала “Maxim”? Как сказался и сказался ли на репутации журнала в тру-метал-кругах этот “альтернативный” период “междуцарствия”?

Конечно, любой главред привносит в направление журнала какие-то свои пристрастия, и в этом плане разница во вкусах между “классическими” Сидоровым и Глебовым и “бунтарским” Бочаровым была заметна читателю невооруженным взглядом. С одной стороны, лично меня такой “вираж” не особо порадовал – ведь если бы я захотел почитать об альтернативе и панках, я бы купил другое издание, которое специализируется на этой музыке (а они уже выходили в тот момент у нас в стране). С другой стороны, и мои вкусы к тому моменту расширились до границ The Offspring, Therapy?, Clawfinger и иже с ними, так что эти “альтернативные” материалы тоже можно было почитать для расширения кругозора, так сказать. Справедливости ради всё же скажу, что их процент в общем объёме журналов не был критическим – Rock City продолжал писать в основном про то, что от него ждали: AC/DC, Kreator, King Diamond, Iron Maiden, Judas Priest, Deep Purple, Megadeth, Slayer и т.д. и т.п.

— Ну а мы тем временем продвигаемся по истории Rock City далее и подходим к тому моменту, когда главредом стал Алексей Глебов. Что Вы можете рассказать об этом человеке и о “времени его правления” в журнале?

Алексей в роли главреда Rock City оказался очень правильным человеком. Фанат Metallica до мозга костей, он одновременно любил и Depeche Mode, но при этом прекрасно понимал, что читателю журнала Rock City нужны именно тру-метал-имена, а не “депеша”, с которыми на обложке можно продать куда больше экземпляров журнала… вот только что потом делать с его подмоченной репутацией? В общем, все выпуски Rock City его периода я прочитывал от корки до корки, и когда мне выпала возможность начать работу в редакции под его началом, то я счёл это действительно не только удачей, но и честью.

— Насколько Вы согласны с утверждением Алексея Глебова, что Rock City и Dark City это два совершенно разных издания?

Я категорически с этим не согласен. Куда больше различий было между “сидоровским” Rock City и “бочаровским”. С другой стороны, метал-сцена не стоит на месте, происходит появление новых поджанров тяжелой музыки, их развитие – и за всем этим нам приходится следить. Поэтому не удивительно, что у нас сейчас практически не встретить Deep Purple или Judas Priest в каждом втором номере, как это было раньше – “классическому” року мы уделяем несколько меньше внимания, ведь для этого есть более соответствующие по своему названию музыкальные журналы.  Однако если посмотреть на City с некоего отдаления, то становится понятно, что и Rock City писал в свое время о самых актуальных на тот момент метал-группах, и мы сейчас пишем о тех, кто наиболее актуален сегодня – и в этом у Rock City и Dark City совершенно очевидная преемственность! Другое дело, что подавляющее большинство материалов о западных группах в Rock City были переводными, компилировавшимися из западных рок-журналов, а в Dark City мы старались делать упор на эксклюзивные интервью, — так что в этом, наверное, и заключается наибольшая разница.

— Ну а теперь, собственно, ближе к временам нынешним. Расскажите, пожалуйста, как и с чего началась Ваша работа в Rock City и как и кем было принято решении о выдвижении Вас на пост главного редактора?

Мою кандидатуру на эту должность предложил, естественно, человек, который лучше всего знал меня в журнале с профессиональной точки зрения – Алексей Глебов. К тому же, полагаю, на тот момент у меня из всей редакции Rock City было и больше свободного времени, чтобы заниматься этой работой, и больше желания и энтузиазма. Собственно, работа в этом плане у меня даже скорее не началась, а продолжилась: рокситиевских авторов я к этому моменту уже хорошо знал и понимал, кому и что можно поручить написать, ну а направление журнала я и вовсе “чувствовал нутром” с 1991 года, читая от корки до корки все выходившие номера. К сожалению, накрывший в то время страну финансовый кризис не мог не сказаться и на периодичности и толщине выпускаемого журнала – финансирование каждого номера давалось очень непросто, так что приходилось искать компромисс между массой интересных материалов и скромным объемом в 40 страниц. Но поскольку моя должность главреда не подразумевала какие-то коммерческие функции – поиск спонсоров и рекламодателей, поддержание стабильных каналов распространения и общий финансовый контроль над изданием, — то спустя несколько номеров славная история Rock City подошла к концу… чтобы дать рождение новому изданию – Metal City, где за всё отвечала уже редколлегия, а не многопрофильная фирма RockBiz.

— Почему Вы так быстро отказались от названия Metal City и остановились на более обтекаемом и демократичном Dark City? И каким было изначально направление “Тёмного Города”? Вы ставили какие-то жанровые рамки для материалов, которые публиковали? Какие направления изначально были “за бортом” и в журнале не освещались?

Metal City – очень узкоспециализированное название, даже более узкое, чем Rock City. Мы же планировали писать не только о метале и тяжелом роке во всех его проявлениях, но и о “тёмной” сцене – готике, дарк-вэйве и иже с ними. То есть рамки получались достаточно широкие… возможно, даже чуть более широкие, чем следовало бы делать. Ну а “за бортом” оставалась по сути попса… за исключением, пожалуй, синти-попа 🙂

— На Вашей странице Вконтакте написано, что Вы величаете себя не иначе, как “патриарх  рок-культуры”. Что это: самоирония, официальный титул, никнейм, кем-то высказанное мнение о Вас или объективное положение вещей?

Скорее, это просто самоирония. 🙂

Dark City под Вашим руководством знал разные времена: менялся состав редакции, люди приходили и уходили, менялись рубрики. Что на данный момент Вы считаете самым большим достижением Dark City? Какую рубрику самой удачной?

Самой удачной нашей рубрикой была “Почта Dark City”. С неё начинали читать свежий номер, думаю, почти все – даже иностранные музыканты и представители зарубежных лейблов, уже минимально знакомые с нашим журналом, брались пролистывать его именно с конца. Впрочем, заслуга тут не только наша, сколько наших читателей, которые навалили на эти страницы столько креатива и безумства, что сейчас в интернетах такого не сыщешь! 🙂 Но со временем онлайн-общение вытеснило общение через бумажную почту и эту рубрику в журнале, и к нам стали приходить письма практически исключительно из “мест, не столь отдаленных”, в которых зэки в исключительно шаблонной форме перечисляли свои достоинства (и непременно указывали, что срок они получили по недоразумению) и искали девушку своей мечты, к которой они бы смогли отправиться сразу после отсидки – через год, три, а то и все семь лет… Если же говорить о главном достижении Dark City, то, думаю, это стабильность издания на протяжении более полутора десятков лет: качественная цветная полиграфия, красивый профессиональный дизайн, интересные эксклюзивные материалы, строгая периодичность выхода новых номеров, ну и, конечно, несмотря на меняющиеся имена в редколлегии, это неизменно сплоченный коллектив энтузиастов своего дела!

andy-krm

— Не могу не спросить про Ваших коллег-журналистов, которые пишут для Dark City. С кем из них Вам было приятнее и легче всего работать? С кем у Вас наиболее близкие и дружеские отношения?

Единственный человек, который пишет материалы в Dark City с самого первого номера и по нынешнее время – это Юра “Хирург”. Полагаю, что это совершенно очевидно, что именно с ним мне приятнее и легче всего работать – иначе бы мы с ним не проработали бок о бок столько времени. 🙂 Вторым человеком, который работает со мной в журнале столько же времени, но не является “коллегой-журналистом”, стал Игорь “Джефф” – наш бессменный дизайнер-верстальщик… то есть, тьфу, арт-директор. 🙂 Вот эту троицу и объединяют наиболее близкие и дружеские отношения в Dark City. Если же говорить о других авторах, то приятно и легко мне всегда было работать с Алексеем “Kidd” Кузовлевым; к сожалению, со временем он нашел себя в несколько иной области шоу-бизнеса. Из новых авторов не могу не отметить Антона Кольцова… но и про остальных коллег ничего плохого не скажу – иначе бы их не было в редакции. 🙂

— Расскажите, пожалуйста, о том, как в состав редколлегии Dark City вошёл Александр “Пожарник” Кудрявин, как проходила работа с ним и не мешало ли сотрудничеству его повсеместно известное и патологическое пристрастие к портвейну?

А он и не “входил” в состав Dark City: он был в “city” всегда – и до моего прихода. Александр был искренне увлечён этой музыкой и его квартира напоминала филиал редакции – там было просто невообразимое количество ксерокопий журнальных статей на немецком языке, на основании которых он мог бы написать о любой метал-группе энциклопедический материал с массой цитат и неизвестных широкой публике фактов. Помимо этого у него дома была огромная фонотека – советский и импортный винил, фирменные, лицензионные и пиратские CD, причем по стилям там можно было отыскать как классику рока, так и электронику, но главным направлением там был, конечно, метал… Работать с ним было и легко, и… не очень. С одной стороны, он всегда с готовностью брался за любые задания и благодаря своим архивам мог написать действительно уникальный материал. С другой, поначалу у него не было своего компьютера и статьи он набивал на печатной машинке, а иностранные слова вписывал в оставленные пустые места от руки – и потом нам приходилось перепечатывать этоуже в компьютер, что занимало немало времени. Что же касается его увлечения портвейном, то я бы не сказал, что это было что-то из ряда вон выходящим – Лемми бы дал ему сто очков вперед в этом вопросе! Алкоголь он уважал употребить на любом концерте, на который мы ходили всей редакцией – и да, было заметно, что употреблял он его в достаточных количествах, но и остальные сотрудники журнала никогда не скромничали в этом вопросе, так что я бы не стал выделять его из редакции как “главного алкоголика” – это было бы несправедливо…

— Но ведь Александр начинал как корреспондент РокКора, а только потом был изгнан оттуда (как раз-таки за злоупотребление алкоголем) и переместился в “city”, разве не так?

Честно говоря, я не знаю, за что его оттуда “изгнали”, но нашей с ним работе этот фактор отнюдь не мешал.

— Уже много лет прошло со дня смерти Александра, но он по-прежнему значится в составе редакции Dark City. Как бы Вы могли это прокомментировать? Он продолжает писать для журнала с того света или Вы просто хотите напомнить читателям о том, что когда-то в журнале работал такой великий человек?

Он оставил в истории журнала такой след, что заслужил и после смерти числиться в составе редакции…

— В связи с тем, что мы вспомнили об Алексее Сидорове и Александре Кудрявине, хотел немного поделиться своими личными наблюдениями. Возможно, я ошибаюсь, но у нас в стране люди о жизни любимых (или не любимых, но тех, кого они читают) журналистов узнают чаще всего в режиме некролога (яркий тому пример – Сидоров и Кудрявин, о которых в Dark City были замечательные материалы, но…это были-таки некрологи). Насколько важным и нужным Вы считаете интервьюирование самих журналистов? Лично мне всегда казалось, что по-настоящему хорошее и интересное интервью получается с хорошим и интересным человеком. А интересными и разносторонними людьми как раз чаще всего являются журналисты. Отбросим лишнюю скромность, и можно будет увидеть, что наше с Вами интервью сейчас получается на самом деле интереснее, чем многие интервью с музыкантами? Что Вы об этом думаете?

Это интервью таким получается, так как вопросы по большей части не стандартные, не такие, которыми обычно мучают музыкантов. Но если мы будем публиковать в журнале интервью со всеми нашими журналистами, это может превратиться в не менее шаблонную рутину. К тому же для интервью или статьи всегда нужен повод – увы, смерть человека даёт такой повод, а вот если журналист работает с тобой несколько лет кряду – когда и по какому поводу делать с ним интервью? Ну и наконец, мне кажется, что если уж делать интервью с журналистом, то этим лучше заняться человеку “со стороны” и для стороннего медиа-ресурса – тогда это будет выглядеть логичнее и интереснее.

— Не могу не задать несколько скользкий вопрос. Принято считать, что самыми великими российскими рок-журналами с самого начала были Dark City и RockCor. Они начинали примерно в одно время, никогда не прекращали своей деятельности и по сей день имеют самые большие тиражи и самый большой авторитет среди читателей. Я понимаю, что уже давно принято считать эти два журнала конкурентами, но всё же рискну спросить у Вас, как и когда Вы впервые узнали о РокКоре и как складывались лично Ваши отношения с этим журналом и с его руководством?

Как уже понятно из моих предыдущих ответов, с РокКором я познакомился после выхода его первого номера. Дальнейшие мои знакомства с его выпусками были чисто эпизодическими – мне вполне хватало одного музыкального журнала, чтобы удовлетворять информационный голод. В качестве конкурентов в начале нулевых у нас было немало и более серьезных изданий – Painkiller, например, Legion/M или ковалёвский 1Rock, но все они по тем или иным причинам закрылись, так что по сути из области тяж-мет-изданий остались только мы и РокКор, однако я не думаю, что складывающуюся сейчас в этой области ситуацию можно назвать конкуренцией. А с Алексеем мои отношения всегда складывались нормально – он весёлый мужик, любит своё дело, правда в последнее время мы с ним очень редко пересекаемся – он уже давно на концерты не ходит, а эти мероприятия всегда были главным местом сбора рок-журналистской тусовки.

andygoth

— А что вы думаете о точке зрения, согласно которой такое понятие, как “конкуренция” в мире современного тяжмета просто не актуально. Физические носители и журналы стремительно теряют популярность, концерты западных мегакоманд отменяют один за другим, народ деградирует, социальные сети заполняют собой всё и вся. Не кажется ли Вам, что в такой ситуации не совсем адекватно выяснять отношения с “конкурирующей фирмой”, а гораздо логичнее было бы объединиться против общего врага – повсеместного кризиса? Как считаете, насколько это реально и возможно? Лично Вы хотели бы “зарыть топор войны” между РокКором и Dark City?

А разве имел ли место вообще быть этот “топор”? Мне кажется, это больше частные разборки между отдельными авторами и читателями журналов, нежели официальная позиция их издателей. Что же касается объединения, то эта мысль мне как-то совершенно не понятна – да, в своё время мы хотели приобрести белорусский “M”, сделав его “брутальным” приложением к Dark City, но в результате отказались от этой мысли, просто добавив себе “Тёмные страницы”, но вот объединение РокКора и Dark City кажется мне идеей на грани бреда. 🙂

— Я имел ввиду объединение исключительно в плане сотрудничества и взаимоподдержки, не взаимослияния. То есть такого объединения, при котором каждый оставался бы собой и сохранял бы свою автономию, но при возможности помогал бы коллегам, не расценивая их как конкурентов… Признаться, мне очень не понравилась позиция Рокмаркета, когда после очередного кризиса большинство других онлайн-шопов прекратили своё существование. Эта позиция уж очень напоминала злорадство и что самое плохое была вывешена на всеобщее обозрение на сайте магазина. Если честно, я был тогда немного обескуражен. Другие  онлайн-магазины не мешали рокмаркету, а меломаны могли найти там то, чего не было в ассортименте рокмаркета… Лично я как прожженный аудиофил и меломан не видел причин для радости в том, что ряд точек, где можно было найти редкие диски, перестали существовать. Подобное отношение у меня и к журналам. Был очень хорош М, неплох Alive, как и те же Painkiller и Legacy. Жаль, что их больше нет. Как Вы считаете, возможны ли отношения Dark City и РокКора на уровне коллег и какая-то взаимопомощь в отношении друг друга без отношения подобного тому, что было у рокмаркета по отношению к почившим “коллегам”?

Если говорить об отечественных музыкальных онлайн-магазинах, то конкуренция в этой области была заметной, а ассортимент у них пересекался процентов на 90, ну и вследствие падения рынка выжил сильнейший, а не тот, кто занимался демпингом. К тому же сейчас интернет-магазины есть практически у каждого местного лейбла (впрочем, похожая ситуация наблюдается и на Западе), так что сказать, что Рокмаркет монополизировал рынок, нельзя. С журналами ситуация несколько иная – наш “ассортимент” пересекается из номера к номеру процентов на 30, но даже при этих пересечениях наш товар (статьи, интервью, рецензии, постеры) по большей части уникален, так что друг другу мы по сути и не мешаем. А что касается поддержки и взаимопомощи, то в этом плане вопрос как-то никогда и не вставал – мы вполне самодостаточные издания, с многолетним опытом работы, сетью распространения и авторскими коллективами… Чем и в чём помогать то?

— В своём интервью по поводу юбилея, опубликованном в свежем номере Dark City, вы сказали, что годы подполья для рок-музыки остались в прошлом. Всё ли так радужно? Вас совсем не смущает череда репрессий и такие фамилии, как Артюх, Милонов и иже с ними? Есть ли столь веские основания для такого безоглядного оптимизма?

Это вопрос не конкретно рок-музыки, а культуры в целом, включая художественные выставки и т.п., на которые эти самые “активисты” тоже регулярно нападают. Их активность была связана, на мой взгляд, с грядущими тогда выборами – им нужно было набирать какой-то общественно-политический “вес”, любыми способами привлекая к себе внимание общественности. Сейчас выборы позади, так что думаю, что в ближайшие пару-тройку лет мы о них не услышим.

— Есть такое мнение, что любой уважающий себя журналист просто обязан знать поле своей деятельности, то есть те издания, которые работают и пишут наряду сего собственным. Не обязательно читать от корки до корки, но знать названия, состав редакции, направление, основные достоинства и недостатки – обязан. Что Вы думаете о таком мнении и что можете сказать о таких современных и недавно почивших журналах, как Atmosfear, Terroraiser, In Rock, Classic Rock, Legacy, Painkiller, Rock Oracle, Legion, M, фанзинах наподобие Stay Heavy, бесплатных журналов ala Бункер, Артист, Бочка и интернет-изданиях, подобных Eat Music. Насколько Вы осведомлены об их деятельности и доводилось ли Вам читать их?

Не думаю, что это должен знать каждый журналист, а вот главред, издатель – пожалуй, да. В первые годы нашей деятельности я, конечно, внимательно следил за “конкурирующими” (и не очень) изданиями, пролистывал их, что-то читал, смотрел на состав редакции, выискивал их сильные и слабые стороны и т.п. Сейчас профильные рок-журналы у нас в стране можно пересчитать по пальцам одной руки, а их содержание — предсказать на несколько номеров вперед, так что единственная интрига, за которой ещё можно следить – это кто из них закроется следующим. 🙂

— И ещё одно мнение: в 80-х и начале 90-х западные, да и наши журналисты, были настолько же рьяными и идеологически подкованными, как и музыканты, а порой, даже и больше. Журналисты не только генерировали идеи, но и могли за них постоять. Вспомните, как в 1993 году Rock City публиковал интервью с Гленом Бентоном из Deicide, в котором (интервью проходило при личной встрече!) журналист-христианин буквально размазал «великого сатаниста» по стенке своими вопросами, на которые Бентон просто не мог ничего ответить. Подобных примеров не счесть. И ситуация, когда журналист шёл на концерт той или иной группы прицельно, чтобы “убить скотину” (цитирую журнал Тттррах! – номер 1-2, 1991 год, имеется в виду ситуация с Чаком Шульдинером и корреспондентом Kerrang!) была в то время в порядке вещей. Не кажется ли Вам, что нынешние журналисты…обмельчали? Они могут только сидеть, писать и гундосо критиковать, а вот что-то конкретное сделать уже нет? Как считаете, хорошо это или плохо?

Мне кажется, что ситуация тут схожа с самими метал-группами: если раньше за год выходило по несколько шедевров “на все времена”, не считая множества просто очень ярких и сильных альбомов, то сейчас я с трудом в конце каждого года составляю свой итоговый топ-10. Да взять хотя бы тот же Deicide: какие громкие “залпы” он делал в начале 90-х и насколько он скучен и вторичен стал сейчас. В своё время вся эта сцена – начиная от музыкантов и лейблов и заканчивая журналистами и непосредственно фэнами — была действительно креативной: молодой, дерзкой, яркой, смелой, интересной. Было развитие, были открытия. Сейчас этот шторм утих – всё идёт по накатанной дорожке, и именно поэтому группы всё чаще исполняют на концертах свои старые хиты, а то и классические альбомы целиком, предпочитая побыстрее забывать про свой свежий материал, а в рок-журналах интереснее перечитывать архивные выпуски, нежели состряпанные по шаблонам интервью с молодыми командами.

andy-nb

— Вам не кажется, что это своего рода кризис? Кризис культуры, отношения к этой культуре и самого  человека? Или может быть всё дело в том, что мы сами становимся старше, и меняется наше восприятие? В 1999 году один из корреспондентов журнала Nut проронил в одной из своих рецензий “эх, а вот в былые времена за не слишком упёртую запись какого-нибудь Saxon я готов был душу прозакладывать, а сейчас даже такой сверхтехничный блэк не в радость…”. Не возникает ли у Вас желание вернуться в 90-е или хотя бы вернуть себе то особое восприятие мира, или это невозможно, как в рассказе М. Горького про горячий камень?

Наше восприятие, безусловно, меняется. Но и кризис налицо – слишком много появляется новой музыки, причём качественной, но вот ярких вспышек на этой сцене практически не заметно. Как правильно заметил тут мой брат: какие появились стадионные тяжелые группы после Slipknot? Да никаких. А ведь именно концертные сборы – самый точный и наглядный пример популярности команды, никаких тиражи дисков, скачивания или количество подписчиков в инстаграмме не дадут настолько наглядную статистику, как количество народа на концерте. А что касается “путешествий во времени”, то, думаю, в этом нет особого смысла – я и сейчас могу испытать схожие (правда, не столь яркие) чувства, прикупив себе первопрессный винил какого-нибудь любимого альбома из 80х, который у меня тогда был только на кассете, а потом перекочевал на CD: поразглядывать в деталях картинку на большой обложке, услышать наконец-то настоящий, оригинальный саунд альбома, почитать лирику на вкладке… и вспомнить то, что было четверть века назад.

— Если говорить о западной прессе, которая, несомненно, является и являлась приоритетом для каждого настоящего журналиста, то каковы Ваши фавориты и предпочтения здесь?

Немецкий Rock Hard. Некоторые идеи для Dark City по содержанию и оформлению я черпал именно оттуда, да и по набору групп я тоже ориентировался больше на них, нежели, скажем, на английский Metal Hammer или японский Burrn! Да и вообще, немецкая сцена нам ближе… Что же касается подачи материала журналистами, их стиля и слога, то тут ничего сказать не могу – в этом плане “кальку” делать бессмысленно, поэтому этим вопросом я и не интересовался.

— А в отношении критериев отбора материала для журнала Dark City, присутствуют ли здесь какие-либо ориентиры или Вы действительно публикуете абсолютно любые группы?

Если говорить об отечественных группах, то вопрос публикации интервью с ними целиком и полностью зависит от их личной в этом заинтересованности или же заинтересованности издающего лейбла в продвижении своих подопечных. Самый свежий пример тому из последнего номера Dark City – интервью с украинцами 1914.

— Насколько Вы занятой человек и остаётся ли у Вас время для каких-либо хобби?

Моё хобби – это музыка. И ему я посвящаю всё своё и рабочее, и свободное время. 🙂

— Насколько Вы конфликтны? Если сравнивать Вас нынешнего, Вас в 1999 году и Вас в 1991 году, как по шкале агрессивности Вы бы охарактеризовали свою конфликтность?

Не знаю, никогда не задумывался об этом. Скорее, эти сравнения могли бы сделать те люди, которые хорошо меня знают все эти годы…

— Можете рассказать о каком-нибудь конфликте, который был связан с Вашей журналистской деятельностью или деятельностью Dark City? Удалось ли разрешить конфликт с Рокмаркетом и насколько часто в Вашей работе бывают такие трения и нестыковки?

”Конфликт с Рокмаркетом” я бы на самом деле особым конфликтом и не назвал – это чисто рабочие вопросы, возникающие из-за недопонимания или невнимательности/спешки и т.п. Конечно, подобные моменты возникают регулярно – и, думаю, они возникают в любом бизнесе, в любом рабочем коллективе. Бывают у нас разногласия и внутри редакции (но они всегда решаются быстро и креативно), бывает, получаем претензии от лейблов или групп – в основном, из-за “заниженных”, как им кажется, оценок на их релизы. Но тут уж нечего обижаться: выпустил шлак какой-нибудь или проходной альбом – ну и получи соответствующую рецензию. А лизать всем подряд задницы, ставя только высшие баллы – лишь бы не испортить ни с кем отношения! – мы не будем: читатель не поймёт подобного подхалимажа.

— Всем известно, что на заре 90-х металлисты были весьма агрессивными типами со своей идеологией: даже Кристофер Джонсон из Therion едва не получил по почте бомбу, Канвульфу из Nargaroth весьма часто перепадало в прямом смысле “по башке” в драках с конкурирующими группами, а некто Евронимус и вовсе был убит. Доводилось ли Вам за столь долгое время работы в журнале получать от кого-либо угрозы или подвергаться обструкции в какой-либо форме? Как Вы вели себя в подобных ситуациях? И как считаете, метал стоит того, чтобы за него бороться, воевать?

Да, в самом начале нулевых и в конце 90-х подобное бывало, но нечасто: всё-таки Dark City – это не радикальное издание, не фэнзин, допускающий провокации и прямые оскорбления музыкантов или групп, а достаточно профессиональный журнал, где печатаются более-менее объективные мнения авторов. Да, были у нас в своё время ошибки такого рода, но мы сделали из них выводы и впредь такого не допускаем… А что касается метала в целом, то я думаю, что он более миролюбив и даже дружелюбен, чем какой-нибудь рэп.

— Давно не секрет, что в Dark City недолюбливают олдскул. Не боитесь, что старая гвардия отвернётся от журнала и упадут продажи? Как вообще случилось так, что все поголовно рецензенты и корреспонденты Dark City встали вдруг на “новые рельсы” и перестали понимать тот “замечательный старомодный шум”, который ещё в 1997 году (почти вчера!) так прославлял Всеволод Баронин (цитата из высказывания Баронина по поводу группы Anesthesia из ноябрьского выпуска “Рок-Интенсива” в 1997 году).

Интересно, для кого же это “не секрет” и о каком олдскуле идет речь? Думаю, достаточно почитать редакционные топы в любом номере – и вы найдете там достаточно олдскула, начиная от харды и заканчивая хрестоматийной дэтухой. Наглядный пример из последнего номера: Юра “Хирург” восторгается Гленном Хьюзом и Грэмом Боннетом, Некрозаврушка на первое место поставил DarkThrone, а на третье – Asphyx, а Кирилл Бурмаков особо выделил Ablaze My Sorrow, — думаю, все эти имена более чем олскульны! Что же касается лично меня, то я сейчас практически каждый день кручу новый альбом Agathocles, перемежая его новым же шикарным опусом старичков Marillion.

andyhram

— Ну, Marillion, Глен Хьюз, Грэм Боннэт и даже Asphyx и DarkThrone это уже, скорее, классика, нежели олдскул. А олдскул такого вида, как Arbitrator, Reabilitator, Железный Поток, Girlschool, Anvil, Horroraiser, Bestial Deform, Saxon, Deep Purple, Judas Priest?

Очень нестройный и нелогичный ряд получился. 🙂 Первые 7 групп я никогда не слушал и не понимал, что в них вообще можно слушать (хотя на концерте Girlschool был и даже винильчик их у меня имеется). Saxon с DeepPurple лично мне не нравятся – им я всегда предпочитал Black Sabbath, Оззи и Motorhead. А Judas Priest – замечательная команда с целым рядом отличных альбомов, которые имеются у меня в коллекции. Лично от себя могу добавить сюда в большей или меньшей степени любимые мной AC/DC, Manowar, Accept, Iron Maiden, Motley Crue, Scorpions,  Anthrax, Slayer, Metallica, Testament… добавил бы сюда и еще пару десятков схожих имен, но, думаю, я тут и так перечислил достаточно и олдскула, и классики.

— Совершенно не оригинальный, но традиционно самый интересный вопрос в любом интервью: расскажите какую-нибудь интересную или курьёзную новость, связанную с работой в журнале.

Да уж, вопрос этот из разряда баянов, когда не знаешь чего бы ещё спросить у музыканта. 🙂 Увы, но лично мне как-то ничего и не приходит в голову на эту тему – не рассказывать же бородатые байки с редакционных пьянок…

— Как считаете, насколько Ваше Эго и, как Вы сами говорите, “амбиции” мешали деятельности Dark City? Было ли такое вообще?

Скорее да, чем нет. Это как раз из разряда того, о чем я говорил чуть выше, что я не собираюсь целовать всех подряд в задницу, ставя лишь высшие баллы в рецензиях. Ну, например, выходит на каком-нибудь нашем партнерском лейбле плохой альбом, мы пишем на него негативный отзыв и ставим пару баллов;в следующий раз таких альбомов уже оказывается штуки три (ну бывают такие периоды, когда у лейбла идут не самые удачные релизы, а в прошлом на лицухе и вовсе тонны всякого шлака выходили), ну и потом звонит мне глава лейбла и говорит, мол, раз вы так наши диски обсираете, то не будем мы больше вам рекламу давать или, например, распространять ваш журнал… Ну нет – так нет, прекращалось сотрудничество: иногда на год, иногда – навсегда. Хотя, это скорее не эго виновато, а некая принципиальность, что ли…

— Как и под влиянием чего менялся Ваш собственный музыкальный вкус? Какие группы сейчас находятся в Вашем персональном топе и радуют Вас, не смотря ни на что? Можете назвать пять самых главных музыкальных открытий лично для Вас в этом году?

Наверное, музыкальные вкусы у любого человека со временем меняются; в моём случае я бы сказал, что они, скорее, не менялись, а расширялись. Начав с хэви, глэма и трэша, я дошел до дэта и блэка; параллельно я слушал (и слушаю) и The Cure, и A-ha, и Милен Фармер. Финальный топ за этот год я ещё не составлял, но могу сказать, что наверно ярчайшим релизом 2016-го для меня стал Marillion ‘F.E.A.R.’; также могу отметить однозначно понравившиеся мне Crematory ‘Monument’, дебютник Аббата, ну и совсем свежий In Flames.

— Насколько Dark City — это Корюхин, а Корюхин — это Dark City? Вы просматриваете те материалы, которые сдают в печать журналисты? Как часто приходится что-то править, резать или отклонять от публикации? Насколько сейчас такое понятие, как “цензура” актуально для журнала? “Цензура” должна быть или это целиком пережиток советских, “совковых” времён?

Я думаю, что моя фамилия и нынешнее название журнала – это в какой-то степени синонимы, и я сомневаюсь, что, если я когда-нибудь решу прекратить заниматься журналом, его кто-нибудь продолжит выпускать под этой вывеской… Материалы, которые сдают журналисты, я не просто просматриваю, а прочитываю очень внимательно. Правки и “резки”, конечно, случаются регулярно, но они не особо радикальны; так что если цензура и существует у нас, то в весьма мягкой форме. К тому же все наши журналисты в курсе того, что можно и нужно писать, а чего – не стоит. Именно поэтому я предпочитаю иметь стабильный состав редакции из 7-8 человек, а не работать с парой десятков залётных фрилансеров.

— Как считаете, если попытаться взглянуть на пройденный Dark City путь, скажем, с начала нулевых (собственно, под названием Dark City), какова динамика развития журнала: что стало лучше, что можно расценивать как однозначную удачу и победу, а что, быть может, наоборот, можно приписать к недостаткам и провалам? Бывало ли у Вас и у Dark City такое?

Динамика развития журнала была особенно заметна в первые годы: росло качество полиграфии, журнал становился толще, он всё более профессионально выглядел. Мы наладили отношения со всеми основными зарубежными метал-лейблами, о нас знали многие европейские рок-музыканты. У нас росли тиражи и узнаваемость бренда. Но где-то к середине нулевых мы достигли того потолка, который был возможен в нашей стране – по всем параметрам, так что дальнейшей удачей и даже победой я бы назвал то, что журнал продолжает выходить и по сей день, не теряя в своем качестве, несмотря на практически полный паралич отечественного музыкального рынка и рынка печатной продукции в целом.

— Если бы Вы могли вернуться в прошлое и изменить что-то в истории журнала и в Ваших собственных решениях, что бы Вы изменили?

Возможно, я бы поменял несколько обложек – не ставил бы туда Rhapsody в 7-м номере или Lacuna Coil… Шрифт бы в рецензиях не делал таким мелким, как он был у нас во втором десятке номеров… Не печатал бы в журнале электро-группы, как это было у нас в начале нулевых… А вообще, мне кажется, история журнала получилась такой, какой и должна быть – и особо нечего в ней менять…

— Как Вы считаете, почему люди в век Интернета должны покупать журналы, когда вся информация доступна в сети и так? Что такого особенного может и должен предложить журнал, чтобы оставаться интересным, актуальным и востребованным даже тогда, когда люди превратятся в киборгов, и каждый будет получать всю последнюю, интересующую его музыку и инфу, прямо себе на подкорку?

Сеть большая, и если брать её англоязычный сегмент, то там действительно можно найти практически всю нужную информацию. Но мы с вами живем в России, и родной язык для нас – русский, а английский на уровне хорошего чтения и понимания материала имеется лишь у нескольких процентов меломанов. Поэтому информация из Сети резко ограничивается сегментом доменов .ru – а там, увы, профильных сайтов, которые бы не только публиковали переводные новости и репортажи с концертов с уймой однотипных фотографий, но и делали развернутые интервью с западными группами, писали аналитические материалы и тому подобные вещи – их, увы, практически нет. К тому же лично мне вот неудобно читать статьи в метро с маленького экрана смартфона, поэтому я всегда беру с собой в дорогу печатный журнал. Да и потом не везде же есть интернет – в поезде, например, куда удобнее и надежнее почитать именно бумажное издание. Да и вообще, этот вопрос из разряда ‘зачем покупать CD и винил, если всё можно скачать с торрентов?’

andytroy

— А что бы Вы хотели пожелать Вашим читателям и просто всем тем, что любит и уважает музыку, музыкантов, журналистов и их труд?

Я бы хотел пожелать им как можно дольше оставаться с нами и как можно дольше сохранять в своих сердцах любовь к музыке – ведь именно она нас и объединила!

— Ну а теперь специально для поклонников и почитателей Dark City: как порекомендуете им отметить грандиозный юбилей Вашего журнала?

Во-первых, купить наш новый номер и заодно посмотреть, не пропустили ли вы что-то из предыдущих выпусков. Во-вторых, приобрести бутылочку хорошего алкоголя. Ну и в-третьих, найти свободный вечер, включить любимую музыку погромче, налить себе бокальчик горячительного напитка и, усевшись поудобнее, погрузиться в чтение нашего журнала… А потом написать к нам в группу Вконтакте как всё прошло!

— Спасибо за интервью, Андрей! С юбилеем и удачи!

Спасибо!