ФОРПОСТ МУЗЫКАЛЬНОЙ АНАЛИТИКИ
АЛЕКСЕЯ ИРИНЕЕВА (МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛИСТ)

"У нас юбилей!" Интервью с Алексеем Николаевичем Болдовым, директором и главным редактором журнала Rockсor

Rockcor, Алексей Николаевич Болдов

19-02-2016 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

В далёком 1991 году журнал Rockсor стал долгожданным ответом на неистовое желание тысяч рок-фанов иметь своё иллюстрированное издание – журнал, из которого не только можно было бы узнать о жизни и творчестве исполнителей, но найти ответы на первостепенные мировоззренческие вопросы. Появление журнала имело эффект разорвавшейся бомбы. И с тех самых пор рок-движение приобрело не только силу, осмысленность и направленность, но и организованность, так как Rockсor стал таким организатором и настоящей путеводной звездой для всех тех, кто в этом так нуждался (в том числе и для автора этих строк). Много воды утекло с тех пор, но Rockсor никогда не сходил с однажды избранного пути и сейчас – спустя 25 лет с момента своего старта - по-прежнему несёт в массы разумное, доброе, вечное… ну и, конечно, настоящий РОК! Все эти годы журналом руководил и за всю его деятельность отвечал один человек – Болдов Алексей Николаевич, бессменный руководитель и директор Роккора. И он в этот значимый для журнала день великодушно согласился ответить на мои вопросы, что в итоге получило вид вот такого исторического интервью, которое сейчас и предлагается вашему вниманию.

- Здравствуйте, Алексей Николаевич! Позвольте поздравить Вас и всю редакцию журнала Rockсor со значительным юбилеем – с 25-тилетием! И в связи с этим сразу же первый вопрос: что для Вас и для журнала в целом этот юбилей? Какие мысли и чувства у Вас в связи с такой датой и годовщиной?

 Здравствуйте, тезка! Спасибо за поздравление. Думаю, надо поздравить и всех наших читателей, которые поддерживают нас в эти непростые времена! Четверть века! Юбилей вызывает двойственные чувства. С одной стороны, конечно, событие радостное. Можно гордиться, что рок-журнал дожил до наших дней, несмотря все трудности, происходящие в сфере рок-музыки в нашей стране. С другой стороны, меня стала печалить фраза: я вырос на вашем журнале, и чем старше говорящий это, тем мне становится печальней. Начать бы это дело не в 35, а хотя бы в 25. Тем не менее я рад, что в России еще есть настоящие любители рок-музыки. Я имею в виду не только тех, кто делает журнал, но и наших читателей. А среди них много тех, кто с нами с первых номеров. Особенно радует, что некоторые читатели становятся нашими авторами.

- Чем нынешний юбилей отличается от предыдущих?

 Да в сущности ничем. Еще одна веха на пути. Надеюсь, не последняя. Хотелось бы, конечно, отметить юбилей как-то грандиозно. Но не те времена… Хотя раньше мы отмечали не только юбилеи, но и каждый день рождения журнала. но … иных уж нет, а те далече… Со временем необходимость в частом и бурном общении уменьшается.

- Как Вы оцениваете пройденный журналом путь? Что Вы считаете главными и основными достижениями журнала за эти 25 лет?

Считаю, что оценивать должны читатели. Но что касается меня, то я удовлетворен. Все нормально. Основные достижения нас еще ожидают.

- Что особенного произошло со времени прошлого юбилея, который был 5 лет назад?

С журналом? Да ничего особенного. В журнал пришли новые люди, и он, наверное, изменился. Говорят, стал интереснее. Но мне трудно увидеть изменения, даже если они значительные. Знаете, когда твое дитя постоянно перед глазами, то изменения не особо замечаешь. И даже, если ребенок вырос, он все равно остается для тебя ребенком. А мой журнал – это мое детище. Для оценки надо отойти подальше и взглянуть со стороны. Мне это сделать тяжело. В силу того, что я пока прислушиваюсь к советам и часто им следую, надеюсь, что изменения, если они происходят, то происходят в лучшую сторону. Если Вы имеете в виду изменения в мире, то я даже говорить о них не хочу. Наверное, есть люди, которым они нравятся. Что касается меня, то, конечно, я понимаю, что изменения как в экономическом плане, так и в коммуникационном, неизбежны. Хороши ли они?... История покажет.

- В чём различие жизни и концепции журнала сейчас и скажем 25 лет назад, сейчас и 5 лет назад?

За 25 лет… Все другое. Если прочитать историю журнала, печатавшуюся в 2011 году, то можно увидеть, как изменились отношения людей к музыке, к носителям, к концертам. Изменился сам процесс изготовления журнала. Ведь клеили бумажные гранки резиновым клеем. А за 5 лет? Кто мог представить, что с музыкальным бизнесом случится такое? Я считаю, что для рока наступают темные времена. Реально темные, а не «темные» из стилевых определений. Но в полном соответствии с концепцией журнала, мы будем отстаивать право на существование рок-сцены.

- Давайте немного коснёмся истории. Как появилась идея создать журнал и как Вам тогда, в 1991 году, представлялась генеральная линия журнала?

В конце восьмидесятых я бросил инженерствовать в разных научно-исследовательских институтах и стал заниматься проведением концертов в спортивно-развлекательном комплексе «Измайловский». До этого все свободное от работы время я посвящал увлечению музыкой вообще и роком, в частности. Собирал по крохам информацию о коллективах, диски и т.д. Кстати, последнее моё совковое место работы называлось НИИ Лубяных волокон, где мы исследовали свойства льна и конопли (!!!). Классное было НИИ. В 1990 году я решил не гноить всю собранную информацию, а поделиться ей со всеми, начав издавать журнал, тем более, что теперь моя работа находилась не в сфере конструирования электронно-вычислительных машин, а в сфере рок-бизнеса.
Я собрал коллектив, состоящий из сотрудника нашей фирмы, художника Володи Чижевского и старого знакомого - Александра Кудрявина, тем более, что последний перед этим долго и безрезультатно мыкался с такой же идеей. У него уже был опыт участия в изданиях пары черно-белых фэнзинов в качестве глав. реда. Издателями были разные более обеспеченные и, главное, рисковые люди.

После предварительной работы, заключающейся в мучительных поисках названия, мы остановились на предложенном мною названии «РОККОР» (рок-корреспондент) по аналогии с известными терминами двадцатых годов прошлого столетия: «рабкор» (рабочий корреспондент), «селькор» (сельский корреспондент) и т.д. Была разработана концепция, но, к сожалению, мой начальник быстро охладел к идее с журналом, и на этом все закончилось, то есть ничем… Но, как оказалось, не навсегда.

Тем временем музыкальная жизнь продолжалась. Обмен пластинками шел вовсю, но с усилением перестройки начал переходить, как и во всех остальных областях жизни, во все более коммерческое русло. Начали расти как грибы ларьки, где продавали музыку на всяческих носителях, в основном на кассетах. Про них теперь уже почти все забыли. Простой народ, голодный до музыки, их хватал со страшной силой. А поскольку народ пошел в музыку косяком, она стала масс-культурой, что всегда и во всех областях сопровождается упрощением и, не побоюсь этого слова, оглуплением. Родилась ПОПСА!!! Появились всякие “Миражи”, Жомы Руковы и прочие и как апофеоз болванизма – «Ласковый Май». Это было нечто! Кассетники не выдерживали сего издевательства и разваливались на части. Правда, советские аппараты даже такого ширпотреба делались на совесть, поэтому уши все-таки успевали завернуться лепестками наподобие этих самых проклятых «роз». Спасало одно – у меня была и другая музыка…Началось долгое и продуктивное сотрудничество со студиями звукозаписи – я им поставлял западную музыку, они мне совок – и все вместе мы это несли людям. Также я делал мастер-копии для всяких ларьков вплоть до города Сочи. В процессе такого «бизнеса» я познакомился с Вадимом из славного города Свердловска. У него была студия, для которой я поставлял музыку на бобинах и на видеокассетах. Некоторые модели, очень дорогие, позволяют писать на видеокассету на всю полосу только звук. В результате получается запись обалденного качества, которую можно тиражировать многократно с малыми потерями по частотам. И вот как-то за разговором, когда я ему рассказал об идее рок-журнала, Вадим предложил мне достать деньги на издание оного. Будучи в его родном Свердловске известным человеком он нашел нужную сумму у известного автора-исполнителя А.Новикова, на которые мы и издали затем первый номер. Сам Вадим работал в то время в СМУ, как сейчас помню, на улице Добролюбова, называвшегося тогда Экспериментальным предприятием «Ермак». Мне пришлось устроиться туда представителем предприятия в городе Москве и параллельно с созданием журнала продавать какой-то мрамор. Дело мне предстояло непростое, но тогда всем было непросто. Впрочем, как и сейчас. Только тогда все были молодые, здоровые и веселые, несмотря ни на что.

Я сразу вспомнил о Портвинисте (Александре Кудрявине – прим. А.И.), который все продолжал маяту со всякими невнятными проектами с малоизвестными людьми типа Жигульского или Сидорова, которые продвигались не далее пилотного номера, что, впрочем, неудивительно – деньги, полученные от разводки, быстро заканчивались, особенно при том образе жизни, какой они вели. Кинутый через некоторое время начинал соображать, что что-то не так – деньги ушли, вроде чего-то напечатали как бы, а прибыли нет. И начинал требовать возврата средств, а поскольку Саша был всего лишь вроде как автором, то пинки получали руководители. Жигульскому это надоело очень быстро, и он послал Кудрявина подальше, а Сидорову это видно сильно нравилось, и он продолжал кидаловское дело даже, когда Портвейн от него свалил ко мне. И надо сказать, довольно успешно продолжал. Не оскудеет земля русская добрыми людьми. В итоге он до того запалился, что ему пришлось скоропалительно скончаться, сбросив свой «Рок Сити» молодежи. Правда, в то время такого журнала еще и в помине не было. Портвинист нашел снова Чижевского, и мы стали делать первый номер.

08 января 1991 года журнал был зарегистрирован, 09 января сдан в печать, а вскоре и вышел в свет первый номер. (Историческая справка, чтобы развеять все кривотолки: журнал «Рок-Сити»: свидетельство № ПИ 0110205 от 04.02.1993; журнал «Рокада» не был зарегистрирован вообще. Так что утверждение на страницах “DarkCity” некоего Г***а о «полуподпольности» нашего журнала оставляю на его совести, точнее на отсутствии оной). Номер был необычно большого формата, почти как газета, черно-белый, но с цветной обложкой и цветными плакатами (10 постеров!) и по современным меркам довольно тонкий (26 страниц). Но рок-молодежь, пребывавшая до этого в состоянии информационного голода, была счастлива. Тираж - 30 000 экземпляров. Роли были распределены так: я – директор, А.Кудрявин – главный редактор, В.Чижевский – художественный редактор. В работе над номером принимали участие кроме нас фотографы Сергей Плевако и Сергей Сергеев (С.Сергей). Как-то так…

- Чего ждать читателям от Роккора в этом году? Будут ли какие-то изменения в жизни журнала?

Как всегда ожидать интересных интервью, статей и рецензий. Особых изменений не предвидится.

- Какое самое яркое воспоминание у Вас за годы работы с журналом?

Это корреспонденты, наверное, могут рассказать что-нибудь интересное, а я только и знаю, что разбираю косяки, ими сделанные, как в материалах, так и в действиях. Благо, что в основном у нас хорошие и добрые люди работают

Хотя, впрочем, расскажу забавный случай. Только это не самое яркое воспоминание – ни в коем случае. Я скоро его забуду, просто свежак еще. Буквально на днях, повеселило одно письмо, переправленное мне устроителями «Фрост-феста» 4 января. В нем некий чел по имени Алекс Болдов просит аккредитовать своих сотрудников на фест с какого-то левого адреса, причем со ссылкой на наш анонс на нашем же сайте (мы давно уже стали ставить именные анонсы). Мне показалось это забавным. Хорошо, что у нас с промоутерами были какие-то разборки в свое время, и они уже были предупреждены о такой возможности. У меня такой случай был последний раз ровно 20 лет тому назад, когда наш бывший главред Кудрявин после увольнения ходил по нашему удостоверению на всякие концерты, пока оно не закончилось.

А больше я ничего и не упомню, так как в детстве одной из моих любимых книг были «Записки о Шерлоке Холмсе», а он среди своих замечательных свойств имел и такое, как фильтрация знаний. Я в совершенстве овладел только этой его чертой и забываю почти сразу все, что, как мне кажется, помнить обременительно. Многие моменты не дают забыть наши дотошные читатели. Особенно то, что ответы почти на все викторины в нашем журнале можно найти, прочитав статью или рецензию выше. Промах ли это мой, как придумывателя вопросов и не читателя статей, или хитрая задумка?

- 25 - солидный возраст для журнала. Наверняка, сейчас уместно говорить о традициях. Какие традиции существуют в журнале Rockсor?

Традиции? Особо никаких. Есть правила: искреннее уважение к авторам, пусть даже делающим ошибки, но признающим их и исправляющим их, и полное отторжение людей с раздутым самомнением, пытающихся присосаться аки воши к нашему святому делу ради удовлетворения своих ничем необоснованных амбиций. К сожалению, таких повидали много… и среди авторов, и среди партнеров. Ну и, конечно, уважительное отношение к начальнику, т.е. ко мне. Как же без этого. О! забыл. Конечно, позитив в душе. Мрак пусть остается в музыке (и в бытовой жизни).

- Расскажите, пожалуйста, о редакции журнала. Кто сейчас пишет для Роккора и работает над номерами?

Редакции как таковой давно нет. Сейчас создание номера происходит удаленно. Вот, кстати, явное достижение прогресса. Окончательную доводку номера делаю сам.

- Как сейчас проходит работа по подготовке номера?

Артисты предлагают себя. Либо сами, либо через промоутеров. Я выбираю среди них достойных, по моему мнению, стараясь, чтобы были представлены все стили тяжелой музыки. Отдаю артиста журналисту, получаю интервью, ставлю. Или нет. Тут уж как получится. Давно уже грех жаловаться на отсутствие или малое количество кандидатов, а журнал не резиновый. Приходится кем-то жертвовать. Надеюсь, что жертвы приносятся не напрасно.

- Чем отличается Rockсor от других отечественных рок-изданий? Что особенное может он предложить читателям?

Я сейчас не совсем в курсе этой темы. Я давно не смотрю, а тем более не читаю другие рок-издания. Там есть что-то, чего нет у нас? Насколько я знаю, все наши нововведения тут же подхватывались другими изданиями. Взять хотя бы рецензии на кино, к примеру. Или перепечатка материалов из своих старых номеров, которую я ввел к прошлому нашему юбилею в каждом номере. Сейчас я решил этого не делать, так как и свежака выше крыши – не знаю, куда девать. А пять лет назад ведь хватало места и на такое. Вроде мемориума с датами рождений и планов релизов до сих пор ни у кого нет. Но не уверен.

В любом случае надо приветствовать и благодарить людей, которые с такой самоотверженностью работают на такой нелегкой ниве, как издание рок-журналов, чем бы это ни было вызвано... Хотя, я думаю, что и некоторые издатели не смотрят наш журнал. Иначе, как можно было бы объяснить появление в каком-то издании на обложке точно такой же фотографии, как сейчас помню, Доры. Причем не параллельно (это можно было бы понять – количество красивых промо-фото ограничено), а типа через три месяца. Правда, нам это не помешало, тот номер стал коллекционной редкостью.

- Алексей Николаевич, Rockсor всегда писал как о зарубежных группах, так и об отечественных. Давайте коснёмся русскоязычной рок-тусовки, о которой часто говорят, как о закрытом мире со своей системой ценностей. Что Вы думаете о ней?

В принципе, если вы имеете в виду истинно русский рок, именно рок, а не все эти разновидности попсы или разновидности металла, то он, конечно совершенно другой. И он есть. Хоть убейте, я не вижу четких аналогов Майка Науменко и БГ на Западе (если не брать, конечно, чистые рок-н-роллы). У нас же главное – тексты. А играть-то мы никогда особо не умели. Где вы русские малмстины, блэкоморы и толки? За редким исключением их нет. Может, это связано с отсутствием мат. базы, а может, с русской ленью… Как я говорю: Кто умеет играть, тот поет на английском, и его любят, кто не умеет – на русском, и его тоже любят. А того, кто не умеет ни играть, ни петь, показывают по ТВ и посылают на Евровидение. Конечно, есть исключения, подтверждающие правило.

- А если сравнивать тенденции и законы функционирования западного шоу-биза и отечественного? Можно ли сказать, что всё, что есть в России - это отражение того, что происходит на Западе?

Как и все проблемы и явления, происходящие на Западе, они все происходят и у нас. Только значительно позже и в значительно в бОльшем масштабе. И если они решают все проблемы относительно спокойно и цивилизованно, то мы сначала начинаем бегать с пустым ведром и орать, размахивая крылами, потом заливать то, что уже давно сгорело, а потом еще долго сидеть над головешками и рыдать о несправедливости жизни. Но ни в коем случае не винить себя за бездеятельность и безынициативность. А что-о-о мы можем… Если же Вы имеете в виду копирование западных образцов, так они и сами копируют друг друга и сами себя постоянно, вплоть до калек. Зато мы придумали русский рок. Уже хорошо.

- Что для Вас журнал Rockсor? Дело всей жизни, увлечение, хобби, работа или всё вместе?

Всё вместе, кроме хобби. Хобби у меня с некоторых пор другое. А вот не скажу, какое. Могу ли я жить без журнала? Пока не могу. У нас были разные периоды в жизни, иногда просто ужасные, но я даже тогда не думал о прекращении работы над ним. Но никогда не говори «никогда». Посмотрим, что дальше будет.

- Как проходит Ваш день?

Я думал, что это никому не интересно. Но тут со стороны мне указали на мою неправоту. Скорее не день, а ночь. Просыпаюсь около полудня, читаю час книгу или местную газету (надо знать, что происходит в районе). Книги подбираю предварительно из очень широкого ассортимента, частью представленного в журнале. Список составлен по кольцу: детектив – проза – фантастика – история – публицистика – детектив - …., чтобы попытаться быть в курсе многого. Например, сейчас я читаю про бытовую жизнь Древнего Рима Дэвиса. Если книга мне не интересна, я бросаю её практически сразу, поэтому рассказы с интересными окончаниями без завязки – не для меня. После завтрака – с 12 часов работа с почтой. Потом или поход в спортзал и бассейн или поездки по делам – тут приходится выбирать. Вечером возвращение и работа, в основном, с музыкой и рецензиями. Потом обед и просмотр программы «Время» (надо знать, что происходит в мире по версии ТВ). Потом просмотр сериала на Фоксе, если он сильный. И работа над журналом до трех ночи, если повезет, и позже, если не повезет. Например, сейчас не повезло – уже четыре.

- Какую музыку Вы слушаете?

Музыка играет без остановки, потому что надо прослушать все, что нам присылают. На старое и любимое времени мало, но слушаю и старое. Предпочитаю любой стиль рока и металла помелодичнее. Рваное и бесформенное никогда не любил, а сейчас тем более. Хотя со временем вкусы все-таки меняются - вдруг поймал себя на мысли, что мне понравился саксофон и пр., хотя раньше считал это все страшной попсой. Люблю разудалые и залихватские песни. В молодости любил их петь, хотя слуха нет. Но его я компенсировал громкостью. В связи с тем, что молодость я провел на сейшнах (полуподпольных концертах наших групп типа Машины времени и пр.) в непосредственной близости от колонок, при этом постоянно разговаривая (а поговорить я люблю), то выработал ужасно громкий голос. Олег Коврига, выпускающий диски наших групп, как-то сказал, что мой зычный голос даже попал на запись не помню кого, причем меня слышно лучше исполнителя. Вообще-то про сейшна и концертную жизнь в СССР я хотел рассказать в прошлый юбилей, возможно ещё и сделаю. Было забавно.

- Как на Вас влияет работа в журнале и сам журнал?

Как может влиять на меня дело всей моей жизни? Наверное, положительно. А больше я и не знаю, что сказать.

- Есть мнение, что Rockсor сейчас - это оплот честного, искреннего отношения к музыке и рок-культуре. Rockсor всегда с повышенным вниманием и уважением относится к каждому альбому, который рецензирует и рассматривает, к каждому мнению и каждому письму, которое получает. Не секрет, что Вы лично отвечаете на письма читателей, и некоторые письма и Ваши ответы на них даже публикуются в самом журнале. Что Вы можете сказать об этом? Нравится ли Вам общаться с читателями?

Верно подмечено. Именно такое повышенное внимание я считаю главным достоинством журнала. Можно сказать, что оно и является уже давно главной целью каждого номера. Если сначала нашей основной целью было просто дать как можно больше информации о рок-музыке, то потом мы стали пытаться заставить людей думать и рассуждать. И это, наверное, и есть наша главная цель. Вы можете убедиться в этом сами, прочитав мою переписку с читателями. На самом деле, мы получаем не очень много писем, так что ответы на них не занимают у меня много времени. Если затронутые в письме темы могут быть интересны не только автору, но и другим читателям, я их печатаю в номере. И обязательно печатаю все критические письма. Мне нравится общаться с читателями, но только с конструктивными.

- Кто сейчас читает журнал Роккор? Что это за люди? Как Вы считаете, насколько изменился круг читателей за последние 25 лет?

Думающие люди. Люди, считающие и признающие, что есть на свете и другие личности, думающие по-другому. Расскажу одну историю, которую мне рассказала одна очень хорошая певица, известная на нашей готик-рок-сцене. Она, как и многие наши рок-музыканты, подрабатывала в свое время продавцом в ведущем рок-магазине «У дяди Бори», тогда еще на Кузнецком мосту. «Представляете, я заметила очень интересную ситуацию: люди, покупающие «Рокккор», дают деньги в руки. А покупающие другой журнал – кидают их на прилавок». Как вы считаете, это о чем-то говорит? Мне кажется, да.

Круг читателей постоянно меняется. Люди вырастают, обзаводятся семьями, меняется круг общения, интересы, появляются другие заботы. Может, поменяться даже вообще сама жизнь коренным образом. У нас есть читатели, переданные по наследству, если можно так сказать. Но главное, чего мы добились, мы создали СВОЕГО читателя. Умного и образованного, причем не только и не столько в музыке. Сколько наших читателей уже способны сами писать статьи и рецензии, а сколько их еще будет… Бывает, что у них не все получается с грамотностью или со стилем. Главное, чтобы они понимали и принимали свои ошибки и учились на них. К сожалению, сейчас эгоцентризм процветает, но это издержки нашего неразвитого капитализма. Очень рад письмам из мест заключения. Там есть очень интересные и толковые ребята. Кстати, потрясают заказы оттуда. Классика, джаз, а главное, книги.

- В 1991 году, когда журнал только появился, повсеместно был информационный голод, связанный с рок-культурой, так как информации о рок-музыке практически нигде не было. Но Роккор выполнял не только информационную функцию. Журнал стал мировоззренческим ориентиром для тысяч металлистов и рок-слушателей. Сейчас, благодаря развитию Интернета, нет недостатка в информации, но на этом фоне ещё сильнее ощущается катастрофическая нехватка ценностных ориентиров. И наверняка Роккор и сейчас выступает таким транслятором ценностей и идеалов. Что это за ценности?

Ценности такие: искреннее уважение к человеку, умение понимать и принимать свои ошибки, учиться на них, а главное – думать, искать. Кроме нашего музыкального девиза – «Рок – это все, что не попса», у нас есть жизненный девиз: «Живи сам и давай жить другим. На вкус и на цвет товарищей нет». Короче главные лозунги истинной демократии.

- Не секрет, что Роккор воспитал целое поколение меломанов и для многих был, да и сейчас остаётся, светочем, путеводной звездой. Вы ощущаете себя человеком, благодаря которому сложилось самосознание современных рок-слушателей?

Да, конечно. Я давно работаю именно, и только, для этого. Все остальное не стоит потраченных сил. И я вижу из писем читателей, что они это понимают. Если бы у журнала не было таких искренних и истинных ценителей рок-музыки и таких преданных читателей, как наши, я давно бы все забросил. Спасибо вам!

- У Вас есть заветная мечта или цель? Чего Вы хотели бы достичь с Роккором? Какие новые высоты взять?

Ну перестаньте. Моя главная мечта стать генеральным секретарем КПСС умерла вместе с СССР. А с журналом… Чтобы его делали «двое из ларца, одинаковых с лица», а я бы сидел и управлял ими, скрестив руки, как Вовка из Тридевятого царства. Это персонаж одноименного мультфильма, а не то, что вы могли бы подумать.

- Что Вы могли бы сказать или пожелать читателям журнала?

Быть добрее и терпимее друг к другу.

- Спасибо за интервью, Алексей Николаевич! Успехов и процветания Вам и журналу Rockсor в наступившем году!

И Вам спасибо. Пожелаю всем сбытия всех ваших мечт!

Алексей “Astarte Eel” Иринеев