ФОРПОСТ МУЗЫКАЛЬНОЙ АНАЛИТИКИ
АЛЕКСЕЯ ИРИНЕЕВА (МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛИСТ)

"Never give up!" Интервью с Ириной "Rocky" Красильниковой

Ирина "Rocky" Красильникова

25-10-2016 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Мы продолжаем отмечать 25 по счёту юбилей РокКора и сегодня у нас в гостях по-настоящему уникальный человек – Ирина Красильникова. Именно она стояла у самых истоков журнала вместе с его бессменным директором и главредом Алексеем Николаевичем Болдовым и была автором не только многих замечательных статей и очерков, но и визуальных артов, сделавших РокКор в своё время не только узнаваемым, но и уникальным. Об Ирине можно говорить бесконечно, но я скажу кратко, ёмко и афористично: это человек из того прошлого, когда рок-музыка только-только начинала своё победоносное шествие по планете. Эта удивительная женщина смогла сохранить и взрастить это славное прошлое в своём сердце, сделав его не только своим, но и нашим достоянием – нашим настоящим. Это человек, о жизни и деятельности которого должен и обязан знать каждый, кто приходит в рок-журналистику. Ирина – своего рода гуру не только для неофитов, но и для многих, считающих себя уже вполне “матёрыми” и продвинутыми рок-писак. Думаю, будет излишним говорить, что наше интервью получилось просто великолепным, так как уже сейчас почти физически ощущаю, как наши читатели начали разбирать его на цитаты.

— Здравствуйте, Ирина. Давайте сразу начнём с главного. У РокКора в наступившем году большой и важный юбилей – 25 лет, четверть века. Что значит этот юбилей лично для Вас? Какие мысли и чувства возникают у вас в связи с этой датой?

Радость и  гордость – оттого, что мне посчастливилось работать в этом журнале. Пообщаться с его замечательным редактором Алексеем Болдовым, работать бок о бок с такими опытными рок-журналистами, как Лариса Лащенова, Павел Потапов, Olga SpeedCat, Вадим Климов, с отличным фотографом Андреем Грабаревым. Иметь возможность не только слушать любимую музыку, но и рассказывать о ней широкому кругу читателей. Иными словами, заниматься любимым делом.

— Как-нибудь уже отмечали?

К моему величайшему стыду, я вообще не  умею ничего "отмечать". Отмечать – это значит за большим столом сидеть и много есть-пить. Так вот, когда уж совсем не удается от "отмечаний" отвертеться – сижу, ем, пью, веду светские беседы. А в голове при этом – планов громадье и мысли о том, сколько всего еще предстоит сделать. Так что я, пожалуй, просто горячо поздравлю любимый "Роккор" с юбилеем, и отмечу эту дату очередными трудовыми свершениями. (Смеется).

— Не было ли мыслей по поводу того, чтобы запустить какой-нибудь необычный конкурс, связанный с юбилеем журнала, и тем самым подогреть интерес читателей к нашему с Вами и с ними общему празднику?

Единственное, что сейчас приходит в голову – это конкурс на лучшее поздравление нашему журналу. Стихотворное, рисованное, в виде открытки, видео или коллажа – не важно. Главное, чтобы наш читатель сам его придумал или сделал собственными руками. А читатели у нас – на все руки мастера, это мы уже давно по их письмам поняли.

— Как Вы начали слушать рок-музыку? Какие группы были первыми, какие из них актуальны для Вас и сейчас?

Как известно, случайностей на свете не бывает… Перенесемся мысленно в середину 70-х годов прошлого века, когда я училась в 6-м классе. Папа мой среди  родителей учеников нашего класса считался человеком, так сказать,  прогрессивным. То есть, у нас дома был достаточно крутой по тем временам катушечный магнитофон, периодически радовавший соседей приятными нашему слуху песнями "Битлз" и Элвиса Пресли… То есть, с моим домашним музыкальным воспитанием было все в порядке: девочка слушала не только нашу эстраду, но и "музыку капиталистических стран". Так вот, однажды кассета, довертевшись почти до конца, "разродилась" рваным ритмом, и хриплый голос, краше которого, как мне тогда показалось, не было на всем белом свете, прокричал нечто о  приключениях друзей Стэна и Джека… Понять что-то еще я тогда, увы, не смогла: наша учительница английского как раз бросила нас, уехав в Израиль.  После двух куплетов и одного припева кассета, увы, кончилась. "Дописка: СЛЕЙД" — прочла я на картонной коробке. И – все… Обрывок песни,  причем не самой  лучшей в репертуаре Slade – и вот вам  любовь к этой группе на всю жизнь! А иначе – разве родился бы у меня, спустя 30 лет, столь капитальный труд, как “SLADE’s history”, печатавшийся аж в 13-ти (!!!) номерах "Роккора"?

— Как и с чего началась Ваша журналистская деятельность? Помните первую написанную Вами статью, рецензию или интервью?

Я и сама частенько задаю себе вопрос: с какого это перепуга я, вдохновенно "размножавшая" на "Союзмультфильме" волков и зайчиков, вдруг ударилась в писанину, да еще и  стала машинописный журнал "Пистон" выпускать, тираж первого номера которого был всего-то 10 экземпляров? Наверное, слишком всего много в голове и на полках книжных накопилось – и  выхода требовало. Ведь, несмотря на запрет западной рок-музыки в СССР, немало материалов про нее печаталось в нашей прессе. В основном, конечно, критических: у меня в архивах хранится "раритет" 64-го года, где "Битлз" обзывают "навозными жуками" и пророчат им скорый распад и забвение… Я уж не говорю о статьях про ""КИСС" – фашистов", или пространное обвинение Styx, которых угораздило написать песню “Snowblind”, в пропаганде наркоты. Так вот, собрав все эти "дешевры", я подвергла их осмеянию в серии статей "Мы обвиняем"! Сейчас они, возможно, покажутся тебе наивными, но тогда я на полном серьезе, прямо-таки с пеной у рта, анализировала тексты песен "нехороших групп" с целью показать, что их обвиняют огульно.

С легкой руки моей подруги Бронеславы (Лилии Гуськовой) эти статьи получили достойное оформление, и впоследствии печатались во всех номерах нашего неформального журнала "Пистон" (P. Stone). А когда рок-музыку вдруг "разрешили слушать", мы переключились на критику тех, кто раньше ее хаял, а теперь начал "в духе времени" воспевать. Вот такой "благородной деятельностью" мы занимались, не жилось нам спокойно! (Смеется).

— Какой первый концерт Вы посетили?

Расскажу об одном из первых, самом запомнившемся. Это был концерт Pink Floyd в "Олимпийском", 1989 год, если не ошибаюсь. Билеты стоили, как я помню, аж 15 рублей, что при моей зарплате в 80 рэ было довольно ощутимой прорехой в семейном бюджете. А посему я, понадеявшись на друзей, уверявших, что меня "протащат", никакого билета покупать не стала. Каково же было мое удивление, когда, явившись на "стрелку" у спорткомплекса я обнаружила рядом с тремя моими друзьями… еще 13(!!!) таких же, как я, халявщиков! То есть, всех обещали "протащить". И хохма в том, что в этот день мы все на концерт попали! Просто охрана тогда не была такой зверской, да и рок-концерты "забугорных" исполнителей были редкостью, не научились еще стражи порядка с нами бороться.  Лично я прошла в начале второго отделения по билету, который отдала мне беременная женщина: ей стало душно, и она вышла из "Олимпийского", а я пошла, значит, на оставшиеся 7 рублей 50 копеек концерт "досматривать". Причем милиционеры, охранявшие вход, решили, что это будет справедливо.  Вписалась я в зал аккурат тогда, когда "Свинка на Крыльях" в поднебесье взлетала. И еще долго стояла, ошарашенная всем увиденным и услышанным, не веря своему счастью.

Одна из моих подруг, как потом выяснилось, полчаса строила глазки горячему южному парню-мусорщику, и проникла в "святая святых" на его "фешенебельной" тележке, спрятавшись между бачками с мусором. Представляешь, как нам приходилось тогда крутиться, чтобы увидеть "вживую" своих кумиров? Не то, что сейчас – нажал на кнопочку – и на экране тебе любой концерт!

— Да уж, Вам явно есть что вспомнить! А считаете ли Вы, что рок-журналистам нужно повышать свою квалификацию и как-то прогрессировать в плане владения словом? Что могли бы посоветовать начинающим и просто молодым журналистам в плане профессиональной самоподготовки?

Повышать квалификацию – это просто обязательно. Не следует считать фанатов той или  иной группы  глупее рок-журналистов, счастливо допущенных до интервью с оной. Многие фанаты столько о своих кумирах знают, что любого журналиста за пояс заткнут. А значит, если уж повезло тебе взять интервью у известного человека – сделай так, чтобы даже самому заядлому поклоннику было интересно твою писанину прочесть. Чтобы вынес он из твоей статьи что-нибудь новое. И тогда уж точно не будешь созерцать напротив себя скучающего рок-музыканта, демонстративно посматривающего на часы и односложно отвечающего на давно осточертевшие ему банальные вопросы!

Хочу особо обратить внимание на рецензии, которые, увы, частенько ляпаются "абы как", ибо они – коротенькие и "авось  проскочат". Так вот, для написания даже самой короткой рецензии на новый альбом не достаточно влезть в "Википедию" и передрать оттуда кое-что из истории группы и т.д. Покопайся в текстах, отыщи концепцию, обрати внимание на обложку альбома. Наконец, если альбом инструментальный – посмотри, насколько музыка соответствует его названию, какие инструменты использует музыкант, ощути настроение альбома. Отыщи то "жемчужное зерно", кое поможет твоему творению выскочить из навозной кучи безликих поделок и подделок!

Это – вкратце о повышении квалификации, ибо каждый рок-журналист, уверена, сам найдет возможность сделать свою статью или рецензию уникальной, было бы желание.  Что же касается владения словом – посоветую… больше читать. Старую добрую классику, фантастику, исторические и философские книги, — да любые, главное – читать! Книгу "Дар" Набокова прочтите, вот это – всем учебникам учебник! Сами удивитесь, как повысится ваша грамотность, как станете вы, сами того не замечая, заменять банальные слова более красочными синонимами…

Вот советую сейчас – и сама себя в роли мудрой мультяшной Совы из "Винни-Пуха" представляю. Даже смешно становится. Но насчет книг – это серьезно. Читайте больше, пусть даже в метро во время поездки на работу и с работы, если нет другой возможности.

— Насколько Вы обычно бывали довольны и удовлетворены тем, что писали для РокКора? Что бывает чаще: удовлетворение от качественно проделанной работы или чувство, что всё можно и нужно было сделать лучше?

Ты, возможно, сочтешь меня нескромной, но удовлетворение от хорошо сделанной работы бывает у меня всегда. Я просто не умею халтурить, и если что-то у меня явно не выходит, или идет "со скрипом",  я просто прекращаю этим заниматься. То есть, мудрый папин наказ "не позорить фамилию", данный мне еще в детстве, был воспринят всерьез и на всю жизнь. И знаешь, я об этом нисколько не жалею.

— У Вас есть девиз или жизненное кредо? Какая Вы по жизни? В чём на Вас можно и нужно равняться?

Когда меня спрашивают о девизе моей жизни, улыбаюсь, ибо перед глазами тут же возникает известная юморная картинка: аист пытается заглотнуть лягушонка, а тот из последних сил сжимает ему горло. И надпись: “Never Give Up!” Это и есть мой девиз. Была удивлена и очень обрадована, когда во время интервью с Кеном Хенсли выяснилось, что и у него – такой  же девиз. Иными словами, я – та самая лягушка, которая, попав в крынку с молоком, не тонет, а сбивает из молока густую сметану – и выпрыгивает наверх, к Солнцу! Но не знаю, стоит ли в этом на меня равняться.  Люди-то все разные, и каждый из нас должен пройти именно свой путь…

— Так сложилось, что состав администрации сообществ РокКора вконтакте и на Фэйсбуке, исключительно женский. Да и женщин в редакции журнала подавляющее большинство. Как Вы считаете, почему так получается?

Я могла бы, конечно,  покопаться в многотомнике Владимира Мегре из серии "Звенящие кедры России", и надергать оттуда превеликое множество цитат о скором наступлении Эры  Женщин и доминировании оных во всех областях жизни. Но не буду копаться, ибо эта точка зрения, на мой взгляд, принижает роль мужчин. А мужчины у нас в журнале – просто классные, пусть их даже и не так много. Просто так уж исторически сложилось, что мужчины – кормильцы семьи. А на рок-журналистике много денег не заработаешь. Вот и предпочитают они  заниматься чисто мужскими делами — сталь варить, дома строить, неведомые земли открывать…(Смеется).

— Вас удовлетворяет такое положение вещей?

А для меня главное, чтобы дело делалось – радостно, весело, с огоньком. А кто этот огонек зажжет, мужчина или женщина, не так уж и важно.

— Как думаете, почему сейчас среди молодёжи почти нет журналистов равных Болдову, Кудрявину и другим гигантам 80-х и 90-х?

Все очень просто. Для того чтобы так писать, нужно было "повариться" в котле гонений на рок-музыку, запрета на прослушивание пластинок западных исполнителей и т.д. "Доставать" пластинки и кассеты у знакомых, переписывать, меняться, деньги платить нехилые, если уж не удается "за так" переписать. Нужно было больше всего на свете эту музыку любить, чтобы идти на такие жертвы. До сих пор помню названия четырех пластинок, которые у нас с мужем попросил "на пару часов" переписать один знакомый, после чего мы знакомого… больше не видели. Мама его клялась и божилась, что "сына неожиданно забрали в армию". Как мы потом собирали 220 рублей, чтобы расплатиться с хозяином этих пластинок – еще та песня. Это при нашей-то студенческой стипендии в 40 рублей! И если вы думаете, что мы после этого случая "взялись за ум" и перестали слушать любимую музыку – то очень даже ошибаетесь…

В общем, чтобы писать так, как Леша и Саша, нужно было через все это пройти. Затаив дыхание, брать в руки конверт с новой пластинкой, внимательно рассматривать картинки на обложке, знать наизусть все названия песен любимой группы, вести специальные тетрадки с записями названий групп (фирменными шрифтами!) и названий пластинок… Дышать рок-музыкой, — извини уж за столь высокие слова.  И, увы, быть готовым, что "дядя милиционер" в любую минуту может отнять у тебя твой заветный картонный конвертик, и одну ночку подержать тебя в отделении за решеткой,  вместе с  нарушителями порядка. Потому что слушать такие пластинки нехорошо, не по-комсомольски…

Сейчас, когда вокруг всего полно, и не надо ничего "добывать", рок-журналистика частенько сводится к копирайту или переделыванию того, что до тебя уже не раз написали и переписали другие. Не настоящие это статьи, а подделка, понимаешь? Не прошли их авторы тот путь, который просто необходимо, на мой взгляд, пройти настоящему рок-журналисту. Эта высокая профессия подвластна лишь тем, кто добывал знания  личным опытом, а не в Сети. Был всегда необыкновенно влюблен в эту музыку. Не мыслил себе жизни без нее. Вроде, ответила на твой вопрос?

— Да, исчерпывающе! А читаете ли Вы ещё какие-нибудь печатные издания?

Нет, и не потому вовсе, что, подобно булгаковскому герою, боюсь "испортить себе аппетит". И телевизор не смотрю – он у меня вместо тумбочки. Просто не интересно, да и некогда. Вот книги глотаю – это да. Всегда, везде, и на самые обширные темы.

— Общаетесь с кем-то из тех, кто пишет для РокКора? Только в сети или в реальной жизни тоже?

Увы, "мы живем в такое время, когда нет времени совсем". Смешно, что это – строчки из песни моего детства. Нашим  бы предкам – да  испытать нынешний ритм жизни, я б на них посмотрела! Да, впрочем,  что я говорю, тебе и так все это без меня известно. А посему, общаюсь, безусловно, но только в Фэйсбуке, никак  по-другому не получается. За стаканчиком кефира в спокойной обстановке, лениво потягивая его через соломинку – это сейчас не реально. Журналисты – народ занятый. Хотя жаль, безусловно.

— Как считаете, какое самое большое достижение РокКора за последние 5 лет?

Самое большое достижение? Да это то, что он, родимый – ЖИВ! Жив, несмотря на все кризисы и подорожания. И виват Леше Болдову, что не дал он "Роккору" почить в Бозе, что, увы,  произошло со многими музыкальными изданиями. А это была бы невосполнимая утрата – гибель Первого Печатного Издания о рок-музыке! Может, и пафосно эти фразы в моих устах звучат, но по-другому сказать не могу. Респект редактору "Роккора", большущий респект.

— Чем занимаетесь помимо деятельности журнала? Есть ли у Вас хобби?

Меня мама еще в детстве так называла: "Драмкружок, кружок по фото, а еще мне петь охота!" Виноват ли в этом знак Близнецы, под которым мне посчастливилось родиться?  А может,  мои замечательные родители, не запрещавшие мне в детстве раскрашивать стены в квартире, лепить, перекраивать одежду, вытягивать в пламени свечи дивных птиц из пластмассовых корпусов фломастеров? Сейчас вот думаю: а что было бы, если б запрещали? Убили бы во мне желание творить? И отвечаю сама себе: вряд ли. И очень хорошо, что мои терпеливые родители это вовремя поняли.

Так что и сейчас я занимаюсь всем на свете. Рисую, пишу, леплю, вот недавно серьезно керамикой начала заниматься.

Обожаю путешествовать  "дикарем", заранее все планируя и расписывая. В гордом одиночестве, или с проверенными друзьями и подругами, которые не испортят путешествие своим нытьем, вызванным несоответствием ожидаемого ими комфорта в провинциальных гостиницах с теми условиями, кои они, эти гостиницы, могут нам предоставить.

В пути встречаются необыкновенно интересные люди, и мне нравится о них писать. Именно на героях моих очерков — простых, добрых и работящих людях из глубинки – земля русская держится. На стареньком батюшке – отце Леонтии из села Нижние Прыски, восстанавливающем свой храм… На семье Зайцевых, уехавших из Москвы в глубинку, чтобы поднять из руин храм в селе Никола-Бой… На многих других простых и скромных тружениках, которые просто на совесть делают свое очень нужное дело…

А еще я театр обожаю, "Театр Луны" — мой любимый. Гениальные актеры, классная режиссура, плюс чудесное звуковое оформление спектаклей. Музыка подбирается так, что понимаешь: здесь, в этой сцене, может звучать эта, и только эта композиция!

Читать, как уже говорила, очень люблю: последние книги Стивена Кинга прочла на английском, потому что не хватало  терпения ждать, когда их на русский  переведут. Тем более что пишет он достаточно просто, моего скромного знания языка вполне хватает, чтобы все понять без словаря.

— А работу в журнале воспринимаете как работу или больше как хобби?

Как хобби, конечно! Я и основную свою работу как хобби воспринимаю, а иначе на нее было бы просто скучно ходить. Да и жизнь у меня как сплошное хобби – этакая огромная радуга-дуга с яркими разноцветными дорожками. Я не шучу. Каждый может при желании превратить свою жизнь в хобби, да только не все этого хотят. Предпочитают быть недовольными жизнью, когда надо быть счастливым уже потому, что ты – живешь!

— Что бы Вы хотели пожелать читателям журнала?

Не унывать, несмотря ни на что. Слушать хорошую и правильную рок-музыку, ибо она дарует энергию, оптимизм и радость жизни. Быть активными читателями, чтобы ваша критика помогала "Роккору" стать еще лучше. “Keep On Rockin’!” – как завещал величайший крикун всех времен и народов Нодди Холдер.

— Спасибо за интервью, Ирина! Было интересно с Вами пообщаться!

И тебе, Алексей, спасибо за отличную подготовку к интервью и вопросы, на которые было интересно отвечать!

Алексей “Astarte Eel” Иринеев