ФОРПОСТ МУЗЫКАЛЬНОЙ АНАЛИТИКИ
АЛЕКСЕЯ ИРИНЕЕВА (МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛИСТ)

“Я использую хаос, и он часто меня выручает!” Интервью с Павлом Майнсвипером

Павел Майнсвипер

29-03-2019 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Питерская тёмная андеграундная сцена не устаёт удивлять меня и преподносить сюрпризы. После отличных интервью с Asphodela, Erugo Purakushi и N-616 у нас на связи Павел Майнсвипер, отвечающий за собственный ambient / drone / doom проект, в рамках которого он сейчас выпускает новый концептуальный диск “White Swarm”, а 13 апреля совместно с Asphodela готовится представить релиз в Музее Звука, где, как обещает музыкант, проекты покажут всю широту и разноликость современных эмбиента и дрона. Лично мне актуальный диск проекта показался чем-то вроде музыкально-концептуального отражения бездны человеческого отчаяния, а сам автор характеризует свой новый альбом как “путешествие от пейзажей Киото к черной кипящей смоле внутри испорченного самим собой человека”, а звучит он ещё более мрачно, разнолико и концентрированно (читай: страшно, изломанно и монументально), чем прежние творения Павла, что, вне всяких сомнений, стоит считать отличным поводом для подробного и обстоятельного интервью.

Алексей: Приветствую, Павел! Введите, пожалуйста, наших читателей в курс дела: что Вы играете, какими образами наполняете своё творчество и почему Вашу музыку стоит послушать?

Доброго времени суток. В своём музыкальном проекте я ставлю перед собой задачу совмещать жанры андеграунда электронной музыки с более популярными веяниями – я пишу dark ambient/drone, периодически всё это щедро справляю перегруженными и не очень гитарами, басом и синтезаторами с явно выраженной мелодикой. Образы, которые вы встретите, будут весьма простыми и знакомыми темами, пересечение с любым человеком хотя бы по одной из них будет неизбежно. Послушать стоит хотя бы потому что, несмотря на ambient-основу, стараюсь избегать самоповторений и монотонности жанра, и вносить приятные особенности, понятные меломанам, а порой и клише из других жанров музыки, которые мне этими “каноничными” особенностями очень нравятся. Соответственно, кто слушает схожие жанры музыки – drone/doom/industrial – скорее всего, найдёт что-то интересное для себя среди моей дискографии.

Виктория: - Здравствуйте! Как Вы считаете, ваша музыка для кого - для больных душ, которым она помогает забыться и справиться с тяжестью этого мира или музыка для мечтателей, стремящихся ввысь?

А это разве не одни и те же люди? Мне кажется, самые счастливые люди сейчас – это приземлённые, живущие по принципу “всё как у людей”. Комедия Грибоедова “Горе от ума” – актуальна как никогда. А ещё горе от сомнений, метаний. Мыслящие люди страдают первыми в этом мире, и их больные души стараются если уж не забыться, то хотя бы сострадать или получать сострадание. А это, в свою очередь, одна из отличительных черт тёмной и тяжелой музыки сегодняшних дней.

Павел Майнсвипер 1

Виктория: В каком настроении и состоянии Вы обычно сочиняете музыку? Должно ли в таких случаях посещать вдохновение и насколько оно важно, на ваш взгляд, для создания?

Довольный и сытый человек – это ленивый человек. Лень никогда ни к чему хорошему не приводит, по крайней мере меня. Насчёт вдохновения скажу так – аппетит приходит во время еды. Нет ничего хуже, чем бездействовать, или пытаться дождаться обязательного снисхождения музы после потрясающего путешествия. Нужно садиться, думать, работать. Как только при любой музыкальной деятельности дойдёте до предела своих текущих возможностей, начнётся исследование. Вот оно и есть вдохновение.

Алексей: Ваш отказ от концепций и глубоких смыслов это неверие в человека и в какой-то разумный посыл, присутствующий во Вселенной или тут какие-то другие мотивы?

Просто я очень не люблю играть в испорченный телефон со слушателем. Каждый всегда найдёт свой смысл, и это прекрасно. А кормить слушателя с ложечки и, например, предоставлять саморецензию на две страницы, или же просто объяснять, что было написано, на чём и как – означает либо не уважать его мнение, либо, возможно, талант данного музыканта в написании книг и эссе, а вовсе не музыки. Тогда возникает вопрос – а что человек вообще забыл в звуках? Я предпочитаю использовать выразительные средства музыки, а не наводить излишний пафос вокруг себя и того, что делаю. В крайнем случае всегда для передачи большего объёма смысла подойдут клип, видеоряд на концерте или обложка альбома. Остальное за меня скажут слушатели и публицисты, если им захочется. Они в этом гораздо больше понимают, чем я.

Виктория:  Не опасаетесь ли Вы, что Ваша музыка начнёт Вас постоянно преследовать (эти звуки постоянно будут звучать в Вашей голове, похожие на белый шум)? И что в таком случае Вы будете делать?

Она меня преследует исключительно во время постоянных проверок на техническую грамотность записи, аранжировки. После релиза композиций я с большим удовольствием их отпускаю, и после, если хочу освежить в памяти свою работу - то слушаю её совершенно иначе, чем до выпуска, как-то расслабленно и умиротворённо, что ли. Если я попадаю в петлю прослушивания, что редко, но случается, то просто начинаю заниматься чем-то другим.

Павел Майнсвипер 2

Алексей: Б.Г. поёт, если хочешь говорить с камнями, научись молчать, а известный мистик Павел Флоренский в последние годы своей жизни очень увлекался “общением” с минералами и много предпочитал их общению с людьми, а Вам близко такое? И каких взглядов и мировоззренческих концепций Вы придерживаетесь в своей реальной повседневной жизни?

Разумеется! Но это прежде всего связано с тем, что люди имеют свойство отвлекать. Особенно от твоего любимого дела, и в самые неподходящие моменты. Какими бы близкими, любящими и замечательными эти самые люди ни были. Концепция моего существования крайне проста – занимайся любимым делом, если оно тебя радует и интересует. Если кто-то или что-то мешает – решай проблему. Не забывай про тех, кто тебе помогал и поддерживает сейчас. Остальное – либо сугубо личное, либо неважно.

Виктория: Всегда ли эта музыка гармонирует с вибрациями Вашей души? Бывает ли, что Вы предпочитаете слушать что-то более жизнеутверждающее и даже самому написать такое?

За последние лет десять я послушал немало музыки, самых разных жанров. Написал тоже приличное количество композиций, и среди них есть и само утверждающие, даже на последнем альбоме, взять хотя бы композицию ”Kyoto”. И ни грамма горя в ней нет, в ранних альбомах проекта – так тем более! Так что всё зависит от жизненного периода. Чем больше разнообразия в жизни, тем и альбом становится более разносторонним. Но он от этого не развалится, собственно, как и сама жизнь.

Алексей: Обычно сам термин “эскапизм” предполагает некую религиозную или околорелигиозную окраску, для вас это актуально?

Именно этот термин? Нет, ни разу. Побег от реальности – вот что подразумевается. Все этим занимаются, когда слушают музыку достаточно глубоко. Я же стараюсь “окунуть” людей в своё “болото звуков” как можно быстрей, и как можно дольше там их подержать с головой. Вот и вся суть эскапизма в моих музыкальных делах.

Павел Майнсвипер 3

Виктория: Как думаете, быть может сам космос, мироздание звучит именно так, как Ваши треки? И бывало ли у Вас такое, что музыка приходила к Вам оттуда или откуда-то извне?

Человечество постоянно пытается интерпретировать излучение, сигналы и свет, воплотить их в “звуки космоса”, но многие почему-то забывают страшную правду. Космос большей своей частью – это пустота, вакуум. Там почти нет звуков. Уж извините за цинизм, но это реальность. А любая новизна и самостоятельное открытие в музыке всегда воспринимается человеком как послание из космоса, и это нормально. Тут лучше всё-таки оставить немножко энтузиазма, и заверить, что так и есть, а то как-то совсем печально становится.

Виктория: Как вы относитесь к хаосу? Возникает ли у вас желание упорядочить его, создать из разрозненных частиц что-то цельное и прекрасное или в хаосе тоже можно найти своё очарование?

О, хаос я периодически использую в своей музыке, и он меня выручает. Не буду вдаваться в занудные подробности, но любые технологии, позволяющие внести долю неожиданности в творчество, я дико и неистово приветствую. Это всегда радует и слушателей, и разностороннего музыканта живостью и непредсказуемостью конечного результата. Так что хаосу однозначное - да!

Алексей: От чего и во имя чего призывает спасаться и нажимать на “escape” Ваш проект?

Пожалуй, от всего, что запрещает быть самим собой. Но и нужно помнить, что за каждым выбором идут последствия, поэтому лучше самого себя периодически проверять на искренность с самим собой, свои мотивы, принципы и т.д

Виктория: Большинство творческих людей, как правило, очень амбициозны и готовы буквально по головам ходить, чтобы продвинуть своё творчество. А как к этому относитесь Вы? Что Вы делаете (и готовы сделать) для того, чтобы о Вас узнали?

Кто воспринимает других музыкантов как конкурентов – окружен врагами. Я же окружён коллегами, а потому - друзьями. Ну и кто в итоге сильней и более счастливый человек?

Для того, чтобы узнали меня – я не предпринимаю ничего. Чтобы узнали мою музыку – продвигаю альбомы через сеть всеми доступными мне способами, и буду изучать новые дальше. Человек, любящий своих детей, будет заботиться больше о них, чем о самом себе. Моя музыка – моё детище. Давайте такую аналогию тут и проведём.

Павел Майнсвипер 4

Алексей: А Вы религиозный человек? Что Вы думаете о природной мистике, шаманизме, таких явлениях, как “память воды” и других паранаучных феноменах?

Свои убеждения я предпочитаю не озвучивать, они могут как удивить, так даже и оскорбить кого-то. Что касается паранаучных явлений - они абсолютно и бесповоротно паранаучны, разумеется, я в это не верю от слова совсем. Для того, чтобы в этом отсутствии феноменов разобраться, нужно их как следует изучить. Но в мире очень много неправды, и порой она так сильно заслоняет истину, что нет шансов её найти вообще.

Виктория: Многие творцы хотят увековечить свои произведения, чтобы спустя много лет (даже после их ухода в мир иной) их творения жили и прославляли своих создателей. Вы тоже желаете такого? А если нет, то какой целью служит Ваша музыка?

Прославление себя – стопроцентно нет. А вот что касается наследия… Многие люди предпочитают перед своим концом оставить после себя в этом мире других, похожих на себя людей. Я же точно так думаю про свою музыку. Это память, мысли, и часть меня, у которой гораздо большие шансы остаться бессмертной. Но останется она таковой только в том случае, если она пригодится другим людям. Поэтому есть мотивация делать её максимально хорошо.

Виктория: Сейчас социальные сети переживают бум истерии по лайкам и количеству просмотров, очень трудно не поддаться этой всеобщей мании, как удаётся Вам как музыканту, который творит в жанре принципиально некоммерческой музыки, абстрагироваться от этого и не поддаться всеобщему психозу?

Самое главное – помнить, зачем ты начал заниматься этим и почему. Я периодически вспоминаю свою подростковую увлечённость музыкой и то, как я в школьные годы наткнулся на диск с софтом для написания музыки в cd-магазине. Было такое чувство, будто мне подарили что-то, чего нет у обычного человека – какую-то сверхспособность. Я уверен, что многие именно поэтому занимаются творчеством. Да и в целом любой человек, который занимается музыкой в некоммерческом ключе, просто радуется самому процессу. Он уже состоялся как личность – просто потому что его радость не зависит от количества просмотров, репостов и лайков. Это особая смесь эгоизма и альтруизма, которая многим непонятна. Её бесполезно объяснять – нужно просто прочувствовать самому. Такое увлечение рано или поздно замечают окружающие люди, и начинают поддерживать. Поэтому сидеть и принципиально писать в стол тоже неверное, фанатичное решение. Особенно если можно порадовать окружающих. Особенно если это небольшая группка людей, про которых все известные конъюнктурщики как-то вдруг позабыли.

Павел Майнсвипер 6

Алексей: Слушатели отмечают тревогу, которую ощущаешь, обращаясь к прослушиванию Ваших композиций, а Вы сознательно намерены делать свои терки тревожными или это получается само собой и без Вашего целенаправленного и осознанного в том участия?

Восприятие всё-таки разнится у людей очень сильно, но не без этого. Я в принципе не очень-то уверенный или спокойный человек, и вполне понимаю, почему такой фон передаётся слушателям. Другой вопрос, что многие ощущают удовлетворение от схожести своих внутренних переживаний с эмоциональным фоном автора. Я это называю состраданием. И это одна из самых важных частей моей, и не только моей музыки, которая изначально может показаться печальной, неприятной, или даже ужасающей. Это не отменяет её ценности или необходимости, как скажем, фильмов ужасов, мелодрам, трагедий. Человека может интересовать и удовлетворять то, что его пугает и огорчает. Вот такие мы все разные и интересные по восприятию. Для многих метод “клин клином” – животрепещущая тема, которая спасает их чуть ли не каждый день, и я тоже один из таких людей.

Алексей: Почему Ваш новый альбом назван “White Swarm”, что это за “белый рой” и каким образом это словосочетание характеризует концепцию релиза?

Всё очень просто, альбом писался в эту зиму в Петербурге. Думаю, дальше не нужно объяснять, что ещё за “белый рой”, который в минус пятнадцать не очень-то приятно “жалит” в лицо.

Алексей: К чему по ощущениям и по своей внутренней сути ближе “White Swarm”: к белой мгле беспросветных сибирских метелей или к белому шуму статических помех?

Теперь уже беспросветные петербуржские метели, у нас погода будь здоров в последнее время. Белый шум – как раздражающий фактор? Да тоже вполне сгодится. Всё, что нас достаёт, угнетает, но при этом поражает и имеет свою особую эстетику – почему бы и нет?

Павел Майнсвипер 7

Алексей: Стоит ли искать в “White Swarm” какие-то скрытые аллюзии и тайные смыслы-отсылки подобно тому, как многие поступали с белым шумом в телевизоре или стоит просто воспринимать его как данность и растворяться в этих звуках, не думая о большем, не додумывая смыслы и значения искусственно?

Я думаю, что для самых пытливых и любопытных вполне достаточно информации можно найти в названиях композиций, совместить это с их звучанием, а затем “закусить” обложкой альбома. Опять же, повторюсь - нужно ли это делать – решать исключительно слушателю. Я не имею права диктовать, как кому поглощать данный альбом, давайте дадим свободу слушателям! Это сейчас большая редкость.

Алексей: Какие эмоции и какой внутренний месседж несёт в себе Ваш новый альбом? Призван ли он просто порадовать и дать некий душевный, эмоционально-психологический комфорт или наоборот желает вывести слушателя из зоны комфорта и сподвигнуть его к изменениям и поиску?

Поскольку дроун и эмбиент имеют свойство изменяться в тембре, то я решил провести метаморфозу идеи альбома в целом. Начинается он жизнеутверждающе, пускай и без явных мажорных гамм. Зато к концу предпоследнего трека речь уже идёт исключительно о разрушении, саморазрушении и пустоте, без какого-либо света в конце туннеля. В реальности же всё нестабильно и изменчиво, и катится под откос, так зачем гнуть на протяжении альбома одну и ту же тему? Мир сочетает в себе и красоту природы, и великолепие тех-прогресса, и жутких людей, больше напоминающих холоднокровных монстров. Вот и вышло путешествие от пейзажей Киото к черной кипящей смоле внутри испорченного самим собой человека. Жизненно, что тут ещё скажешь.

Алексей: Как проходила работа с питерским трио ANTETHIC? Музыканты только исполняли придуманные Вами партии или внесли свой вклад на актуальный диск?

Это была именно совместная работа, права на эту композицию имеют обе стороны. Вклад со стороны ребят был огромен, и без их участия композиция была бы очень пустой. Правда, работа над треком носила “пошаговый” онлайн характер. В дальнейшем я собираюсь пробить этот барьер, и с ними, и с другими знакомыми группами.

Павел Майнсвипер 8

Алексей: Планируются ли и насколько вероятно, что будут клипы на треки с нового альбома?

Я этого сам очень хочу, и наличие клипа в будущем зависит от моих собственных усилий в 3d-моделировании, которым поспешно и увлечённо занимаюсь последний год. Нереально интересно, и настолько же сложно! А пока что всегда можно посмотреть мой клип на трек “Quasar”, который вышел в компиляции от лейбла “Электрон-1”.

Алексей: Что связывает Ваш проект и питерский one-man-коллектив Asphodela, с которым вы так часто и много выступаете?

Нас связывает относительно недолгая, но достаточно искренняя, честная дружба и общение, плюс взаимная поддержка по всем музыкальным фронтам. Мы достаточно разные люди, частенько спорим, ищем пути развития, зато нам всегда есть о чём “перетереть”, находимся на приблизительно одном уровне “раскрутки”, и это в совокупности просто прекрасно подходит для совместных музыкальных дел. Думаю, не слукавлю, если скажу, что это вполне может вырасти в совместный релиз.

Алексей: Чего ждать от вашего готовящегося и достаточно широко анонсированного апрельского выступления совместно с Asphodela? Какие сюрпризы будут на этом шоу?

Пока ничего конкретного сказать не можем, чтобы не разрушить однажды данные обещания.

Да и сюрпризы портить – такое себе. Но будут звучать как треки с наших последних альбомов, так и полюбившиеся публике “старички”. У Asphodela скоро выходит новая работа – “Atlas of Obscure”. Очень зрелый, плотный, каноничный дарк-эмбиент. Всем любителям подобного очень советую навострить ушки и ожидать выхода.

Но постараемся всё сделать как минимум не хуже прошлого выступления в Музее Звука, а как максимум – энергичнее, выразительнее, и в разы жёстче. Лично мне уже просто надоело ходить вокруг да около и притворяться “мягким” по звуку проектом. Эмбиент и дроун – жанры очень широкие. Вот этот тезис мы и постараемся выразить 13 апреля.

Алексей: Как вы пришли к идее использования виджеинга и что думаете о таковом на концертах Pink Floyd и The Gathering?

Нуу, концерты Pink Floyd именно в плане визуальной составляющей – это в разы больше, чем обычный виджеинг! Но лично меня больше впечатляют своими выступлениями в плане визуальной составляющей, да и не только, индастриал-рокеры Nine Inch Nails. Правда, наши с Артёмом масштабы сейчас совершенно иные, об этом забывать пока не стоит. Виджеинг – вещь же сейчас очень распространенная и повсеместная, особенно в среде дроуна, эмбиента и прочей электроники. Пока что стараемся делать просто аккуратно и приятно. Это очень большая область, над которой в современных реалиях приходится долго и упорно работать. Ведь большинство людей визуалы, а не аудиалы, и им нужно показать вполне осмысленные образы, а не тупое заполнение слайдами. Но совместными усилиями правильное зрительное преподнесение музыки даётся гораздо легче.

Алексей: Вы так всех заинтриговали подарками, которые обещали тем, кто купит билет на концерт 13 апреля онлайн, сейчас можно было бы немного приоткрыть завесу таинственности: что это будут за подарки?

Всё зависит от активности наших уважаемых слушателей. Но, когда вспоминается смысл концертов, речь всегда заходит о музыке и именно её продвижении. И, думаю, догадаться нетрудно, какие сувениры мы им предоставим.

Алексей: Какими словами Вам хотелось бы завершить этот разговор?

В это непростое для всех время подвергайте сомнению всё, что напоминает ложь, думайте о последствиях своего выбора, занимайтесь любимым делом как можно чаще, поддерживайте друзей и близких, и не бойтесь сами просить о помощи, когда это необходимо.

Алексей, Виктория: Спасибо за интервью!