ФОРПОСТ МУЗЫКАЛЬНОЙ АНАЛИТИКИ
АЛЕКСЕЯ ИРИНЕЕВА (МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛИСТ)

"Rockcor на самом деле не просто журнал, это целая субкультура!" Интервью с Сергеем Сухоруковым

РокКор, Сергей Сухоруков

06-12-2016 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Мы продолжаем публикацию материалов, посвящённых 25-летнему юбилею РокКора, и сегодня у нас в гостях Сергей Сухоруков – замечательный фотограф, работы которого украшают страницы вашего любимого журнала вот уже 16 лет. И, кстати! Если вы думаете, что фотограф это не тот человек, интервью с которым в принципе может быть интересным поклоннику рок-музыки, вы жестоко ошибаетесь.  Именно фотографы больше всего видят, больше всего замечают и больше всего знают о нюансах жизни ваших любимых артистов. А насколько это так, вы можете достоверно убедиться прямо сейчас, ознакомившись с машинописной версией беседы, которая состоялась у вашего покорного слуги с одним из самых выдающихся и неординарных фотографов с постсоветского пространства, который, поверьте, знает о наших с вами кумирах столько, сколько нам и не снилось! Встречаем – Сергей Сухоруков, один из современных мэтров российской рок-фотографии!

— Приветствую, Сергей!  Давайте сразу же коснёмся замечательного юбилея РокКора: 25 это солидная дата, а для Вас, насколько я знаю, в этом году тоже своеобразный юбилей, связанный с РокКором – Вы начали работать для этого журнала в 2000 году. Как Вы воспринимаете юбилей?

Доброго времени суток вам, Алексей, и всем читателям Rockcor, хотя в некоторых редакциях слово «доброе время суток» уже в запрещённом списке штампов, как и ряд других; но всё же адекватных людей на свете больше, чем в редакции Матч ТВ, и поэтому это слово ещё не везде стало запрещённым штампом. 🙂 25 — очень солидная дата, четверть века как никак, дата, когда человек начинает, оглядываясь назад, смотреть, что он успел сделать, а также заглядывать вперёд с мыслью, что он ещё не успел. В издательском бизнесе всё аналогично, если сейчас посмотреть назад, то увидишь, что Rockcor на самом деле не просто журнал, а это целая субкультура, которая была создана ещё в конце перестройки, пережившая несколько эпох и даже целое столетие из XX века в XXI, и всегда Rockcor, независимо от Президента, правительства, был верен одному – рок-музыке и её веяниям. На нём выросло не одно поколение современных поклонников рок-музыки, у них уже пошли свои дети, и они как ни странно, также, как их папы с мамами, знают, что такое Rockcor. Но это прошлое, уверен, что если посмотреть в будущее, то в 50- летнюю дату Rockcor, как рупор рок-музыки, в России будут знать уже внуки тех детей, чьи отцы и матери читали Rockcor в 1991 году.
Или я не прав? Если не прав, то посмотрите на полки рок-магазинов, из множества рок-журналов известных в России в 90-х до сего момента дожило и сохранило свой формат только два – Rockcor и Dark City, кстати, оба имеют много общего в плане истории создания, хотя и являются ныне конкурентами.

— А что вообще думаете о юбилеях и как обычно отмечаете? Как отмечали юбилей РокКора?

Свои личные юбилеи обычно не отмечаю или все обычно, как и Новый год, принимаю поздравления, семьёй и близким кругом садимся за стол, едим и говорим тосты, все как у всех, ничего особенного, разве что кроме Нового года, так как в Новый год уже есть традиция, с 31 декабря на 1 января в ночь смотреть в прямом эфире матч Национальной Хоккейной Лиги. Честно сказать, никак не отмечал, разве что поздравил по телефону Алексея, ведь в первую очередь это его праздник, как создателя журнала и его бессменного главного редактора, а потом уже всех остальных и читателей в том числе. Хотелось бы, конечно, чтобы 25 было отпраздновано немного больше чем на страницах журнала, например, замутить какой-то большой и красивый рок-концерт, где-то в Олимпийском, чтобы собралась большая толпа на 12.000 тех самых, кто с 91 года с журналом, но вы же понимаете, что этот мир жесток и на всё нужны немалые деньги, в том числе и на издание журнала с 30.000 тиражом, отсюда и скромность в праздновании Юбилеев и отмечании их в основном на страницах журнала. Но, по-моему, это тоже неплохо.

— Давайте вернёмся в тот исторический 2000 год, расскажите, как и с чего началось Ваше знакомство с журналом, а впоследствии работа в РокКоре?

Знакомство с журналом началось, как всегда банально через общих знакомых, причём, даже не моих, а моего брата; его сосед Алексей сотрудничал с Rockcor, как корреспондент, а я на тот момент был создателем самого крупного сообщества группы "Nightwish" в России и, между прочим, первого и последнего утверждённого самой группой, так и получилось знакомство. Причём первоначально начал сотрудничать как человек разрабатывающий сайты.

— Чем для Вас был РокКор в 2000 году и что для Вас он сейчас: просто работа, дело для души, интересный опыт или что-то ещё?

Всегда всё вместе, когда идёшь на концерты, теперь снимать и редактировать фотографии, это работа, когда получаешь новый номер и листаешь его дело для души, а когда смотришь на 25 прошедших лет и понимаешь, что ты чисто по случайности часть этого, интересный опыт. Хотя съёмку некоторых концертов я также могу назвать делом души, а не работой.

Какую музыку Вы слушаете сами и с чего началось Ваше знакомство с тяжёлой музыкой?

Слушаю совершенно разную музыку, ну кроме, пожалуй что, отечественной, причём, как рок-музыки, так и попсы, потому что считаю, что в России играть музыку не умеют, а всё что играют — это плагиат с Запада, но это уже для другой беседы. Знакомство началось с хард и хэви и, собственно, на нём оно и остановилось, хотя ныне хард и хэви всё чаще превращаются в диско поп, недавно вот решил послушать новый альбом Sonata Arctica и понял, что оно ничем не отличается от Army Of Lovers, разве что музыканты в SA нормальной ориентации, не такие как в AoF, хотя если заглянуть в ранее творчество финнов, это был вполне добротный такой power. А если говорить о любимых группах, то тут их очень много, ну, а началось всё, наверное, с Judas Priest, причём я их услышал не на концерте, не на альбоме, а в одной из компьютерных игр, в 90-е была такая очень интересная гоночная штука как «Carmaggedon», но это когда машинки с ковшами и бензопилами на капотах гоняются по трассе и иногда режут друг друга и случайных прохожих, вот в её русской версии играла известная на весь мир «Breaking The Law».

— У Вас на странице в социальной сети ВКонтакте значится псевдоним – Warrior Of Darkness – псевдоним весьма «металлический». Расскажите о том, как Вы пришли к тому, чтобы называть себя таким «ником» и что он для Вас означает?

Это как раз отсылка к геймерскому прошлому, я RPGшник, и поэтому уважаю такие темы, как Heroes Might & Magic, Might & Magic, Age Of Empires, Warcraft. Опять же, когда эта тема всё ещё только начиналась, были кланы игроков, надо сказать что не только сетевых, но и реальные кланы, вот, собственно, в одном из таких кланов я и состоял. Уже не помню, как он назывался, но мы всегда играли за сторону Тьмы, вот оттуда этот никнейм и появился, да так и остался.

— Сами-то читаете /читали РокКор? Какой раздел Вам наиболее интересен: новости, интервью, рецензии, конкурсы или что-то ещё?

Читал и читаю, в основном интересны интервью, как и во многих других изданиях.

— Читаете ли Вы какую-либо ещё муз-прессу или просто периодику? Какую? Какие впечатления от этих изданий у Вас в соотношении с РокКором?

Как уже говорил, в России сейчас из музыкальной прессы только Rockcor и Dark City, остальных просто нет или я просто не могу их найти в продаже, хотя честно сказать в интернете есть сообщества многих музыкальных журналов из Украины и Беларуси, даже говорят, что они имеют в России свою дистрибьюцию, но где она? Я не видел или плохо искал! Раньше ещё был не плохой журнал Classic Rock, но опять же за последние два года я не видел в продаже ни одного номера, только обложки в сети. Что-то еще? Есть западные музыкальные издания, но подписка и доставка стоит дорого, поэтому приходиться читать их выложенными PDF или электронную версию. Насчёт впечатлений, приведу один пример о впечатлениях: как-то давно на Горбушке работал один прекрасный человек по имени Олег, так вот рассказал он такую историю: увидел в продаже российский журнал Rolling Stone со статьёй, как бы не соврать, так как это было давно, но, по-моему, Rolling Stones, купил он его, пока ехал в метро перелистал на нужную страницу и увидел там ровно две строчки про Rolling Stones, а на другой странице увидел статью на три разворота, где телеведущая Ольга Шелест рассказывала о том, чем пахнут носки телеведущего Антона Комолова. Собственно, с такими "впечатлениями" я и сам сталкивался и сталкиваюсь в российской прессе всегда и всюду, видишь журнал, на обложке интересный тебе артист, а внутри про него 4 строки, но зато 10-15 про чьи-нибудь трусы, слава Богу, в Rockcor такого нет, в Dark City тоже, хотя  у последнего иногда проскальзывают моменты так называемой «желтизны», но всё же про трусы с носками под вывеской группы Rolling Stones на обложке пока не писали.

— Как считаете, чего на данном этапе не хватает РокКору, а в чём, наоборот, его сильная сторона и главная отличительная черта?

Как и всему в российском шоу-бизнесе, что не принадлежит к крупным медиакомпаниям, Rockcor немного не хватает бюджета, в том числе и рекламного, потому что платить у нас не любят, в основном все хотят, чтобы все было бесплатно, но желательно побольше, красивее и качественней. А сильная сторона журнала прежде всего в контенте, где вы видели столько интервью, обзоров, новостей? Возьмите большинство музыкальной прессы, что осталась, что мы увидим, кроме, конечно же, рекламы, большие фотографии на полосу и по три строчки текста или интервью, которые в основном сводятся опять же к банальным вопросам. Что мы видим в Rockcor? Есть фотографии, и не маленькие, но текста тоже прилично, вопросы подготовленные и не банальные, хотя бывают и такие, но их меньшинство, а всё потому что человек, который берёт данное интервью, приходит на него подготовленным и не задаёт избитый для всех пресс-конференций и интервью вопрос музыканту, который только что спустился в Москве с трапа самолета: «Как вам Москва?» и «Что вы успели посмотреть?»- или ему подобные.

— Как считаете, с Вашим приходом что-то кардинально изменилось в журнале? Ваши фото сделали его более ярким и узнаваемым?

Не думаю, что с моим приходом что-то могло кардинально измениться, так как Rockcor это все-таки труд его редакции и главного редактора, как единой целое, а ни одного человека, который в него только что пришел. Также и насчет фотографий, опять же кроме меня тут есть еще один фотограф Андрей Грабарев, есть и зарубежные коллеги такие как Тим Тронское, поэтому опять же ярким, крутым и узнаваемым журнал делает редакция вся как единое целое, а не конкретно один человек и неважно кто он фотограф или корреспондент.

— Случались ли какие-то трудности в работе с РокКором – трудности, недопонимания, несовпадение позиций? Как удавалось преодолевать эти подводные камни?

Трудности и недопонимания случаются в любой работе, их нет только у того кто ничего не делает, а преодолевать удавалось простым и спокойным обсуждением каждого подобного случая, но их было мало.

— Насколько, как и в чём журнал изменился за те 16 лет, которые прошли с 2000 года? Вы могли бы подвести некий итог?

Журнал меняется с каждым днем в лучшую сторону, совсем недавно интервью брались только по e-mail, сейчас же практически все интервью берутся по телефону или вживую, растет тираж, по началу он был 10.000, теперь 30.000, увеличивается количество продаж, серьезно выросло и само качество бумаги на которой Rockcor печатается, формат самой печати, в 2000 году, на обложках не было выборочной ламинации, которая, например, придает глазам с обложки больше выражения. С журналом начало работать очень много западных партнеров, фотографов, корреспондентов, журнал приобретает все больше платных площадей, а платные площади — это деньги, которые идут как на улучшение качества самого контента, так и внешнего вида.

Словом за 16 лет было сделано очень многое, чтобы Rockcor стал лучше, ну, а как оно вышло наверное судить не редакции, а тем, кто его читает и по-моему вышло весьма не плохо раз журнал читают все больше и больше и увеличение тиража это как доказательство этих слов.

— Как считаете, что нужно для того, чтобы фотография стала настоящим предметом искусства и встала в один ряд с гениальным живописным полотном? Кого из фотографов Вы считаете своим наставниками и гуру, если таковым имеются?

Честно сказать, фотография уже стала настоящим предметов искусства, причём очень давно. Если вы начнете читать историю фотографии, то найдёте в ней массу фотографов, которые создавали картины, не хуже чем Винсент Ван Гог или Сальвадор Дали, посмотрите фотоработы американца Ричарда Аведона, парень в 9 лет уже держал в руках камеру и сделал отличный портрет Сергея Рахманинова, или любимая женщина Адольфа Гитлера – Лени Рифеншталь, создательница того самого легендарного фильма «Олимпия», что лёг в основу одного из видеоклипов группы «Rammstein», а она ведь была еще и отличным фотографом и от её работ также захватывает дух. На самом деле их очень много, тех, кто сделал фотографию предметом искусства. Если сейчас перечислить всех, то нужно будет журнал толщиной с книгу «Война и мир». Насчёт гуру и наставников, вообще многое попытался, если это так можно назвать, потому что специально он меня не учил, перенять у отечественного фотографа Сергея Белякова, кое-что сейчас беру у юного бельгийского таланта Тима Тронское, кстати, о предметах искусства вышеназванные люди также достойны того, чтобы их работы назвать предметами искусства.

— Вы могли бы перечислить фото, сделанные для РокКора, которые сейчас с высоты опыта и пройденных лет Вы по-прежнему считаете эталоном качества и профессионализма?

На самом деле перечислить трудно, тем более, что свой лучший кадр – эталон качества и профессионализма я пока не сделал, возможно, сделаю когда-нибудь в будущем, а возможно и не сделаю, тут как фишка ляжет… Но думаю, что если всё-таки она ляжет так, что таковой кадр все же будет сделан, то мне уже станет неинтересно этим заниматься, потому что у человека всегда должна быть какая-то цель, к которой он должен стремиться, у фотографа, видимо, таковая цель — это лучший кадр. 🙂

— Какие были первая и последняя на сегодняшний день фотографии, сделанные Вами для РокКора?

Первую я уже, честно, не помню, то ли концерт Whitesnake, то ли «Nightwish», а последняя или крайняя, наверное, концерт «Rammstein» на Максидроме-2016, кстати, в этом выпуске они должна быть. Честно, считаю большим успехом, что каким-то чудом удалось оказаться в списке 10 фотографов, которых выбрала сама группа, хотя понятно, что конкуренция на этом шоу была дикая.

— Как Вы в целом оцениваете мир современной фотографии? Не секрет, что фотографов самого разного профиля становится всё больше, но количество в этой сфере отнюдь не всегда означает качество. Уже можете выделить молодых преемников, смена-то растёт, или пока что на горизонте не видно по-настоящему талантливых молодых фото-корреспондентов?

Мир современной фотографии? По-моему, к сожалению, его нет, по крайней мере в России, так как фотография и фотографы никому не нужны. Давно ли в России вы видели фотографа, который может сказать, что он живёт на доходы от своей работы, то есть фотографии? Лично я таких не знаю или знаю, но очень мало. В основном фотография стала хобби, а работой, в понимании чтобы прокормить себя и своих близких, является что-то другое, кто-то работает консультантом в магазине, я, например сайты создаю и администрирую серверное оборудование и ПК пользователей. Как так получилось? Многие считают, что это вопрос доступности фототехники, но на самом деле это не так, скорее это вопрос того, что люди считают так — "купил камеру, научился нажимать кнопку и ты уже фотограф", а второй вопрос к самим заказчикам съёмок. Профессионал, который работает в сфере фотографии бесплатно работать не будет, потому что это его работа, а "тот, кто купил камеру, научился нажимать кнопку и решил, что он фотограф" будет работать даже за тарелку супа. Вы скажете, а как же качество снимка? А кого оно волнует? Если в данное время некоторые журналы (про интернет я не говорю, там даже скриншоты с видео делают, считая это за фотографии) начинают публиковать фотоснимки даже с телефона, благо современные смартфоны позволяют делать фотографии на уровне профессиональной камеры, правда, весьма далёкие от уровня профессиональной камеры, особенно если брать в расчёт плёночные камеры, далекие как от смартфонов, так и от «зеркалок».
Вот и получается, что рынок фотографии перенасыщен не фотографами, а теми, кто считает себя фотографами, а также любителями халявы. Но это, как вы понимаете, я сейчас говорю только про Россию, на Западе, и особо в Штатах дело немного обстоит по-другому, там на первом месте профессионализм человека, за него платят деньги и за него принимают на работу, в том числе и фотографа, да и к халяве там привыкли меньше, чем у нас.

Но это уже совсем другая история.

Однако, всё же молодые нормальные фотографы есть как у нас, так и за рубежом, опять же уже не устану повторять, что один из них сотрудничает с журналом Rockcor, живёт он в Бельгии, а его имя Тим Тронское, есть еще Каролина Трэйтлер, но её уже сложно назвать молодым фотографом, хотя в душе каждый из нас молод.

— Наверняка, за столь долгий срок в Вашей работе было множество самых разнообразных – интересных, курьёзных и просто занимательных – случаев. Вы могли бы рассказать один из них?

Интересные, курьёзные и просто занимательные случаи — это фактически каждая съёмка, тут даже сложно что-то вспомнить, но больше всего их происходит, когда работаешь на неделях моды и ковровых дорожках, и связаны они как с высказываниями коллег вслух (иногда нецензурно, но метко) о том, что они снимают, так и с теми, кто находится по ту сторону от объектива.

А курьёзный и даже страшный случай произошёл со мной на одном из концертов группы Limp Bizkit, когда организаторы почему-то не поделили танцпол на сектора, как это положено делать на концертах такого уровня, запустив всех общей массой, и поклонники в желании заполучить тело Фредда, сломали металлический отбойник, и большинство, которое находилось у сцены, резво полезло на сцену, я как раз снимал в пите на месте сего будущего разлома, но каким-то седьмым чувством ровно за секунду до момента, как отбойник рухнул и толпа полезла на сцену, я решил, что тут лучше не стоять.

Второй случай немного комичный, но опять же с налётом страшного, произошёл на Максидроме-2013 в Тушино, когда начался запуск людей непосредственно к сцене, образовалась давка, поклонники повалили ограждение и пошли буквально по головам друг друга, по идее, поднимать их и держать ограждение должны были сотрудники охраны, но они стояли и испуганно смотрели на всё, что там происходило, до тех пор, пока коллеги из РИА Новости, предварительно сложив камеры в безопасном месте, не взяли на себя их функции до того момента, пока на поле не появился более компетентный в таких делах Омон.

— Расскажите о том, чем Вы занимаетесь сейчас и о своей деятельности для фото-журнала Artpalmira. Насколько Вас удовлетворяет работа для этого издания и насколько в настоящее время Вы свободный человек – насколько Вы имеете свободное время и открыты для каких-то сторонних заказов? Вообще, насколько остро для современного фотографа стоит вопрос свободного времени?

ARTPALMIRA.RU-  это мой личный сайт фотографа, названный не по моему имени,  так как не считаю это нужным, а простым, и как мне кажется, отражающим его сущность и сущность той деятельности, которую я осуществляю, названием, то есть частное СМИ, рассказывающее людям через фотографии обо всём интересном, и это необязательно концерты, тут есть мода, фотосессии, спорт… Всё мечтаю сделать некий раздел с фотографиями со своих путешествий по стране и миру, но всё никак руки до этого не дойдут.

Насчёт удовлетворённости этой работой, учитывая, что не совсем работа, а скорее хобби, которое время от времени приносит доход, то полностью удовлетворён, хотелось бы, конечно, полностью жить на доход от фотографий, но видимо для этого надо было родиться, увы, в другой стране, где халяву любят меньше, чем работу профессионала, а самое главное — стараются за неё платить.

Для сторонних заказов я открыт всегда, причём не важно, что это за заказ, ну разумеется, чтобы не выходил за рамки дозволенного, порнографию не снимаю, хотя оное уже предлагали, причём, за очень большие деньги и на серьёзных заказчиков, но тут вступает правило даже ни того, что это незаконно, а то, что это элементарно идёт вразрез с общепринятыми рамками дозволенности и этики, всё должно быть в меру.
Свободное время у меня есть всегда, поэтому проблемы в этом никакой нет, но у фотографа в России, как я уже говорил выше, всё упирается в такое понятие, как «нужность заказа». Если проект мне интересен, у меня хорошие отношения с заказчиком, то я пойду снимать его в любом случае, даже бесплатно, также я пойду снимать этот проект бесплатно, если я этого заказчика впервые вижу. Но если мне проект неинтересен и заказчика я впервые вижу, но мне будет предлагаться снять что-то бесплатно, за обещание хорошей жизни в будущем или нечто иное, то, соответственно, у меня и у каждого из нас включится датчик «резкой нехватки свободного времени». Но не надо сразу начинать говорить, что подобные фотографы это ремесленники, просто фотограф — это такая же работа, как и любая другая, и, кстати, куда более требующая вложений со стороны самого фотографа, так как техника и её обслуживание ныне недешевые и требуют, как ни странно, денег, которые фотограф берёт из своего кармана.

— У Вас есть мечта? – Мечта профессионала и мечта просто человека? К чему Вы стремитесь?

Как ни странно, есть; чтобы фотография для фотографа в России наконец стала полноценной работой, чтобы не нужно было фотографу работать в офисе или где-то ещё, а можно было жить на доход от фотографии, но, увы, она несбыточна, так как для этого нужно заново родиться и, увы, не в России.

— Что для Вас является мерилом успеха и насколько Вы считаете себя успешным человеком? Какую роль в Вашем становлении как фотографа и как личности сыграла работа с Алексеем Николаевичем и с РокКором?

Мерило успеха делится для меня на две части. Первая, когда выкладываешь свою фотографию в интернет, первое, куда можно опубликовать сейчас, и она собирает массу «Понравилось», «Поделиться», комментариев и кучу просмотров; вторая — публикация в каком-то СМИ, лучше печатном, потому что если тебя публикуют и если людям нравятся твои фото, значит, ты занят верным делом и идёшь по правильному пути.

Успешным человеком? В принципе, да, если сейчас зайти на мой сайт ARTPALMIRA.RU, то можно найти фотографии многих артистов, в том числе и которых уже нет в живых, но мне удалось не только увидеть их на расстоянии вытянутой руки, а с кем-то и лично пообщаться и запечатлеть их лица на своих фотографиях, многие из которых выходили как в Rockcor, так и других СМИ. Думаю, что это большая удача и успех, когда ты имеешь возможность работать с артистами и просто людьми, запечатлевать на фото их и моменты их жизни, делясь ими потом с другими с помощью публикации своих фото в СМИ или просто отдавая эти фото людям лично в руки.

Как я уже говорил, работа в Rockcor для меня, честно сказать, бесценна, поскольку это журнал, который пережил в России практически три эпохи, существует ещё с конца перестройки и перешёл из века в век, но несмотря ни на что, он не только выжил и остался верен своим традициям, своему стилю, но и стал намного круче, чем это было ещё даже 5 или 10 лет назад. У главного редактора Алексея Николаевича также есть чему поучиться, кстати, всегда восхищался тому, как у человека несмотря ни на что, не опускаются руки ни перед какими трудностями, связанными с его проектом, поверьте, в наше нелёгкое время они есть и очень много, но несмотря на них, Алексей продолжает идти по своему пути, который выбрал в 1991 году и делать свой проект, поднимая его на новый уровень. Собственно, благодаря Rockcor, возможно, и я ещё в профессиональном плане фотографии хоть как-то продолжаю действовать в направлении мало кому нужной концертной фотографии, фотографии музыкантов. Rockcor один из последних журналов, который готов не только писать о музыке, но и делиться со своими читателями красивыми концертным фотографиями и фотографиями музыкантов.

— Что бы Вы хотели пожелать читателям и сотрудникам РокКора в год нашего юбилея, а также лично Алексею Николаевичу?

Как я говорил в начале нашего интервью, 25 лет — это только четверть века, черта, которая отделяет зрелое от незрелого, если можно так выразиться в отношении журнала, поэтому хочу пожелать журналу ещё, как минимум, три раза по столько же, чтоб до 100, а потом, кто знает, может, и до вечности! Тиражей и новых читателей! Сотрудникам и Алексею Николаевичу пожелать прежде всего здоровья, удачи, успехов, ТЕРПЕНИЯ,  оно в наше нелегкое время главный фактор всего, продолжайте писать, творить и проносить в вечность то, что началось 25 лет назад!

Читателям — читать наш журнал и слушать верную музыку!

— Спасибо за интервью, Сергей! Очень интересно было послушать Вас!

Спасибо Вам Алексей, было приятно общаться с вами!