ФОРПОСТ МУЗЫКАЛЬНОЙ АНАЛИТИКИ
АЛЕКСЕЯ ИРИНЕЕВА (МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛИСТ)

"Олдскул порой звучит настолько же заманчиво, насколько аппетитно выглядит вишенка на торте". Интервью с группой Until The Silence Screams

Until The Silence Screams

08-02-2016 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Молодая московская команда с затейливым названием Until The Silence Screams недавно обнародовала свой дебютный альбом “Fight”, который звучит так, как будто был записан в кузнице мирового хэви-метал в золотых 80-х, а записывал его не кто-нибудь, а мастера и флагманы жанра. Пластинка в одинаковой степени напоминает как классику Judas Priest и Manowar, так и лучшие работы герра Удо и его Accept. На данный момент в команде всего два участника, что делает ещё более удивительным тот олдскульный прорыв, который они смогли реализовать в составе своего коллектива. С тем чтобы выяснить, как же всё таки это произошло я срочно ангажировал Тони (вокал, гитара) и Павла (бас-гитара) для интервью. Что из этого получилось вы сами сможете увидеть чуть ниже.

— Традиционно давайте начнём с того что представим группу общественности. Кто сейчас играет в группе?

Тони: Мы Until The Silence Screams. Хэви-металлическая группа из Москвы. Была образована в 2014, oсновной автор музыки и лирики, вокалист и гитарист Тони, а также Павел, басист.

— До Until The Silence Screams у вас были какие-то ещё проекты?

Павел: Да, у нас был шутливый проект под названием LastGagarinsFlight. Группа действовала до выхода единственного небольшого сборника демо-записей, после чего распалась. Это была крайне радикальная группа, где каждый трек наиболее цинично отражал окружающую действительность. Мы пели про демографический кризис, отсутствие морали у современных девушек, проблему педофилии. Нас могли ненавидеть, обожать; нами восхищались и пренебрегали, вдохновлялись и жили; единственное, что не могли с нами делать – игнорировать. Все, кого однажды задевало наше творчество, оказывались по уши в  дерьме (ха-ха). Наши песни становились хитами в кругах знакомых.

Я считаю, что для Until The Silence Screams это было очень хорошим опытом опробования себя в роли музыканта. Уверен, что если бы не LastGagarinsFlight, мы бы сейчас не слушали Fight.

Тони: Ну ты раздул, ха-ха. Да, забавно вспоминать, чем мы раньше занимались. Ну, это было чисто юношеская затея, давшая прочный плацдарм для дальнейшего более серьезного творчества.

— Как вы могли бы заинтересовать слушателей? Почему, скажем, после прослушивания Accept можно и нужно поставить Until The Silence Screams?

Павел: Сейчас слушателей довольно сложно заинтересовать подобной музыкой, ибо мода сейчас ну совсем на другие вещи. Более того, металлисты, предпочтут слушать нечто более проверенное временем. Я считаю, что мы можем заинтересовать народ так называемыми «боевичками» — мощными и энергичными песнями, которые довольно просто и интересно слушаются. Можете меня считать гребаным эгоистом и нарциссом, но я частенько слушаю треки с собственного альбома, как любую другую музыку. Мы можем «взять» аудиторию неординарными риффами, бешеными припевами и вкусными соло.

Поставить нас после Accept можно было бы вперёд балладами, поскольку Тони время от времени слушал их песни, типа «Amamos La Vida», вдохновляясь для написания очередного «медляка». Таким образом люди вряд ли почувствуют сильную разницу в манере исполнения. И вообще, чем мы хуже Accept? Мы отличаемся от них разве что возрастом, количеством альбомов и степенью признания.

Тони: Ну… Что сказать… голос у меня все-таки чем-то отличается от голоса Удо, да, ха-ха.

1

— Определяя музыкальный стиль своей команды, вы используете такие жанровые характеристика, как heavy metal и  hard rock. Как считаете, в чём принципиальное различие этих направлений и что такое hard’n’heavy?

Павел: Мне вспомнилось, как один хороший человек сказал мне: «Вот представь себе вилку с миллионом зубцов. Пусть вилка будет роком…"

Тони: Ха-ха, да, припоминаю. Кажется я и был автором этой притчи, если, конечно, сам ее от кого-то не услышал.

Павел: Вот… «Тогда метал будет одним из зубцов». Собственно, я считаю, что вся «гитарная» и «качающая» музыка является роком. Это некое собирательное понятие. Конкретно hard rock в очень узком смысле можно считать этим самым зубцом из-за этой самой приставки «hard». Согласитесь, не весь рок «хардовый». Метал же отличается более высокой скоростью, перегрузом, агрессивностью вокала и тематикой песен.
Hard’n’heavy я бы назвал совокупность хард-рока и хэви-метала как некого движения, возникшего в 80-х. Тогда существовало множество групп, играющих в этих жанрах. Мне думается, что тогдашний слушатель просто терялся в стилях музыки, вследствие чего это понятие и было придумано. Согласитесь, Black Sabbath сложно отнести к чему-то одному.

Тони: Да, я бы не назвал их ранние альбомы металом в традиционным понимании этого жанра.

— Насколько для вас важен имидж и вообще внешний антураж?

Тони: Ну, для нас это вещь, прямо скажу, второстепенная. Все-таки за нас должна говорить  наша музыка, а не внешний вид. Нет, безусловно, существуют некоторые вещи в плане внешнего антуража, которые характеризовали бы нас как именно металлическую группу вроде темных кожаных курток, джинсов, но эти вещи, согласись, вполне банальны. Лично я не вижу особого смысла для нас в длинных патлах, раскраски, как у Kiss, или обилия ремней заклепок и кожи, как у пристов.

Павел: Согласен с Тони. Думаю, как хэви-металлическая группа мы вряд ли сможем удивить публику чем-то новым. Раз уж мы не родились в 50-е в Бирмингеме, то и изобретать нам нечего. Это как вручить средневековому крестьянину трактор или автоматическую доилку – он всё равно будет тянуться к земле и ручному труду. Мы также не стремимся внедрять ничего нового в плане имиджа: мы носим кожанки лишь в качестве опознавательных знаков, скажем так. Музыка имеет первостепенный характер.

 -Меня всегда интересовала такая вещь: как такие молодые люди могут играть настолько «несовременную» музыку? Как и почему вы выбрали свой музыкальный стиль? На какие группы ориентировались? Что является источником вдохновения для вас?

Павел: Сам механизм создания музыки довольно прост: гитару в руки и погнал. Несмотря на зацикленность метала на гитарных риффах и перегруженном звуке, всегда можно извертеться так, что в итоге создаёшь нечто оригинальное. Более того, группа создавалась в то время, когда участники слушали одинаковую музыку. Как и любая молодёжь, мы подражали своим кумирам: одевались так же, заучивали их песни, устраивали квартирные репетиции. Так мы и докатились до нынешнего релиза, пройдя через череду проб и ошибок. Вообще мне кажется, что нет деления музыки на старую и современную. Есть такое понятие как "классика". Собственно, на эту классику мы и опирались. Мы угорали от Judas Priest, Alice Cooper, Megadeth, Metallica, Pantera и многому другому. Естественно, альбом вышел не так сильно похожим на творчество их всех, поскольку музыка преломлялась через призму нашего восприятия. Мы вдохновляемся не только любимой музыкой, но и многими другими вещами. Допустим, нужно написать балладу, и мы вспоминаем весь свой любовный опыт, всех девушек, в которых влюблялись и с которыми что-то не срослось. Собственно, наши воспоминания служат нам источником вдохновения. Так родились Impossible To Forget и You Slayed This Love.

Тони: Ну, на мой взгляд, метал в целом как направление изживает себя. Действительно, если посмотреть на современные экстремальные поджанры, то остается впечатление, что это ничто иное как перебор. Согласись, трэш и грув — это те «подвиды» метала, которые содержат ту дозу агрессии и техники, которую уже нет смысла увеличивать. При сочинении музыки я меньше всего стараюсь обращать внимание на требования моды, вкусы других людей. Как известно, хорошая музыка бессмертна. Так почему же нам не брать пример с лучших образцов рок-классики 80-х, которые мало кому удалось превзойти? Да, абсолютно верно, ориентиры для нас  патриархи тяжмета — Judas Priest, Black Sabbath, Iron Maiden.

2

— А что означает название группы? Вам не кажется, что ваш брэнд звучит немного непривычно для ортодоксального хэви-металла?

Тони: Ну, при выборе названия я больше всего заботился о его содержании, нежели об "ортодоксальности" или «металличности» его звучания. Оно скорее отвечает нашим личным настроениям и стилю жизни. Больше вы поймете, послушав песню Роба Хэлфорда Silent Screams, которая повлияла на выбор названия.

— Кто ваши слушатели?

Тони: Лично я не могу сказать, что у нас довольно широкая аудитория слушателей. Скорее мы широко известны в узких кругах, ха-ха. Музыка не имеет конкретного адресата, когда мы занимались ее созданием, мы не говорили: «Ой, давай запилим трек с которого бы текли девчонки», грубо говоря. Мы занимаемся творчеством прежде всего для себя. В целом наша музыка адресована большому кругу людей, и я думаю, каждый сможет найти в ней что-то для себя.

— Что для вас означает слово «металлист», «металлхэд»? Вы сами себя причисляете к металлистам?

Павел: Очевидно, оба слова обозначают поклонника металлической музыки. Думаю, не стоит и сомневаться в том, что металлисты являются очень преданными своей музыке люди. Согласитесь, заставить такого человека слушать какой-нибудь R’n’b будет довольно сложно. Думаю, металхэдами в основном являются именно поклонники, а не музыканты. Я читал интервью таких музыкантов, и они рассказывали о том, что предметом вдохновения у них являются зачастую Madonna или Coldplay.

Я давно уже не причисляю к этой группе людей, несмотря на то, что играю в металлической группе. Мои предпочтения в музыке кардинально отличаются от предпочтений среднего металлиста.

Тони: Ну а что касается меня, то я типичный металлический маньяк. Жизни своей не вижу без тяжелого метала.

3

— Какой песню считаете самой сильной и характерной для вашего коллектива?

Павел: Until The Day I Die. Без комментариев.

Тони: Кавер на Метлу, ха-ха.

— Совсем недавно вы представили новый альбом, давайте поговорим о нём поподробнее. Начнём с названия. Почему именно fight? С кем намечается бой, за что и почему?

Тони: Я думаю, каждый из нас ведет бой за что-то в жизни. Она ведь и есть постоянная борьба. Ну, а так как наша музыка в каком-то смысле отражение нас самих, то здесь и суть названия.

Павел: Как по мне, так просто трек Fight наиболее удачным вышел, потому и назвали так альбом.

— Параллели к мановаровскому Fighting the World и к группе Роба Халфорда с аналогичным названием случайны или намеренны?

Тони: Ха-ха, ты знаешь, скорее намеренны, чем случайны. Я большой фэн музыки Роба Хэлфорда, в частности его прежней группы Fight. Не думаю, что, когда я давал название альбому, хотел сделать прямую ссылку на группу, скорее само название вдохновляющее. Название альбома одноименно с одним из треков, как могли заметить. То есть я написал музыку, включил демо и, слушая проигрыш, подумал: «Мать твою, а это вдохновляет на бой!»

4

— Какова лирическая концепция вашей группы? О чём поёте?

Тони: Откровенно говоря, первый альбом был для меня пробой пера в плане лирики, поэтому вряд ли вы найдете в текстах какие-то особые откровения. Я тогда не придавал значения лирике, потому темы банальны — любовь, девушки, дружба, поиск  пути в жизни, борьба за свои цели. За исключением, пожалуй, 2 треков — End Justifies The Means и Until The Day I Die. Они своего рода плавный переход в другой альбом, над которым мы сейчас работаем, уже с более серьезной лирической составляющей.

— А почему решили петь на английском? Это попытка прорыва на запад или выражение симпатии и уважения своим кумирам?

Тони: В принципе да, скорее второе. Как по мне, поскольку я считаю, и я надеюсь, что весь мир считает, что хэви-метал был «изобретен» в Великобритании, языком этой музыки должен быть английский. Что на своем примере отлично показали скорпы. При всем уважении к ветеранами русской тяжелой сцены и группе Раммштайн.

Павел: Вообще в России сложилось так, что англоязычные тексты обычно не переводят и распознают их как некую данность – вокалист просто что-то должен петь. Стихи не занимают в группе какой-то центральной роли, как, например, в российской музыке, будь то Виктор Цой или Гражданская Оборона. У нас же весь упор делается на музыку: вкусные соло, техничность исполнения и слушабельность трека в общем и целом.

— Ностальгическая олдскульность группы была на 100% сознательным решением и выбором?

Тони: Ты знаешь, вряд ли. Просто я привык к этой музыки, да и Павел тоже. Играть ее, слушать. Можно сказать мы привыкли жить в ее ритме. Скажем так, если ты в детстве привык ходить на горшок, то вряд ли в зрелом возрасте будешь по нужде мочиться в штаны. Здесь то же самое, ха-ха.

Павел: Да, Тони прав. Помимо этого, в старой школе есть своя привлекательность. У неё есть агрессивный стиль, ритм, манера игры и некая эффектность. Олдскул порой звучит настолько же заманчиво, насколько аппетитно выглядит вишенка на торте. Похоже, мы притягиваемся к нему на уровне бессознательного.

5

— Как вам пришла идея сделать кавер на “Creeping Death”? Почему выбрали именно этот трек?

Тони: Честно говоря, мне показалось, что она отлично подойдет альбому. В ней есть та доза агрессии и драйва, которую можно противопоставить лирической части пластинки. Ну и по правде говоря, считаю ее бессмертной классикой тяжелого метала, которая дико качает. Когда ее врубаю, порой думаю:" Как жаль, что она не нами написана".

— Как вам современная Металлика и их творчество?

Павел: Вообще я не очень положительно оцениваю нынешние релизы Металлики, поскольку уж очень они хотят извернуться. Я с теплом вспоминаю ранние альбомы, особенно Ride The Lightning, когда группа была действительно трешовой. Вообще металлическая музыка того времени довольно ортодоксальна и не терпит экспериментов. В частности, Lulu, записанный при участии Лу Рида, вышел не особо удачным. Когда средний металхэд слышит Metallica, его бессознательное ожидает услышать мощный и молниеносный трэш, а не арт-рок. Нет, Лу Рид знает толк в своём деле и вообще является значащей личностью в мире музыки, но, к сожалению, есть вещи, которые лучше не совмещать. Впрочем, я припомнил, что мне когда-то нравился Death Magnetic: практически все треки звучали очень хорошо и технично. Было бы неплохо услышать нечто подобное.

Тони: Ну а я считаю, что они порядочно скатились. Вообще сейчас они как музыкальная группа мне не особо интересны: уже лет 20 они на своем Black Album’е живут. Новаторами им уже нет смысла становиться — они уже оставили свой след в истории метала. То есть скажем так, современная Металлика мне не интересна, но я люблю обращаться к той Металлике, что была лет 25 назад. А нового от них я уже ничего не жду. Сколько там они уже про новый альбом говорят? Лет 5, не меньше.

— Каким будет ваш топ-5 на все времена?

Тони: Таков: 1) Iced Earth "Something Wicked This Way Comes" 2) Judas Priest "Angel Of Retribution" 3) Black Sabbath "Heaven And Hell" 4) Metallica "Ride The Lightning" 5) Iced Earth "Something Wicked Pt.2".

Павел: 1) Burzum “Filosofem” 2) Sunn O))) “Black One” 3) Earth “Pentastar: In the Style of Demons” 4) Judas Priest “Painkiller” 5) Darkthrone “Under A Funeral Moon”.

6

— А что вообще слушаете для себя, только хард и хэви или есть какие-то необычные предпочтения?

Павел: Я слушаю совершенно разную музыку: от советской электроники и американского стоунера до немецкого индастриала и джапанойза. Я также являюсь поклонником блек-металлической музыки – могу слушать её бесконечно. Нужно отметить, что раньше, ещё до Until The Silence Screams, я слушал исключительно метал и не признавал другие жанры. Со мне начали нравиться всяческие эксперименты со звуком. Однажды я ошалел по тибетскому горловому пению и медитативной музыки. Вообще нынче я не ограничен каким-либо жанрами и считаю, что музыка должна быть прежде всего душевной.

Тони: Ну, Павел более разносторонний в этом плане человек, чем я, ха-ха. Ух, вряд ли я буду очень оригинален, если назову свой стандартный плейлист. Как уже сказал, я типичный металлический маньяк. Я, блин, тащусь от хэви-метала и ничего поделать с этим, увы, нельзя. Нет, я могу, конечно, ряди интереса послушать последний альбом Oxxxymiron’а или спеть Мадонну в караоке, но это скорее случайная связь, а первой и последней любовь моей жизни остается хэви-метал.

— Что символизирует обложка вашего дебютника? Кто автор идеи и реализации?

Тони: Вообще автором и создателем обложки являюсь я. Как говорится, хочешь сделать что-то хорошо, сделай это сам. К тому же мне во многом помог мой опыт художественного творчества: в школе я частенько посещал кружок рисования, ха-ха. Ну, по сути, обложка отражает лирическое и музыкальное содержание альбома. В ней есть некая аллегоричность. Что там… Человек рвет цепи, пытаясь освободится от того, что связывает его. Применительно к жизни это и привычки, и стиль жизни. И этот человек пытается пробиться к свету, то есть к чему-то лучшему, что может изменить его жизнь. Ну а мотив заходящего солнца вообще особенный для меня: его в текстах пары треков найти можно.

— Как приняли альбом слушатели?

Тони: Приняли, по правде сказать, хорошо. Даже лучше, чем я сам к нему отношусь. Некоторые знакомые, разумеется, малость поругали недостатки мастеринга и прочие неприятные вещи, свойственные дебютникам. Многие в моем кругу отнеслись равнодушно, поскольку далеко не все слушают музыку подобного стиля.

Павел: Записывать альбом – это примерно как жарить яичницу: сковорода – твой инструмент; яйца, масло, что-то ещё – идея, а кухня пусть будет студией. Выходит, если всё делать по «рецепту», мы получим хорошо прожаренную, но негорелую яичницу. С альбомом по аналогии: в качестве яиц возьмём риффы, всякая травка и специи будут вкусными соло, а степень нагретости конфорки – профессионализм звукорежиссёра. На нашей «кухне» выглядело всё примерно так: я подавал Тони яйца и специи, он отбирал лучшие и добавлял нечто особенное и жарил всё это дело. Наша яичница вышла, по нашему скромному мнению, весьма сочной и питательной. Осталось только красиво подать эту самую яичницу, и фанаты будут нам благодарны.

7

— Как у вас с концертами? Нет планов по внедрению шоу-элементов?

Тони: Вы знаете, на данный момент это одна из самых болезненных тем. Как вы заметили, в группе сейчас только 2 участника. Мы занимаемся поиском 2 гитаристов и 1 ударника. Требования просты: владение инструментом и любовь к тяжелому металу. Поэтому, я думаю, о концертной деятельности можно будет говорит тогда, когда состав команды будет полным.

— Есть какие-то российские коллективы, которые считаете своими коллегами или соратниками?

Тони: Да, есть у меня близкий друг Dan Fire, основатель проектов Among Starlight и Warps &Mirrors. Стилистика там, конечно, несколько иная нежели в моем проекте. Они ближе к альтернативному року и металу. Несмотря на этом, я с полной уверенностью считаю Dan’а своим соратником по цеху. Все-таки, несмотря на жанровые отличия, сражаемся мы по одну сторону баррикад.

— Доводилось пересекаться с какими-то известными людьми?

Тони: Вряд ли. Надеюсь, все впереди.

Павел: Ну, когда-то я видел Киркорова в аэропорту, пока тот набирал журналы в самолёт. Ещё как-то был в моей жизни Александр Лукашенко на хоккейной арене…

8

— С кем хотели бы поработать и вообще что думаете о гостевом участии на хэви-метал-альбомах тех или иных прославленных музыкантов?

Тони: Ха-ха, хороший вопрос. Ну в своих самых смелых мечтах я думал о том, как в моем треке споет Роб Хэлфорд, Тим Оуэнс или Мэтт Барлоу. А если говорить серьезно, то я всегда относился к этому резко положительно. Согласитесь, всегда приятно услышать на пластинке сравнительно неизвестной команды любимого исполнителя. Но, как я сказал раньше, группа испытывает недостаток в музыкантах, поэтому вопрос об участии тех или иных исполнителей, пусть даже не особо прославленных, стоит довольно остро.

Павел: Сплиты или совместные альбомы – всегда хорошо, ибо можно делиться опытом, ну и пиарить друг друга, в конце концов. Любое предложение о сотрудничестве есть хороший шанс свалить в какой-нибудь Майами и пировать на вырученные от релиза деньги (в моих самых влажных мечтах, разумеется). Лично я бы хотел запилить концертный альбом с Лепсом на Голубом Огоньке. Согласитесь, звёзды шоу-бизнеса и российской эстрады умеют веселиться.

— В вашем творчестве есть место для юмора и шуток или вы подходите ко всему, что связно с тяжметом исключительно серьёзно?

Павел: За любой идеей стоит небольшая шутка и длинная история, которая доступна лишь нам. Но каждый трек написан с осторожной серьёзностью, чтобы группа не превратилась в помойку из сортирных песен. Мы стараемся делать всё наиболее соответствующим полноценному металлическому альбому. Для радикального юмора и в качестве средства провокации у нас существовал упомянутый выше «LastGagarinsFlight». Тони старался поднимать интересные проблемы для написания лирики к песням, чтобы альбом вышел наиболее солидным и… правильным что ли. Мы позиционируем себя как серьезную группу и хотим, чтобы нас слушали не ради шуток, а ради музыки.

— Как любите проводить свободное время? На каком месте в списке любимых антидепрессантов у вас стоит алкоголь?

Тони: Ну, я ловлю кайф прежде всего от музла. Алкоголь иногда бывает своего рода "горючим", а дальше — девушки. На самом деле я не чужд и культурному отдыху, просто нужно понять, что в условиях учебы, сочинительства музыки и прочего дерьма напрягать свои мозги в свободное время, читая какую-нибудь книжку, отказывается все мое естество.

Павел: Лично я не пью из-за того, что совершенно не умею. Уже после бутылки пива я уссываю всё вокруг, веду себя крайне неадекватно, а наутро получаю удар кувалдой по голове. Если Тони позовёт меня потусить, я, конечно, не откажусь исключительно по дружбе, но на большее я просто неспособен.
Свой досуг я провожу в написании коротеньких и не очень треков для самого; шатаюсь по полям-лесам с микрофонами и записываю природные шумы, фотографирую увиденное и сбрасываю всё собранное в здоровенный архив. Не буду также скрывать, что я много времени провожу в интернетах. Можно сказать, что отчасти благодаря сети я стал тем, кто я есть сейчас.

9

— Чем сейчас занимается группа? Когда ждать следующий альбом?

Тони: Давно жду этого вопроса. Да, группа находится на активной стадии творческого процесса. Сейчас идет запись новой пластинки, выход которой намечен на четвертый квартал 2016 года. Большинство треков альбома будет объединено определенной концепцией. Базироваться он будет на сюжетах истории. В соответствии с этим и музыкальная, и лирическая составляющие будут более серьезными и интересными. Тема альбома напрямую связана с моей давней заинтересованностью в драматических сюжетах истории. Черновое название будущего альбома — "Echoes Of The Past".

— Что вы хотите пожелать своим поклонникам и просто любителям тяжёлого рока?

Тони: Всем любителям тяжелого метала я хочу пожелать оставаться самими собой и получать вдохновение от музыки. По моему мнению, хэви-метал — это стиль жизни, который подразумевает особые качества: искренность, прямолинейность, терпимость и, прежде всего, открытость. Очень важно всегда стараться быть чуть лучшим человеком, по мере сил опираться на положительные стороны своего характера. Не отрекайтесь от своих идеалов и жизненных принципов, не теряйте их. А музыка — это одна из тех немногих вещей, которые никто не может у нас отнять. То же касается и тяжелой музыки.

Павел: Почаще на концерты ходите, ребят! И покупайте альбомы своих любимых групп, а не качайте их.

— Спасибо за интервью! Удачи вам и вашей группе!

Алексей “Astarte Eel ”Иринеев

Страница группы Until The Silence Screams Вконтакте