ФОРПОСТ МУЗЫКАЛЬНОЙ АНАЛИТИКИ
АЛЕКСЕЯ ИРИНЕЕВА (МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛИСТ)

Испытание за ошибки из прошлых жизней. Интервью с The Lust

the lust интервью

14-03-2018 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Если вы до сих пор помните те далёкие и славнее времена, когда готик-метал только-только набирал обороты, флагманы жанра были полны сил, энтузиазма и новых идей, а сам жанр казался сказочным островом, где возможно всё, то сейчас для вас есть отличная новость – ветераны отечественного готичного металла The Lust под предводительством Яна Федяева (Dissector, Tartharia) и с очаровательной Анной (Decadence Dust) в качестве фронтвумен готовятся к массированной атаке на ваши слуховые, ментальные и эмоциональные рубежи. У команды уже готов новейший диск, в ближайших планах сборник каверов, тематический EP, а сами музыканты как всегда на высоте и за словом в карман не лезут, не стесняясь откровенно высказываться даже на весьма неудобные и скользкие темы.

- Приветствую, The Lust! Как бодрость духа? Чем занимаетесь в данный момент?

Анна: Привет! Отслушиваю горы новых демок, выбираю материал для следующего альбома. Отдыхать некогда. Как-то Федор пошутил, что работа в The Lust – это один вечный новый альбом. Но не вижу в этом ничего плохого. Прекрасно, что наша команда полна идеями. В ближайшем времени мы порадуем еще тематическим EP.

Фёдор: Продюсирую метал-группы, занимаюсь сведением и в процессе попиваю чай с любимым глазированным сырком. Работы как всегда хватает!

Анна LE: На данный момент, пока EP сводится, сочиняю песенки для своего проекта, который пока держу в тайне.

Ян: Сочиняю материал сразу для нескольких проектов. Уж с чем – с чем, а с сочинением материала у нас проблем никогда не было. В настоящий момент так же участвую в записи нового материала группы Tartharia.

The Lust

- Давайте введём наших читателей в курс дела и расскажем о вашей новейшей работе. Я так понимаю, своим актуальным альбомом вы намерены по всем пунктам превзойти “Black Dahlia Poem”?

Фёдор: Такой цели не ставили, мы скорее выбрали новое направление для экспериментов и применили новый подход в написании материала. Я бы не стал сравнивать эти два альбома по каким-то критериям, это два разных мира. Единственное, что точно можно сказать, по хитовости/запоминаемости песен и качеству продакшна это точно огромный шаг вперед. Припевы очень вирусные, застрянут надолго. Будьте осторожны, мы предупредили! Ха-ха

Анна: Всегда хочется превзойти себя вчерашнего, но это не было самоцелью. Мы просто поставили новые цели, поэтому “Karmalove” будет сильно отличаться от “BDP”. Вокальным партиям дали больше пространства, так что я смогла развернуться смелее в песнях, а это значит: больше запоминающихся рефренов и больше мелодики.

- Что такое “Karmalove” и не боитесь ли неизбежных параллелей к Lacuna Coil? (“Visual karma”, “Comalies”...)

Анна: “Karmalove” - сложное эзотерическое понятие, описывающее отношения, которые посылаются человеку, как испытание за ошибки из прошлых жизней. Не то, что бы я очень увлекалась философскими концепциями, просто именно эта оказалась мне близка. У вас бывало так, что вы и любите, и ненавидите человека, и хотите, и не можете быть с ним, Вселенная вас постоянно сталкивает, заставляя вновь и вновь начинать отношения, а они убивают вас обоих. Это и есть кармическая любовь. Единственный способ выйти из неё живым – усвоить уроки, которые она в себе несет. Просто так она не отпустит.
Пример кармической любви можно найти в литературе: любимый мною Моэм «Бремя Страстей Человеческих» Филипп и Милдред, Ромео и Джульетта, Анна Каренина и Вронский, Ларина и Онегин, Мастер и Маргарита. В жизни: Сид и Нэнси, Курт и Кортни, Маяковский и Лиля Брик…

Ян: Разумеется, подобные сравнения с Lacuna Coil возникли у нас самих с первой минуты обсуждения нового названия. Мы были уверены, что за это уцепятся все. Ну что ж, слово «Карма» итальянцам не принадлежит, это общий источник вдохновения, если на то пошло. Причём сама тема может настолько по-разному трактоваться, что повторить чью-то идею по содержанию нам вряд ли удалось. Но слово запоминающееся – это уже большой плюс.

- А сами в карму верите? И как вообще относитесь к индуизму, буддизму и прочей сансаре?

Анна: Я не религиозный человек, но открыта любым идеям. Ад, рай, нирвана, Вальхалла - я согласна на всё. Сейчас вдохновение нашлось в восточной тематике, это еще не слишком заезженная тема в готик-металле.

Фёдор: Я определенно верю в эквалайзер и хорошо скомпрессированную бочку, но когда-то очень даже увлекался чтением эзотерической литературы. Наверное, у многих в жизни были такие периоды.

Анна LE: Как бы пафосно это ни звучало, моя религия - это искусство! Если люди прибегают к вере, чтобы ощущать надежду и поддержку тогда, когда никто не в силах помочь, в целом - ради душевного спокойствия, то мне все это дают простые вещи: нарисовать то, что на душе, вылить печальку в песню или даже разработать игру, вдохновляясь какой-то важной для меня историей.

Ян: Глубоко верующим человеком я бы себя не назвал, вообще считаю тему веры и прочих подобных ментальных образований очень интимной, так что распространяться о ней не стал бы. Но иногда какие-то знаки и странности для себя из будничного потока выхватываю и, насколько позволяет интеллект, интерпретирую в свою пользу!

- Ну а если всё-таки выбрать какой-то один пункт и сосредоточиться на нём: как скажете, в чём всё-таки основная прелесть и сила новейшего полноформатника?

Ян: Его сила, прежде всего, в грамотно составленных и в течение года общими усилиями проработанных ингредиентах, в более тщательном отборе материала, а также в очень креативном и кропотливом сведении. Концептуальных планов у нас не было, просто негласно решили делать что-то другое и менее привязанное к одной теме. Впрочем, общая тема в процессе работы над альбомом всё-таки возникла, но она не повлияла на выбор материала. Мы сосредоточились в этот раз на мелодичности и качественной отделке, если можно так выразиться. Только для записи бэк-вокалов мы раза четыре собирались в разных студиях, поскольку со временем, в процессе обкатки песен возникали всё новые и новые идеи. Хотя, думаю, мы ещё далеки от тотального перфекционизма (который я лично сам приветствую через раз) и недостатка идей. У нас уже есть на будущее гора песен и десяток весьма интересных концепций для текстов. Уже есть понимание, что отбор материала для следующего альбома будет ещё более сложным и споров будет не меньше.

- Что символизирует обложка? Откуда там полумесяц и связан ли он как-то с исламом?

Анна: Мы наполнили обложку восточной мистикой и восточным символизмом. Она в максимальном созвучии с заглавным одноименным треком альбома “Karmalove”. Разгадывайте наш посыл сами. А полумесяц – это полумесяц. С исламом он не связан. И мы никак и нигде не связаны с исламом.

Ян: По поводу религии – это конкретно не к нам. Нам, конечно, не чужды провокационные темы и некие вещи за пределами атеизма, но трупную вонь религии я бы лично в своей музыке не хотел ощущать. Коллеги не дадут соврать – я и на этот пресловутый полумесяц на обложке, мягко скажем, не сразу согласился.

- Вы очень интересно подбирали группы для создания кавер-версий: Theatre Of Tragedy, My Dying Bride, потом Abba, потом Charon... расскажете какими соображениями руководствовались при выборе?

Ян: На самом деле, каверов записано или находится в работе гораздо больше, и их выбор, чаще всего, спонтанный процесс. Последние пару лет инициатива большей частью исходила от меня, но мы внутри коллектива в этом смысле открыты для идей. Участники The Lust хоть и пересекаются в музыкальных пристрастиях, но каждый всё-таки рос на разной музыке. И чтобы не шокировать слушателя какими-то совсем причудливыми именами из детства (что бы обязательно сделаем), придерживаемся пока классических исполнителей и отчасти их не самых известных произведений.

Идея с Charon, конечно, навеяна моим знакомством с бывшим участником Charon, гитаристом Лаури Туохимаа. Он заодно не отказался от предложения записать в кавере на свою собственную песню новый соляк, отличающийся от оригинала, и вообще остался доволен качеством. Что тоже не может не радовать и не вдохновлять.

Идея записать под Новый год кавер в качестве поздравления пришла в голову Анне, - в итоге мы записали ABBA. Песня “I Almost Loved You” – далеко не классический трек My Dying Bride, но на мой взгляд она гениально проста и красива. Было интересно сделать её в двух разных версиях и впервые задействовать в записи барабанщика Игоря Крыжко, в итоге идеально отработавшего с нами на всём материале “Karmalove”. Песня “Cassandra” Theatre Of Tragedy уже больше похожа на классику готмета, думаю, все участники The Lust в своё время затирали альбом „Aegis” до дыр. Это был лёгкий выбор, и результат, на сколько я могу судить, порадовал не только нас самих.

- Хех, у вас уже столько каверов, что впору выпускать альбом кавер-версий! Не думали о таком?

Ян: Такая идея есть, она не так сложна в исполнении, и мы постепенно приближаемся к её реализации. По крайней мере, с количеством материала проблем нет. Но пока у нас и так много чего запланировано, помимо выхода “Karmalove”, даже я бы сказал, слишком много. Поэтому альбом с кавер-версиями - это пока будущий проект. Тем более, я по-олдскульному предпочту издать всё на компакт-диске, а не выкидывать в Сеть на беглый скроллинг за бутылочкой пивка. Да, есть банды, которые выкладывают целые альбомы каверов в свободный доступ, на здоровье. Но любая кавер-версия, не важно, по какому поводу записанная, для нас не тяп-ляп проект, мы к каждому треку относимся серьёзно. И результат должен выглядеть серьёзно. Так что повышенный интерес слушателей и вдохновляющие предпродажи смогут ускорить процесс появления такого диска, несомненно. Там будет, что послушать.

The Lust Gimme Gimme Gimme

- Такое чувство, что Яну явно понравилось петь в духе Charon и Theatre Of Tragedy! Не возникает желания ввести мужской вокал в материал The Lust на постоянной основе?

Анна: Мы двигаемся в этом направлении. В новом альбоме будет больше мужского вокала.

Фёдор: Я категорически «за» и постоянно подначиваю! Яну есть, что показать, его вокал всегда отлично вписывается в песни.

Ян: По крайней мере, в будущем будем использовать ещё больше собственных ресурсов, в том числе и мой вокал. Сейчас стараемся в новых треках и каверах обкатывать новые фишки с вокалом, ну и я сам давно ищу свою комфортную манеру пения. Так что вокалом а-ля Charon дело не ограничится, - пройдёмся по многим канонам.

- А насколько неслучайным был выбор гостевых музыкантов? Почему именно Charon?

Ян: На самом деле, гостевых музыкантов на альбоме немного: Игорь Крыжко из группы “Республика Марс”, записавший все партии барабанов на новом альбоме и в нескольких каверах, и пара старых знакомых - Игорь Арбузов из группы Blazing Rust, записавший партию соло в песне “Faster”, и итальянский бас-гитарист Саймон Сут, записавший бас-гитару в песне “Nail In My Wound”. Лаури Туохимаа как раз в записи „Karmalove” не участвовал. А тема с Charon тянется ещё с начала 2000-х, когда The Lust начали время от времени работать в финской студии Astia с продюсером Ансси Киппо. Как-то в тот момент стали особенно хорошо заходить синглы Charon, до сих пор храню CD-сингл “Colder”, мы его даже в каких-то саунд-преференциях использовали, пока работали в Astia.

- Как вас занесло на греческий Sleaszy Rider Records и почему именно их предложение вы посчитали наиболее интересным и выгодным для себя? Кстати, насколько я знаю, всё больше российских групп переходят на этот лейбл, в частности Inner Missing, а помимо всего прочего, Sleaszy Rider Records издают альбомы культовых в определённых кругах греков из On Thorns I Lay.

Ян: С лейблом Sleaszy Rider Records нас связывают, скажем громко, коммерческие отношения уже с 2004 года, когда мы начали запись второго студийного альбома The Lust “My Dear Emptiness” и стараниями лейбла сводили его в Германии на студии Music Factory вместе с саунд-продюсером Кристианом Шмидом и вокалистом группы Mystic Prophecy Димитрисом Лиапакисом в качестве со-продюсера. Затем в 2008 году после переиздания “Tangled” общение прекратилось по причине нецелесообразности и очень сложного на тот момент экономического положения у лейбла. Пару лет назад Sleaszy Rider Records опять стали проявлять некий интерес как к новому материалу, так и к накопившемуся бэк-каталогу The Lust, но уже на приемлемых для нас условиях. В этом и была основная причина подписания контракта – принятие наших условий. Поэтому мы не усмотрели особой беды в том, чтобы наш новый альбом будет официально издан на Sleaszy Rider Records. Каким тиражом, и как он будет распространяться – это уже другой разговор. Мы ничего не теряем, однозначно.

- Кто будет заниматься дистрибуцией диска на CIS-территориях и как лучше и проще всего его можно будет приобрести?

Ян: Насколько я знаю, раньше дистрибутором Sleaszy Rider Records на территории России был лейбл SoundAge Production, кстати, самостоятельно переиздавший наш предыдущий альбом “Black Dahlia Poem”. Возможно, это представительство будет актуально и дальше.

- Расскажите о том, как проходила работа над клипом на “Nail In My Wound”. Всё ли получилось так, как хотелось и планировалось?

Анна: Процесс создания видеоролика я взяла на себя, и результат превзошёл мои ожидания. В кадре много типичного Петербурга, дождливого, томного, молчаливого. Я и не думала, что у этого города настолько говорящая фактура, пока не отсмотрела отснятый материал. Мне буквально не пришлось выдумывать ничего сверхъестественного, город сделал всё сам. Он главный герой этого видео.

- Результатом и фидбеком от зрителей/слушателей довольны?

Фёдор: Фактически у группы не очень большая аудитория. Готик-метал в подобном виде это скорее дань началу нулевых. Те поклонники, которые также как и мы росли на европейском готик-металле, очень чувствуют эту атмосферу и всегда благодарят нас за то, что мы даем им сегодня эти порции «олдскула».  Для них это «свое, родное» и поэтому реакция очень теплая. С новым альбомом мы надеемся охватить и более молодую аудиторию. “Karmalove” звучит более современно и можно сказать модно, при том, что в основе лежит все тот же узнаваемый The Lust.

- Вопрос для Яна: я так понимаю, что The Lust на данный момент стал несомненным приоритетом, а Dissector ушёл в тень, так ли это и можно ли говорить, что лично Ваши симпатии принадлежат такой более компромиссной и коммерческой музыке, которую сейчас исполняет The Lust?

Ян: Да, в силу печальных обстоятельств заниматься делами Dissector сейчас стало сложнее. Новый альбом „Loss“ вышел не так давно, и планов на доделку и издание оставшегося материала и редких записей никто пока не отменял. Но дела в дальнейшем будут спориться не так быстро, как с The Lust. Финансирование в данном случае решает всё, я бы так сказал. Элемент времени не играет уже никакой роли. За мной не заржавеет насочинять ещё десяток скоростных альбомов для Dissector, но в этом нет необходимости, поскольку Андрея «Круглого» мне лично никто не заменит, и продолжать под этой вывеской с другим музыкантом я не готов. Предпочту создать что-то новое. Однако трэш-метал мне нравиться не перестал, и респект тем коллективам, которые умудряются грамотно совмещать олдскульную энергетику трэша с современным звуком и неожиданной мелодикой, не боясь экспериментов.

В любом случае, продуктивнее всего мне сейчас сосредоточиться на The Lust и некоторых других вещах, требующих качественного воплощения и реализации. Жюри по отбору в работу новых песен стало строже, на каждое отобранное демо приходится три «глухаря». Поэтому есть чем заняться. Да, все текущие активные проекты более лёгкого, мелодичного и «готишного» направления, только с коммерцией осталось разобраться. Что же это такое? Сейчас любую музыку, ну за совсем уж извратным исключением, можно сделать коммерческой. Мы над этим работаем, но ещё много чего нужно сделать и добиться.

 

the lust

- Ещё один вопрос для Яна: я слежу за Вашей деятельностью и не перестаю удивляться: сколько же сил, труда, ума, вкуса, напряжения Вы вкладываете в своё творчество, и всё это на протяжении уже долгих и долгих лет! Есть какой-то рецепт, что и как делать, когда хочется всё забросить и послать куда подальше или тут не может быть алгоритмов и одинаково действенных во всех ситуациях методов?

Ян: Желание забросить и послать всё к херам возникает с завидной регулярностью. Можно сказать, я с ним постоянно живу. Жду - не дождусь, когда этот кошмар в моей жизни закончится, и я смогу передать эту «чёрную метку» кому-нибудь другому. Рецептов не очень много, особенно, если тебя постоянно прёт от количества музыки в твоей голове, от того, что ты делаешь, и от того, чего удаётся добиться. Не стесняться делать то, что тебе самому нравится (на самом деле, всем пофиг, что ты играешь, - на любую качественную музыку найдётся слушатель), не лениться пробовать что-то новое и экспериментировать, не жалеть на это время и ресурсы, раз уж решил заниматься музыкой, не оправдываться перед самим собой за сделанное, не останавливаться и не бояться вынужденных жертв и неудач. В целом, банальные вещи, которые работают только с течением времени.

- Вопрос для Анны: в чём отличался процесс написания текстов для новейшего альбома от “Black Dahlia Poem”? Каково главное, на Ваш взгляд, отличие финального результата и как вышло, что Вы решили обратиться к библейским аналогиям в сингле “Nail In My Wound”?

Анна: Отличие единственное. К участию в “BDP” я приступала как сессионный музыкант, а к моменту создания “Karmalove” я чувствовала себя уже полноправной частью группы и поэтому позволила себе больше. Треки стали более личные, более мне близкие, и боролась я за них отчаяннее, пока мы их создавали.

В самом сингле “Nail In My Wound” нет библейских аналогий, мы их добавили в анонс релиза, чтобы лучше объяснить слушателям настроение песни: настроение финала, неизбежности, фатальности. Кстати, только недавно осознала, что “Nail In My Wound” для меня личная история в самом буквальном смысле. Гвозди и раны – всё со мной было, и оставило следы на моем лице. Почему-то, когда пишешь песню, о таком не думаешь. Потом всплывает. Наверное, подсознание.

- Ещё один вопрос для Анны: как Вам удаётся выглядеть настолько феноменально привлекательной? Это всё эффекты, фотошоп, обработка или дело в чём-то другом? Как Вам самой кажется?

Анна: Спасибо за комплимент. Поскольку среди предложенных вариантов нет ответа «мне повезло, у меня красивые родители», сойдёмся на том, что это всё эффекты, фотошоп и обработка.

The Lust

- Вопрос для Фёдора: Чем отличается Ваш подход к исполнению инструментальных партий в составе The Lust от того, что Вы играете в Second To Sun и Tame The Lightning? Как идеи Яна и Анны влияют на Ваш почерк и на ваше отношение к творческому процессу?

Фёдор: В The Lust у меня больше свободы. Тут каждый привносит что-то свое и конечный результат до конца не известен. Это как пазл из экспериментов, песни сами себя создают. В то время как в Second To Sun есть четкая авторская идея и представление о том, как оно должно быть. Эти две группы – хороший баланс для меня. У нас с участниками  The Lust немало пересечений во вкусах, общий багаж музыки, поэтому идеи друг друга часто улавливаем почти телепатически и снимаем с языка. Редкая удача встретить  людей с таким пониманием.

- Вопрос для Анны Lorelei: Как Вам работается с такой матёрой и заслуженной группой, как The Lust? Ощущаете “давление авторитета” Яна и остальных или удалось влиться в коллектив безболезненно и органично?

Анна “Lorelei”: Я все скажу, только отвяжите меня от батареи! *смеется* На самом деле, я не испытываю никакого давления, ну, кроме атмосферного. Собственно, «вливание» в коллектив прошло очень внезапно, случилась такая история: я, под видом самой яростной фанатки группы робко написала Яну, чтобы узнать интересующие меня подробности – такое, немного импровизированное интервью произошло, после чего мой кумир просто пригласил меня играть в The Lust и просто скинул демки. Конечно, без поддержки я бы не смогла обойтись, поэтому позвала в проект Федора, с которым давно была знакома. Как-то все очень просто и от этого не менее здорово произошло!

- И снова вопрос для Анны Lorelei: ходят слухи, что Вы не только занимаетесь игрой на клавишных в The Lust, но и, помимо всего прочего, отвечаете за философский и концептуальный бэкграунд, осуществляя фактурный труд, так ли это и в чём конкретно состоит Ваша заслуга в том, что “Karmalove” стал именно таким, каким стал?

Анна “Lorelei”: Я не знаю, что имеется в виду под фактурным трудом, но мне кажется, в Советском Союзе данное словосочетание фигурировало в одной из статей уголовного кодекса. Может быть, я что-то путаю. А к философскому бэкграунду я не имею никакого отношения, так за всю концепцию отвечает Анна :-).

- Как думаете, чего не хватает российским готик-метал-командам для того, чтобы достичь высот западных корифеев жанра?

Ян: В данный конкретный, и, полагаю, ещё очень продолжительный отрезок времени уже никакой группе в мире не достичь коммерческих высот и культовости, сопоставимых с Led Zeppelin, Black Sabbath, Iron Maiden и им подобным титанам, и неважно какого жанра. Бежать за давно ушедшим на запад поездом неконструктивно; поскольку рок, как и многие другие музыкальные жанры были изобретены не в России и естественной корневой системы здесь не имеют, мы всегда будем на два шага позади, и в рок-музыке русских, за очень редким исключением и по многим, часто надуманным причинам, всегда будут считать не очень качественной калькой. При этом речь идёт не о качестве музыки, а о тенденциях, которые неразделимы с финансовой составляющей. Большая часть русских групп так и будет пытаться нащупать что-то актуальненькое и при этом приносящее купюры. И всегда будет оставаться для западного слушателя вчерашним днём. Поэтому пусть каждый на своей территории делает свою музыку максимально хорошо и искренне. Остальное - за волей случая и крупными инвестициями.

The Lust

- Мне всегда казалось, что у западных звёзд тяжёлой сцены намного больше духа – какой-то особой харизмы, веры в своё дело, какой-то подлинности что ли. В этом плане The Lust кажется очень “западной” и “настоящей” командой. А вы сами ощущаете себя эдакими носителями духа?

Ян: Насчёт «западности» стоит уточнить. Полагаю, раз все мы выросли в России, то нам всегда будет не хватать чего-то конкретно англо-саксонского, будь то дух, харизма, психология, отношение в коллективе или что-то ещё. И наполнять этим свою жизнь, живя, например, в Купчино или в Ногинске, не имеет никакого смысла. Такого стремления у нас нет. Многие вещи в музыке по-своему универсальны и связаны с сугубо человеческим фактором – понимание конечного результата, вдохновение, энтузиазм, целеустремлённость, жертвенность, качество исполнения, грамотность, утрата интереса или появление других приоритетов и т.п. Это уже всё очень индивидуально и существует в любой музыкальной культуре, как западной, так и восточной или славянской. А некоторые вещи, на мой взгляд, весьма относительны и условны, как звучание, мода, качество записи и сведения, уровень визуальной реализации, некая стильность, бизнес-модели, раскрутка, выбор языка, на котором поёшь, приверженность к жанру или определённой музыкальной культуре и ещё много чего другого. Вот к этим относительным вещам, на мой взгляд, и стоит отчасти адресовать нашу, так сказать, «прозападность». Да, мы это ощущаем, и любой может услышать это в „Karmalove“.

- Что в ближайших планах и планируются ли концерты The Lust хотя бы в качестве эксклюзивов и гипотез?

Ян: Планов по изданию музыки у нас полно. Две версии “Karmalove”, кавера, новый русскоязычный сингл, новый EP этим летом, пара альбомов с архивным и неизданным материалом – более чем достаточно. Идея с некими живыми выступлениями не так давно всплыла, и вроде все участники коллектива даже готовы этим заняться. Даже уже есть желающие сессионные музыканты. Теоретически это осуществимо, но практически пока всё находится в вялотекущей стадии обсуждения гипотетического сет-листа.

- А как насчёт новых клипов?

Анна: Они будут.

- Ваши пожелания и финальные слова тем, кто нас читает?

Анна: Цените музыку и обязательно поддерживайте любимых музыкантов, всё держится на вас!

Ян: Солидарен! Сейчас от слушателей во многих отношениях зависит гораздо больше, чем раньше.

- Спасибо за интервью!