ФОРПОСТ МУЗЫКАЛЬНОЙ АНАЛИТИКИ
АЛЕКСЕЯ ИРИНЕЕВА (МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛИСТ)

“Умирать это самый правильный способ жить!” Интервью с Михаилом Шабуновым (Турбогроб)

Турбогроб

27-02-2019 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Как известно, как вы лодку назовёте, так она и Турбогроб, ну а я готов пойти даже дальше: скажи мне, кто твой друг и я скажу, кто Турбогроб. Сегодня у нас в гостях лидер и вокалист этой ещё достаточно молодой, но уже очень амбициозной и во многом характерной команды, на счёту у которой уже целый ряд эксклюзивных разнокалиберных релизов, скандальных оргий и шокирующих заявлений. Буквально несколько дней назад Турбогроб выпустили свой новый, совершенно не похожий на то, что делала эта команда раньше, полноформатник, и уже через пару минут я и Виктория Озёрная будем всячески пытаться разговорить Михаила Шабунова, ну а что из этого выйдет, мы с вами прямо сейчас и узнаем.

Алексей: Приветствую, Михаил! Как бодрость духа и какие мысли в связи с выходом вашего нового альбома “Ещё один микроморт”? Рады тому, что это наконец произошло?

М: Для меня выход альбома был еще в конце января - когда я закончил всю работу со звуком и  отправил материал на лейбл. Если бы с "микромортом" я состоял в отношениях - то статус в вк был бы "все сложно". Так было и с предыдущими пластинками Турбогроба сложный коктейль из придирок, поиска слабых мест и желания сделать все на отлично. Ненависть и раздражение - только так, лишившись туманющей любви к песням стараюсь их доделывать. Однако сейчас все уже улеглось. И я начинаю заново открывать все то, что мы сделали.

Алексей: Что изменилось в Вашей личной жизни и в жизни Турбогроб за то время, что прошло с момента нашего прошлого интервью?

М: Именно потому, что на этом фронте у меня все хорошо, у меня есть возможность заниматься музыкой с высокой степенью погружения.

Алексей: Любой практикующий оккультист, сексолог, оратор или шоумен старается работать над повышением собственной квалификации, а что делали вы чтобы стать круче, интереснее, сильнее и ярче?

М: Мне кажется, что я наоборот сильно сдал за прошедший год. Книг читал мало, ел много.

Алексей: Судя по вашей свежей фотосессии, теперь Турбогроб окончательно устаканился в формате трио. Куда делся ваш четвёртый товарищ?

М: Антон уехал в свое паломничество. Мы с ним поддерживаем связь, общаемся по Интернету. Он по-прежнему в нашем приватном чате, и мы с ним, все так же обсуждаем дела Турбогроба. Вполне возможно, что он может вернутся.

Турбогроб 6

Алексей: Что такое или кто такой микроморт и почему он так похож на маскот группы Living Death?

Микроморт - единица измерения вероятности смерти. Мне кажется, что жизнь надо отсчитывать от конца. Какие-то события тебя приближают к смерти быстрее, а какие-то медленнее. Микроморты - единица измерения этого приближения. Если поделить среднюю продолжительность жизни на 1000000, т .е. получаем одну миллионную, т.е. "Микро", получится вот та самая одна миллионная вероятности смерти. Придумали эту штуку страховщики, чтоб описывать риски при страховании жизни. А маскот просто совпадает по архетипическому наполнению. Рогатый зубастый демон.

Алексей: Словосочетание “ещё один” в названии намекает на то, что микроморты уже были?

М: Жизнь полна микромортов. Но если переводить микроморт на минуты, то средней российской жизни - это как раз те самые 36 минут, которые длиться альбом.

Алексей: Зачем вашему новорождённому микроморту такие большие зубы и что он этими зубами будет делать?

М: Это отсылка к песне "индустрия с косой в улыбке раскрывает рот".

Алексей: Отсутствие явной провокационности в названии диска – это зрелость/взросление или желание осваивать не столь очевидные и прямолинейные методы воздействия на слушательскую аудиторию?

М:  Захотелось глубже все это погрузить. Убрать с поверхности. Чтоб раскрывалось не с самого начала.

Алексей: А как насчёт признания и принятия более широкой слушательской аудиторией? Ведь если ставить что-то из Турбогроба в ротацию Русского Радио или отдавать на MTV, то это гарантированно будут песни с актуального альбома, поскольку нет оголтелой и безоглядной секс-пропаганды, нет вопиющих извращений и провокаций, я прав?

М:  Я думаю, что сейчас отсутствие секс-пропаганд, извращений и провокаций верный способ не попасть на МТВ и Радио. Никакой цели сглаживать выпирающие части своего творчества я не ставил. Просто тема органичнее звучит в более сдержанных тонах.

Алексей: Мне показалось, что на вашем новом альбоме уже нет никаких крайностей и радикальностей, а вместо этого вы решили записать нечто максимально качественное и обладающее как можно большим коммерческим и слушательским потенциалом, так ли это?

М: Я к диску наоборот относился, как яме, в которую я кидаю то, что я давно хотел записать. Я думал в первую очередь о том, чтоб нравилось мне лично. Применял метод творческой работы сознательно отличающийся от предыдущего диска - альбома “Влажный”. Это мой метод в Турбогробе. Альбом для себя, альбом для всех. Один за одним.

Алексей: Как оцениваете проделанную работу по шкале перфекциониста?

М: Мы хорошо сделали, учитывая, на каком уровне профессионального мастерства, финансов и таланта находимся.

Турбогроб 7

Алексей: Мне послышалась целая масса влияний на вашем новом диске – местами даже что-то из фанка, сладжа и Danzig – это именно послышалось или вы в курсе долгой и славной истории околометаллических экспериментов?

М: - Я постоянно много разной музыки стараюсь слушать. И конечно она вся так или иначе влияет на меня. Хотя в случае с "Еще один микроморт" я в основном слушал Retrowave радио и саундтреки к играм и фильмам.

Алексей: Ваша цель – стать современными Faith No More, прекрасными, недосягаемыми и постоянно изменяющими себе или вы просто спонтанны и непосредственны и движетесь туда, куда зовёт вас… кхм, сердце?

М: - Не думаю, что у меня есть возможность добиться и сотой доли того, чего добились FNM. Зато и творить исходя из того, что я хочу, ни на что не оглядываясь в моих силах. Второй вариант.

Алексей: А куда, если не секрет, делся ваш сатанизм? Или он просто переродился в латентный оккультизм?

М: - В этом и магия сатанизма - совершенно не обязательно о нем постоянно кричать. По сути, рок-музыка уже сатанизм. В этом альбоме немного о других вещах спел, так что метафоры про рогатого дяденьку как-то не прижились. А впихивать их просто так - для стиля - не мой вариант.

Алексей: Насколько новый альбом ироничен? Насколько часто ирония “Ещё одного микроморта” это именно ирония, юмор, а не стремление сделать важное и значимое для себя чуть менее претенциозным и фундаментальным?

М: - Я люблю шутки, когда они со смыслом. Когда это приправа к блюду, которая не перебивает вкус.

Алексей: В том что ваш новый диск концептуальный нет совершенно никаких сомнений, а как бы вы могли вкратце сформулировать суть этой концепции?

М: - Я хотел записать мрачный, темный альбом. Собрал песни, которые так или иначе соприкасаются с темой смерти и подобных ей состояний, таких как апатия, депрессия. Ставил себе задачу раскрыть темные стороны, но сделать это так, чтоб песни помогали от этих темных переживаний избавляться. Каждая песня как мантра, со своим особым предназначением.

Алексей: Как вы набрели на идею создания “Ещё одного микроморта” и что в работе над диском было самым сложным?

М: - Микроморт - единица измерения вероятности смерти, одна миллионная смерти. Сыграть в русскую рулетку и сделать один выстрел из пятизарядного револьвера - 200 000 микромортов. Полторы сигареты - один микроморт. Серфил по сети и нашел статью. Очень мне понравилось, решил применить в песнях.

А самым сложным в процессе было совмещать свою работу и музыку.

Алексей: “Тот кто не живёт полной жизнью, тот только бесконечно умирает” – утверждают ветераны невидимых войн, а как вы понимаете настоящую жизнь? Что и как нужно делать, чтобы именно жить, а не влачить as I die-существование?

М: - Я считаю, что умирать это самый правильный способ жить. Об этом и альбом. От смерти никуда не уйти, мы так или иначе к ней приближаемся. А концепция "полной жизни" это все артефакты общества потребления.

Турбогроб 4

Алексей: А сами боитесь смерти или… смерть это просто часть жизни?

М: - Я попадал в ситуации, когда я был близко к смерти. И было страшно. Но и спокойствие было, что жил правильно, достойно. О ком надо заботился, хорошие слова говорил, плохие старался не говорить.

Алексей: Присутствуют ли на новом диске песни про секс?

М: - Не, тут все о другом.

Алексей: Гм… и не боитесь разочаровать тех, кто после альбома “Влажный” ждал исключительно продолжения в том же духе?

М: - Мне даже хочется их разочаровывать и провоцировать. Мне интересно делать песни для тех, кто готов к новому. Потому что любителей легкой дороги на сцене достаточно. Пусть лучше в зале будут пять человек, но им будет все в кайф. Чем сто – и я буду чувствовать, что должен каждому что-то.

Алексей: Что в новом альбоме самое перверсивное и вызывающее?

М: - А черт его знает, с чего некоторые заводятся. Но самая страстная песня это, конечно, "Наваждение".

Алексей: А сами воспринимаете этот диск как вызов, эксперимент или как констатацию достигнутой высоты, некий флажок с надписью “здесь был Турбогроб”?

М: - Мы выпускаем диски так часто, что это просто еще одна ступень.

Алексей: Какой трек с актуального диска вы сами считаете самым интересным и эмоционально насыщенным?

М: - Они все со своим эмоциональным настроем. Проходных, пустых, холодных здесь нет.

Алексей: Интересно было посмотреть и послушать подробный рассказ по поводу создания трека “Мёртв”, а за другими песнями с альбома стоят какие-нибудь интересные и достойные упоминания истории?

М: - Да, конечно, о каждой есть, что рассказать. Чем и хочу заняться, когда немного отдохну от работы над альбомом.

Алексей: Занятно было читать раньше ваши рассказы-толкования по поводу смысла содержания песен, почему не было подобных интерпретаций по поводу треков с актуального полноформатника?

М: - Много сил потратил на работу, потому просто еще не пришло время.

Алексей: У меня осталось ощущение, что “Ещё один микроморт” – это альбом про одиночество и его основное настроение – это настроение одиночества. Станете переубеждать?

М: - Я не нес идеи такой, но не уверен, что такого смысла нет. Альбомы срываются с поводка и обретают свой собственный смысл, как их ни формируй.

Турбогроб 1

Алексей: Когда будет презентация альбома и что ждёт на ней тех, кто там окажется?

М: - 6 апреля. Будет наше большое сольное выступление с видеорядом, гостями и синтезаторами. Куча нового оборудования и песен.

Алексей: По поводу личности гостей намекнёте?

М:  - Все еще на стадии обсуждения. Есть концепция, есть идеи. Но до реализации еще должно пройти время.

Алексей: Специальный квартирник по мотивам альбома тоже будет сыгран?

М: - Эти песни я скорей хочу записать у костра в лесу.

Алексей: А почему именно в лесу? Зная Вашу любовь к переиначиванию пословиц и поговорок, сразу приходит на ум “чем дальше в лес, тем больше Турбогроб”, будет что-то подобное?

М: - Люблю природу, люблю леса, люблю походы. Совместить бард-движение с нашими песнями будет весьма веселым занятием.

Виктория: Расскажите, как родилось название вашей группы? Первая ассоциация, которая у меня была, когда я услышала его - детская страшилка про "гроб на колёсиках", но с турбинами ракеты)... Уж не она ли повлияла на это?

М: - Гроб на колесиках меня веселит, но идея была в другом. Я хотел, чтоб сочетались и что-то энергичное, и что-то мрачное, без лишнего пафоса и создавало некоторые ассоциации с компьютерными играми и русским роком. В итоге остановился на слове “Турбогроб”.

Виктория: Верите ли вы в поговорку "как корабль назовёшь, так он и поплывёт"? Куда вы хотите "приплыть" со своим названием, и куда можете, исходя из логики названия?

М: - Я верю, что название группы очень во многом говорит о группе. И люди делают выводы о том, слушать группу или нет порой исходя из одного названия. Я постарался, чтоб название интриговало и провоцировало, задавало стиль. Не могу представить, что лощеный ведущий представляет Турбогроб на “Песне года”. Но кажется, что на афишах независимых клубов смотреться будет отлично.

Периодически получаю комментарии в духе “послушал только из-за названия”. Но еще ни разу никто не предлагал, группе сменить вывеску. Так что, похоже, я угадал.

Турбогроб 5

Виктория: Вы рассказывали, что трек "Мёртв" был для вас самым сложным - вы сами не знали, как он должен звучать, долго над ним работали и в итоге выпустили его в виде сингла. А часто у вас бывает нечто подобное - когда вы не знаете, как должна звучать песня?

М: - Я стараюсь быть гибким. Не диктовать музыке, какой она должна быть. В работе над песнями стараюсь действовать исходя не из того, как “надо”, а из того, как получается красиво. Как правило, у меня есть от песни некое ощущение, которое меня заводит, возбуждает. Сильна сторона трека. И вот идя за этим ощущением я стараюсь его развивать, ориентируясь на свое восприятие и свое представление о восприятии предполагаемых слушателей. Бывают и затыки, и простой. Но редко. К тому же я делаю песен несколько больше, чем оказывается на альбомах, поэтому те, в которых я не уверен я просто отметаю.

Виктория: Что для вас песня - драгоценный камень, который нужно очистить, отшлифовать и огранить или жемчужина, которая уже существует такая прекрасная и готовая?

М: - Мои песни вряд ли что-то драгоценное, прекрасное. Я обычный человек, без божественной искры и дара темных сил. Поэтому корректнее сравнивать то, что я делаю, было бы с обычными камнями, которые могут стать произведением искусства, если дать им правильный контекст и обработку.

Виктория: Не возникает ли у вас чувство опустошённости после эдаких "сексуальных" концертов - с полной отдачей себя и принятием в себя эмоций зала? Бывало ли у вас такое, что после такого эмоционального контакта у вас появлялась какая-нибудь несвойственная вам черта характера?

М: - Я люблю выступать, люблю концерты. Но и без них моя жизнь наполнена множеством событий. Мне всегда есть на что опереться. Поэтому чтобы ни происходило, как бы классно мы не отрывались, я не испытываю тоски, когда все закончилось. Потому что следующий день пусть и будет другим, но не будет хуже.

Виктория: Насколько вы подвержены различным эмоциональным влияниям? Быстро ли вы поддаётесь эмоциям, которые кто-то хочет вам навязать или у вас крепкий внутренний стержень?

М: - Не думаю, что я могу отрефлексировать все влияния. Наверняка на меня влияют, и я влияю на других. Мне кажется, дело не в том, что и кто на тебя влияет. А правильные ли вещи ты делаешь. И если поступаешь благородно, с достоинством, красиво - то не так уж важно под влиянием это или нет. Так что предпочитаю смотреть на свои поступки.

Виктория: Бывало ли у вас такое, что песни ли их идеи рождались прямо во время или после концертов? 

М: - Концерты мне помогают в творческом плане. На концертах я смотрю, как люди реагируют на музыку. Делаю выводы, внедряю в новые песни. Но вот, чтоб какая-то идея появилась на моем концерте - не припомню. Хотя, вполне возможно, что во время бесед и веселья в околоконцертное время что-то и появляется.

Виктория: Скажите, как у вас сочетается любовь и оргии? Ведь любовь должна быть к одному человеку. Не видите ли вы противоречия в этом? И как считаете, как влияют оргии и порнография на душу человека и вашу конкретно?

М: - Это большая интересная тема, на которую говорить коротко не люблю. Вот целый альбом записал - ”Влажный” 2018, там об этом рассуждаю.

Турбогроб 3

Виктория: Как вы вообще считаете, возможна ли обычная (настоящая, крепкая, etc) дружба между противоположными полами (без приставаний и т.д)? Как живётся Лексе в вашем брутальном мужском коллективе?

М: - Когда у людей есть общее дело, общая цель - то и дружба будет крепкой. Конечно, в таких условиях, как постоянный эмоциональный контакт возникновение взаимной симпатии дело естественное и ожидаемое. Я к Лексе отношусь тепло. Между нами бывает, что проскакивают подколки и шуточки. Но и границ разумного не перехожу. Вроде, Лексе нравиться то, как я с ней общаюсь, какая атмосфера в коллективе. Но я не уверен. С красивыми женщинами ни в чем нельзя быть уверенным.

Виктория: Бывало ли у вас такое, что вы записали альбом, а потом произошло озарение, и вы захотели что-то переделать?

М: - В мелочах много, а в общих вещах - идеи, концепции - всем доволен.

Виктория: Всегда ли вы доводите дело до конца, когда снимаете клипы и/или записываете музыку или у вас бывает "и так сойдёт"?

М: - “Так сойдет” я говорю себя в тех ситуациях, когда знаю, что сделал плохо, но не готов делать хорошо. Такого стараюсь не допускать. Основная борьба происходит на уровне между “уже хорошо” и “отлично”. Я чаще говорю себе, что пора бы уже остановиться, и хватить шлифовать, надо двигаться дальше уже хорошо.

Виктория: Как вы считаете, влияет ли состояние снаружи на внутреннее (то есть может ли снаружи быть бардак, но внутри вы спокойная и целостная личность, и наоборот)? 

М: - Думаю это связано. И если снаружи бардак, то и внутри тоже не все в порядке.

Виктория: В каком состоянии вы обычно пишете песни и музыку? Бывало ли у вас, что вы записывали материал в нетрезвом виде? И нравился ли вам результат уже на следующий день, на трезвую голову?

М: - Не, мои песни для меня это работа, требующая максимальной концентрации умственных усилий. Наверное, надо быть очень талантливым и одаренным человеком, чтоб писать музыку пьяным и делать это хорошо. У меня таких талантов нет. Мне приходиться использовать все, что у меня есть, для того чтоб получилось что-то достойное.

Алексей: Честно говоря, я был немало удивлён датой релиза: почему было, к примеру, бы не спланировать выход пластинки 14 февраля?

М: - Так было суперлуние же.

Алексей: А как праздновали День святого Валентина? Что-нибудь особенное практиковали?

М: - Да чет как-то мимо прошел праздник.

Алексей: Новый год встречали в делах и заботах или всё-таки удалось отвлечься на бокал шампанского и тарелку оливье?

М: - В семейном кругу.

Алексей: Чем вы занимаетесь в данный момент и что в ближайших планах?

М: - Подготовка разных видео с песнями с альбома. И готовимся к концерту-презентации. Очень много всего хочу сделать.

Турбогроб 2

Алексей: На случай, если кто-то прочитал всё, что было сказано выше, но так ничего и не понял, давайте скажем напоследок, что такое всё-таки “Ещё один микроморт” и почему его стоит послушать?

М: - Потому что редкий в наше время идейный альбом на русском языке, несущий гуманистические посылы и не скатывающийся в нравоучения. Беседы о важном под тяжелую музыку.

Алексей: Ваши финальные слова тем, кто нас читает?

М: - Спасибо, что прочли. Старый конь борозды не Турбогроб.

Алексей, Виктория: Спасибо за интервью!

Алексей “Astarte Eel” Иринеев, Виктория “Caracal” Озёрная