ФОРПОСТ МУЗЫКАЛЬНОЙ АНАЛИТИКИ
АЛЕКСЕЯ ИРИНЕЕВА (МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛИСТ)

Кто есть кто: металлист и металломан

КТО ЕСТЬ КТО: МЕТАЛЛИСТ И МЕТАЛЛОМАН

21-10-2015 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

"Там люди гибнут за металл, Сатана там правит бал"

И. Гёте, "Фауст"

"Где мужчины в металле, где походка орла и поступь тигра"

(с) Ария, "Дай жару"

Что такое (или лучше кто такой) металлист? Ответ на такой, казалось бы, предельно простой и очевидный вопрос на самом деле отнюдь не так очевиден. Металлист — это человек, который слушает металл и носит длинные волосы, "косуху", цепи и заклёпки? Или этого недостаточно? Или может металлист — это всякий, кто просто любит тяжёлый рок, а цепи, заклёпки и угрюмое выражение лица это всего лишь фасад и к тому же отнюдь не обязательный?

Обратившись к преданьям старины глубокой, а именно к концу 70-х, когда и был рождён хэви металл вкупе с металлической эстетикой, мы видим, что для металл-адептов тех лет специфический внешний вид отнюдь не был просто имиджем, но значил много и много больше. "Для кого-то хэви металл – развлечение на час, а другой за штуку эту жизнь и кровь свою отдаст" — поёт в шуточной песне "Хэви Нагила" Вадим Степанцов, но как и в каждой шутке, в этих словах присутствует только доля шутки, а основная мысль вполне верна и выражает собой глубокое понимание сути металл-движения и идеологии любого настоящего металлиста.

 Для металл-апологетов 80-х и 90-х любимая музыка была значимее и важнее, чем собственное здоровье и даже жизнь. Не случайно многие металл-композиции звучат как настоящие гимны и марши, как военные песни, под которые люди шли на смерть. В чём смысл песенок Киркорова и Пугачёвой? Я говорю не о формальном смысле каждой отдельно взятой песни, а о смысле всех их песен в целом, о смысле и значении их творчества. Что они дают людям и что ожидают от них слушатели? "Нам песня строить и жить помогает" — проедал мозги советскому человеку попсово-эстрадный клич. Такая музыка развлекает и веселит. Это как раз развлечение на час. А что же металл? А металл будоражит совесть и мысль, призывает задуматься, помогает выживать, бороться, верить, искать, жить и главное – оставаться человеком.

А что такое человек? А человек — это не просто слово, которое звучит гордо, (хотя и это тоже), человек – это нечто более высокое, чем просто совокупность треморов и приземлённо-сиюминутных потребностей, человек — это "чело, устремлённое вверх" или, как говорил Ницше, "животное, способное обещать", а "обещать" – значит, устремляться ввысь, к запредельному и идеальному. Человек живёт идеалами и мыслит категориями, имея дело с идеями. Человек не будет человеком, если станет жить только тем, что видит, а верить будет только в то, что ему выгодно и полезно. Такой человек обозначается грубым словом "быдло", "скот". Или иначе, но синонимично — "гопник". Помните у трэш-группы Фронт – "обычное слово "козёл", обычное слово "мудак", но это всё ерунда по сравнению со словом "гопник"…..".

Да, металлист – это, прежде всего инакий человек, не-гопник – человек, который имеет силу, смелость и решимость плыть вопреки всеобщему движению и жить в соответствии со своей совестью – имеет мужество и решимость быть другим. А что такое совесть? Это то давно позабытое чувство, которое Сократ называл словом Даймониум, своим Даймоном, и этот Даймон всегда говорил ему, что правильно и хорошо, а что нет. И великий философ был послушен ему даже до смерти. Совесть – это изначальное стремление человека к правде, к тому чтобы "жить не по лжи" (Б.Г.)

Вам это кажется пустой болтовнёй и отвлечённой философией? А когда в последний раз вы вслушивались в тексты своих любимых групп?

"Зло и жестокость, подлость и месть —
Были и есть
Сила и гордость, доблесть и честь –
Были и есть.
Срок не истёк, только начать отсчёт в судьбах и мыслях людей,
Время торопит, оно нас не ждёт, действовать надо быстрее!"
(с) Мастер.

В мире есть и зло, и жестокость, и подлость, и благородство, и попса, и металл. Наше дело – выбрать, а потом следовать избранному пути и быть верным себе.

Металлист — это не просто любитель тяжёлого рока. Тот, кто просто любит музыку и просто собирает диски — это меломан. Если любит только металл — металломан. Металлист (металлер, металхэд) — это другое. Это, прежде всего, верующий, религиозный человек, и его вера – металл. В металле он видит высшую Истину и сакральный смысл, ради металла он готов на любую жертву, свою приверженность металлу он показывает всем своим видом, а всё,  что связано с металлом, имеет для него поистине религиозное значение и ценность: редкое демо любимой группы, редкое японское издание с бонус-треком, футболка ограниченного тиража или автограф музыканта на CD или пластинке – всё это предметы культовые и священные для любого, кто по-настоящему любит металл.

Кожа и железо, цепи в одежде металлиста — это не просто антураж, а символы, которые также имеют глубокое значение. Цепи символизируют добровольную зависимость металлиста от металла (вспомните Dio – "The chains are on"), заклёпки и шипы – это и есть, собственно, металл, а кожа — это символ перерождения, символ того, что металлист отныне другое существо, которое может сказать  "leather is our skin", кожа – это наша кожа (имеется ввиду, что кожа одежды заменяет настоящую кожу). Или вспомните ту же Metallica: "no life til’ leather", "нет жизни без кожаных джинсов!". Одним словом, "We must die to be Reborn!" – как пели Manowar, "мы должны умереть, чтобы переродиться!" – Умереть для обычной, мирской жизни, для жизни гопников, чтобы родиться вновь для сознательной и подлинно человечной жизни в металле – жизни в духе и духом (а не ради удовлетворения материальных потребностей).

Трудно не заметить здесь более чем очевидные религиозные мотивы. "Истинно говорю, что если кто не родится свыше, не может войти в Царство Небесное" — читаем мы в Евангелии, а христианская монашеская традиция провозглашает символическую смерть человека и наречение ему нового имени как символ духовного перерождения, символ того, что это уже другой человек, больше не Василий Петрович, а инок Софроний. Больше не Макс, а Grave Desecrator, больше не Конрад Лент, а Кронос. Видите взаимосвязь? Даже форма одновременного употребления нового и старого имени в христианстве и у металлистов абсолютно идентична: архимандрит Софроний Величковский в миру Василий Васильевич Иванов; Адский Шторм в миру Андрей Пуговкин. Что означает "в миру"? В мире гопников и приземлённых законов, в мире "людей" и в мире товарно-денежных отношений меня зовут именно так, именно так написано в паспорте и на прочих бумажках, но это имя не отражает моей внутренней сути. Я не такой, каким окружающие люди видят и воспринимают меня. Я не Андрей Пуговкин, а Адский Шторм.

"Так трудно быть зверем среди стада людей" — как-то с тоской сказал Глен Данзиг из группы Danzig. Мы имеем дело с глобальным обесцениванием понятий: отныне в обществе потребления слово "человек" и всё, что объявляется "человеческим" означает усреднённо-бессмысленное и приземлённое. Данзиг указывает на то, что подлинно человеческая, осмысленная жизнь среди "людей", утративших человечность, очень сложна. И это действительно так. Вот почему так важна и востребована в металле воинская агрессивная эстетика. Лучшая защита – нападение. А чтобы защитить свою веру и свои мечты, свои идеалы, нужно иметь силы для этого. Но есть и ещё одно "но" — для того чтобы защищать веру и идеалы, нужно эти самые идеалы и веру иметь. Ведь иначе нечего будет защищать.

Для того чтобы быть металлистом не достаточно внешних атрибутов и внутренней агрессии. Внешнее должно быть выражением внутреннего. Металл — это в первую очередь специфическая философия и особое мировосприятие, которое делает металлиста не только бунтарём против системы, аутсайдером (негативный аспект, свобода от), но и подлинно верующим человеком ("We are the true believers" (c) Manowar), устремлённому в трансцендентное и запредельное (позитивный аспект, свобода для). Но пойдём по порядку и остановимся на негативном аспекте свободы от – на неприятии мира и бунте против него.

Металлист глубоко и остро переживает свою инаковость миру потребления и приземлённых материальных ценностей, он понимает, что этот мир и такое положение вещей не могут быть нормальны, а потому он стремится вырваться за его пределы или хотя бы как можно меньше принадлежать этому социуму с его стереотипами, условностями и бессмысленно-бесчеловечными нормами, с его лживостью, лицемерностью и фальшью. Каждый металлист стремится и мечтает проткнуть фальшивый картонный очаг этого мира и выйти к подлинным смыслам и идеям. Металлист ищёт и алчет Настоящего в мире подделок и клонов – настоящих мыслей, настоящих чувств, настоящей жизни. Металлист жаждет Правды. И находит её в металле – в музыке и в песнях. "Вам никогда не случалось злиться на окружающий мир? Знакомая, видать, картина. Ходят вокруг всякие с заплывшими в самодовольстве рожами.… Эх, и треснуть бы им! Такое знакомо каждому хэдбенгеру, всё равно, подпорченному интеллектом или без такового" (Журнал "Тттррах!", 1991, с.57). Злость и агрессия – реакция на неправильность и несовершенство мира, своего рода безусловный рефлекс: бьют молоточком по коленной чашечке, нога дёргается, живут люди без цели и смысла и тебя призывают к тому же – ты злишься и чувствуешь отторжение.

Металлист уходит от мира в свой мир, построить который ему помогает любимая музыка. Уже в самой музыке, риффах и тяжёлых аккордах содержится определённое послание и определённая бунтарская философия подлинных ценностей и высшей правды. А что касается собственно теоретически-догматической веры металлиста и его духовности – это может быть любая вера: сатанизм, язычество, вера в самосовершенствование, вера в сам металл, христианство, иудаизм, в конце концов, даже просто поиск высшего смысла или хоть какого-нибудь смысла. ("Я не знаю смысла жизни, но я знаю, чувствую, что он существует, и поиск этого смысла и есть смысл моей жизни", писал замечательный русский философ Н.А. Бердяев в своей книге "Самопознание"), но жизнь металлиста это всегда утверждение Смысла в противовес бессмысленности, безмыслию и бессмыслице окружающего мира. Не делать что-то только потому, что так принято и так делают все, не быть просто винтиком в бездушной социомашине, верить, думать, чувствовать, стремиться и искать.

Металлист — это человек, который живёт сердцем, живёт духом. Он "склонен видеть деревья там, где другие склонны видеть столбы" (Б.Г.). Да, металл — это особая эстетика, не только видение и понимание прекрасного, но и способность создавать прекрасное, облагораживать собственную жизнь и жизнь вообще, привнося в неё смысл, осмысленность, человечность и вертикаль. Металл – это творчество, это творческое преображение мира. Металлист – это живой человек, ему знакома обострённая жажда смысла и стремление к счастью, к обретению освобождения от своего одиночества и из ненормальности мира. Металлист – это человек в высшем и подлинном смысле этого слова (Один из вариантов этимологии слова "человек" — это "чело, устремлённое вверх") Быть металлистом – это значит отстаивать своё право быть другим, быть человеком в бесчеловечном мире, быть мыслящим в мире безмыслия, быть живым и способным чувствовать в бессердечном мире, утратившем человеческое лицо. "1984" Оруэлла в этом плане очень металлическое произведение.

Вслушайтесь в свои любимые песни – с какой страстью и с каким чувством они написаны и исполнены, они похожи на молитву, обращение к небесам.  Кто хоть раз проводил бессонную ночь наедине с колонками, открытым окном и бесконечным чёрным небом, меня поймёт.

"All I want is the same – a true belief" ("Я хочу только одного – найти настоящую, истинную веру") (с) Paradise Lost

"Подпорченный интеллектом или без оного…" — да, не случайно британские учёные выявили закономерность, согласно которой интеллектуально одарённые дети и подростки в 90% случаев предпочитают металл. А "без оного" — это глубоко чувствующие люди, которые живут сердцем и обострённо переживают всякую несправедливость и неправильность. Они тоже выбирают металл. Металл — это музыка ищущих и небезразличных людей, музыка думающих, тех, кого не удовлетворяет картонная серая обыденность и формально-моральные ценности.

Почему же многое из того, о чём я сейчас говорю, для столь многих из нас в наше время неочевидно и вообще возникает необходимость об этом говорить? Почему Дмитрий Борисенков (Чёрный Обелиск) в одном из своих интервью так уверенно, жёстко и горько констатировал, что металлисты превратились в дебилов? Второй вопрос содержит ответ на первый. Именно поэтому. Это называется деградация. В советские времена, ещё 25 лет назад для каждого рокера и металлиста было очевидно, что, если он выбирает металл, если он выбирает инаковость, он должен пожертвовать если не всем, то многим  — ради чего? Ради права быть таким, каким хочешь быть, ради права открыто говорить о том, что ты веришь во что-то большее и высшее, чем просто жизнь ради того, чтобы дать жизнь своим потомкам, ради того, чтобы воплотиться в детях и т.д. Всё это может быть смыслом жизни быка, смысл которого – осеменить как можно больше коров, дать хорошее потомство, а потом подохнуть. Человек может, но не должен так жить. Однако всеобщий закон вселенской энтропии и сохранения энергии неумолимо утверждает, что всё живое напряжённо и страстно стремиться к бесстрастию и максимальному покою, к лени и бессмысленности: "Лень и покой естественны, движение – противоестественны. Забыть – естественно, помнить – противоестественно" — писал выдающийся психолог и педагог Л. С. Выготский.

Металл — это противоестественное утяжеление звучания, использование диссонансов и нестандартных гармонических решений, отвергаемых классической музыкальной теорией. Металл противоестественен в своём утверждении нарочитой сложности и многоуровневости. Точно так же противоестественна и "неправильна" и жизнь каждого настоящего металлиста, "фанатика своей музыки", поставившего её во главу угла и изменившего всю свою жизнь в соответствии со стандартами и канонами, установленными своими кумирами. Но металлист не боится выбирать противоестественное, когда глупость, усреднённость, безликая индифферентность и конформизм провозглашаются правильными и естественными.

Конечно, никто не говорит, что металлист должен быть ходячим памятником самому себе и идеологии любимых групп – нет! Место для трэшевого угара, иронии (и самоиронии), для пива и приколов всегда должно оставаться, более того, абсолютно неправильно загонять себя в какие-то искусственные рамки (а то получится с чем боролись, на то и напоролись, а уходя от бессмысленной системы, мы попадём в другую систему. Как в "Стене" у Pink Floyd – боролся с диктатурой, чтобы стать ещё большим диктатором). Правила нужны для того, чтобы было от чего отходить. И всё таки правила, ориентиры и идеалы должны быть. Ведь для корабля, который не знает, к какой пристани он держит путь, никакой ветер не будет попутным.

Всё меняется, люди меняются, мы меняемся, меняется смысловая наполненность наших слов и фраз. Посмотрите на любое рок или просто молодёжное издание начала 90-х и сравните с современной музыкальной журналистикой, с мыслями и чувствами современных людей. Это небо и земля. И это притом, что многие из нас по-прежнему слушают и даже помнят прошлое и всё тех же исполнителей. Почему тогда в 90-х, в начале нулевых это всё казалось таким волшебным, наполненным смыслом и таким вдохновляющим и почти каждый из нас "был готов за не слишком упёртую запись того же Saxon душу прозакладывать" (Журнал "Nut", конец 90-х). Что же изменилось сейчас и только ли дело в том, что музыка стала общедоступной, а мы разучились ценить её и уважать тех, кто создаёт эти вдохновенные музыкальные пассажи и потрясающие тексты? Дело не только в этом: изменился сам мир, но мир всегда был одним огромным серпентарием, а потому причина всё-таки в нашем неумении и неспособности продолжать относиться соответственно уважительно и серьёзно к тому, что перестало быть редким и почти недоступным. Да, металлист это ещё и ценитель прекрасного – человек, который не только видит и понимает, что нечто прекрасно, но и относится к этому соответствующе. Многие вещи в нашем мире, в том числе многие альбомы заслуживают поистине религиозного почитания и уважения, поверьте.

Мы все слушаем великую музыку – "музыку богов", как всегда говорили металлисты о металле, и мы должны помнить, что в каждом из нас есть осколок звёздного и божественного совершенства, которое призывает каждого из нас, насколько это возможно, стремиться к тому чтобы стать совершенным, к тому чтобы быть личностью, настоящим человеком, а не просто частью целого – фрагментом декора, бессмысленным винтиком гигантской бюрократической системы. Мы не только достойны большего, мы призваны к большему. Так давайте же помнить о нашем великом и поистине царском достоинстве и не будем размениваться на меньшее. И да будет жив хэви металл!

Алексей "Astarte Eel" Иринеев