ФОРПОСТ МУЗЫКАЛЬНОЙ АНАЛИТИКИ
АЛЕКСЕЯ ИРИНЕЕВА (МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛИСТ)

Рецензия на альбом Павла Карачина, Алины Юдаевой, Александра Дороньева "Никто"

ПАВЕЛ КАРАЧИН, АЛИНА ЮДАЕВА, АЛЕКСАНДР ДОРОНЬЕВ никто (1)

20-05-2019 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Исполнитель
ПАВЕЛ КАРАЧИН, АЛИНА ЮДАЕВА, АЛЕКСАНДР ДОРОНЬЕВ
Релиз
“НИКТО”
Год
2018
Стиль
Экспрессивная мелодекламация
Лейбл
SELFRELEASED
Страна, город
Россия, Москва

С творчеством московского поэта Павла Карачина я познакомился в первый раз по его совместному альбому с Алиной Юдаевой и Александром Дороньевым, который вышел в мае этого года и назывался “Призраки”. Жёсткая, нахрапистая, экспрессивная подача автора и его мрачные, всекритикующие произведения оставили ощущение сильное, хлёсткое и звенящее, как будто вышел на улицу из тёплого и уютного паба, а тут тебя внезапно окатил нечистотами из лужи прогрохотавший мимо тарантас, да ещё и кучер этого тарантаса с размаху ударил упругим леденяще-жгучим хлыстом по лицу, а в ушах и в голове как будто взорвалось всё от грохота, неожиданности и обилия впечатлений.

В своих стихах Павел прям, беззастенчив, порой груб и всенепременно циничен, что конечно может немало отталкивать от его стихов тех, кто ищет в поэзии изящных оборотов, но если запастись терпением и выслушать доводы, проследив со вниманием за ходом рассуждений автора и не обижаться на “его французский”, который иной раз на самом деле не чурается заимствований из отечественной ненормативной лексики, нужно будет признать, что рациональное зерно в этих произведениях присутствует, и декламатор действительно во многом прав, а его желание вскрывать больные нарывы современного общества и нетерпимость к полуправдам и полумерам начинает вызывать если не симпатию и сочувствие, то, как минимум, внутренний отклик.

Конечно, Павел Карачин далеко не оригинален в своих поисках высшей правды, справедливости и желании “во всём дойти до самой сути” – это так, но всё же его стихи далеки от плагиата. Автора можно сравнивать с Высоцким, Маяковским (что я уже и делал в своей рецензии на “Призраков”), Степанцовым или Пастернаком, а в ходе его рассуждений находить отсылки к Камю, Кафке и Достоевскому, выявлять параллели к стоикам, попятно отмечая то, что автор в ладах с формальной логикой, не сбивается и уверенно проводит одну и ту же линию, дополняя её нюансами и деталями, но делать этого нет особого смысла: очевидно, что ни о каких влияниях и преемственности речь в данном случае не идёт, а Павел совершенно не является лирическим последователем тех же Кафки и Камю, а просто неистово и напряжённо жаждет Правды.

Альбом “Никто” посвящён безликому, усреднённому человеку, о котором так любили писать философы-экзистенциальны, и шаг за шагом вскрывает, вынося на всеобщее обозрение особенности и характерные черты безыдейного, бессмысленного и бестолкового современного homo habitus. Павел раз за разом снова и снова извлекает на свет, демонстрирует и достаточно убедительно проводит ту мысль, что для того, чтобы соответствовать горьковскому “человек – это звучит гордо”, нужно сначала по совету Ницше как следует поработать молотком и разбить всё лишнее, наносное, фальшивое, отжившее – словом, разрушить всех идолов и все стереотипы, вычистить, вымести избу своей души и избавиться от всего, что оскверняет, позорит и бесчестит человеческое в человеке. Собственно именно этим Павел и занимается на альбоме.

Автор последовательно клеймит сограждан, доказывая как в теореме Пифагора, что человек сам по себе есть существо низкое, не слишком интеллектуальное, подлое, мелкое и вообще – категорически не симпатичное, а попутно обвиняет во всех тех же самых пороках и себя самого, не желая лукавить и кривить душой и разом сгребая охапкой в пламя всё и всех, в ком можно заподозрить неискренность, нечестность и недочеловечность. Каждая новая композиция на альбоме – это ещё один портрет в галерее человеческих пороков, и звучит такая огненная отповедь на самом деле очень огненно и заразительно, а происходит это по одной простой причине – перед нами действительно крик души, а сам Павел являет собой яркую иллюстрацию к евангельскому “блаженные алчущие и жаждущие Правды”, на самом деле объединяя все силы в едином устремлении против фальши.

В музыкальном плане альбом “Никто” временами всё так же алогичен и маниакально-депрессивен, как и “Призраки”, и гитарные партии в таких треках, как “Послание к жаждущим” кажутся эдаким иронично-насмешливым, карнавально-саркастическим оскалом, выглядывающим из-за угловато-горьких зазубренных фраз, но в некоторых треках (“Никто”, “Простые ответы”) музыкальное сопровождение на удивление гармонично, а в целом композиции выглядит эдакими трубами Апокалипсиса, погребальным колоколом, чей траурный голос гудит над лихо катящейся в пропасть Вселенной. Именно эти более серьёзные и продуманные с музыкальной точки зрения вещи мне понравились на диске больше всего, поскольку в них концентрация обличающего рвения Павла на самом деле достигает своего максимума и выглядит ещё более жёстко, цельно и впечатляюще (поистине комплексный подход самый верный и правильный из всех возможных).

То, что делает Павел Карачин, заслуживает внимания не с точки зрения культурной или музыкальной ценности его стихов и не с позиций достоинств его слога или новаторского шага рифм, а исключительно из соображений бытийных, онтологических. В треках с рецензируемого альбома искусство и поэзия делают шаг в сторону от чистого искусства и чистой поэзии, и оказываются в сфере чистых идей, смыслов и пламенного мистического желания ясности, правды и справедливости. Можно посетовать на то, что автор подобно революционерам всех времён и народов жаждет всё уничтожить, выкорчевать, сравнять с землёй, но ничего не предлагает взамен и вроде как даже особо и не верит в какой-то прекрасный и чистый мир, просто отрицая несовершенства нынешнего социума и желая сгореть вместе с ним в очищающем огне последнего вселенского пожара. Мне на это нечего возразить, ведь стихотворения Павла Карачина на самом деле специфичны.

Пожалуй, даже слишком специфичны. Даже тот же Степанцов, который мог писать такие непримиримые и жёсткие вещи как “Синий русский у*бан”, всегда оставлял для себя место для художественного манёвра и не спешил полностью и безоглядно слиться со своим лирическим героем, а у Павла Карачина, как мне кажется, лирический герой отсутствует вовсе, а речь ведётся исключительно от первого лица и с ощущением, близким к тому, с которым наши солдаты бросались грудью на пулемёты и закрывали их собой. Без оглядки, без экивоков и без каких-либо путей к отступлению автор режет и жжёт своим карающим слогом всё, что попадает в его поле зрения, а мне по ходу прослушивания альбома вспомнился наш замечательный “русский Ницше” Василий Розанов и его “а задумывались ли вы когда-нибудь о том, что цинизм от страдания?”

Альбом “Никто” буквально пропитан страданием, я бы даже сказал, что страдание составляет глубинную внутреннюю сущность всего того, что делает Павел, не желающий размениваться по мелочам у входа в небесный Иерусалим и накаляющий атмосферу до крайнего последнего предела, а затем бросающийся в этот жаркий, бурлящий серой и копотью котёл. В таком котле заживо сварился царь из сказки про “Конька-Горбунка”, а Павел подобно Ивану из той же сказки только очищается, всматриваясь в “Terror Collection”-калейдоскоп портретов сограждан, им же самим и созданный, радуется своим обличениям и как будто на самом деле отменяет, нивелирует в самом себе те качества и стороны, которые так яростно и гневно испепеляет в побирушках, недальновидных торговых менеджерах, лентяях, алкоголиках и прочих не слишком глубокомысленных и достойных представителях рода человеческого.

И всё-таки по сравнению с “Призраками”, предшествовавший ему и рецензируемый сейчас “Никто” более человечен, более социален. Есть даже что-то от социальной сатиры Зощенко в таких треках, как “Кризис среднего возраста”, “Статус”, “Страна побирушек” и “Колобок”, и хотя у Павла нет и следа той доброй, ироничной улыбки, с которой писал сатирик свои юморески, по-доброму указывая людям на их несовершенства и промахи, данные треки на самом деле ещё вполне себе компромиссны и не лишены робкой надежды на то, что какой-то человеческий выход всё-таки возможен. За категоричностью формулировок и выводов чувствуется желание услышать опровержение, самому себя разубедить, может быть даже обмануть (“Ах, обмануть меня не трудно, я сам обманываться рад”) и вдруг очнуться, проснуться и увидеть, что весь этот продекларированный и озвученный ужас был всего лишь страшным бредовым сном.

Альбом предельно разнообразен: здесь и сказка (“Колобок”), и глубокая философская притча (“Телега”), в которой неожиданно наверное для самого автора проблёскивают элементы серьёзной и глубокой религиозности, и экзистенциальный шарж из повседневной жизни (“Конструктивная критика”), и (псевдо?)автобиографическое письмо (“Послание к жаждущим”). Пройтись по лазерным дорожкам “Никто” стоит хотя бы ради того чтобы проследить мировоззренческую эволюцию автора “Призраков”, а сделать это на самом деле интересно и любопытно. Если вы уже успели послушать “Призраков”, после знакомства с “Никто” многое станет более понятно и очевидно, а на фоне рецензируемого релиза 2018 года новейший диск предстанет в ещё более монументальном свете и заиграет новыми оттенками и метафизическими гранями подобному фундаментальному памятнику экзистенциальному “мужеству быть”.

Мир, в который приглашает нас на рецензируемом диске Павел Карачин и аккомпанирующие ему гитаристы Алина Юдаева и Александр Дороньев, предельно прост, наг и во многом напоминает легендарную баню с пауками Свидригайлова, но ценность и достоинство его в другом. Ценить и котировать такие стихи стоит не за их эстетическую благозвучность и не за изощрённость форм и фраз, а за одно только то, что воспринимать их можно как совесть – тот самый внутренний голос сократовского Даймониума, который всё труднее нам с вами расслышать в эпоху информационных наводнений, включённых и фонящих в режиме 24/7 гаджетов и царящего повсеместно потребительства. Это горькое лекарство, которое стоит принимать по альбому в неделю для того чтобы не перестать быть человеком и не утратить естественные защитные рефлексы, призванные спасать нас от нравственной глухоты и слепоты.