ФОРПОСТ МУЗЫКАЛЬНОЙ АНАЛИТИКИ
АЛЕКСЕЯ ИРИНЕЕВА (МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛИСТ)

Рецензия на альбом die Schwarzen Blumen "MOR"

11-08-2019 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Исполнитель
DIE SCHWARZEN BLUMEN
Релиз
"MOR"
Год
2019
Стиль
Ambient / dark ambient / darkwave / gothic / neoclassic
Лейбл
SELFRELEASED
Страна, город
Россия, Москва

Столичный one-man-проект под предводительством таинственной личности, которая именует себя Роза, Фея Любви, интересен в первую очередь глубиной своего подхода к интерпретации взаимосвязи любви, эротики и смерти, и тем как для достижения этой цели автор сплетает в едином непротиворечивом стремлении искусство, стилизацию, метафоричность и саму жизнь в её подлинности и повседневности. Такая органичность и аутентичность делает проект весьма похожим на Sopor Aeternus, но в отличие от поздних релизов Анны Варни, не испорченная ещё трендами современного шоубизнеса Роза всё делает очень крафтово и натуралистично, подлинно и живо, что вероятно способно звучать сейчас как каламбур, учитывая некротические симпатии Розы и направленность музыкально-идеологического вектора проекта.

И всё-таки, начиная уже со своего первого диска die Schwarzen Blumen звучал очень объёмно, свежо и драматично. Не было никакой синтетической наигранности, позёрства (что почти невозможно в жанрах так или иначе апеллирующих к готике и соприкасающихся с ней) и общих мест, а вербальное и визуальное сопровождение традиционно оказывалось на невероятной и почти нереальной высоте. И четвёртый лонгплей “MOR”, увидевший свет в начале августа нынешнего года, не стал исключением, а вероятно даже превзошёл прежние достижения Чёрного Цветения. Начать стоит с того, что автор не изменяет себе и по-прежнему всё так же балансирует на стыке изящной неоклассики, вязкого эмбиента и мистического дарквейва с неизменным привкусом готической атмосферности, однако глубины и целостности сейчас больше.

Ещё никогда у die Schwarzen Blumen не было такой яркой, красочной и впечатляющей обложки, ещё никогда композиции не переходили одна в другую так плавно и естественно и ещё никогда творения Розы не оставляли настолько же целостное и эмоционально-насыщенное впечатление. Неспешно, уверенно и с неотвратимой убеждённостью ”MOR” раскрывает свои чёрные лепестки, и мне уже в первые минуты звучания диска послышалось как будто что-то очень интимное, личное и дневниковое, как у Angizia на “Das Tagebuch Der Hanna Anikin”, только глубже и страшнее, с явным привкусом ранних Lacrimosa, Sopor Aeternus, Arcana и Dargaard, но без копирования и прямого цитирования их пластинок, с очень авторским и самобытным подходом и с обязательным концептуальным базисом, из которого всё развивается и произрастает.

Альбом посвящён смерти, смертельной эротике или точнее эротической смертельности. Как ни назови и какие слова ни подбери, в данном случае всё будет не то и не так, а причина тому – максимальное мистическое сближение полярных и диаметральных, начисто отрицающих и неприемлющих друг друга противоположностей, на которое идёт Роза. Наделить саму смерть эротическими желаниями и мечтами и таким образом убить их изнутри – это поистине смелый и беспрецедентный ход. Альбом злой, холодный, временами страшный (“Dort”), временами надрывный и пронзительный (“Стодвадцатиоднолетняя сказка”, “Мама”), а порой он утробен и настолько упорен в своём антивитальном рвении, что доходит до каких-то почти нечеловеческих рубежей, от которых по спине ползут липкие противные мурашки и холодеет кровь.

Альбом очень музыкален и разнообразен, порой он максимально подходит к берегам серьёзной академической неоклассики, но как и раньше, упор у die Schwarzen Blumen делается не на исполнительскую виртуозность, не на драйв и не на хитовость, а целиком, всецело и только на атмосферу. В этом плане Роза далеко превосходит Sopor Aeternus, и её категоричная антихайповость и антиформатность наверняка привлечёт к проекту массу разочарованных в лёгких попсовых мелодиях адептов настоящей первозданной Тьмы и кромешной Черноты. Наверняка порадует слушателей и концептуальная целостность пластинки, которая на этот раз достигает таких пределов и такой концентрации, что из формата концептуального альбома проект с уверенностью делает шаг в сторону настоящей готик-дарквейв-эмбиент-оперы.

Конечно, перед нами сейчас не Эндрю Ллойд Веббер и даже не BitachI, но задумка и подход к её реализации однозначно выдают в современном творении die Sschwarzen Blumen сугубый классицизм и желание дотянуться до небес, и дело здесь не в присутствии цитат из Пушкина (“Кабы я была царица”) и не в использовании приёмов, характерных для классической музыки и для классических опер, а в том, с каким размахом, с каким внутренним торжеством и с каким чувством исполняет Роза свои новые композиции, объединяя их в единый, целостный и единонаправленный альбом. Так искусство становится самой жизнью, а жизнь, сама не замечая того, превращается в искусство, застывает неподвижным барельефом, и, умирая, обращается в окаменелость, которая способна вечно притягивать к себе взоры желаний своей неподвижной красотой.

Для некоей амортизации деструктивного эффекта Роза вновь, как это уже и было во времена “Спирозового корня” (2017), обращается к метафорам и иносказаниям, а альбом в целом принимает вид сказки, но всё это не слишком повлияло на конечный результат и ничего особо не изменило: альбом страшен и мрачен, а попытка обратить кромешную реальность в сказочную и сказать правду под видом вымысла кажется не слишком натуральной и успешной. То, о чём рассказывает нам сейчас die Schwarzen Blumen, слишком страшно и реалистично, чтобы быть просто сказкой и просто вымыслом, хотя удобнее и приятнее, конечно, принять аллюзии и символы “MOR” за диковинную гротескную легенду, которая пришла из ниоткуда и уйдёт в никуда, но что если за карнавальной маской Смерти не человек, а что-то куда более жуткое?

Права была Пэт Бэнатар, которая ещё в 80-х годах прошлого века провозгласила сексуальность самым мощным, невероятным и неизведанным оружием, и мы с вами сейчас можем на вполне конкретном примере увидеть, как оно действует. Если сон разума рождает чудовищ, то буйство, ничем не сдерживаемой патологической сексуальности, помещённой на трон в числе личностных приоритетов и получившей прививку чёрной духовности, способно пьянить, пленять, опустошать и разрушать как самый смертоносный газ или самая мощная бомба. Конечно, это может звучать как сказка и, вероятно, способно выглядеть как сладкий абсентный дурман, а первый глоток из этой обсидиановой чаши может показаться сладким и чарующим, но ведь те яды, которые не действуют мгновенно и сиюминутно, не становятся от этого менее опасными, верно?

Наверное, нужно признать закономерным и логичным, что настолько впечатляющий монумент некро-сияния появился на российской почве, где некогда творил Бажов, грезивший о каменных цветах и прочих некро-прелестях, а затем жил и проводил свои теолого-антропологические эксперименты Павел Флоренский, предпочитавший общение с камнями и минералами живым людям. Роза и её die Schwarzen Blumen явно соцветие из той же самой оранжереи. Смерть и умирание притягивают её с такой жуткой невероятной силой, что первым инстинктивным желанием здесь будет отшатнуться и никогда больше не возвращаться в этот сумрачный тронный зал окаменелых изваяний или… остаться там навсегда, не в силах отвести взгляд от гипнотических неподвижных глаз холодных, застывших навсегда истуканов. “MOR” – это музыка противоположностей, и вызывать чувства он может совершенно противоположные, но равно сильные и предельные.