ФОРПОСТ МУЗЫКАЛЬНОЙ АНАЛИТИКИ
АЛЕКСЕЯ ИРИНЕЕВА (МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛИСТ)

Рецензия на альбом группы Рельос "Перерождение"

Рельос, Перерождение

15-10-2016 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

РЕЛЬОС – 2016
Ambient, neo-classic, post-rock, gothic rock
"ПЕРЕРОЖДЕНИЕ"
SELFRELEASED
Россия, Балтийск

Рельос - один из многочисленных проектов талантливого мультиинструменталиста Сергея Берёзы из города Балтийск, известного также по таким составам, как BerkanaS и Ahilless. Этот one-man-band ведёт свою фьюженово-синкретическую деятельность вот уже четыре года. Начиная с мелодичного дума на EP “О БеЗсмертии”, Рельос планомерно подошёл через запись двух инструментально-атмосферных полноформатников к записи своего третьего лонгплея, который сейчас и представляется нашему с вами драгоценному вниманию. Затейливый полусказочный шрифт, минималистическое оформление, на котором взору слушателя предстаёт человек с пронзительно-сардоническим взглядом, скрывающийся за штукатурно-крошащимся гримом – таким предстаёт нам “Перерождение” в первые секунды.

“Неформат” – это слово имеет множество трактовок и интерпретаций, но в данном случае оно обозначает движение настоящих художников, подлинных творцов, которые часто при полном отсутствии признания и шумихи вокруг своего имени (а соответственно и любых проявлений признания), действительно творят нечто великое, нестандартное и уникальное. Как правило, именно такие люди и коллективы становятся основоположниками новых жанров и направлений, а впоследствии их идеи берут и тиражируют более предприимчивые музыканты, которые и известны ныне всем благодаря использованию этих самых идей, в то время как настоящие авторы и создатели находятся в тени.

Идеальным примером именно такого рода творческого воплощения является Сергей Берёза и его проект Рельос, который представляет собой на данный момент своего рода виртуозно-авторскую фантазию на тему смешения эмбиента, неоклассики, пост-рока, готик-рока и других пограничных стилей с характерной для них эстетикой и концепцией. Изрядно поднаторевший в музицировании на стыке самых различных жанров, Сергей играет субкультурными нишами как шарами для настольного тенниса: ловко, непредсказуемо и почти сверхъестественно. Так и хочется сказать, “ловкость рук и никакого мошенн….”. Позвольте, только ли здесь ловкость рук? Боюсь, без чего-то явно потустороннего при создании “Перерождения” явно не обошлось. Но обо всём по порядку.

От прогрессивных соцветий, которые были столь характерны для ранних релизов Рельоса, ныне уже мало что осталось, но музыка стала лишь ещё более выверенной, зрелой и глубокой. Открывающий трек “Песочные часы” вторгается в мозговые извилины своей затейливо-повторяющейся закольцованной мелодией с красивыми, минималистически используемыми партиями скрипки как своеобразное интро, но заинтриговав слушателя своей холодной, отвлечённо-мечтательной атмосферой, переходит в задумчивый, почти колыбельный пассаж под названием “Твой Свет”, который ближе к середине разрождается великолепными классическими мелодиями, то и дело перемежающимися с атмосферно-эмбиентными фрагментами.

Кто-то скажет, что такая музыка идеально подойдёт в качестве саундтрека практически любому фильму, и будет прав. Хотя на самом деле, такая музыка подходит абсолютно ко всему и всегда, ибо так звучит сама жизнь: слушая сюиты Сергея, понимаешь, что так звучат мысли и сны, так звучат звёзды и приливы, так звучит Вечность, если хотите. Вокал появляется только в третьей композиции “Тёплый ветерок”. Специфический, но трогающий до глубин души харизматичный голос Сергея напоминает одновременно и Sopor Aeternus, и Joy Division и Sieben, и ещё много кого из западных адептов музыки переломанных и израненных душ. С одним только “но”. Рельос не имеет с ними практически ничего общего, а произрастает, скорее, напрямую из классической музыки с характерным российским колоритом в духе незабвенно-гениальных ГО. Послушайте тот же “Тёплый ветерок” – как много в этом треке общего с песней Людвига Ван Бетховена “Сурок”, и насколько это необычно и приятно для современной окологотической сцены.

Аллюзии к классике не исчезают, а лишь усиливаются в последующем гитарно-порывистом (и даже чуть ли не хэви-металлическом) треке “Порыв и Покой”. Есть что-то глубинно-симфоническое, оркестровое во всём, что делает ныне Рельос, и именно эта камерная “полётность” и лёгкость в обращении с нотами, прежде всего, и роднит проект Сергея с великими творениями Мусоргского, Баха, Бетховена, Моцарта, Шнитке, Прокофьева и Скрябина. Я думаю, что если бы кому-то из них довелось быть нашим с вами современником, то он творил бы нечто очень напоминающее музыку Рельос.

Композиция “Между гор” чарует волшебным сочетанием пространных гитарных переборов и фонового женского пения, затем обрамляясь слаженной ритм-секцией и узнаваемым вокалом Сергея. Когда в 1993 году я впервые увидел логотип группы Lacrimosa, но ещё не слышал музыки этого швейцарского дуэта, то представлял её себе именно так, как звучит сейчас этот трек Рельоса.  “Между Гор” характеризует печально-утончённая, пронзительная музыка, горестный вокал, словно доносящийся из уст печального клоуна и возвышенная, неземная меланхолия, парящая над приземлённым миром низменных страстей и сиюминутных прихотей.

Ранние спейс-роковые темы проекта как будто оживают в треке “Тайна Мистической Галактики”, но Сергей, нисколько не сомневаясь, разбавляет их прозрачным пост-роковым звучанием и наслаивающимися друг на друга полифоничными музыкальными структурами, вызывающими ассоциации с прогрессивом и даже с пост-блэком (!). Каскад флажолетов словно водопад обрушивается на слушателя, а затем переходит в долгие тянущиеся ноты в структуре почти блюзового, льющегося прямо из сердца, соло.

Пожалуй, этот трек в плане инструментальной работы произвёл на меня самое сильное впечатление. Но отнюдь не самой техникой (чувствуется, что всё многообразие приёмов и ходов, используемых Сергеем, это лишь средство, не цель), а своим этосом – непередаваемой глубиной, атмосферой, в которой можно летать или плавать, тонуть или падать, взмывать или всплывать – как вам угодно и исключительно на ваше усмотрение. Нынешний Рельос - это своеобразное зеркало, в котором слушатель видит и слышит прежде всего себя – свою душу, свои мечты, свои сны.

А в плане лирики композицию очень удачно дополняет следующая за ней прекрасная песня “Двойная жизнь”, где эпизодически используется даже балалайка, а текст буквально въедается в мозг, ибо слова звучат настолько просто и в то же время обескураживающе “навылет” в своей какой-то потусторонней истинности, правде, что от них просто никуда не деться:

“Ты ведёшь двойную жизнь,

Страдаешь и поёшь,

Веришь в миражи,

Но себя никак не найдёшь.

Манит мнимая свобода,

Тянет в пропасть кто-то.

Будет время, ты поймёшь,

Что иллюзией живёшь,

Но от себя не убежать,

Стоит только маску снять”

(c) Двойная жизнь

Ещё один инструментальный номер “Прогулка в осеннем парке” дышит ностальгией и шорохом опавших листьев. В плане музыки это достаточно ровный, атмосферный трек с эпизодическими эмбиентными позвякиваниями, а по сути – ещё одна возможность поразмыслить о своём бытии и “повернуть глаза зрачками в душу” по совету шекспировского Гамлета. Завершает диск шедевральный эпик-манифест “Любовь сквозь тьму и время”, которую просто бесполезно пытаться описывать с помощью слов. Загадочный перезвон колокольчиков, едва уловимые басовые линии, переплетающиеся с тоскующими, словно рвущимися из груди гитарными соло. Вполне возможно, именно так страдал и тосковал Маленький Принц в преддверии расставания с Лисом. Но – это уже догадки и эмоции.

Музыка Сергея полностью лишена какой-либо надуманности, вычурности и карикатурности, отличающей многие творения в стиле готик-рок (вспомните хотя бы группу Шмели, Umbra Et Imago и иже с ними), что достигается равномерным взаимопроникновением готики, пост-рока, эмбиента и неоклассики. Одно скрашивает и дополняет другое, в итоге порождая поистине грандиозную химическую реакцию и невероятный всплеск эндорфинов в организме, которому доведётся услышать “Перерождение”.

Эти звуки словно доносятся из какой-то иной, параллельной или вовсе несуществующей Вселенной, а альбом вполне способен изменить как минимум одну, отдельно взятую душу, совершив в ней некий акт, равный и близкий по своему значению тому, что греки называют великим и беспрецендентным термином “метанойя” – “покаяние”, “перерождение”, “перемена ума”. Вне всяких сомнений, такого вы ещё не слышали, но послушать, определённо, стоит.