ФОРПОСТ МУЗЫКАЛЬНОЙ АНАЛИТИКИ
АЛЕКСЕЯ ИРИНЕЕВА (МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛИСТ)

Симфонии обречённых (серенады во славу дум-металлу)

Симфонии обречённых (серенады во славу дум-металлу)

16-10-2017 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Стало хорошей традицией, что мы в рубрике “Ликбез” то и дело касаемся тех или иных жанров и направлений, рассказываем о них и пробуем проследить их истоки, философию и тем самым помочь вам, наши дорогие читатели (а попутно и самим себе), понять, что же за собака зарыта в том или ином стиле тяжмета и с чем его едят. Сегодня у нас на повестке дня самое трагичное, тёмное, безысходное и зовущее в бездну ответвление тяжёлого рока – дум-металл или, как его называли в 80-х, “церковный металл”.

Doom metal как таковой ведёт свою историю с 1986 года, когда шведская группа Candlemass (Месса при Свечах) выпустила свой первый альбом под названием “Epicus Doomicus Metallicus”. Если мы отбросим напыщенные латинизмы, то как раз и увидим имя нового жанра, который немного спустя именно так и станут именовать. Уже в том же 1986 году стало очевидно, что шведы открыли нечто новое – революционное, свежее и леденящее кровь. Несмотря на ряд шероховатостей и недочётов, чуть специфичный вокал и пока ещё некоторую робость молодых музыкантов, Candlemass обратили на себя внимание общественности. Заметил их и некий Мессия Марколин, который позвонил самому Лейфу, долго убеждал его в том, что именно ему нужно петь в Candlemass, в доказательство чего даже исполнил какие-то свои арии прямо по телефону. И убедил ведь.

Следующий альбом группы, который назывался “Nightfall”, был записан уже с “жирным монахом” (так называли Мессию за его обыкновение выступать в монашеской рясе католических аббатств и за весьма нехрупкого вида фигуру) в качестве фронтмена и отличался его оперным голосом и нарочитой манерой использовать вибрато и тянуть гласные. Уже на том диске был шикарный эпик “At The Gallow’s End”, который привлёк в лагерь Candlemass множество последователей. Вот, что они пели тогда от лица приговорённого к казни через повешение:

"Sunrise I greet you, the beauty of your light Рассвет, я приветствую тебя и красоту твоего света,
so warm and tender was never the night  Такую тёплую и нежную, какой никогда не бывает ночь,
In tears I see you, the last time it will be В слезах я вижу тебя — вижу в последний раз,
so give me your blessing, I’ll meet my destiny!" Так дай же мне своё благословение, и я встречу свою судьбу!"

(с) Candlemass — "At The Gallow’s End"

Глубокие библейские темы, интеллектуальные тексты и тёмные мотивы безысходности и тоски вдохновили целое полчище групп, среди которых ближайшими соратниками Мессы При Свечах стали Solitude Aeturnus, в то время как англичане из Sacrilege даже изменили своем крастовому трэшу и сделали крен в сторону характерного candlemass-стиля на своём третьем полноформатнике “Turn Back Trilobite”, а затем выступали с ними на одной сцене. Очень быстро все симпатизирующие глубокому утробному звуку гитар и осмысленным печальным текстам металлисты присягнули на верность новому направлению, и длинноволосых ребят в чёрном с угрюмым выражением лица стало появляться всё больше и больше.

Но как, спросите вы, неужели Candlemass придумали свой думовый металл из воздуха? Неужели ничего подобного до них совсем не было? Было – ответим мы. Ещё дремучие Black Sabbath запустили эту заДУМчивую карусель, и хоть сами они иной раз не чурались вполне себе безбашенного веселья (вспомнить хоть их нестареющий хит “Paranoid”!), в целом были страшны, угрюмы и злы. Относительно, конечно. Многим это понравилось. Кто-то взял у Оззика и его команды сатанизм и тяжёлые риффы, и так появились Venom, Bathory и Celtic Frost, а кому-то больше по душе оказалась их печаль. Таким образом была найдена и открыта формула классического дум-металла.

Да, ещё до Candlemass пространство вовсю сотрясали своими звуками такие именитые и культовые ныне составы как Pentagram, Saint Vitus, Trouble и Pagan Altar, которые, с одной стороны, были уже значительно более радикальны и тяжелы, чем слишком классические Black Sabbath, а с другой – ещё не вполне оформились в нечто самостоятельное и радикальное. Именно усилив их находки и наработки и смогли шведы из Мессы При Свечах тогда в 1986 году запустить на рельсы целый новый жанр!

Давайте на мгновение остановимся и ещё раз задумаемся: зачем всё это было нужно? Можно ответить просто: а не зачем, для разнообразия! Не всем же слушать хэви-металл про королей металла, скоростной трэш про ядерные войны или блэк про сатану; кому-то хотелось найти в звуках тяжёлого рока ответы на вечные и неизменные вопросы существования, понять, почему всё так плохо и грустно, и человечество, а вместе с ним и я сам, так страдаем, мучаемся, ищем, но ничего в итоге не находим. Уже тогда многие любители экстремального металла развивали не только мышцы и старались переплюнуть друг друга в конкурсах на тему “кто выпьет больше пива”, но и читали книжки: Достоевского, Камю, Кафку, Ницше, Сартра, попутно активно работая извилинами в попытках найти причину и смысл своей жизни.

Как удивительно английское doom (“трагичная судьба”, “злой и неотвратимый рок”, “фатум”) так созвучно в русском языке с глаголом “думать” – ведь думать думстеры любили всегда. Это вам не эпатажные готы-позёры, которые только фотографируются на фоне крестов и надгробий, а кроме собственных сэлфи и дорогих брендовых шмоток ничем особо не интересуются – нет, у думстеров всё было всерьёз. Они увлекались классической литературой (как думаете, откуда некая группа Paradise Lost взяла своё название?), живописью, поэзией, философией, религией, а главное —  напряжённо искали ответы на извечные “проклятые” вопросы о том, зачем мы на этом земном шарике и что нам с собой и своей жизнью делать. Искали некое подобие веры. Настоящей веры.

“All I want is the same, a true belief” Всё, что я хочу – это по-прежнему лишь одно: найти настоящую веру.

(c) Paradise Lost – “True Belief”

Трагичность – это именно то слово, которое как нельзя лучше подходит для описания того, что, а главное как хотят сказать своей музыкой дум-адепты. Это не уныние, не апатия, не обыденное и знакомое каждому подростку, да и взрослому работающему человеку “всё достало”, не скука и не пустота от того, что не на что и не с кем выпить, а нечто другое – глубинная тоска по смыслу и глобальной наполненности своего существования, желание жить, а не просто прозябать, стремление найти оправдание и высшую ценность в серой веренице дней – отыскать что-то более достойное и высокое, чем плата за услуги ЖКХ, покупка нового айфона, весёлый “отрыв” с друзьями, рождение детей, etc.

Если у Candlemass всё было ещё вполне в духе 80-х: достаточно театрально и немного помпезно, нарочито, то последовавшие по их стопам и чутко ощутившие пульс нового жанра Paradise Lost, My Dying Bride, Phlebotomized, Beyond Belief, Lake Of Tears и многие другие, уже ничуть не сомневаясь, сделали ставку на трагичную безысходность в том радикально неприглядном серо-безмолвном сардоническом виде, в каком она является каждому из нас в одинокий ночной час и гложет разум и совесть. Они утверждали трагичность и ужас бессмысленной жизни скота, а в противовес призывали своих слушателей искать наполненность, осмысленность и веру – призывали заДУМаться и чуть внимательнее отнестись к своим мыслям, действиям и поступкам. Отсюда и столь специфическая “думовая” углублённость в себя.

Ещё в начале 90-х мне довелось общаться с думстерами, а чуть позже и переписываться с единомышленниками в плане “обречённого металла” из других городов. Это были разные люди. Но при всей их возрастной, идеологической, интеллектуальной и прочей не-идентичности было нечто такое, что без сомнений присутствовало в абсолютно каждом из них. Это личная трагедия, надрыв, надлом, “пробоина в ауре”, чувство трагедийного, в конечно итоге — боль. Маленькая или большая – не так важно. Однако каждый из них хоть раз, но почувствовал тот самый солоновато-горький, ядовито-прогорклый и пахнущий вечной осенью вкус одиночества и безграничного отчаяния перед лицом неумолимого экскаватора судьбы, а вместе с ним и страстное, огненное желание жить и бороться, оставить свой неповторимый след в Вечности вопреки всему тому безжалостному водопаду всесокрушающей природной необходимости и бездумной инертной силы распада и энтропии, которые противостоят каждому из нас ежедневно и ежесекундно. Это и есть философия дум-металла.

Продолжение следует…