ФОРПОСТ МУЗЫКАЛЬНОЙ АНАЛИТИКИ
АЛЕКСЕЯ ИРИНЕЕВА (МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛИСТ)

Рецензия на альбом Taiga "Sky"

Taiga, Sky

06-12-2016 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

TAIGA – 2016
Atmospheric depressive black metal
"SKY"
SYMBOL OF DOMINATION/UNITED BY CHAOS
Россия, Томск

Вот уж чего не ждал я от нового альбома проекта Taiga из Томска, известного своим гиперчастым использованием истеричного пост-блэкового “очень высокого вокала”. Именно вокальные особенности Тайги всегда были главным отличительным признаком творений Николая Середова (Funeral Tears, Стахановцы), и основным камнем преткновения, из-за которого его проект не любили те, кто его не любил. Когда-то я назвал Тайгу главной женской группой от депрессивного блэка – “чартбрейкером отечественного dsbm”. Лирика Николая всегда была преисполнена нежных романтических излияний (впрочем, иногда предельно острых), которые были очень по вкусу прекрасному полу, а на обложках его релизов почти всегда присутствовали девушки, только лишь в прошлом году уступив место унифицированному символу женской стихии.

Ну а сейчас всё кардинально изменилось. Андрей Чернов, участвовавший в записи альбома “Gaia”, покинул проект. А безнадёжность, боязнь надежды и хрупкая искорка света стали основной темой, красной нитью проходящей на новейшем альбоме Taiga, по сути перечёркивая всё, что было сделано под этой вывеской ранее, а лучше сказать, выводя группу на качественно иной, новый идейно-лирический уровень. Даже артворк выполнен в принципиально ином ключе. И ещё! Изменения коснулись не только текстов, но и музыки. Насколько я понимаю, к Николаю Середову, взявшему на себя все гитарные, барабанные и вокальные обязанности, на правах постоянного клавишника и участника коллектива присоединился бессменный издатель его релизов Алексей “Satanath” Королёв, известный по своим собственным проектам Satanath и Abigorum.

Не знаю, насколько повлиял Алексей на музыкальную и идеологическую концепцию своих подопечных, но музыка действительно изменилась. Уже с первых аккордов явно слышно, что мы имеем дело с совершенно другой группой. Красивые атмосферные проигрыши, меланхоличные мелодии и….всё тот же, пожалуй, ещё более пронзительный пост-блэковый депрессивно-истерический визг Середова, который ныне воспринимается совершенно нормально и даже аутентично, заслужив себе, наконец, право быть особой фирменной фишкой коллектива, которая не только не мешает восприятию серьёзных текстов, но даже по-своему оттеняет и углубляет их.

А как же любовь к женщинам и поиск прекрасной незнакомки, силуэт которой виднелся не только на дисках Taiga, но и на релизах Funeral Tears? На этот вопрос даёт исчерпывающий ответ трек “Похоть”:

“Я знаю, что твои глаза наполнены похотью,
Ты хочешь меня ещё больше, чем обычно,
А то, что здесь осталось только тело, тебя никак не смущает,
Ты жадно сдираешь с меня одежду и начинаешь свой акт насилия.
Слушая моё дыхание, продолжаешь удовлетворять себя.
Нет, мне не больно. Меня здесь нет.”

(c) “Похоть”

Искать любовь среди женщин – среди живых и живущих в этом мире так же глупо и бесполезно, как искать смысл или оправдание своего существования в бетонной клетке, априори не предполагающей смысла. Именно поэтому на обложке новейшего лонгплея Тайги уже нет представительниц “прекрасного пола” и даже величественной и бесконечной Гайи. Только небо. Грязное чёрно-коричневое задымленное и распятое грязными ботинками небо, в котором не увидеть ни звёзд, ни пламени небесных колесниц, ни откровений, ни отражения снов. И всё-таки нечто похожее на надежду продолжает парадоксальным образом жить в опустевшей душе. И ведь как иначе? Dum Spiro Spero (“Пока дышу, надеюсь”), утверждал классик. И был бесконечно прав:

“Спой мне! Мелодию покоя, хозяйка судеб,
Хватит сомнений. Я знаю, ты слышишь слова мои.
Нет больше сил. Нет сомнений в глазах.
Я давно всё забыл. Я потерян в четырёх стенах.
Ты знаешь меня, я ничтожество со светлой душой.
Прошу, приди ко мне и обогрей своим теплом.
Руки мои устали цепляться за свет.
Свеча догорит. Придётся опять ждать с надеждой рассвет.
Я смотрю на наши миры, но вижу лишь старость и пепел.
Мы сами всё подожгли, и огонь подхватил тёплый ветер.
Мы знали, что всё это ложь, иллюзия призрачной страсти,
В глазах только похоть и боль, и надежда на сраное счастье.”

(с) “Надежда”

Надежда есть. Но уже не на людей, не на бога, не на чудо – но на что тогда или на кого? На что можно надеяться, когда надеяться уже нечем и незачем? Возможно, я ошибаюсь, но мне кажется, что лирический герой новых творений Taiga обращается к Смерти, как некогда Владимир Соловьёв обращался к Софии, считая её своей музой, наставницей и невестой. В мире, где всё давно погибло и шанса найти хоть что-то настоящее давно не осталось, только Смерть может принести некое подобие надежды тому, кто невыносимо устал верить и ждать, искать, но находить лишь боль, похоть и отвращение – тошноту, о которой так подробно и убедительно писал в своё время французский философ Жан Поль Сартр.

Глубокая концептуальность, выверенная до мелочей прекрасная музыка и отчаянный, уже почти нечеловеческий визг человека, уставшего жить наедине с экзистенциальным “мужеством быть” и обманывать себя, выдавая похоть за любовь и счастье, вкупе с душераздирающей фотографией в буклете, где обнажённая женщина лежит на грязной улице грязного города под грязным бессмысленным и непроглядным небом. На альбоме “Sky” я нашёл то, чего совсем не ожидал от Taiga – глубочайшую искренность, обнажённую боль и предельную честность с собой и со своим слушателем – честность, доходящую до мазохизма и самобичевания. И кстати: наконец-то в буклете появились тексты, которые ныне вполне реально даже разобрать на слух, чего и близко не было ранее.

Если вы знакомы с творчеством этой группы, и оно вам никогда не нравилось, я могу вас понять и во многом даже разделить ваши антипатии. Но сейчас я однозначно рекомендую этот релиз всем, кого интересует не просто драйв и  “отрыв” – всем, для кого в музыке и вообще в творчестве имеет хоть какое-то значение душа и её внутренняя жизнь: боль, страдания, неприглядные, порой страшные и отвратительные порождения вашего внутреннего “Я”. Для меня новый диск этого сибирского проекта стал своего рода гвоздём для самокопания, каплей искренности в насквозь фальшивом и прогнившем мире. Превосходный альбом и личный респект авторам.