ФОРПОСТ МУЗЫКАЛЬНОЙ АНАЛИТИКИ
АЛЕКСЕЯ ИРИНЕЕВА (МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛИСТ)

В память туманному герою

Роман Сидоров

06-02-2018 Искра “October” Сафонова

Сегодня День Рождения одного из самых таинственных музыкантов пост-советской России – Романа Сидорова, автора нескольких разнохарактерных, но при этом имеющих явную схожесть звучания проектов. А точнее, все эти проекты – как составляющие, пазлы единой картины, которая сама по себе представляет целый мир, красочный и интересный.

Проживал и творил герой сего рассказа в подмосковном городе Фрязино, где он являлся одним из корифеев, "гвоздей" местной музыкальной тусовки, имевшей свою особую атмосферу. Вообще, сведения о нём достаточно скудны, и сам Роман ещё больше сгущал ареол таинственности вокруг себя. Как личность, он был человеком контрастов, балансируя от задумчивого и занудного до клоуна-матерщинника. Возможно, спектр граней его характера был ещё шире, но об этом действительно сложно что-либо узнать. Один из его самых близких друзей и коллег по цеху, Дмитрий Зубов, уже тоже покинул наш мир в 2011, жена Романа, Аля Курбанова, увлечённая готикой представительница культуры нового примитивизма, по непроверенным сведениям живёт и здравствует где-то в Европе и, по всей видимости, не желает делиться сведениями с интересующимися. Возможно, ей просто не хочется лишний раз вспоминать о Романе, ведь конец его жизни был сумрачен, а итог – трагичен. Его якобы нашли повешенным в лесу, а по второй версии он умер от аневризма головного мозга. Ну а что касается лесов, то там он действительно любил прогуливаться и записывать звуки для своего проекта Старуха Мха. По большому счёту, подробности его биографии нет так уж и важны, главное, что он был предельно искренним музыкантом, и даже в какой-то мере человеком, опередившим время, ибо его проекты Deer Golem и Fatal – это глубокий, потусторонний пост-панк, а данный жанр сейчас очень востребован и вообще в чести. Конечно, в этих двух проектах были и значительные примеси других стилей, но именно пост-панковость пронизывает всё творчество Романа, кроме, пожалуй, знаменательной Старухи Мха.

Первый коллектив, в котором Роман принял участие – это Bardcore, основателем и главой которого являлся уже упомянутый мною Дмитрий Зубов. Стиль этой команды чаще всего определяют как «скабрезные пародии на бардовскую песню в авангардном ключе». Конечно, по сравнению с т.н. музыкой бардов Bardcore – самый настоящий авангард и поныне, но это всё из-за примитивности и застойности большинства бардовских творений. По текстам, песни данного проекта это сплошная глумиловка над бытовой и "зоновской" темой, а вот в том, что касается музыки, как раз немалая доля пост-панка в них присутствует: гармония, в основном присущая этому стилю, и самое главное – глубокие бархатистые голоса Дмитрия и Романа, как нельзя более подходят пост-панку. А наиболее близкой по сути к Bardcore является группа Н.О.Ж., хотя там стёба почти нет, а тем более уж песен про "зону", однако прослеживается сходство в гармонии и общей атмосфере. Характерная особенность в том, что записи не самого лучшего качества и у тех, и у других. А в итоге Bardcore выпустили два альбома («Стрёмная Хата» и «Скотина») и распались. Далее Роман пошёл в музыке по гораздо более серьёзному пути.

Следующей главой его творчества был Fatal, где музыкальной основой являлись трип-хоп и пост-панк. Композиции этого проекта звучат возвышенно и подчас величественно, как, например «Последний Луч». В большинстве песен здесь использованы фрагменты стихов Константина Бальмонта. И именно Fatal в больше степени актуален сейчас. Если бы Роман был жив и сейчас выпустил бы эти песни, то восторгу цветноволосым любительницам "винца и мрачнеца" не было бы предела. Но в наши дни они ходят уверенные в том, что пост-панк выдумали Буерак, а группа Ploho играет свежую музыку, полную новизны. Возможно, живи Роман в наше время, при условии, что ему было бы лет столько же, когда он в 90-х занимался своей мрачно-вкусной музыкой, то он бы играл нечто другое, но Старуху Мха, о которой рассказано будет чуть позже, сделал бы обязательно.

Fatal прожил недолго. Или параллельно с этим, или отдельно Роман стал заниматься проектом Der Golem, выпустившим всего два очень атмосферных альбома.

Первый « Zmet» - это языческий пост-панк, но не болотные сказки, как на первом же альбоме Сруба, а потусторонние светло-грустные композиции, где горят майские костры у реки (в песне "Мёртвое Солнце"), из башен (сказочных и из синего камня, я полагаю) горит свет, который соприкасается со светом в душе. В музыкальной ткани этого проекта прозрачно позванивающие электро-гитары выплетают пост-роковый узор. Также, как предыдущие творения, здесь мы имеем дело со смешением стилей, а отнюдь не с одним пост-панком. Помимо пост-направлений в данном коллектие присутствуют ethereal и дроун. А второй альбом «Дисциплина взорванных мостов» состоит из дарк-эмбиент-инструменталов, записанных в поле ночью. Если возникнет желание ознакомиться с творчеством Романа, то лучше всего начинать с первого альбома Der Golem.

У этого проекта были даже живые выступления, сохранилась невнятная запись странноватого концерта в лесу 1999-го года - вот уж где действительно «своя атмосфера»!

Видимо, после записи дэрголемовской «Дисциплины…» у Романа что-то деформировалось в сознании, может быть, и правда произошёл некий взрыв. И он стал подолгу бродить в лесах и полях, где и записывал материал для своей Старухи Мха.

Музыка данного проекта – это на самом деле подходящий саундтрек для какого-нибудь артхаусного кино, пока ещё не снятого, но вполне ясно представляемого, действие которого происходит в том числе на границе города с заброшенным заводом и таинственного леса.

По сути, это обрамлённые синтезаторами и реверберациями звуки природы. Для Романа этот проект был самым важным. И он также представлен двумя альбомами: «О.Г.Н.И.» (1999,2000 гг.) и «Русалки» (2003)г. В обоих присутствует трек с названием «Деформация», но в данной композиции в каждом из альбомов кроется разная музыка, являющая собой поворотный момент, после которого в корне меняется атмосфера диска. Несмотря на медленность композиций Старухи, их интересно слушать, ибо в них есть движение: как тихое покачивание грибных пластинок, как фрактализация папоротника. И хотя музыку Старухи Мха относят к пост-индастриалу и дроун-эмбиенту, да и ещё как-то определяют, это всё неважно, ибо это звучание сути Природы, особая магическая вытяжка. И эта музыка действительно умиротворяет, распахивает ставни, за которыми земной космос.

Ему было всего 29 лет, когда он ушёл из жизни, возможно, что он ушёл в мир своей картины, звуками написанной.

Уже после смерти Романа нашли записи проекта Sedativ, в котором музыкант пел, а движущей силой была Аля, которая играла там на басу, и именно ей посвящён инструментал "Alyafreak". Этот проект вообще самый пост-панковый, и по аранжировке, и по более скупым музыкальным решениям, но вместе с тем, здесь музыка самая светлая: словно некий свет тихонечко струится из мрачного туманного коридора. Sedativ выпустили один альбом и постепенно растаяли в неизвестности. О нём вообще почти ничего не известно.

Есть много неверных утверждений о творческих людях. Утверждают, например, что они знали, когда надо уйти, ушли вовремя, и что их не надо прославлять, ибо кому надо, тот и так узнает. Нет, нет и ещё раз нет. Многие из музыкантов, поэтов вовсе не хотели умирать в тот самый миг, когда смерть всё же забрала их. Об этом полно сведений и в Интернете в том числе. Проблема только, в том, что люди не любят искать, а любят верить в мистические истории и в судьбу. И хотя с Романом история намного отличается от историй Дженис Джоплин, Горшка, СашБаша, но вряд ли он так уж хотел уйти именно в тот момент. Возможно тогда, 20 сентября 2003-го, у него произошёл некий сдвиг ума, вследствие увлечения эзотерикой, и если бы он пережил каким-то образом этот миг, то сейчас был бы жив. Версия с аневризмой мозга мне кажется более правдоподобной, ибо зачастую окутанные сладкой тайной и судьбоносностью смерти музыкантов оказываются вполне прозаичными. Насчёт ухода вовремя – это тоже крайнее заблуждение. Никто вообще не уходит вовремя, это просто наше сознание гармонизует внутри себя картину происходящего. А насчёт того, что талантов не надо прославлять – это опасное заблуждение, ибо при таком раскладе останутся в памяти лишь те, кто прославился громко ещё до своей смерти. По большому счёту, так оно и есть, а тем, кто при жизни был в тени, просто повезло. Наш мир полон случайностей. И закономерность, и рандомность идут в реальности бок о бок.

Сейчас Роману Сидорову бы исполнилось 43 года, он играл пост-рок и пост-панк задолго до того как это стало как думаете чем? Правильно, мейнстримом. И со своей музыкой он бы вполне вписался в современную музыкальную компанию по названием «Новая русская волна», вот только он исполнял подобный материал даже в те далёкие времена намного интереснее, чем многие из современных коллективов сейчас. По звучанию и новоруссковолновцы, и опусы Романа , как будто из одного времени.

А из всей отечественной музыки в стиле рок и около того Роман был одним из немногих, чьи проекты по-настоящему были самобытными, а не просто довольствовались тем, чтобы снимать кальку с Запада - был и остаётся, ибо его музыка звучит до сих пор, раскрывая нашу реальность с разных сторон.