ФОРПОСТ МУЗЫКАЛЬНОЙ АНАЛИТИКИ
АЛЕКСЕЯ ИРИНЕЕВА
  • Попытка избавиться от внутренних демонов

preloader

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Iron Angel раскрыли детали нового альбома

Немецкие спид/пауэр-метал ветераны Iron Angel возвращаются в этом году со своим новым, четвёртым по счёту студийным альбомом, получившим название "Emerald ... читать дальше →

Ayreon раскрыли детали и поделились тизером нового альбома

Нидерландский прогрессив-метал проект Арьена Люкассена Ayreon поделился дополнительной информацией о своём новом, двойном альбоме, получившем название ... читать дальше →

Babymetal выпустят "Legend - Metal Galaxy" в сентябре

Японская поп/кавайи/хэви/дэт-метал группа Babymetal выпустит концертный релиз "Legend - Metal Galaxy" 9 сентября этого года в форматах Blu-ray, DVD и CD.
... читать дальше →

НЕДАВНИЕ РЕЦЕНЗИИ

Рецензия на сингл группы Humaniac "The Fountain and The Light It Scorches"

Рецензия на альбом Matvey Griga "Искренность"

Рецензия на альбом Ozzy Osbourne "Ordinary Man"

СВЕЖИЕ ИНТЕРВЬЮ

“Заставить свой серый кисель в черепе думать и двигаться!” Интервью с Tyler Durdenn

Мы настолько привыкли к клишированным, стандартным вопросам в интервью и настолько же клишированным и стандартным ответам, что уже, кажется, почти забыли, что всё может быть как-то иначе, однако циники и реалисты из TYLER DURDENN уже готовы растрясти все наши картонные дискурсы и отжившие своё парадигмы своими прямыми, честными, а порой обескураживающими и самоубийственными по откровенности ответами. Даже наши каверзные, “неудобные”, а порой нарочито “хайповые” вопросы не смогли выбить их из седла, ну а что из этого получилось, можно оценить уже здесь и сейчас. Интервью для тех, кто любит думать.

Алексей: Приветствую, Антон и Дмитрий! Как настроение и как проводите эту странную и ни на что не похожую весну-2020?

Антон: Здравствуйте, Алексей! Настроение в целом рабочее, хочется что-нибудь творить или натворить! (улыбается) Лето остается летом — погода тёплая, природа проснулась, плюс ко всему людей мало на улицах (своеобразная романтика)! И мы проводим его весьма плодотворно.

Дмитрий: Здравствуйте! Отлично! Пишем песни, в перерывах отдыхаем вдали от города и суеты. В каждом из нас живет интроверт, поэтому болезненных ощущений нет.

Виктория: Доброго времени суток, Антон и Дмитрий! Что у вас нового и как на ваши творческие планы и на ваше настроение влияет самоизоляция и пандемия?

Антон: Доброго и Вам, Виктория! Пожалуй, скажу, что создает относительно спокойную атмосферу для работы.

Дмитрий: Здравствуйте, Виктория! Поддерживаю Антона — даже улучшилось самочувствие без людей.

Алексей: Вы позиционируете себя как реалистов и в некотором роде циников, а потому очень интересно было бы услышать как раз версию реалистов по поводу сложившейся сейчас в мире ситуации, падения экономики, обвала музыкального бизнеса и т.д. Как бы вы вкратце могли сформулировать свою позицию по данным проблемам?

Антон: Ничего нового, это очередной «каток», который вновь проезжает по нам всем. Я стараюсь искать всегда положительные моменты, несмотря на относительный цинизм и реализм. Что-то уйдет — появится новое, мир менялся и будет меняться — это естественный процесс. Для человечества, нет, точнее именно для тех масс, где стадное мышление преобладает над личностью, перемены — это что-то страшное! Ведь придется заставить свой серый кисель в черепе думать и двигаться! И я думаю, это будет забавная своим сарказмом ситуация.

Дмитрий: Мы и придерживаемся реалистичных взглядов, в том числе и на свои возможности дать оценку столь глобальным событиям. Конкретно политика, бизнес — об этом пусть судят эксперты или мимикрирующие под них болтологи. Мы делаем свое дело, творим и осмысляем происходящее вокруг в контексте своих размышлений о природе человека и темных сторонах его характера — но бизнес и экономика к этому не относятся.

Антон: Короче говоря, мы считаем слишком громким делом давать какие-либо оценки событиям такого масштаба. А наше личное отношение к этому всему — в той степени, какой нас это коснулось — это уже полноценная политика, не творчество.

Алексей: Политики и политических тем принципиально сторонитесь?

Антон: Есть темы о которых хочется говорить и говорить, например, о музыке. Политика? Нет, не хочется. Пусть о ней говорят те люди в чьи обязанности это входит. Либо другие «эксперты», которые, собравшись, например, где-нибудь на кухне и под действием «горючего», очень хорошо знают эту науку и как вообще управлять страной. (смеется)

Виктория: У вас в сообществе ВКонтакте давно не было никаких обновлений. Значит ли это, что у вас не произошло никаких значимых событий, о которых стоило бы упомянуть?

Антон: Обновления на стене появляются редко, согласен, но это не значит, что ничего не происходит. У нас немного другой подход, — то, что касается нашей группы, то мы непременно представим нашей аудитории: новые песни, либо какие-то новые стихи — без проблем, но делать пост ради поста — это не наше.

Дмитрий: Спойлер — мы почти дописали новый альбом за это время. (улыбается)

Алексей: Про альбом мы ещё поговорим чуть ниже, а пока вот такой вопрос: насколько строго соблюдали и соблюдаете рекомендуемые ограничения и удавалось ли прилежно находиться дома с конца марта по настоящее время?

Дмитрий: Мама с детства научила мыть руки, так что здравый смысл никто не отменял до и после.

Антон: Разумная брезгливость — я сейчас говорю о гигиене (улыбается) - еще никому не мешала.

Виктория: Что-то мне подсказывает, что для такой депрессивной группы, как Tyler Durdenn все эти нежданно-негаданно свалившиеся на нас коронавирусные невзгоды, это как бальзам на душу и новая порция вдохновения… насколько я права?

Антон: На людей сваливаются постоянно какие-то невзгоды, но только на этой проблеме сделали особый акцент — не буду спорить, насколько это актуально или нет. Я не против этого — и все же я не готов судить и оценивать адекватность или же абсурд происходящего в условиях, когда достоверность любой информации может составлять и меньше половины всего объема. В мире существуют и другие заболевания, другие проблемы. Что касаемо вдохновения, его я черпаю совершенно из других источников. Конкретно в этом случае для нашего проекта скорее подойдет осмысление человеческой натуры — как она раскрывается и какое у нее нутро в контексте данной ситуации.

Дмитрий: Это просто время, когда нет пробок и людей! (улыбается)

Алексей: А не было ли желания написать песню про коронавирус и самоизоляцию или что-то такое подобное на злобу дня и “по мотивам”?

Антон: Петь про коронавирус и самоизоляцию мы не будем и не хотим. Нас не интересует какой-то хайп — делать то, что сейчас в тренде и у всех на устах. В Америке есть такое понятие — «хайп трэйн» (hype train – прим. ред) — что-то вроде «поезд хайпа». Тот самый момент, когда есть волнующая абсолютно всех тема, и каждый старается урвать себе внимания и славы, спекулируя на этой теме любыми способами — вплоть до откровенной лжи, провокации и прочего — словом, как будто люди прыгают на несущийся состав, который едет в мегапопулярном направлении и есть шанс на нем доехать до желанного рая. Мы не любители таких «железнодорожных перевозок».

Дмитрий: О некой изоляции мы и так повествуем, а то, что человечеству пора сбить корону об этом тоже не раз пели и будем петь. Есть много других тем, которые нас больше интересуют, каких-то переживаний, но по другим причинам. Конечно же, пандемия — это тоже повод для переживания, но зацикливаться и ставить себя в рамки всего этого мы просто не хотим. Жизнь полна и других «сюрпризов».

Виктория: Бывает ли у вас вообще желание соответствовать реалиям дня сегодняшнего и писать песни о том, что актуально и отражает реальное положение дел в нашем социуме?

Антон: Конечно, бывает, но опять же, не для хайпа! Смотришь на какую-то ситуацию и чувствуешь сильное желание написать песню, так ты этим заведен. Но потом всё как-то уходит, вся мимолетная шелуха мыслей, остается только то, что реально важно, самое главное для самого себя. Главное всегда уметь вовремя притормозить свои порывы, если они мимолетны.

Дмитрий: Вообще-то мы так и делаем! (улыбается)

Алексей: Сейчас очень многие группы и даже люди, некогда причастные к музицированию, но давно забросившие музыку, проводят стримы и домашние акустические концерты онлайн, однако вы не посчитали нужным влиться в этот тренд… почему так произошло?

Антон: Мы занимались другими делами, в частности и написанием нового альбома. Вливаться в тренд нам не надо, так как мы сами по себе не тренд!

Дмитрий: Это все больше похоже на ситуацию — «Ну сказали сидеть, вот все и сидят, скажут лежать, будем лежать!» (улыбается)

Виктория: В будущем такого сближения с аудиторией и интересующимися вашим творчеством через интерактивные и онлайновые сервисы тоже не ждать?

Антон: Ну почему же? Есть много идей, стараемся воплощать их в жизнь, но пока онлайн концерты мы даже не рассматриваем. В своих песнях мы так и так общаемся с аудиторией. Остальное, я думаю, придет со временем.

Дмитрий: В планах записать какой-то стрим в виде интервью, возможно будет клип, скорее всего на новый материал. Главное сейчас — дать хороший, годный материал. Делать стримы судорожно и лишь для того, чтобы срочно оказаться в тренде — это не наш путь. Мы строим долгосрочный проект — это скорее растущее дерево, если хотите, а не ситуация, когда тебе надо продать автомобиль, пока на такие модели идет спрос.

Алексей: Что самое плохое для вас в самоизоляции и карантине и что самое хорошее?

Антон: Зачем искать минусы? И вообще искать что-то плохое — глупо, его полно на каждом шагу, стоит только покрутить головой! Почему люди бегут с работы домой? Так ждут пятницу или субботу, чтобы залить глаза, якобы после сложной рабочей недели? Зачем ждут отпуск? А теперь, сидя дома, занимаясь чем хочется, но всё опять не так! Единственный минус для большинства — это касаемо финансового вопроса и передвижения куда-либо на дальние расстояния. В остальном же занимайтесь любимыми делами!

Дмитрий: По-моему, отлично время провели! (улыбается)

Виктория: Сейчас многие говорят, что вся эта коронавирусная изоляция - это превосходное время для того чтобы что-то переосмыслить, на какие-то вещи взглянуть под другим углом. У вас есть нечто подобное? В чём и как вы изменились за последние два месяца?

Антон: Если ты жил не в «розовых очках», то переосмысливать нечего. Изменения только касаемо отношения к обществу. Я раньше думал, что адекватных людей на нашей необъятной планете всё же больше. А так — сейчас идеальная ситуация для человека, умеющего мыслить и наблюдать. Да, это все достаточно скверно сейчас, особенно тем, кого это всё непосредственно коснулось, но в такие моменты можно и нужно как раз вычленять людей, кто действительно адекватен. Критерии национальностей, религии и прочего здесь не имеют никакого основания быть — это только вопрос того, насколько каждый готов оставаться Человеком в такой ситуации.

Дмитрий: Люди, наконец, вспомнили, что «графики» не пахнут, а пахнет лес, трава, река.

Алексей: А не думаете ли вы, что в такой ситуации пандемии люди станут больше задумываться о смерти, болезнях, страданиях, вечности и высоких материях, и им естественным образом станет ближе, понятнее и роднее музыка Tyler Durdenn?

Антон: Нет. Каждому, как говорится, своё. Мы не подгоняем наше творчество под определенный круг людей или под какие-либо ситуации, мы не прогнозируем, да и не хотим, если честно — мы просто делимся своей музыкой для тех, кто хочет ее услышать.

Дмитрий: Мы не стремимся делать музыку под ситуацию, да и одних стремлений всегда мало, изменить культурный стиль жизни и вектор ценностей для нашего социума почти фантазия. Слишком большая страна с намешанными культурами и это всегда будет цепляться краями друг за друга.

Виктория: А вам хотелось бы, чтобы всё так было, чтобы наш народ стал более вдумчивым и глубокомысленным на фоне вирусных реалий?

Антон: Хотелось бы, чтобы народ был более вдумчивым и глубокомысленным без каких-либо внешних воздействий. Но мы — люди! Мы так устроены, поэтому по-другому никак. Мы заслуживаем и «кнут» и «пряник», каждому — индивидуальные пропорции! (смеется)

Дмитрий: Это та ситуация, когда ни к чему никто не был готов — ну, на словах. Когда это повлияло на все слои населения, то проблема стала вдруг общей и ее заметили.

Алексей: Как думаете, станут ли люди честнее и лучше, когда вся эта коронавирусная свистопляска закончится?

Антон: Я думаю, что единицы. Многим будет параллельно. А для большинства это будет как «сорваться с цепи».

Дмитрий: Хотя я лично не уверен, что число вдумчивых или адекватных повысится, особенно когда все это пройдет, но конечно хотел бы на это надеяться. К сожалению, люди зачастую абсолютно ничему не учатся в силу своего непреодолимого эгоизма. Мы еще немало увидим в сети разных видео с «подвигами» некоторых представителей нашего социума.

Алексей: Кажется, вы не только циники и реалисты, но ещё и мизантропы…

Антон: На мой взгляд, это слишком громко сказано! Если мы не любим, к примеру, толпы людей, пробки, говорим о каких-либо человеческих пороках, то это не значит, что мы какие-то нелюдимые и человеконенавистнические личности.

Виктория: Как считаете, можно ли эту ситуацию с пандемией в мире считать активным "естественным отбором"? Сделали ли вы для себя какие-либо новые выводы или открытия в связи с этим, и если да, то в чём они заключаются?

Антон: Законы природы никто не отменял. Макияж цивилизации на зверином лице человечества этому никак не помешает. «Сильный пожирает слабого», «все средства хороши для выживания», «естественный отбор» — это аксиомы. Я вообще нахожу это забавным фактом — при всех достижениях цивилизации, чтобы вот как раз уйти от такого — люди подсознательно встраивают эти законы животного мира в свою жизнь.

Дмитрий: Даже в эпоху техногенного прогрессирующего общества никто не отменял «естественный отбор» — просто на разные лады, и зачастую далеко не самые гуманные и/или заметные. Эта реальность, в которой живут уже давно некоторые страны, а сейчас еще и процесс глобализации запущен — теперь это просто данность, к которой надо привыкать.

Выводы? Да конечно, у нас появилось время для той самой жизни и процесс пошел.

Алексей: А если всё это продлится до конца года или даже дольше, как это всё повлияет на вас самих и на деятельность Tyler Durdenn?

Антон: Хоть до конца следующего! Если есть внутренний стержень, то внешние факторы минимально повлияют на нас и на TYLER DURDENN.

Дмитрий: Кардинально нет, мы все те же.

Виктория: Повлияла ли пандемия и связанные с ней ограничения на скорость написания вами новых песен и подготовки нового альбома Tyler Durdenn? На какой стадии сейчас работа над новым альбомом? В предыдущем интервью вы говорили, что у вас уже есть три главы нового альбома. Как дело обстоит сейчас?

Антон: Повлияла на продуктивность и скорость — появилось больше свободного времени, и мы его использовали плодотворно. На данный момент уже 10 глав, но пока что материал все же сыроват и не доработан до конца. В процессе также много неких зарисовок набросали на будущие песни не только второго альбома.

Дмитрий: «Мы пашем как кони — от зари и до зари». (смеется)

А если серьезно — обычный рабочий и творческий процесс. Больше времени — выше продуктивность, так что с этим все в полном порядке.

По поводу готовности всего альбома целиком — сейчас рано раскрывать все карты и говорить «гоп» до прыжка. Могу только добавить, что на намеченный нами график работ все это вокруг никак не влияет.

Алексей: А сколько всего глав-песен будет на вашем готовящемся втором альбоме? Как вам вообще идеи и принципы нумерологии?

Антон: Количество глав будет зависеть от полноты высказанного в альбоме. Нумерология важна только с точки зрения симпатии и привязки к какому-либо личному событию.

Алексей: Свой дебютный альбом вы записывали четыре года, а в случае со вторым полноформатником есть шанс, что всё будет чуть быстрее и оперативнее, и важна ли для вас эта оперативность?

Антон: Скорость написания дебютного альбома зависела от многих факторов, в первую очередь от того, что мы с Дмитрием делали что-то новое для себя и как бы искали формат нашего проекта. Притирались мнения по многим вопросам. Плюс ко всему отвлекали другие дела. Главный подход заключался в том, чтобы песни изначально нравились самому себе, чтобы материал звучал максимально интересно и качественно. Так и получилось, каждый трек — это своя история, свои герои, свое настроение и стиль звучания. Что касается второго альбома, то тут уже легче нам с Дмитрием понимать друг друга, но принципы остались те же, да и спешить нам некуда.

Дмитрий: В этом году выйдут, как минимум, два сингла, а может и целый альбом. Мы пока не знаем, как сложится пазл, там будет видно, что и как.

Виктория: Будет ли ваш второй альбом тоже похож на книгу, а песни - на главы? И станет ли этот альбом-книга продолжением “Снов Самоубийц”?

Антон: Прямой цели сделать похожим на книгу или продолжением дебютного альбома у нас не имелось, нет и сейчас. Отдельные идеи первого альбома касательно его структуры или позиционирования останутся, они и так входят в «хребет» подачи материала. В остальном — по уже записанному материалу можно определенно подчеркнуть, что TYLER DURDENN будет другой. Не кардинально, но и не только в мелочах. Скажу одно — в «попсу» мы не превратимся! (улыбается)

Алексей: Какая из новых, готовящихся для второго альбома песен, получилась самой нестандартной и необычной для вас?

Дмитрий: Раскрывать все тонкости пока не хочу, скажу только, что почти половина альбома будет нестандартным и необычным — как в отношении предыдущего альбома, так и конкретики новых затронутых тем.

Антон: Есть одна песня, которая совершенно точно заставит многих хотя бы немного призадуматься — в насколько безграничном социальном интернет-пространстве оказались люди и как его опоганили, как делают из себя посмешище, даже не подозревая об этом. Все детали о песне только после релиза!

Алексей: У вас есть свой рецепт разрешения этой ситуации или в данном случае вы только указываете на проблему и призываете задуматься?

Антон: Я не хочу говорить о том, что правильно, а что нет, учить людей как жить и как себя вести, есть просто некоторые вещи, которые лично я не приемлю, моя точка зрения, а соглашаться со мной или нет — это выбор каждого. Для этого и существует творчество, где некий творец может воплощать в жизнь свои идеи и позиционировать свое личное мнение. Я не хочу никого оскорбить, но, к примеру, когда на камеру для хайпа мочаться под себя, то как это можно адекватно объяснить? Я понимаю, что любой человек имеет потребность в самовыражении, в каком-то признании, но некоторые способы зачастую приводят меня в недоумение. Порой кажется, что понятие «здравый смысл» настолько стало призрачным, что, высказав мнение по какой-либо ситуации, ты можешь оказаться изгоем, ну либо не в тренде. Сейчас настолько всё быстро движется, и я стараюсь ко всему происходящему относиться с пониманием, пытаюсь вникнуть в что-то новое и всё же понять. Я не консерватор.

Виктория: Неопределённость и напряжённость в мире подталкивает вас к чему-то новому в творчестве или вам сейчас хочется быть как можно более стабильными (как говорится, хоть в чём-нибудь стабильность)?

Антон: Наш творческий процесс и так достаточно стабилен. Кроме того, мы активно осваиваем новые грани заданной нами же музыки и тематики.

Дмитрий: Вы спрашиваете у «самых депрессивных парней» - может ли им стать хуже? (смеется) Нет, все прекрасно!

Алексей: Есть ли уже какой-то общий месседж, какая-то общая линия, которая будет проходить через все песни нового альбома, как это было в случае со “Снами самоубийц”?

Антон: А куда без идеи? Творение без идеи — это просто коммерческая пустышка в угоду серой массе, не любящей напрягать мозг. Вот уж этот месседж пусть каждый увидит сам. Для нас наш основной месседж прост - «Надо просто уметь быть собой!»

Алексей: “И если бы я мог выбирать себя, я бы снова остался собой”, как пел Б.Г. И совсем никогда не мечтали быть каким-нибудь Куртом Кобейном или Робертом Смитом? Не было сожалений о том, что родились не в то время, не в той стране, не в том теле и зовут вас не так?

Антон: Нет, я тот, кто я есть и я там, где я появился на свет. В нашем мире есть масса вариантов как жить, главное выбрать свой и стремиться к этому. Зачем быть кем-то, если ты можешь сам стать тем, кем захочешь. Главное верить в себя и свой путь. Современному поколению особенно свойственно хотеть быть кем-то другим, кокой-то сложившейся личностью, не прилагая даже малейших усилий, чтобы самому добиться успеха. Сейчас будто особый тренд на копирование других, и это уже стало нормой. Кто-то что-то делает и начинается просто волна подражания другим, единственное их объяснение на вопрос — «А зачем?», слышишь — «Ты что?! Это же сейчас так модно!». Однотипные видео ролики и фото, не понимая того, что тебя, как личности, нет, есть кто-то другой, но не ты! Люди словно боятся того, кем они являются на самом деле. Стараться показать себя лучше — это же полная зависимость от чужого мнения! Выставляют постоянно на показ свою жизнь, чтобы не показаться, что они якобы так скучно живут и готовы пойти на что угодно, лишь бы иллюзия яркой жизни была выше реальности. В совокупности это всё перерастает уже в необходимую зависимость.

Виктория: Ставите ли вы перед собой сделать новый альбом лучше, интереснее, привлекательнее? Есть ли какие-то аспекты и нюансы, которые вы воспринимаете как недоработки, и теперь стараетесь исправить и усовершенствовать?

Антон: Если честно, даже не пытались проводить больших параллелей. А насчет «лучше, интереснее, привлекательнее» — в творчестве нет определенного критерия, который бы устанавливал какие-то нормы на «лучше», кроме как своя внутренняя удовлетворенность и обратная связь слушателей. Ты либо развиваешься в части выражения своих мыслей и эмоций в песнях, либо ты посредственность и так и будешь жить в тине. Нюансы есть всегда, и к ним отношение скорее не как к недоработкам, а как к ступеням в развитии самого себя в создании музыки. Считаю, что как-то не совсем правильно говорить о том, что какой-то альбом был лучше. Был другой этап, другой ты, другое время и условия.

Дмитрий: Музыка не спорт, о каком-либо соревновании можно говорить и с кем? Мы просто достаем из себя мелодии, слова и все то, что нас беспокоит.

Алексей: И тем не менее, многие группы очень даже соревнуются друг с другом: в количестве подписчиков в сообществе ВК, просмотров постов, нот, выдаваемых в условную единицу времени в их треках и т.д. Как думаете, такая соревновательность – это здоровая спортивность или пережиток инфантильности, которую мы уже упоминали выше?

Антон: Зависит от времени, места и обстановки — я имею в виду не локальных, а скорее периоды времени и стадии взросления людей. У каждого свое представление о музыке — поэтому вполне вероятно, что для кого-то это могут быть и некие алгоритмы, для кого-то и вовсе просто бизнес.

Дмитрий: Это больше похоже на устремления людей, которые «кормятся» от интернет-площадки, только там это основа здоровой соревновательности и дохода в целом, а главное и отрицательное отличие для такого подхода в музыке — можно просто-напросто потерять себя.

Алексей: А как обстоит дело с источниками вдохновения? Что и каким образом вдохновляет вас на новые стихи и новую музыку?

Дмитрий: Все по-прежнему. (улыбается)

Антон: Источников на самом деле достаточно много, можно не верить — но невероятно много дает даже простое наблюдение за окружающей действительностью. Ну и вовремя осмысливать это, запоминать. А после уже это все начинает оформляться и выражаться музыкой.

Виктория: Ждать ли этим летом сингл от вас и когда он может выйти?

Антон: В планах, конечно же, не сидеть в тени, сингл выйдет.

Дмитрий: Сингл, возможно, будет даже с видео, либо видео после выхода альбома, мы еще не решили.

Алексей: Чем вообще занимаетесь летом? Творчество, дом, дача, отпуск?

Антон: Творческий процесс у нас круглогодичный, в остальном по возможности отдыхать.

Дмитрий: Да, мы просто люди. (улыбается)

Виктория: Совсем недавно вы говорили, что нет тёмных и светлых времён, а есть реальность. А разве нынешнюю ситуацию в мире нельзя назвать "тёмным временем"? Какова ваша "реальность" на данный момент, как бы вы могли её описать и охарактеризовать?

Антон: Конечно нет, реальность просто преподносит некоторые проблемы со своими оттенками, а раздуть «из мухи слона» мы, люди, умеем с особым профессионализмом. Бывают вопросы реально ничего не стоящие, а акцент на них, что все «на ушах стоят». Но на действительно серьезный вопрос мы можем закрыть глаза.

Дмитрий: Я могу текущие времена назвать «тест-драйвом», где наш урбанистический функционал просел, как и вся эта высоконравственная пропагандируемая мораль. А в целом, люди умирают и умирали всегда.

Алексей: Есть мнение, что несчастливым быть – стыдно, а вы сейчас ощущаете себя счастливыми людьми? И в чём для вас сейчас источник счастья и радости?

Антон: Вообще наплевать на подобные мнения. Звучит грубовато, согласен, но так и есть. Если мне хорошо — я счастлив, а что об этом думают другие — их дело. Источник счастья — просто возможность жить, творить, любить, заниматься еще какими-то важными, в моих глазах, делами и достигать в них желаемого результата.

Дмитрий: Стыдно — это американская модель. Грустный — это скорее часть русского менталитета, скорбь и покаяние у нас во всем, и это совсем не отнесено к стыду. Так что тут скорее наоборот мнение, в нашей стране. У всех свои мотивы.

Виктория: Что у вас в самых ближайших планах?

Антон: Работа над материалом, генерация новых идей и их поиск. И обычная повседневная жизнь.

Дмитрий: Планирование в музыке, а тем более сейчас — это что-то из области гадания на кофейной гуще! (улыбается)

Алексей: На какой ноте и какими словами будем завершать это интервью?

Антон: Главное чтобы ноты не диссонирующие получались. (смеется) А вообще — главное оставаться человеком. Все остальное получится непременно.

Дмитрий: Просто жить дальше!

Алексей, Виктория: Спасибо за интервью!

Алексей “Astarte Eel” Иринеев, Виктория “Caracal” Озёрная

"Что-то загадочное и необъяснимо притягательное" Интервью с Анной Малолетневой (проект Nora)

Лучшим релизом мая 2020 года у нас на ASTARTA стал сингл калужского проекта Nora “Уходи”. Сама Анна Малолетнева, являющаяся лидером и основным автором данного коллектива, характеризует данную композицию как депрессивную, рваную и опустошающую, и, наверное, в том, что именно такая вещь стала лидером по итогам голосования после стрессов самоизоляции, даже есть своя закономерность. Как бы там ни было, сегодня нас с вами ждёт традиционное интервью с победителем, в котором мы посредством своих каверзных вопросов постарались выведать у Анны всё, что связано с парадоксами и подводными камнями “Уходи”, а также вывести на чистую воду все мотиваторы и демотиваторы, влияющие на её творчество в целом. Немного истории, немного планов, немного жанровой аналитики и личных оценок – в нашем сегодняшнем материале вы наверняка найдёте всё, что хотели знать о создателе “Уходи” и о закулисных фактах, связанных с этой песней.

Алексей: Здравствуйте, Анна! Поздравляем Вас с победой в нашем опросе! Какие мысли в этой связи?

- Добрый день, Алексей. Спасибо за поздравления! Что могу сказать на этот счёт: побеждать приятно!)

Алексей: Насколько я знаю, это уже Ваша вторая победа в подобном голосовании. Как думаете, уже можно говорить о появлении некоторой закономерности?

- Возможно. Но не это определяет то, чем я занимаюсь.

Виктория: Доброго времени суток, Анна! Достаточной ли мотивацией является для Вас эта победа, чтобы создавать новые, настолько же проникновенные композиции? И вообще, что Вас может смотивировать наиболее эффектным и эффективным способом?

- Здравствуйте, Виктория.  Для меня победа не является мотивацией. Скорее это оценка определённого пройденного этапа. Лучшая мотивация для меня – это я сама и понимание того, сколько я могу сделать. А вообще для того, чтобы быть мотивированным, нужно просто знать, почему ты хочешь именно это. Для меня музыка – самовыражение. Я так кайфую. Поэтому у меня всё просто: хочешь выразить себя  – напиши новую песню).

Алексей: А могут ли какие-то события или явления стать для Вас демотиваторами и наоборот на некоторое время отвлечь от творчества или даже отбить заниматься творчеством на какое-то время?

- Да, безусловно. Я обычный человек со своими проблемами. Был период, когда я вообще не занималась творчеством, и он растянулся на несколько лет. Долгое время мне казалось всё это неважным, к тому же я была очень в себе не уверена, ничего не писала, а если и писала, никому не показывала. Правда, не помню, что именно стало причиной такого творческого кризиса.

Алексей: В нашем опросе в этот раз участвовали две композиции с Вашим участием, считаете ли Вы справедливым и адекватным, что победителем стала именно “Уходи”?

- Какой каверзный вопрос. Я люблю обе свои песни. Но они разные и о разном. «Дыши» о войне и о том, что мы должны помнить подвиг наших предков и «дышать» несмотря ни на что. Наша совместная работа с Last Trial получилась лиричной, но с железным характером. «Уходи» - больше самоанализ. Она заглядывает в самые тёмные уголки души. Даже в те, куда ты смотреть не хочешь. Думаю, о вопросе справедливости дело не стоит: скорее это вкусовщина.

Виктория: Одинаково ли сильно Вы болели за оба свои трека, попавшие в голосование ASTARTA или всё-таки для Вас было предпочтительнее, чтобы выиграла какая-то конкретная песня?

- Я была бы рада, если бы выиграла любая из них.

Алексей: Как считаете, достойна “Уходи” быть релизом месяца, настолько ли она хороша? И, как думаете, станет ли она релизом года?

- Это не мне решать, а слушателям. Я, как музыкант, просто показываю тот ракурс, который мне близок. Если «Уходи» смогла одержать победу, значит этот ракурс близок не только мне.  Это всё, что я могу ответить.)

Виктория: Пока страна делает первые робкие шаги после эпидемии коронавируса, чем занимаетесь Вы? Есть ли у Вас какие-нибудь новые музыкальные наработки, которые Вы собираетесь "доводить до ума" в ближайшее время?

- Честно сказать, я рада, что провела карантин дома. У меня было много времени, чтобы переосмыслить некоторые вещи. И, да, конечно этого времени хватило, чтобы накидать несколько новых песен, две из которых мы доделаем и покажем миру в самое ближайшее время: это «Колыбельная» и «Выше», + у меня ещё висит мини-сборник  «Дневники» над которым мы также потихоньку работаем.

Алексей: Будут ли Ваши новые треки тоже балладами и станут ли они следовать в том же ключе, что и “Уходи”?

- Все мои песни разные. У меня нет стилистических и жанровых привязок. Более того, у меня даже к музыкантам привязок нет, Nora – это скорее интернет-проект. По крайней мере, пока. Но могу сказать,  что одна из двух песен, которые мы скоро выпустим, будет напоминать балладу))

Алексей: Я так понимаю, Вы говорите о “Колыбельной”. Жанр колыбельных вообще непростой жанр (в чём, кстати, лично меня особенно убедил альбом Евгении Славиной “Колыбельные по разным поводам”), а что вдохновила Вас на такой интимный, мистический и необычный опыт? Почему захотелось написать и записать именно колыбельную?

- «Колыбельная»  написана пару лет назад для моей дочки, когда она была совсем малышкой, и её ещё реально было загнать в кровать). Есть что-то загадочное и необъяснимо притягательное в моменте, когда маленький ребёнок засыпает. Иногда я напевала эту песенку дочке перед сном. Потом сделали аранжировку. Получилось очень нежно, воздушно. Я подумала, что возможно и другие детки смогут засыпать под эту песню.)

Алексей: Название второго из Ваших готовящихся треков “Выше” сходу навевает мне ассоциации с фолком, с творчеством Инны Желанной, с чем-то таким же народным и родственным колыбельным… А Вам близки такие жанры? И насколько вероятно, что когда-нибудь Вы действительно попробуете себя в фолк-роке?

- «Выше» - наверное, ближе к популярной музыке с элементами поста. Очень летняя песня, поэтому хочется побыстрее её доделать. Сейчас она актуальна, как никогда. Насчёт фолк-рока… Не знаю. Время покажет.

Алексей: Сборник “Дневники” это будет EP, куда войдут “Уходи”, “Дыши”, “Выше” и “Колыбельная”, и таким образом Вы просто подведёте некоторую черту в своём творчестве, так ли это? И будут ли как-то видоизменены аранжировки Ваших композиций для данного сборника?

- В «Дневники» изначально планировалось включить 4 песни и 1 инструментал. Все эти песни написаны примерно в одно время – 8-10 лет назад, отсюда сборник и получил своё название. Это то, что уже было и прошло. Туда войдёт и полноформатная версия «Уходи», переизданная «Одиночество внутри», но ни «Колыбельной», ни «Выше» там не будет.

Алексей: Какая из версий “Уходи” Вам самой нравится больше, и как появилась идея записать эту композицию вот в таком полновесном рок-звучании?

- Мы изначально сделали рок-версию. Но мне так хотелось её показать, не дожидаясь выхода «Дневников», что было придумано сделать её также в акустическом формате, - тот самый вариант, который всем так понравился. Две версии очень разные. Каждая звучит по-своему.

Алексей: А почему Ваш проект называется именно Nora? Nora - это ведь имя? Это Ваш псевдоним?

- Это мой ник в аське лет с 14. В компании потом друзья так и называли. Аська давно осталась в прошлом, но никнейм прижился, решила не заморачиваться с новым псевдонимом)

Виктория: К известной джазовой певице Норе Джонс Ваша Nora имеет какое-то отношение?

- Нет. Но джаз я периодически тоже пою, только не в данном проекте.

Виктория: А с кем из известных исполнителей или исполнительниц Вам хотелось  бы записать совместную песню?

- Наверное, это зависит от песни. Есть много хороших исполнителей, которые мне интересны, в том числе и в нашей стране.

Алексей: Ну а вот конкретно “Уходи” Вы с кем могли бы и захотели бы спеть дуэтом? Как Вы могли бы представить себе такой дуэт в идеале?

- Ни с кем. Это мысли одного человека.

Алексей: Что Вам нравится больше: совместные композиции, так называемые фиты, или полностью сольное творчество, где всё или почти всё сделано Вами и так, как хотелось вам?

- Больше предпочитаю работать сама, но иногда фиты – необходимость, так как не всегда ты можешь создать подходящую атмосферу сам. А иногда фитка - это просто что-то новое и интересное)

Виктория: Как часто муж даёт Вам советы по поводу аранжировок, каких-то инстурментальных или текстовых пассажей, и как часто Вы прислушиваетесь к его советам и к его мнению?

- По факту муж пишет 99% аранжировок к моим песням, но все они основаны на моих образах, и я принимаю активное участие в их создании. К мнению Дениса я прислушиваюсь всегда, так как он действительно талантливый  аранжировщик, но последнее слово в любом вопросе, касающегося моих песен, остаётся за мной.

Алексей: В ходе работы над “Уходи” у Вас с мужем были какие-то взаимоисключающие и противоположные мнения по поводу каких-то решений этого трека? И удалось ли достичь компромисса по этим спорным моментам?

- Как я уже говорила, у «Уходи» есть 2 версии звучания. Вот эта - акустическая только с фортепиано и полноформатная. Аранжировкой данной версии Денис не занимался. Здесь мне помог талантивый пианист Дима Кейль, а Денис занимался сведением. В полноформатной у нас были камни преткновения, но мы нашли баланс.)

Виктория: На странице Вашего сообщества Nora Вы обмолвились, что когда Вас всё бесит, Вы идёте записывать новые песни. Следует ли из этого, что вдохновение Вы черпаете из негативных эмоций?

- Да. Вы всё правильно заметили. Именно негативные эмоции заставляют меня двигаться дальше. Когда всё хорошо, ты расслабляешься. Как сказал кто-то из Великих: «Художник должен быть голодным».

Алексей: В случае с треком “Уходи” вдохновителем были негативные эмоции?

- Если честно, я написала её лет 10 назад. Просто проснулась посреди ночи и написала. Всё. Никаких вдохновителей. Просто попала в образ. Эта песня очень близка мне, я рада, что люди услышали её, многие прочувствовали. В ней я настоящая.

Виктория: Какие ещё жанры, помимо акустического рока и рок-(метал)-баллад близки Вам и в каких жанрах вам было бы интересно попробовать себя в ближайшее время?

- Вне проекта я работаю с разными музыкантами и пою почти всё, что поётся. И джаз, и рок, мюзиклы люблю, качественную популярную музыку, интересную авторскую. То, что я делаю внутри проекта, я называю эмоциональной альтернативой. Может альтернативы как жанра там и нет, это просто моё видение, но именно музыка данного формата когда-то имела на меня большое воздействие. В свою очередь, музыка для меня – это эмоции и образы. Но, ещё раз повторюсь, привязки к какому-то определённому жанру у меня нет.

Алексей: Как думаете, будут ли ещё у Вас совместные композиции с Last Trial и какого рода это могут быть треки?

- Есть у нас одна задумка, она пока сыровата, и говорить о ней рано. Скажу так: всё возможно.

Алексей: А можете ли Вы представить себя в качестве полноправной фронтвумен полноценной и концертирующей рок(метал)-группы? Вам было бы такое интересно или всё-таки сольное и более умеренное с точки зрения жанра творчество ближе?

- Конечно. Я люблю сцену, люблю выступать и делаю это, но получается это пока только в других проектах. Видимо, я ещё не нашла «своих» музыкантов, которые будут «гореть» так же, как и я.

Алексей: О концертах и живых выступлениях Nora Вам совсем не мечтается? Нет такой потребности представить свои композиции вживую?

- Как-то мы исполняли мою песню «Одиночество внутри» на государственном экзамене. Знакомый барабанщик выбрал её в качестве одного из 4 произведений для своей гос программы в колледже. Было приятно) Но, к сожалению, само выступление получилось совсем неудачным (не по моей вине). Сейчас весело вспоминать, но тогда я очень переживала.

Виктория: Давайте вернёмся к “Уходи”. Наверняка многих интересует, насколько атобиографична эта композиция, и какими событиями она была вдохновлена. Приоткроете завесу тайны?

- Ни разу не биографична. Это просто образ)

Алексей: А какими тремя словами Вы бы охарактеризовали “Уходи”? Какая она?

- Депрессивная. Рваная. Опустошающая.

Виктория: Есть такое расхожее убеждение, что каждый человек по сути своей одинок, даже когда он не один. Разделяете ли Вы эту точку зрения и как с этим делом обстоит у Вас? Как Вы считаете, одиночество для творческого человека - это благо или своего рода проклятие?

- Разделяю. Одиночество - для творческого человека это благо. Нужно иметь возможность побыть одному, подумать, помузицировать. Но где-то рядом должны находиться люди, которые в тебя верят. Всё время быть одному -  эмоционально сложно и неоправданно.

Алексей: “Уходи” по сути своей воспевает не очень-то светлые и позитивные эмоции, по большому счёту это негативизм и отрицание, а не думаете ли Вы, что слушатель, проникнувшись настроением этой песни, будет переносить в свою настоящую реальную жизнь те же самые настроения и мотивы? Не думаете, что это может быть не совсем хорошо и адекватно?

- Я считаю, что не стоит мешать творчество и реальную жизнь. Тот же пример можно привести и с видеоиграми. Если чувствуешь, что тебя затягивает, - плеер можно выключить в любой момент.

Алексей: Чувствуете ли Вы свою ответственность за тех слушателей, которые воспримут “Уходи” слишком серьёзно и, быть может, примут какие-то поспешные и неверные решения, находясь под впечатлением данного трека? Исполнитель несёт ответственность за последствия от восприятия его творчества?

- Отвечу так: послушайте песню Noize MC – «Устрой дестрой». Послушайте внимательно и найдёте там все интересующие Вас ответы на вопросы)))

Виктория: А как думаете, в какой ситуации, в какое время суток и в каком настроении лучше всего слушать “Уходи”, чтобы воспринять эту песню наиболее адекватным образом и прочувствовать максимум тех идей, настроений и месседжей, которые Вы туда вложили?

- Ночь, темнота и тишина. Лучшее время для самокопаний)

Виктория: Какие у Вас планы на оставшийся 2020 год? Будут ли проводиться какие-нибудь стримы, трансляции, акции или что-нибудь в этом роде? Тяжело ли Вам было сидеть на карантине и как у Вас сейчас обстоят дела с самоизоляцией?

- Планов много. Для начала мы выпустим две новые песни, будем дописывать «Дневники», делать аранжировки на другие песни. На карантине было нормально. Мы с семьёй самоизолировались в машине, уезжали за город и гуляли по полям, лесам, дышали теплом и свободой. Сейчас режим карантина у нас в городе снят, нужно только в общественных местах надевать маски, поэтому проблем с самоизоляцией не возникает.

Алексей: Ваши финальные слова и пожелания тем, кто дочитал это интервью до конца?

-  Услышимся в новых песнях)

Алексей, Виктория: Спасибо за интервью!

Алексей “Astarte Eel” Иринеев, Виктория “Caracal” Озёрная

“Смотри, как прекрасна моя боль!” Интервью с Decadence Dust

Деятельность и творчество Анны Ващило в последнее время ассоциируется у слушателей по большой части с готическим супер-проектом The Lust, однако у Анны ещё задолго до присоединения к команде Яна Федяева был и свой собственный коллектив, у которого сейчас, наконец, вышел дебютный полноформатник. Нежный, атмосферный и мелодичный готик-метал в исполнении Decadence Dust имеет не только общие черты и сходства с последними дисками The Lust, но и ряд важных и существенных отличий, о которых мы и поговорим сейчас с Анной Ващило и Александром Каргаевым в нашем эксклюзивном интервью.

Алексей: Здравствуйте, Анна и Александр! Поздравляем вас с выходом первого альбома вашего проекта Decadence Dust! Какие у вас мысли и чувства в этой связи? Результат вышел именно таким, как вам и представлялось?

Анна: У меня не было конкретных представлений о том, каким должен быть этот альбом. Он должен был быть разве что честным и откровенным – и с этим требованием к себе мы все справились. Чувства от выхода пластинки – освобождение. Материал выдержанный, тщательно отобранный, он давно просился наружу – 4 года мы над ним работали, если быть точными. Такая легкость, что теперь он не томится в ожидании своего часа.

Александр: Для меня результат превзошел все ожидания. С самого начала было ощущение, что мы делаем интересную работу. Но все проблемы и случайные озарения, все люди которые приняли участие в работе над альбомом, вся эта мозаика сложилась в правильном порядке и дала нам возможность выпустить целостный и сильный альбом.

Виктория: Что означает название альбома, что это за “Восемь мечей”?

Анна: «Восьмерка мечей» - это одна из карт колоды ТАРО, младшие арканы. Меня давно занимает символика ТАРО и как-то она сама просочилась в один из текстов – текст заглавного трека “Eight Of Swords”. Саша оценил этот ход, и мы решили превратить его в концепцию всей пластинки.

Алексей: Как вы относитесь к гаданиям на картах Таро и верите ли в фатализм всех этих действий, о котором многие говорят (считается, что Таро “скрепляют нити судьбы”, и после того, как карты показали и предсказали что-то, всё в реальности будет именно так и никак иначе)?

Анна: Я далека от каких-либо гаданий и предсказаний вообще. ТАРО для меня  –  это набор архетипов и архетипичных ситуаций, жизненных коллизий, выраженных в символах. Пользуюсь ими я исключительно, как метафорическими картами (есть такой инструмент в психологических практиках). Грубо говоря, как всем известный тест Роршаха. Ты всматриваешься в карту и пытаешься сформулировать – что она для тебя значит, про что она для тебя. Это не предсказание, а прояснение того, что уже сложилось в твоей голове, здесь и сейчас. Завтра этого уже может не быть, потому что психика пластична и способна к пересмотру установок. Так что никакого фатализма.

Виктория: Вам действительно часто выпадает “восьмёрка мечей”? И как обычно вы интерпретируете этот знак применительно к себе и к своей жизни?

Анна: Давайте уйдем от буквальности. Я «выбросила» себе «Восьмерку мечей» в символическом смысле. Пока писался альбом, это был лучший образ, который охватывал все, что чувствовалось. Для меня эта карта оказалась про личные чувства, обращенные в прошлое, которые мешают двигаться вперед. Это неразрешенные вопросы, неосязаемые и нематериальные преграды, вырастающие перед человеком острыми мечами. Угрозы нет, но и путь закрыт.

Обращение к «Восьмерке» - это попытка посмотреть на испытываемые чувства сверху. Дать оценку собственным эмоциям. Второй пласт рефлексии.

Алексей: Свойственны ли вам вера в судьбу? И как думаете, волен ли человек сам менять свою судьбу и есть ли у него возможность противостоять силам рока и фатума?

Анна: Судьбы нет. Рока нет. Фатума нет. Точка. У меня и в текстах это убеждение отпечатывается: на нашем дебютном EP в треке “God Or Gun” есть считалочка от 1 до 8, заканчивающаяся фразой “no fate”.

Я верю, что мы следуем определенной программе, нами же написанной, но если ты анализируешь эту программу, то можешь менять пластинку. Если не анализируешь и не берешь на себя за это ответственность – то конечно, все выглядит, как рок, фатум и фаталити.

Кстати, тут подумалось, что число 8 у меня не первый раз в лирике проскальзывает. В THE LUST есть одноименная песня “VIII”. Что бы это значило…

Виктория: А альбом “Eight Of Swords” в целом утверждает, что фатальность может быть преодолена или призывает смириться с существующим положением дел и не спорить с судьбой?

Анна: Альбом ни к чему никого не призывает. Альбом – это ящик Пандоры, в котором собрались внутренние сложные чувства. Я просто выпустила их, облачив в красивые метафоры. Альбому плевать на чужое ощущение фатальности, чужой жизненный выбор, как и мне. Призывать к чему-то кого-то – это быть неравнодушным, тащить на себя одеяло, выступать «учителем». Нет, спасибо. Уверена, каждый сам разберется, без призывов.

Алексей: Есть ли у альбома какая-то общая и сквозная концепция, и как этот генеральный месседж было бы правильнее всего выразить и оформить в слова?

Анна: Вот послание, в отличие от призывов, в альбоме точно есть, как в любом высказывании. Я думаю, его можно сформулировать: «Смотри, как прекрасна моя боль». Или «Ты подарил мне страдание, а я его ношу, как лучший свой наряд». И если дальше разматывать этот клубок и добавлять новые измерения: то не это ли страдание я просила у жизни, чтобы «украситься» им. Тут я остановлюсь, наверное, чтобы не утягивать всех в психоанализ.

Виктория: Как бы вы охарактеризовали “Eight Of Swords” тремя словами? Какой этот альбом?

Анна: отчаянный, злой, красивый.

Александр: мелодичный, монолитный, искренний.

Алексей: Что вдохновляло на такие эмоциональные песни боли, тоски, отчаяния и мазохизма? Насколько все эти темы и острые углы на альбоме связаны с какими-то конкретными жизненными ситуациями из вашей жизни?

Анна: Они определенно связаны, но я не буду их предъявлять слушателям в их реальном виде. Достаточно того, что эти события предстали в художественном облачении в альбоме. Реальная реальность скучна, психическая реальность – волшебна.

Виктория: Присутствует ли в ваших песнях какой-то лирический герой или в данном случае всё повествование идёт от первого лица и полностью тождественно вашим мыслям и переживаниям?

Анна: Ну, в любом случае это именно лирический герой, в уста которого вложены слова, в голову – чувства. Потому что я развиваюсь и иду дальше, а он теперь навсегда в «Восьмерке мечей» запечатан. Отождествляться с ним долго не получится.

Алексей: Есть ли какие-то принципиальные отличия в подходе к сочинению лирики для Decadence Dust и The Lust? Можно ли назвать тексты Decadence Dust более естественными и жизненными, более натуральными, а Ваши тексты для The Lust наоборот более стилизованными и художественными?

Анна: Нет, нельзя. Что бы ты ни делал – ты делаешь себя.

Виктория: Анна, почему Вы решили так кардинально сменить свой имидж и не жаль было ли расставаться с такими роскошными длинными волосами?

Анна: Все течет и меняется. Города строятся, люди рождаются, песни пишутся, а волосы стригутся. У меня нет однозначного ответа на вопрос «почему». Тем более, я же не как Бритни Спирс в одночасье импульсивно обрила голову. Сначала была срезана длина, потом еще срезана, потом окрашена, потом еще срезана. Просто, видимо, внимание к группе припадает раз в год в момент выхода альбома – и для кого-то эти метаморфозы вокалистки внезапны. Для меня – это просто процесс.

Алексей: Теперь не бывает сожалений о Ваших прежних длинных волосах, не хочется вновь вернуться к своему прежнему внешнему виду?

Анна: Я в каком-то смысле к «прежнему виду» и возвращаюсь. Я была блондинкой 17 лет, потом года 4 ходила с огненно-красными волосами, потом еще десять брюнеткой. Сейчас снова отрастает свой родной блонд. Года через два будет привычная вам длина.

Виктория: Такое обновление имиджа и внешнего вида как-то повлияло на Ваше восприятие себя, на отношение к музыке, к работе над песнями?

Анна: Для меня есть два типа людей. Одни меняют внешность, чтобы почувствовать себя обновленными. Другие чувствуют себя обновленными и потому меняют внешность. Второй случай – мой. Поэтому, отвечая на вопрос: имидж не повлиял на восприятие себя, а восприятие себя повлияло на имидж.

Алексей: Вы можете сказать, что новый имидж и новая причёска помогли Вам начать чувствовать себя более комфортно, помогли Вам ещё ближе подойти к себе настоящей?

Анна: Я думаю, что все этапы, которые мы проходим – настоящие. Просто они разные и мы разные в них. В этом и красота – в мерцании и переменах.

Виктория: Так вышло, что альбом Decadence Dust увидел свет после самоизоляции, связанной с распространением коронавируса, стоит ли думать, что процесс подготовки релиза ускорила и смотивировала самоизоляция и появившееся свободное время, а так бы мы ждали диск ещё года три?

Александр: Да, естественно. Вынужденный карантин высвободил много свободного времени и нерастраченной энергии и это позволило быстрее доделать песни и устранить все мелочи и шероховатости по сведению. Но альбом вышел бы в любом случае в 2020 году, только вероятно позднее - осенью или зимой.

Алексей: Есть ли у вас одна самая любимая песня на альбоме, и если “да”, то что это за песня и почему выделить можно именно её? 

Александр: Самой любимой песней для меня стала “Dead Within”. Пожалуй, это самая холодная песня на альбоме, с низким вокалом, множеством контрастных частей и готической атмосферой.

 Виктория: Работать над какой из песен было сложнее всего? Какая из композиций с “Eight Of Swords” оказалась самой выстраданной и наболевшей?

Александр: Дольше всего окончательную форму обретали быстрые и хитовые песни альбома : “Doppelganger” и “Another Fool”. Поскольку эти песни были сочинены для альбома первыми, именно на них обкатывались идеи по аранжировке и общему стилю альбома. От полностью электронного звучания мы постепенно перешли на гитарно-ориентированные версии этих песен. И как результат - многослойные аранжировки, разнообразный бэк-вокал, множество гитарных мелодий и дополнительных сэмплов.

Алексей: Как считаете, можно ли сравнивать The Lust и Decadence Dust и как думаете, у какой из групп всё-таки материал выходит интереснее, сильнее и профессиональнее?

Анна: Мне не очень интересно рассуждать о своих проектах в категориях «интереснее, сильнее, профессиональнее». Обе команды на высочайшем уровне звучания и работы над материалом. Но они разные для меня. THE LUST - многослойный и полифоничный. Там работает от 5 до 7 музыкантов над каждым альбомом, включая постоянных участников и приглашенных гостей. Это от 5 до 7 разных творческих ДНК в треках. DECADENCE DUST строгий и размеренный, здесь все контролируют и подчиняют своему замыслу два человека: мы с Сашей. Разные подходы, разный результат. Оба впечатляют.

Александр: Для меня это разные группы, со своим настроением, подходом к звуку и построением композиций.

Виктория: Огорчают ли вас сравнения и параллели между этими двумя вашими коллективами и хотелось ли бы вам, чтобы они прекратились?

Анна: Наверное, на этом этапе сравнения неизбежны. Человеческий мозг вообще любит искать сходства и подобия. Это самое простое, что можно делать с информацией. Слушаешь новую для себя группу и такой «о, да это похоже на Найтвиш», или на Театр Трагедии, или на еще что-то ранее услышанное. И сразу новые данные получили свою категорию в голове. Куда труднее искать различия и переписывать категории.

Александр: Не вижу большой проблемы в том, что наши группы сравнивают. Это естественно, поскольку Анна поёт в обоих проектах и обе группы работают в направлении готического металла. У нас нет соперничества в музыкальной или какой-то еще сфере, наоборот мы сотрудничаем и поддерживаем друг друга в различных ситуациях.

Алексей: Будет ли Decadence Dust полноценной концертирующей командой, когда ограничения из-за коронавируса будут отменены, и планируете ли вы уже презентацию альбома?

Анна: Мы студийный проект. Полноценный студийный проект. Будет круто, если музыкальный мир когда-нибудь смирится, что не все музыканты мечтают о концертах и презентациях. Нам как-то ближе само творчество, чем перфомансы.

Виктория: Есть ли у вас уже планы и задумки по поводу второго альбома Decadence Dust? Будет ли он записан в точности в том же стиле и с тем же звуком?

Александр: Да, мы уже начали работу над новым альбомом и какие-то общие элементы с “Eight Of Swords” на нем, естественно, будут. Музыкальное развитие будет скорее эволюционным, нежели революционным. Но мы постараемся не повторяться и представить совершенно новый альбом через два-три года.

Алексей: А теперь несколько совсем простых вопросов, на которые можно отвечать одним словом:

- “Aegis” или “Forever Is The World”?

Александр: “Assembly”

Анна: “Aegis”

- Карма или судьба?

Анна: выбор и личная ответственность

- Тропики или Арктика?

Анна: средние широты

- Активный отдых или спокойствие и размеренность?

Анна: спокойствие и размеренность

- Чай или кофе?

Анна: чай

Александр: кофе

- Декаданс или возрождение?

Анна: декаданс

- Психология или медитация?

Анна: психоанализ

Виктория: Какими словами Вы хотели бы завершить это интервью и обратиться к тем, кто дочитал нас до конца и поддерживает Ваше творчество?

Анна: Круто, что дочитали! Но лучше альбом послушайте.

Александр: Мы очень благодарны людям, которые слушают нашу музыку и всячески нас поддерживают. Для нас это очень важно.

Алексей, Виктория: Спасибо за интервью!

Анна: Спасибо!

Александр: Спасибо!

 

Алексей “Astarte Eel” Иринеев, Виктория “Caracal” Озёрная

“Лингвистические (или около того) потуги” Интервью с группой VooDoo

Группа с таким страшным названием – это всего лишь челябинские последователи The Prodigy, но это “всего лишь” распадается на ряд очень занимательных нюансов. Эти ребята всерьёз готовы заставить если не танцевать, то, как минимум, ритмично подёргиваться на танцполе ноги даже самых упёртых хэдбенгеров и металлолюбов, а их музыка – это страстный, немного странный и очень нескучный (а ещё – “колкий”, как говорят сами деятели-музыканты) EDM (electro dance music), который VooDoo доводят до саркастических глубин Нагиева и Роста. Как ни странно, их жизненное кредо совсем не вредительство посредством создания магических человечков, а очень даже тру-дзен-пофигизм, который они сами изобрели и сделали самой настоящей сектой. Об искушениях тёмной стороны, невкусных печеньках, бессердечной статистике, не менее бессердечной гравитации и косплее на Егора Летова читаем прямо здесь, вернее, немного ниже, поскольку фронтмен Владимир Гвоздев (он же Spiegel) и гитарист Сергей Борисов (он же Серго) уже вовсю рвутся к нашему воображаемому рупору гласности.

Алексей: Приветствую, VooDoo! Поздравляю с победой в нашем опросе и с получением звания лучшего релиза апреля 2020 года! Рады ли сами такому исходу голосования и что думаете в этой связи?

Spiegel: Привет, спасибо. Не радоваться такому нельзя, как ни крути, музыканты все-таки падки до признания, а иначе и смысла нет заниматься музыкой. Хотя и понравиться абсолютно всем тоже, увы, невозможно.

Серго: Добрый вам… День, вечер – сами выбирайте! Спасибо за поздравления, мне приятный© Видимо, делаем что-то достаточно не отвратительное, чтобы кому-то понравиться – так я думаю.

Виктория: Доброго времени суток! Не техники ли вуду помогли вам победить и как так случилось, что вы назвали свою группу именно так?

Spiegel: Хех, в этот раз все обошлось без колдунства. А с названием получилось практически случайно. Просто идея возникла, когда мы с Аленой, которая долгое время играла у нас на басу, обсуждали планы по уходу из группы, в которой тогда играли и запуске нового проекта. И слово возникло само по себе – оно короткое, легко читаемое и легко запоминаемое. Я уже не вспомню, кто из нас его сказал. Ну и стилистика нашей музыки сочетается с небезызвестным треком “Voodoo People”. Даже в нашем клипе есть отсылки на этот клип The Prodigy. J Ну а потом очень быстро и очень удачно (гладит себя по голове) нарисовался логотип и прочие визуальные элементы, и стало понятно, что название подходит.

Серго: Как уже заметил Владимир, в этот раз всё было мирно, но мы вообще-то и колдануть могём, трепещите!
Название и концепцию Вова с Алёной придумали до того, как позвали меня. Но оно так удачно пришлось, что даже и мысли не было о смене.

Алексей: The Prodigy – ребята хулиганистые и ершистые… вы тоже такие?

Spiegel: Мы предпочитаем называть это «нескучные».

Серго: Мы скорее колкие – подкалывать любим.

Алексей: А вы сами верите в вуду? Пробовали мастерить фигурки и всякое такое?

Spiegel: У нас в мерче есть куклы вуду, заходите на страничку, заказывайте J А так, если говорить обо мне, то я верю только в то, что любую идею можно испортить, если чрезмерно серьезно к ней относиться. А готовность порадоваться чему угодно или повеселиться над чем угодно делает жизнь приятнее. Вот такая религия.

Серго: Дзен-пофигисты вообще ничего не отрицают, по-моему. Или отрицают, но молча, потому что пофигу. Иной раз можно так громко думать про кого-то, что тот подавится или запнется – даже кукла не нужна, так что, почему бы и нет?..

Алексей: А вы тоже дзен-пофигисты?

Spiegel: я долго считал, что я это слово изобрел J Но такой чудесный термин не мог прийти в голову многим людям.

Серго: Мы очень опытные адепты этого течения. Но если кто-то скажет, что он раньше стал дзен-пофигистом/лучше дзен-пофигистирует/труъ дзен-пофигист, то нам пофиг, пусть так.

Виктория: Что нужно делать, чтобы уберечь себя от перспективы пополнить вашу кукольную вуду-коллекцию?

Spiegel: А не надо этого бояться, у нас доброе колдунство. От манипуляций с нашими куклами вуду у жертвы улучшается аппетит и настроение, а волосы становятся мягкими и шелковистыми.

Серго: Если в нашей коллекции вуду-кукл появится ваша кукла, мы обязательно поделимся ее сестрой-близняшкой, а вы с ней подружитесь и будете делать ей массаж ног перед сном. Наши куклы – добрые, а магия – светлая.

Виктория: …и совсем-совсем не бывает искушения податься на тёмную сторону?

Spiegel: там есть печеньки, но они невкусные и без предсказаний.

Серго: Отчего же? Бывает. Но как подумаешь о той ответственности, что ложится на плечи злого колдуна, сразу желание пропадает. Это же вредить кому-то надо, козни строить, а мы больше по созерцанию, созиданию и попрыгать.

Алексей: Откуда у вас такое убеждение, что рокеры и металломаны слушают втихаря танцевальную музыку и сами мечтают о том, как бы оказаться на танцполе? В данном случае вы судите о других по себе?

Spiegel: Годы наблюдений и тщательного записывания. Статистика – не менее бессердечная сука, чем гравитация. Или вы располагаете данными, которые могут опровергнуть это утверждение? )

Серго: Как известно, научный метод познания не может доказать несуществование какого-либо явления, но может подтвердить существование. Нам многократно доводилось видеть труъшных роцкеров, которые дрыгаются под разное нероковое.

Виктория: Не боитесь праведного гнева метал-ортодоксов и упёртых трушников за такие смелые и далеко идущие заявления про то, что всякий металлист в тайне слушает танцевальную музыку?

Spiegel: Ну я же не боюсь вслух говорить, что считаю Летова, КиШ или Кино отвратительной музыкой. И наблюдать за реакцией гневных ортодоксов тоже бывает крайне забавно. Так что трушников бояться – на сцену не ходить. Ну и вообще, категорическое непризнание каких-то музыкальных стилей сродни религиозному фанатизму. А любой фанатизм – это, во-первых, скучно, а, во-вторых, как правило свидетельство низкого IQ.

Серго: А вот подделывать нашу статистику не стоит) Мы утверждаем, что каждый ТРЕТИЙ рокер, и дальше по тексту. Агрессивность некоторых ортодоксов указывает не столько на нашу несправедливость, сколько на неполноценность тех самых музыкально не толерантных узконаправленных трушников. Впрочем, даже самые отбитые максимум говном называли, но нам как бы пофиг.

Алексей: А за что вы так не любите Летова, если не секрет?

Spiegel: Может быть, дело в том, что он отвратительно пел, ужасно играл, а потом все это сводил так, что на колонках появлялись коричневые потеки? Да не, бред какой-то…

Серго: Шпигель вот не любит, а я не прочь. Эстетика его песен настолько отвратительна, что даже прекрасна.

Spiegel: да Серго его даже косплеил на фотках, вот пруф:

Алексей: А вообще бывало такое, что кто-то высказывал недовольство по поводу ваших жанровых и стилистических экспериментов?

Spiegel: Конечно. Понравиться всем без исключения невозможно, это нормально.

Серго: А бывали ли те, кому не высказывали недовольство их творчеством?

Виктория: Какие группы у вас висят в топе персонального плейлиста, и что вас всё-таки радует и прельщает больше: метал или танцевальная музыка?

Spiegel: я музыкально всеяден – пожалуй нет такого направления, в котором мне не понравилось бы хотя бы несколько композиций. В моей папке с музыкой около 500 исполнителей самых разных жанров, от классики до Black metal, а то, что оказывается в этой папке я слушаю с удовольствием под соответствующее настроение. В принципе музыка бывает хорошей или плохой, а жанр – дело десятое.

Серго: С Володей мы в этом плане похожи. Назвать даже несколько групп очень сложно, потому что в моем плейлисте нет предпочтения даже по жанрам, не то что по группам.

Алексей: Чем больше я листал ваше сообщество ВКонтакте, тем сильнее крепло во мне ощущение, что у вас не просто музыкальная группа, а какая-то почти мини-секта…. Культурно-культово-контркультурное объединение. Как вы дошли до такой разнообразной и весёлой жизни и как вам удаётся дружить и поддерживать связь с таким количеством самых разных музыкантов, как Beyond Borders, Among Your Gods, Anckora, Kliodna, Алина Юдаева и иже с ними?

Spiegel: Интернет стер границы для общения, а хорошие люди, да еще и с общими интересами, притягиваются. Видимо я тоже хороший человек J  Со многими из перечисленных я уже даже не помню, когда и как познакомился, по ощущениям – очень давно. Кому-то из них доводилось помогать с тем, что я умею делать (графический дизайн и видеокомпозитинг), с Beyond Borders мы не так давно выпустили совместный трек.

Серго: Наши радикально-антирадикальные взгляды притягивают людей, а те, кто будет против - сами отпочкуются©. На самом деле, Вова просто любит поболтать, вот и цепляет всех своими ораторскими навыками. Вы глядите там, аккуратнее… Может, его язык и к вам уже подобрался…

Алексей: Намекаете на то, что язык Шпигеля до Киева доведёт?... Или, может, даже куда-то подальше?

Spiegel: о, а вот в Киеве я бы побывал еще – очень красивый город, в моем рейтинге городов бывшего СССР он однозначно входит в топ-3. Ну вот мы уже и говорим совсем о другом, да? J

Серго: Как видите, в Киеве он уже своим языком побывал. И даже глубже в западном направлении заводили его лингвистические (или около того) потуги.

Spiegel: j’ai ne comprenez vous pas, do you understand, meine sechs Saiten сенімді одақтас? ¿De qué estás hablando?

Виктория:  В вашу секту принимают всех или есть какие-то ограничения вроде “непьющим/некурящим здесь делать нечего”?

Spiegel: Зануд мы не любим, а остальное вторично J

Серго: Высказавшийся выше не был искренен. Я же зануда, но всё не выгоняют.

Алексей: Как  считаете, каково главное отличие танцевального металла от просто металла и от просто танцевальной музыки? И чем лучше всего заниматься под такую музыку?

Spiegel: Да ничем не отличается – просто еще один жанр, коих тысячи. А чем заниматься – тут уж каждому свое, кому-то задачки с интегралами решать, кому-то ремонтом заниматься. Но мы эту музыку делаем для того, чтобы даже у самого унылого чувака, мрачно сидящего за барной стойкой, как минимум начала нога дергаться в такт. А лучше обе, и чтобы они, дергаясь попеременно, привели его поближе к сцене.

Серго: Вообще не понимаю деления на тыщщу жанров металла. Где-то нам говорят, что мы индастриал играем, где-то – дум, где-то вообще технофанкорэпшансонгранцкор. На мой взгляд, многовато смысла этому придают. Могу посоветовать прямую бочку на каждую четверть добавить, если совсем уж примитивно (собсна, на этом и остановиться можно – вот тебе бит под русский полурэп).

Виктория: А с какими чувствами и в какой атмосфере работаете над своими песнями? Это именно работа или, как сказал Константин Кинчев, “рок-н-ролл – это не работа, рок-н-ролл – это прикол”?

Spiegel: О, а вот сейчас я начну повторяться. Это все-таки работа, но чрезмерно серьезное отношение к ней сделало бы ее невыносимой. Ну это то же самое, как тот факт. Что немало людей, которых в детстве без их особого согласия отдали в музыкальную школу, возненавидели музыку от всей души. Так и тут: это, безусловно, в первую очередь работа, а я педант и люблю все систематизировать, тщательно планировать и придерживаться заранее составленных графиков. Но это работа, которая приносит радость. Я обычно говорю: «я не трудоголик, я гедонист. Просто работа доставляет мне удовольствие».

Серго: Это, безусловно, работа. Может быть, потому что мы привыкли подходить ко всему ответственно и стараемся не делать абы как. Сейчас, правда, я работаю над групповыми делами урывками в атмосфере упущенных дедлайнов – всё из-за получения диплома, чтоб его так и разэтак.

Алексей: Быть может, тут можно было бы привести какую-нибудь поучительную или курьёзную историю создания одной из Ваших композиций?

Spiegel: Часть из них была когда-то рок-композициями с соответствующими аранжировками и я их пел давным-давно в таком виде. И посмотрите, что с ними стало J

Серго: Да-да: «Знамени синего цвета мы бесконечно верны»…

Spiegel: Ха-ха, да, Песня «Боже, храни президента» была даже про другого президента изначально, да. Но пришлось актуализировать только эту строчку.

Виктория: Какая из ваших песен на сегодняшний момент получилась самой многострадальной и самой запоминающейся для вас самих как для авторов и почему?

Spiegel: совместный трек с Beyond Borders. Изначально это должна была быть совсем другая песня, но гитариста BB настолько понесло, и он настолько видоизменил структуру трека, что я решил, что уж лучше я напишу новый текст. Так что получилась песня-сюрприз.

Серго: Негодяй-гитарист развлекался как мог. Теперь, чтобы играть его аранжировку, приходится немного менять строй гитары. Со стандартного в Дроп ДоДиез. Спасибо, Stiff.

Алексей: Почему у вашего EP такой самодеятельный и самиздатовский вид? Это было сделано нарочно или получилось как получилось?

Spiegel: Потому что мы самодеятельны и самиздатны, по всей видимости. Ну а если уж следуешь принципу DIY, то почему бы это не подчеркнуть?

Серго: Мы делаем всё сами. Возможно, потому что у нас денег нет. Да нет, бред какой-то.

Виктория: Насколько для вас и вашей группы важны имиджевая и визуальная составляющие?

Spiegel: а в нынешних реалиях это не менее важно, чем сама музыка. Зрителям не будет интересна музыка, которая выглядит непривлекательно, или подана с постными лицами.

Серго: Ну дык мы и это… Красим морды-то на праздники, значится. Да и портки крафтовые делаем, что уж там. Вы в фотокарточки-то к нам поглядите, увидите.

Алексей: ….а танцы? Часто ли танцуете под свою и чужую музыку, и многие ли из вас могут и умеют заниматься этим профессионально?

Spiegel: могу похвастаться В-категорией по бальным танцам J  Немного другая стилистика, но эти навыки мне не раз пригождались. Да и на сцене во время выступлений во мне просыпается какой-то танцевальный маньяк, удивительно, что я еще ни разу не упал со сцены J

Серго: В возрасте нежном и юном я посещал хореографический кружок. Но профессионалом и даже любителем не стал. На сцене дергаемся, дома тоже под годный трек попрыгать можем. То, что Вова не упал со сцены до сих пор – действительно чудо, он же как припадочный скачет)

Алексей: А нет ли мечты ввести в ваши выступления элементы хореографии, балета и бальных танцев, чтобы танцевальные навыки не пропадали зазря, так сказать?

Spiegel: давно думаем, что надо бы подружиться с каким-нибудь коллективом современного танца и привлекать их к выступлениям.

Серго: Шпигелю уже хорошо – если б микрофон не заводился, он бы всех обскакал. Но мы подумываем о проработке хореографии членов группы на концертах. Посетитель концертов же не только и не столько слушатель, сколько зритель – надо цеплять его картинкой. Пока у нас используется лишь пара заранее заготовленных движений, остальное, так сказать, из души идет.

Алексей: Когда от вас ждать полноформатник, и является ли выпуск лонгплея для вас целью и неким рубежом?

Виктория: И да, сразу вопрос, будут ли “переделки” старых и уже реализованных синглов, какие-то новые нестандартные аранжировки, быть может, фиты?

Spiegel: отвечу сразу на два вопроса. Да, полноформатник есть в планах, и думаю, что он будет доделан до конца года.  И да, он включит в себя другие версии уже выпущенных синглов, несколько новых треков и еще есть кое-какие идеи. А цель или рубеж – это звучит как какая-то финальная точка. А мы останавливаться не намерены.

Серго: Да, перевыпускать некоторые треки будем. Володя требует от меня переписать гитары на некоторые из них, но даже не догадывается, что я там кой-чего и изменить собрался.

Алексей: Какой из реализованных и имевших место на данный момент фитов считаете самым сильным и интересным? И какой он, фит вашей мечты? (с кем?)

Spiegel: Кит Флинт так невовремя умер, было бы интересно.

Алексей: Видимо, тут вам стоит немного поменять свою проф-ориентацию и переключиться с вуду на спиритические доски ) А Кита Флинта, кстати, безмерно уважает даже некий Борис Гребенщиков… Кстати, а если Б.Г. вдруг позвонит вам и предложит совместный трек, что ему скажете и какой райдер выставите?

Spiegel: а это было бы забавно. Я не фанат его творчества, но без уважения относиться к этому музыканту по-моему невозможно. Так что в такой гипотетической ситуации мы бы согласились на его условия J

Серго: Если Бориса Борисовича потянет на такие эксперименты, мы первым делом сильно удивимся. J Обычно в райдере на концерте в качестве шутки мы указываем метровую мертвую черную проститутку в гримерке и чай, но с Б. Г. пришлось бы задуматься серьезно. Или нет.
Spiegel: про «метровую» и про чай Серго уже приврал, этого в райдере не было. Или он внес в него свои коррективы.

Виктория: Какие планы сейчас насчёт клипов? Быть или не быть – для вас вопрос или уже не вопрос?... И будут ли в клипах задействованы колдовство, ритуалы, танцы и печеньки с предсказаниями?

Spiegel: пытаемся собраться с силами и заставить себя начать работу над анимационным клипом. Но пока масштаб работы настолько пугает, что сил на то, чтобы себя таки-заставить начать еще не хватает.

Серго: В мыслях есть выпуск и видеоклипа, но он стоит на стадии концепции. Как в нашем клипе может не быть колдунства, вы чего?

Алексей: Насколько я знаю, участники вашей группы активно занимаются продвижением тяжёлой и неформатной музыки в сообществе Музразборки. Как было создано это сообщество и как случилось, что вы оказались там в администраторах?

Spiegel: опять тот же самый случай, что я уже не могу вспомнить, как познакомился с Дмитрием – основателем этого и других музыкальных сообществ. Он предложил поучаствовать, а идея мне показалась интересной, да и опыт работы в СМИ у меня тоже немаленький. И вот уже больше года регулярно выпускаем подкасты, а теперь еще и стримы. Аудитория растет – значит людям это нравится.

Серго: На этом этапе, я, кажется, могу встать с дивана и пойти по своим делам…

Виктория: Чем это сообщество отличается от себе подобных и почему стоит подписаться на вас?

Spiegel: например тем, что это – эдакое утреннее радиошоу по вечерам. С шутками, разговорами на случайные темы и главное – честным мнением о том, что мы слышим. Мы не позиционируем себя как каких-то музыкальных экспертов, просто показываем, что думают случайные люди о присланных треках. А то, что мы приглашаем в эфир прошлых участников добавляет непредсказуемости и разнообразия мнений. Иногда нас сравнивают со старым шоу «12 злобных зрителей» - да, есть немало общего.
В целом, мне кажется, что для музыканта важно знать, как люди воспринимают его музыку. Не просто оставляя безликий комментарий «круто» или смайлик, а подробно рассказывая о своих впечатлениях. Кого-то результат может порадовать, кого-то огорчить, но воспользоваться полученной информацией всегда можно с пользой. Ну или обидеться и засыпать нас гневными комментариями тоже можно J Хотя такое бывало нечасто.

Алексей: Каким образом рандомная метал-группа может стать героем ваших разборок и попасть к вам в сообщество?

Spiegel: тут все просто – в обсуждениях сообщества есть тема для заявок. Достаточно просто оставить заявку по форме и ждать своей очереди.

Виктория: А как вы относитесь к разборкам, конфликтам и разного рода разбирательствам в своей реальной жизни?

Spiegel: а что это за непонятные слова? Нам, дзен-пофигистам, такого не рассказывали.

Алексей: И под конец не можем не спросить про смутные времена самоизоляции и о том, что и как вы делали (и делаете), когда концерты во всём мире под запретом, а на улицах свирепствует коронавирус. Эпидемия повредила работе и творчеству или скорее помогла и мотивировала?

Spiegel: печалит только отсутствие концертов. Без живого общения с публикой музыканты начинают терять вес и аппетит. А в остальном – появилось больше времени. Которое можно потратить на новые песни.

Серго: Без концертов и правда тяжело. Иногда даже включаю лайвы и прыгаю с тем собой, который по ту сторону экрана. Самоизоляция едва не стала временем творческого прорыва для нас, но резко возросшая нагрузка на меня со стороны универа внесла свои коррективы.

Виктория: Каким самым необычным делом вы занимались на самоизоляции, и что вам больше всего понравилось во всех этих апокалиптических вирусных временах?

Spiegel: ну для меня мало что поменялось – я как сидел за компьютером большую часть времени, так и продолжил. Разве что теперь не приходится тратить время на дорогу до своего офиса. А Серго вон дистанционно диплом защитил. Теперь он дипломированный уральский физик-ядерщик. Точнее физик-препод J

Серго: Тут Вова поспешил, ибо защита диплома ожидается только в начале июля. Самое необычное – гнать самогон на парах у декана…

Алексей: Что в самых ближайших планах?

Spiegel: еще пара синглов. Ну и завоевание мира, конечно – ему категорически не хватает печенек.

Серго: Так как мне предстоит очередная смена места жительства и куча других перемен, грандиозных планов не строим, работаем в штатном режиме. Разве что, может быть, сдвинуть прерогативу авторства немного в свою сторону. Вова усиленно воздвигает себе памятник нерукотворный, но надо же и другим высказаться)

Виктория: Какого вопроса вы больше всего ждали сегодня, но так и не дождались?

Spiegel: «кто такой VooDoo kid и откуда он взялся», например J Кто он такой – не скажу, а идея маскота-аниматора для концертов пришла нам в голову почти сразу после того, как нарисовался логотип.

Серго: «Куда бежать на концерт, как только снимут ограничения?» И пока мы склоняемся к выступлению в родном Челябинске, после которого стартанем куда-нибудь в другое место.

Алексей: На какой ноте  будем завершать это интервью и с какими словами будете приветствовать ваших слушателей и болельщиков?

Spiegel: в качестве ноты я предлагаю F# - так свежий сингл называется, например. А в качестве приветствия у нас обычно выходит что-то наподобие «откроем филиал Каzантипа в этой суровой металлической дыре» J

Серго: Так как частенько мы открываем концерт с БХП, то и приветствие имеет лёёёгонький политический душок. А после такого простоя, да с нынешней ситуацией в стране, этот душок вызовет пожар в зале. Спасибо за ваши вопросы!

Алексей, Виктория: Спасибо за интервью!

Алексей “Astarte Eel” Иринеев, Виктория “Caracal” Озёрная