ФОРПОСТ МУЗЫКАЛЬНОЙ АНАЛИТИКИ
АЛЕКСЕЯ ИРИНЕЕВА
  • Попытка избавиться от внутренних демонов

preloader

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Moonspell выпускают новый альбом "Hermitage" и уже раскрыли все подробности

Португальские дарк/готик-металлисты Moonspell выпустят свой новый, тринадцатый по счёту студийный альбом, получивший название "Hermitage", 26 февраля 2021 года ... читать дальше →

Exodus раскрыли название нового альбома

Американские трэшеры Exodus раскрыли название своего нового альбома. Вуаля - "Persona Non Grata" - именно так и будет называться диск, который должен выйти ... читать дальше →

God Is An Astronaut выпускают новый полноформатник, уже известны детали

Ирландские пост-рокеры God Is An Astronaut анонсировали выпуск своего нового, десятого по счёту студийного альбома, получившего название "Ghost Tapes #10". ... читать дальше →

НЕДАВНИЕ РЕЦЕНЗИИ

Рецензия на альбом группы Хурма "Лови"

Рецензия на альбом Юлии Хриптан "Чуть больше, чем у других"

Рецензия на альбом группы Гринлайм "Смысла ноль"

СВЕЖИЕ ИНТЕРВЬЮ

“Умные ухмыльнутся, грустные – повеселеют, а думающие задумаются еще глубже!” Интервью с Halter

Пару недель назад я открыл для себя отличную ярославскую команду Halter и не просто открыл, а так проникся их свежим третьим полноформатником, что теперь готов номинировать его на вхождение в топ лучших релизов по итогам 2020 года! Кто знает, может быть, здесь дело в обострившихся у меня в последнее время симпатиях к Cathedral, а может, передозировка последним творением Оззи оказала своё влияние, но как бы там ни было, за мечтательной и довольно объёмной рецензией на “The Principles Of Human Being” у нас сейчас следует такое же мечтательное и объёмное интервью с лидером и вокалистом Halter Алексеем Пышкиным, которому вызвался немного помочь с ответами его брат гитарист Дмитрий. Стереотипы, связанные с дум-металлом, любимые писатели, аллюзии к Б.Г., демократия, тирания и борода Алексея - как сказал сам предводитель Halter, в этом интервью мы не обсудили только его кулинарные симпатии. Всё остальное здесь есть.

Доброго времени суток, Алексей и Halter! Как бодрость духа и как проводите эти осенне-зимние деньки? Принцип “больше осени и зимнего холода – больше дума” в вашем случае работает?

Добрый день, Алексей! Наша активность не зависит от времени года, но, вообще, осенью у всех больше проблем, да и не адаптировавшиеся к холодам организмы дают сбой. В такие моменты труднее собраться всем вместе, а именно при таком условии мы работаем наилучшим образом. Но если задуматься, то, пожалуй, действительно, осенью и зимой музыкальные идеи приходят ко мне чаще…

У вашего коллектива очень интересное, нетривиальное и поистине философское название! А как Вам кажется, что в нашей реальной и повседневной жизни выступает в роли такой петли, недоуздка, которая перекрывает нам кислород, сдавливает горло и может даже убить, если вовремя не одуматься?

Если смотреть широко, то все люди из так называемого «среднего класса» безнадежно порабощены самим устройством общества, обязательствами, товарно-денежными отношениями. Большинство спокойно принимает правила игры и тянет лямку, даже не замечая её. Но есть и те, кто осознают или хотя бы подсознательно чувствуют непрерывный гнет, но не находят выхода, и вот тогда невидимая петля собственной психики может фатально затянуться.

Петля в названии группы не содержит ли в себе скрытого намёка на суицид? И что Вы думаете о самовольном уходе из жизни?

Нет, такого значения в название группы не вкладывалось.

Психически здоровый человек всегда скажет, что самоубийство – окончательный и радикальный шаг, после которого нет шанса что-либо исправить, тогда как выход из большинства жизненных ситуаций все равно найдется (если это не смертельная и мучительная болезнь, как терминальная стадия рака, например). Но надо понимать, что самоубийцы не здорОвы и перед последним шагом испытывают невыносимое душевное страдание, избавиться от которого – их главная цель.

Когда я только начинал слушать дум, и моими кумирами были My Dying Bride и Paradise Lost, группы вроде Cathedral казались мне тотально странными и слишком весёлыми для дума. А у вас не бывает подобных когнитивных диссонансов, когда добавляете в свой дэт-дум элементы стоунера и Black Sabbath?

Как ни странно, первые альбомы Black Sabbath я услышал уже после Iron Maiden, Dio и Twisted Sister, которые и быстрее, и тяжелее по звучанию, но, тем не менее, я был поражен, насколько зловещими, изобретательными и мрачными были риффы Tony Iommi. Не могу сказать, что некоторые мои риффы выходят такими стоунеро-подобными сознательно, скорее это влияние моих давних увлечений.

Кстати, первый Cathedral 1991-го вовсе не веселый, а очень даже мрачный )

Вероятно, весёлость Cathedral  и противоречивость стоунера идеалам истинного дум-металла – это один из стереотипов, свойственных жанру, а в связи с этим у меня появилось несколько вопросов к вам как к вероятным экспертам в этой области. Кстати, тру-думстеры и адепты фьюнерал-дума не обвиняют вас в нетрушности?

Мы никогда не ассоциировали себя с тру-думом и Funeral, всегда заявляя, что играем гитарный Doom/ Death с элементами стоунера и сладжа, расставляя таким образом точки над «и». Но, конечно, мнения любителей дума о нашей музыке бывали неоднозначными. Некто с одного российского думового ресурса, помню, даже назвал наш дебютник «дэтом для бомжей», хех )

Вот как! Но ведь, с другой стороны, у бомжей тоже должна быть своя музыка. И как же вы относитесь к бомжам и дэту для бомжей?

Мне искренне жаль бездомных, нищих и прочих несчастных, потерявших свое место в жизни, и неважно, по какой причине это произошло. На Руси, как известно, от сумы и от тюрьмы не зарекайся…

А вам самим не кажется, что вы слишком весёлые и разнообразные для дума? Слишком неформатные? И что вообще такое дум, кроме пониженных скоростей исполнения тяжёлых риффов?

Интересный вопрос… Дело в том, что даже пониженные скорости не всегда позволяют назвать музыку думом. Например, некоторые вещи Bolt Thrower или Obituary вполне себе неторопливы, но думом их как-то язык не поворачивается назвать. И наоборот, у Candlemass и Memento Mori, например, полно быстрых песен, но ты безошибочно называешь их думом, а не просто хэви… Вероятно, дело в некоей особой трагической или мрачной атмосфере.

Но сколько я ни слушал ваш новый диск, так и не нашёл там какой-то глубокой трагичности и тем более безысходности. А как вам самим кажется, какому сектору на эмоциональном секторе в наибольшей степени соответствует ваша музыка?

Трудно быть объективным  при обсуждении собственного творчества, но, пожалуй, ты прав: наш третий альбом более разнообразный, быстрый и злой по сравнению с предшественниками.  Я бы сказал, что эмоции сместились из сектора отчаяния и апатии в сторону решимости к преодолению собственной депрессивности.

Не коронавирусная ли эпидемия вас в итоге сподвигла к такому смещению акцентов?

Материал для альбома был написан раньше, чем началась вся эта вакханалия, так что вряд ли изменения в нашей музыке имеют вирусную этиологию )

Как вы в целом понимаете философию дэт-дума, и дума в целом и насколько это всё ваша личная философия и жизненная позиция?

В одном из предыдущих ответов я говорил о людях, особенно остро чувствующих тяжесть бытия, как Остап Бендер чувствовал давящий на него тяжелый столб воздуха.  Может быть, Doom Metal и есть музыка таких вот людей?

Быть может, у Halter даже есть какой-то свой жизненный девиз, особое кредо, которое разделяют и обязаны разделять все участники группы?

Пожалуй, что выраженного словами кредо у нас нет, но есть общее мнение о том, что же мы играем, и как это должно быть выражено: гитарный тяжелый рок без соплей и следования за модой.

Круто ли быть думстером сейчас в 2020 году? Может ли дум в принципе устареть и потерять актуальность?

Doom не был особенно модным никогда, ни в 90-х, ни в 2009, когда мы делали первые шаги в этом направлении, ни сейчас в 2020. Теперь, как никогда, вообще вся металлическая музыка переживает тяжелый кризис, что хорошо демонстрируют пустые залы клубов при проведении андерграундных мероприятий.

Мне сейчас вспомнилась загадка про “зимой и летом одним цветом”, как думаете, насколько справедливо будет в графе отгадка под ней заменить слово “алкоголик” на слово “думстер”?

Хех, наверное, абсолютно справедливо. Как говорится, горбатого могила исправит )

Думовый образ жизни и перманентная любовь к большим дозам алкоголя совместима, как считаете?

Перманентная любовь к большим дозам алкоголя несовместима с понятиями обязательность и ответственность. Каких бы пристрастий в искусстве изначально не придерживался человек, спившись, он бесповоротно деградирует и сойдет в могилу всеми презираемый и одинокий… Таких трагических примеров просто сотни и тысячи.

В 90-х большинство думстеров пустились в паломничество к берегам готик-металла, а у вас не бывает таких же соблазнов? Стать меланхоличными,  хитовыми, понятными, востребованными, собирать стадионы…

Такие ситуации хорошо описаны в песнях «А не спеть ли мне песню о любви?...» или еще вот «Еду в Магадан…». Несколькими абзацами ранее я говорил о нашем общем настрое на «металл без соплей», так что это не наша тема. Если же говорить о выборе музыкантами направления в творчестве с целью заработка и популярности, то ведь это совсем не ново: всё телевидение завалено попсой, которую с аппетитом хавает наш добродушный и недалекий народ.

Как считаете, какой самый вредный и неприятный стереотип, связанный с дум-металлом?

У меня есть пара знакомых, которые огульно связывают весь Doom с тягомотиной, медлительностью и скукой, но это лишь вопрос общей ограниченности и отсутствия любознательности при ознакомлении с жанром. Также есть ошибочное мнение, что Doom играют музыканты, не способные сыграть быстро. Так вот разочарую: есть у нас знакомый барабанщик, который сказал как-то Диме, что физически не может играть медленно, хаха! Совсем, как в одной из серий Metalocalypse )

А вообще стереотипы как-то мешают вам жить и творить? Часто включаете антистереотипные фумигаторы, чтобы они не роились под рукой?

К счастью, мы не настолько косны, чтобы ограничивать себя какими-то рамками. Понравился сочиненный Игорем Русаковым быстрый рифф из “Hiroshima's Scapegoat”, и мы с радостью его задействовали, не смотря на отзыв со стороны: «Ну, парни, это же совсем не Doom, это не ваш стиль»

Как считаете, почему дебютный релиз Halter считается самым лучшим и может ли новый диск с ним в этом плане соперничать?

Кому-то первый альбом нравится больше всех, но кому-то он совсем не катит, а вот новый – прямо то, что надо. Так что отвечу в том ключе, что все наши альбомы разные и по-своему хороши.

А как вам самим кажется, новый альбом объективно лучше, чем то, что вы выпускали в Halter до этого? Есть объективный прогресс?

Что касается нашего собственного отношения к новому альбому, то оно однозначно позитивное, хотя сейчас оно несколько смазано тем, что еще недавно мы его записывали, сводили, много раз прослушивали целиком и кусками, так что уже на зубах навязло! Нужно время, чтобы абстрагироваться и взглянуть на него освеженным взглядом.

А в чём, как Вам кажется, причина того, что иногда на ваше творчество появляются такие разгромные рецензии, как было некогда в Dark City? В чём тут проблема и у кого проблема? (у альбома или у автора рецензии)

В результате замечательной промо-компании, проведенной MFL Records после выпуска второго альбома, поступило довольно большое количество рецензий, из которых подавляющее большинство было положительным, а некоторые были просто хвалебные. Но как говаривал Бунин: «Я не червонец, чтобы всем нравиться», так и в нашем случае, 100% позитивного отношения быть не может. Что же касается одной конкретной рецензии, то ведь у рецензента мог и зуб болеть, а может он просто был с бодуна, хех.

Древние греки с Платоном во главе считали, что демократия суть самая худшая форма правления. Согласны с такой постановкой вопроса?

Пожалуй, не согласен. Другой вопрос, что настоящей демократии ведь и не существует, по-моему мнению… Тот политический строй, который существует и в США, и в России, демократией назвать никак нельзя…

У меня сложилось ощущение, что в Halter тоже никакой демократии нет, а всё сплошь аристократия с примесью тирании… Иваном Грозным себя не ощущаете? Благо и борода дополняет сходство…

Конечно, это совсем не так. Скорее, так уж сейчас сложилось, что я взял на себя основную долю хлопот по продвижению нового альбома, поиску лейбла, всевозможные переговоры, организацию недавнего ярославского феста, а также и основные финансовые издержки. И, конечно, я всегда предлагаю ключевые моменты и решения на согласование всей группе. Хотя борода нужна мне обязательно, ведь сбрей я её, меня просто никто не узнает…

Тут по поводу бороды получается практически цитата из Б.Г. А ещё он говорил, что борода, очки и серьга – это такая полезная штука, которая позволяет отвлечь внимание людей. Они смотрят на бороду, на серьгу, на очки и ничего кроме них уже не замечают. Таким образом можно заменить одного человека на другого, но если всё так же будут очки, борода и серьга, народ ничего не заметит и продолжит точно так же слушать этого исполнителя. У вас таких мыслей не бывает?

Да, отличная мысль! И как это Штирлиц не додумался до такого: шлялся бы с бородой и пирсингом по секретным кабинетам РСХА, а его никто бы и не узнавал, даже старина Мюллер…

Кстати о бороде и сходстве. На некоторых видео Halter мне сослепу показалось, что у вас поёт Аарон Стейнтхорп, а потом пригляделся.…И понял, что это не он. Про сходство с ним вам часто говорят?

Нет, с Аароном меня еще не сравнивали, а вот с Сержем Танкяном, Крисом Барнсом и даже Кирком Виндштейном – бывало )

Как Достоевский и Толстой повлияли на Halter? Можно ли найти какие-то их идеи в ваших треках?

Я с детства много читал и, конечно, русскую классическую литературу 19-го века в том числе, так что совсем отрицать её влияние на мои тексты не представляется возможным. Более того, ты абсолютно прав, в одной из песен со второго альбома “Pain Which Never Sleeps” есть чуть ли не прямая цитата из «Анны Карениной», одной из глав, посвященной жутким мукам больного туберкулезом: «Страдания, равномерно увеличиваясь, делали свое дело и приготовляли его к смерти. Не было положения, в котором бы он не страдал, не было минуты, в которую бы он забылся, не было места, члена его тела, которые бы не болели, не мучали его. Даже воспоминания, впечатления, мысли этого тела теперь уже возбуждали в нем такое же отвращение, как и само тело… В нем, очевидно, совершался тот переворот, который должен был заставить его смотреть на смерть как на удовлетворение его желаний, как на счастие.» Это жестоко детализированное и реалистичное описание болезни великим мастером нашей литературы произвело на меня настолько глубокое впечатление, что я сознательно добавил его в свой текст.

А можно ли сказать, что для того чтобы лучше и глубже распробовать музыку Halter, нужно читать классическую литературу? Может, вам даже стоило бы заключить контракт с каким-нибудь книжным магазином, рекламировать их продукцию и получать отчисления?

Опосредованно так и есть: чтение, вообще, развивает личность, а развитая личность способна более глубоко понимать любое искусство. Что же касается рекламы классической литературы, то сейчас эта затея не будет монетизироваться из-за низкого спроса, хех )

Алексей, скажите мне как любитель и фанат Б.Г. любителю и фанату Б.Г. – не было ли мыслей когда-нибудь записать с Halter русскоязычный альбом с иронично-философской лирикой  в духе Аквариума? Такое в принципе возможно?

Хех, ну это вряд ли… Конечно, я писал стихи на русском языке, и часть из них затем была переведена и перекочевала в песни Halter, но стиль и настроение абсолютно не схожи с поэзией БГ. В любом случае, столь радикальная смена стилистики должна бы вести за собой и смену вывески, так что под маркой Halter это немыслимо.

Однако есть одна тема, о которой я никогда особо не распространялся: перед образованием Halter мы с Димой подумывали о том, чтобы записать сборник каверов на самые мрачные песни советского рока в стиле Doom/ Death Metal… Возможно, когда-то эта идея будет реализована.

И Б.Г. на этом сборнике тоже будет?

Куда уж нам касаться золота русского рока своими ручищами )

Как считаете, “The Principles Of Human Being” – это музыка для умных, для грустных или для любителей подумать? А может что-то совсем другое?

Один писатель как-то сказал в ответ на подобный вопрос: «Если я признаюсь, что написал эту книгу для умных, глупые могут обидеться, а ведь их гораздо больше» ))

А если серьезно, то вот ситуация: среди моих знакомых есть люди, которые совсем не слушают и не знают металл, но решив послушать, что же наваял человек из их окружения, испытывают удивление и заинтересованность, а затем им даже начинает нравиться наш материал! Так что, хотелось бы надеяться, что альбом понравится людям из самых разных категорий. Умные пусть снисходительно ухмыльнутся, грустные – повеселеют, а думающие возьмутся за свое любимое занятие – задумаются еще глубже )

Раз уж ваш альбом посвящён человеку, то хотелось бы поинтересоваться: как считаете, что самое плохое в человеке? Говорят, самое плохое – это мужское в мужчинах, женское в женщинах и детское в детях… как вам такое мнение? (например, для тех, кто слишком усердствовал за обедом и теперь застрял у кролика в дверях)

Хаха, разумеется, переусердствовать в чем-то – это очень печально… Не знаю, как насчет женщин и детей, но вот переизбыток тестостерона из мужчин делает опасных животных ) А если без шуток, то в повседневной жизни меня очень расстраивает обилие самовлюбленных хамов обоих полов, считающих, что все должны целовать их в задницу…

А принципиальность человеческих существ – скорее хорошая или плохая черта? Вы сами считаете себя принципиальными людьми?

Alex: Мне запала в душу фраза героя Петра Мамонова в фильме «Остров»: «Живи, как живется, главное, греха большого не сделай». Отличный принцип – стараться жить, как хочется, не причиняя неудобства окружающим. Лично я пытаюсь, по возможности, никого не осуждать огульно, а чаще смотреть в зеркало, в переносном смысле, хотя это очень непросто.

Mid: вопрос склоняет к подмене понятий, ведь с принципиальностью часто путают упрямство или фанатизм. Вот, например, религиозность - есть набор принципов, в связи с некоторыми из которых, родители отказываются прививать и лечить своих детей, запрещают переливание крови. Боб Марли из-за своих "принципов" дуба врезал, потому что, де "раста нельзя ничего отрезать от тела". Лично я часто ищу компромиссы, возможность убедить, договориться, найти консенсус. Тем не менее, есть вещи, на которые я не пойду.

Что делать, чтобы не отупеть и не озлобиться, не скукситься окончательно в петле забот и ипотек? У вас есть какой-то свой собственный рецепт на этот счёт?

У каждого должно быть хоть маленькое, но хобби. Если нет личных интересов совсем, то жизнь становится животным существованием. К счастью, у нас есть группа, у Ромы – две, а у Саши, кажется, сейчас три! Также у каждого есть интересы помимо музыки: у Вадима и Саши – фотография, Роман записывает в своей студии другие группы и увлекается велотуризмом, Дима занимается русскими народными танцами с самого детства. Ну, и понятно, все мы что-то читаем, смотрим фильмы…

Говорят, что дум и тяжёлая музыка в целом – это своего рода форма эскапизма, способ ухода от серой реальности в мир грёз и воздушных замков. В случае с участниками Halter это справедливо?

Уверен, что нет! Достаточно пролистать буклеты наших дисков и бегло почитать тексты, чтобы понять, что о воздушных замках там речи нет ). Думаю, для ребят из Pagan и Folk Metal команд этот вопрос был бы более актуальным )

Интеллект, кругозор и жизненный опыт сильно мешают быть счастливыми и радоваться простым человеческим радостям и дождичку в четверг?

Alex: Разумеется! Ведь: «Во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь», но ведь и Форрест Гамп плакал и страдал, хоть и не был очень умным человеком… Печалей никому не избежать, так лучше за эту короткую жизнь узнать как можно больше!

Mid: Вообще не мешают. Конечно, для кого-то "многия знания - многия скорби", но не в моём случае. Чем больше узнаю, тем больше поводов для радости,  больше способов справляться с тем, что НЕ радует.

Как пришла идея запустить канал на ютубе и делать там CD-обзоры? Это из желания поддержать сцену, дать выходам копящимся в подкорке мыслям и попробовать себя в новом амплуа?

Хочу обратить внимание возможных зрителей канала: я показываю там только физические копии дисков и журналов! Это – попытка возрождения культуры андерграунда с её замечательными артефактами – дисками, пластинками, флаерами, кассетами и журналами.. Конечно, хорошо иметь на винте тысячи альбомов, но ничто не заменит новенький, пахнущий типографской краской компакт любимой группы!  А самое паршивое, что люди сейчас просто скачут по трекам онлайн, ни на чем не останавливаясь; и всё просто пролетает мимо, подобно целому ряду давно набивших оскомину вкусняшек в каком-нибудь огромном супермаркете.. Смотрите и, если понравится, подписывайтесь: Alex Curche’s Crazy Train.

А есть ли у вас какой-то железный и стопроцентно убедительный аргумент в пользу покупки релизов на физических носителях? Почему это обязательно стоит делать?

Когда настанет конец света и рухнет Интернет, оставшиеся выжившие смогут слушать Doom на портативных CD-плеерах, используя вынесенные из супермаркета последние батарейки…

Не было ли мыслей расширять это дело и заняться написанием текстовых печатных рецензий?

Нет, Алексей, я не стану составлять тебе конкуренцию, для этого у меня не достает соответствующего образования )

Что в ближайших планах у Halter и будут ли какие-то особые радости в честь вашего актуального альбома? Может быть, патчи, футболки, кружки, рождественские открытки?

Мы планируем запустить выпуск футболок с дизайном, полностью отличающимся от такового с наших альбомов. Замысел уже есть, но это пока тайна. Скажу лишь, что тема будет перекликаться с одной из песен с дебютника )

Несмотря на коронавирусные ограничения, вы всё-таки умудрились отыграть концерт в поддержку “The Principles Of Human Being”. Как всё прошло в тот вечер? Чихающих думстеров в зале было сильно много? И как на них реагировали не чихающие?

Да, это был отличный фест, прошедший 17 октября в ярославском клубе Территория и собравший довольно большую аудиторию, и не просто так: впервые в Ярославле выступали отцы российского фьюнерала Who Dies In Siberian Slush и корифеи Gothic Metal Inner Miissing при поддержке DOMENIC PIAN и нашем участии! Никто не чихал и не кашлял, но вот головы кое-кто спьяну порасшибал, слава богу, не фатально )

В ближайшее время планируете очередные концертные вылазки?

Нет, сейчас нет ни предложений, ни банальной возможности – противоэпидемические гайки закручиваются все туже.

Олдовые россияне с периферии говорят, что сани нужно готовить летом, а к весеннему фэсту готовиться осенью. Вы уже начали какие-то особые приготовления для тура MOURNING OVER EUROPE TOUR 2021?

Пробу своих сил в новом составе на описанном фесте уже можно считать подготовкой, да так оно и есть! Ну и, разумеется, трудиться и репетировать в оставшиеся несколько месяцев, чтобы держать себя в отличной форме!

Какого вопроса вы сегодня больше всего ждали, но так и не услышали от меня?

Алексей, это было самое большое инти, в котором я когда-либо участвовал! Не хватает лишь обсуждения пристрастий в кулинарии, но это будет уже перебор!

Ваши напутствия и слова мудрости самым терпеливым и задумчивым?

Ребята, как бы тяжело не давила жизнь, интересуйтесь чем-то новым, не будьте безразличными, не поддавайтесь унынию и озлоблению! Всем мира и здоровья!

Спасибо за интервью! Stay doomed!

Алексей “Astarte Eel” Иринеев

“Заразившийся человек непредсказуем!” Интервью с Cyanide Grenade.

Уральские трэшеры из Cyanide Grenade представляют общественности сейчас всего только второй полноформатник, но имя этой команды уже давно на слуху у интересующихся. Причина тому – страсть, задор и нужная доля профессионализма, которыми отмечено всё, что связано с деятельностью этой екатеринбургской капеллы, а также их неистовое желание постоянно расти и прогрессировать. Кроме того, альбом, который называется “Kind Of Virus”, это явно “то, что доктор прописал”, когда от коронавирусных сводок уже не знаешь куда деваться, а про времена, когда можно было сходить в магазин без маски, уже стал капитально забывать, однако ребята совсем не так просты и предсказуемы, как могло бы показаться, и наше гигантское интервью с ними, наверняка, сможет отмести все ваши явные и неявные сомнения по поводу их творчества, окончательно и бесповоротно расставив все точки над “й” и “ё”.

Алексей: Доброго времени суток! Как бодрость духа и довольны ли своим вторым альбомом?

Виталий: Здравствуйте! Дух бодр и воинственен! Конечно, довольны! Всё получилось именно так, как мы хотели. Хорошо, я считаю, когда альбом превосходит предыдущий. На мой взгляд, о нашем лонгплее можно смело это сказать.

Стас: привет! Альбомом мы крайне довольны и действительно свою собственную планку мы сильно подняли.

Виктория: Здравия и бодрости духа! Почему на подготовку второго диска ушло так много времени? Коронавирус замедлил процесс или ускорил?

Виталий: Приветствую! Работа над альбомом началась за несколько месяцев до Коронавируса и активно велась уже во время пандемии, так что эпидемия никак не повлияла на студийную работу.  Мы живем в разных городах. Мы с нашим барабанщиком Стасом в Екатеринбурге, а наш гитарист Сева - в Снежинске (около 90 километров от нас). Это создаёт некоторые трудности, поэтому не всегда получается репетировать так много, как хотелось бы. Процесс написания материала и оттачивания его слегка затянулся. Но можете быть уверены, что следующего релиза так долго ждать не придется.

Стас: Вирус действительно почти никак не повлиял на процесс написания и записи материала. Процесс затянулся в связи с факторами, о которых уже сказал Виталя. Я бы добавил еще более сложную структуру самого альбома и всех его составляющих: партий всех инструментов, текстов, аранжировок и как следствие большее время, потраченное на весь этот процесс.

Алексей: Но альбом посвящён не коронавирусу? Или всё-таки ему?

Виталий: Точно не Коронавирусу! Название альбома мы подобрали до того, как вообще услышали об этой заразе. У нас был разговор касаемо того, стоит ли оставлять название “Kind Of Virus”, раз в мире происходит такая возня и нужно ли нам чтобы кто-то воспринимал название как намёк на задолбавший всех вирус. Уже вполне достаточно выпущено песен о Коронавирусе. Но мы знали, что песня, ставшая заглавной для альбома, не о вирусе. И заинтересовавшийся человек из текста поймет, что COVID - 19 тут вообще не причем. “Kind Of Virus” — это песня о зле, которое может завладеть человеком и толкнуть его на что угодно. Зло — это и есть вирус, от которого порой не убежать. Заразившийся человек непредсказуем. В случае героя нашего текста, зло толкает его на ожесточенные убийства.

Стас: Присоединяюсь к словам Виталия. Вирус здесь абсолютно ни при чём. Текста одноименного трека и правда достаточно, чтобы понять, что зараза – не всё, что микроорганизм. Человека способны поразить вещи куда более страшные чем вирус и как следствие болезнь, вызывающая чисто физические последствия. В теле человека может быть сокрыт настоящий зверь: расстройства, помешательства, мании и обсессии. Речь об этом. И зачастую это происходит у рядовых граждан, после того как они видят что происходит вокруг.

Виктория: Вы не очень всерьёз воспринимаете всю эту ситуацию с пандемией, из-за этого назвали диск “Своего рода типа вирус”?

Виталий: Мы серьёзно относимся к пандемии, как и ко всему, что наносит урон человечеству. Совпадение названия альбома, в котором, повторюсь, ни слова о Коронавирусе, с актуальной мировой ситуацией абсолютно случайно.

Алексей: Как думаете, если подарить экземпляр вашего диска драммеру Death Angel и вокалисту Testament, которые некоторое время назад переболели коронавирусом, они оценят такой подарок?

Виталий: Было бы очень круто если бы они послушали наш альбом. Я уверен, что они, как и любой другой человек, умеющий читать и слушать, поняли бы о чем текст, и если альбом пришелся бы им по вкусу, оценили бы подарок.

Стас: И правда, люди понимающие, о чем идет речь в текстах скорей всего даже не задумаются о пандемии. Разве что мельком.

Виктория: Чем вдохновляетесь при написании новых песен? Написание лирики — это у вас коллективный процесс или пишет кто-то один?

Виталий: Источники вдохновения разные. От книг до реальных жизненных происшествий. Никогда не знаешь, что натолкнет тебя на идею, которая позже ляжет в основу текста. Определенных источников нет. В основном тексты пишу я, но и парни вносят значительный вклад. Подкидывают идеи, корректируют текст, говорят как на их взгляд было бы лучше и так далее. Поэтому я считаю, что да, процесс работы над лирикой можно назвать коллективным. Каждый вносит свою лепту.

Стас: при написании текстов, достаточно выйти на улицу и посмотреть вокруг.

Алексей: А куда, кстати, делся гитарист Дмитрий Сметанин? И как вам теперь живётся и работается в качестве трио?

Виталий: Дима покинул группу в конце 2017 года по музыкальным причинам. Ему было не так интересно двигаться в избранном нами направлении. Причина была только лишь в музыке. Димону ближе другие направления тяжеляка. Кстати, он до сих пор активно участвует в жизни группы. Гитары и бас для нового альбома мы записывали на его домашней студии. Классный чувак. Отсутствие второго гитариста конечно чувствуется, но нам не мешает.

Виктория: Трудно не заметить, как много песен на новом альбоме посвящено Судному Дню и концу света. Действительно думаете, что человечество на грани глобального самоуничтожения?

Виталий: Моё мнение таково, что если ничего не изменится, то современный мировой уклад со всеми его порой непреодолимыми противоречиями ни к чему хорошему для подавляюще большей части человечества не приведет. История сама себя повторяет, и современная обстановка мне доверия не внушает. Конечно, самоуничтожение человечества — это творческое преувеличение, и мы все надеемся на лучшее, но есть ли у нас основания ждать улучшений?

Стас: Может быть и не на самой грани, однако если все продолжится именно так, как идёт, то это может быть несколько столетий, что в историческом масштабе не так и много.

Алексей: Единую концепцию и связь между треками на “Kind Of Virus” стоит искать?

Виталий: Думаю, будет трудно, так как треки под определенную концепцию мы не подгоняли. Но кто ищет, тот найдет, так что попробовать можно)

Стас: Соприкасающиеся темы так или иначе присутствуют в лирике альбома, однако задачи объединить их в одно не стояло. Я бы здесь сказал, что можно, некоторым образом, всё таки провести некоторую нить в виде слова Futurephobia, тут я незамедлительно вспоминаю трек с таким названием и лирику бразильской группы Violator.

Виктория: А как сами считаете, ваши тексты вообще стоит читать или лучше целиком сосредоточиться на музыке и ловить волны драйва?

Виталий: Тут, на мой взгляд, всё зависит от слушателя. Кому-то важно содержание текстов, кому-то не очень. Мы к написанию лирики стараемся подходить серьёзно. Это важная часть песни. Если у тебя нет идеи для текста, то лучше напиши инструментал, чем выдавливать из себя лирику, которую и читать не стоит.

Стас: мы предполагаем, что какая-то часть может быть и не станет париться с переводами треков и лирикой, но я бы настоятельно советовал слушать это как единое целое, ибо только тогда создастся полная картина всего, что мы хотели вложить в альбом.

Алексей: А можете себе представить “Kind Of Virus” с лирикой на русском? Насколько такое вообще реально в принципе?

Виталий: Трудно себе представить. Не думаю, что получится уложить русскую речь на рифф так, чтобы это звучало схоже с англоязычным оригиналом. А вообще может мы когда-нибудь и напишем пару треков на русском языке, но очень вряд ли это будут перепевки уже записанных на английском песен.

Стас: Представить, конечно, можно. Но соглашусь, что это вряд ли стоит делать, так как задумывалась именно англоязычная лирика.

Виктория: У вас изначально было чёткое представление, каким должен быть по звучанию, риффам и концепции “Kind Of Virus”? К чему стремились и какие ориентиры ставили в качестве идеала?

Виталий: Мы стремились лишь написать песни, настолько крутые, насколько мы на данный момент способны. Четкого представления не было. Работа велась, как и над предыдущим альбомом. Есть крутые задумки, которые всем нравятся - вперёд! Касаемо звучания, мы имели некоторое представление какой звук хотели бы получить на альбоме, но парни с Rukamisound сделали всё гораздо круче, при этом воплотив наши пожелания.

Стас: Продакшн нас действительно очень порадовал, и мы не ошиблись, обратившись к Rukamisound. Могу сказать, что по началу мы брали некие ориентиры в виде каких-то очень понравившихся треков и групп, однако это не значит, что мы планировали скопировать их.  Скорее речь шла про звук. Когда мы приступали к написанию альбома нам хотелось что-то в духе Warfect и Warbringer, отчасти PowerTrip и Shakma. Но это все было настолько условно, что в итоге мы вообще забыли про это и получилось по-своему.

Алексей: Вас сравнивают с Toxik, Coroner и Deathrow, а сами на кого больше ориентируетесь в настоящее время? Диски каких групп брали с собой в студию?

Виталий: Такие сравнения нам, конечно, очень приятны, но нам очень далеко до такого уровня владения инструментами и композиторского мастерства, как у тех же Coroner. Не могу сказать, что в данный момент мы прямо-таки на кого-то ориентируемся. Наше видение трэш-метала сформировалось под влиянием огромного количества команд и выделить какую-то одну как основополагающую не могу. В нашу задачу не входит быть похожими на какую-то группу. Наша задача - просто создавать качественный материал в таком виде, который нам нравится. Конечно, на оригинальность мы не претендуем и можно найти у нас массу сходств с теми или иными группами, но очень и очень тяжело, возможно вообще уже нереально сыграть что-то новое в рамках давно сформировавшегося жанра.

Стас: об этом стоит поменьше думать, хоть это и сложно сделать, потому что переслушиваешь кучу релизов, которые отпечатаны уже на подкорке мозга, или находишь новые взрывные пластинки, которые пронзают своей мощью до глубины и сразу думаешь, что хочется так же.

Виктория: А что в плане жанрового определения: сами считаете себя техно-трэшем, прог-трэшем?

Виталий: У нас конечно не самые простые партии, но до техно-трэша мы уж точно не дотягиваем. Да и цели такой себе не ставим. Просто делаем то, от чего кайфуем, и без разницы насколько технично это сыграно.Вообще тяжело услышать собственную музыку так же, как ты слышишь чужую. Если бы я не был участником Cyanide Grenade, то при прослушивании не отнёс бы группу к техно-трэшу, а к прогу и подавно. В общем, нет. Ни тем, ни другим себя не считаем.

Стас: Мы не прог и не техно. Хотя принципиальной позиции откреститься от этих сабжанров у нас нет. Если вдруг у нас появятся подобные элементы в будущем, что ж – отлично. Однако мы стараемся делать упор на убой в первую очередь.

Алексей:  Бывает такое, что ощущаете  себя  путешественниками во времени или всё-таки есть ощущение, что первобытный трэш и сейчас в 2020 году может звучать как нечто свежее, новое и современное?

Виталий: То, что трэш достиг пика популярности в конце 80-х, не значит, что он там и остался. И уж тем более это не значит, что он больше не актуален. Если некий любитель нового и современного скажет мне, что ни первое, ни второе определение к CG не относится, то я ни капли не расстроюсь. Это скорее критерии, важные для любителей поп-музыки. Метал же времени неподвластен. Мы играем ту музыку, которая нам нравится, а не ту, которую нам диктует играть время.

Стас: Метал будет жив и актуален всегда и переживёт еще многие новые жанры. То же самое можно сказать и про трэш. Жанр все таки один из отцов экстремального металла, поэтому я думаю, о нем не забудут.

Виктория: почему для издания “Kind Of Virus” решили перебраться с Metal Race на Wings Of Destruction? Такой шифт оправдал ожидания?

Виталий: Когда мы начали поиски лейбла для издания “Kind Of Virus”, у нас уже было предложение от Metal Race, но условия Wings Of Destruction нам понравились больше. Вот и всё. На данный момент мы полностью довольны нашим сотрудничеством с WoD.

Алексей: Рукотворность обложки намекает на то, что вы до мозга костей олдскуллеры и крафотовые гурманы настоящего лампового трэша?

Виталий: Неее, просто уже тошнит от компьютерной графики на обложках. Подобное видеть на нашей мы бы не хотели. Но рукотворную обложку мы выбрали не поэтому. Она нам просто нравится. А что ещё нужно?

Стас: Может, в каком-то смысле вы правы. Мы пошли уже по проторенному пути создания обложек альбомов, а именно руками, как это было раньше. Однако, если бы появился вариант сделать иначе, но не менее круто, я думаю, мы бы не отказались.

Виктория: Идея обложки принадлежит вам самим или художнику?

Виталий: Общий концепт придумал наш драмер Стас. Не знаю, откуда это взялось в его голове, но мы с Севой задумку максимально одобрили. Всё это мы изложили Алексею Сивицкому, художнику с которым работаем, и он воплотил всё именно в таком виде, в каком мы представляли себе. Профессиональная работа. Супер! Алексей так же добавил массу собственных идей и фишечек, которые оказались очень к месту.

Стас: И правда идея пришла мне, а пацаны одобрили. Отталкивался я от текстов отчасти, отчасти используя воображение. Должен сказать, что идея пришла спонтанно, когда совсем не пытался выдавить из себя что-то. Что же касается реализации задумки, то тут огромный респект Алексею, который с нами буквально на одной волне уже второй релиз подряд.

Алексей: Что это за младенец и что с ним делают ктулхуподобные назгулы?

Виталий: Задумка такова: на обложке вы видите, что внутри нашей планеты лежит младенец как в утробе матери. При этом лежит, играясь с ядерной бомбой. Если коротко, то этим мы хотели намекнуть, что Земля породила собственную погибель.

Стас: Также можно провести параллель со всадниками Апокалипсиса, правда один только что родился. Но это по желанию (смеется).

Виктория: Сходство между чайлдом с обложки и реальными историческими персонажами искать стоит?

Виталий: Нет. Но, опять же, попытка - не пытка).

Алексей: А вообще чего больше у вас в творчестве: реальности или фантазий?

Виталий: Больше реальности. Свои мысли в текстах я чаще всего выражаю метафорически, но в большинстве своём наша лирика о реальной жизни.

Стас: Тексты на различные оккультные темы, например, это круто по-своему, но от реальной жизни сложно закрыться. Поэтому тексты отражают реальность.

Виктория: Некоторые музыканты уже составляют свой концертный график и, помимо следующего года, намечают выступления и в этом... А у вас есть планы выступить в этом году и как вообще вы относитесь к сложившейся в мире ситуации?

Виталий: Планы, конечно, есть, но вторая волна вируса может хорошенько их подпортить, поэтому пока промолчу о конкретных выступлениях, чтобы не обманывать ничьих ожиданий. Скажу так, как только с концертами станет проще, в бой мы рванём основательно.  Ситуация в мире действительно сложна. Люди умирают, правительства по большей части не могут предоставить людям условий, необходимых для стабильного существования в условиях пандемии. И дело не только в несовершенности системы, а и в тех людях, которые думают только о себе и плюют на то, что в том числе от их дисциплинированности зависит то, как долго нам ещё жить в условиях этой коронавирусной фигни. На мой взгляд, современная ситуация хорошо иллюстрирует то, как стадное чувство берёт верх над разумом, а также показывает истинное лицо современной политики.

Стас: Мы уже очень сильно изголодались по живым выступлениям, тем более планируем тур в поддержку альбома. Поэтому, как только, так сразу!

Алексей: В каком городе и с какой командой вам больше всего не терпится отыграть “Kind Of Virus”?

Виталий: В любом городе, где нас ждут. Команд, опять же, так много, что не возьмусь выбирать какую-то одну.

Стас: Для предложений открыты, с удовольствием бы побывали в разных концах необъятной!

Виктория: как думаете, ещё выдастся шанс оказаться на одной сцене с братьями Кавалера с программой нынешнего диска? Хотели бы такого повторения?

Виталий: Было бы круто! Выступать на одной сцене с любой группой, сформировавшей твои музыкальные вкусы — это всегда, я думаю, невероятно классно.

Стас: Конечно! С удовольствием!

Алексей: Прививаться от коронавируса будете, чтобы обезопасить фэнов и никого не заразить из слушателей на концертах?

Виталий: Пока лично у меня нет доверия к подобного рода прививкам)

Стас: Если вакцина подтвердит свое назначения с достаточными основаниями, то почему бы и нет.

Виктория: На мерче в поддержку вашего дебютника у вас был лозунг “ты не сможешь выжить, у тебя нет шансов”, как думаете, каковы шансы музиндустрии оправиться и вернуться в строй после всех этих коронавирусных испытаний?

Стас: Я думаю, как и любое предпринимательство, эта область терпит сейчас мощные удары. Поэтому сложно сказать, когда именно все вернется на уровень, который был до вируса. Надеемся и верим.

Алексей: Что в самых ближайших планах?

Стас:  Записать альбом, либо ЕР с каверами на наши любимые группы и снять клип.

Виталий: С каверами будет ЕР, конечно же. Альбом – это слишком. Уже работаем над нашим следующим альбомом кстати.

Виктория: На носу Хэллоуин, и многие зарубежные группы как только ни изощряются, чтобы удивить и порадовать фэнов... А вы не думали запустить какой-нибудь интересный спешл в этой связи? (назгулам с обложки “Kind Of Virus” этого явно очень бы хотелось!)

Виталий:  Да нет, не думали. Мы как-то никогда не заморачивались приурочивать какие либо события в жизни группы к определенным датам и подобному.

Стас: Совсем не обязательно привязывать какие-то события в группе к праздникам или любым другим датам, инфоповод всегда можно создать самому.

Алексей: Как насчёт кассетного издания “Kind Of Virus” по примеру вашего предыдущего диска? Кассетные тиражи оправдывают себя и находят своих благодарных покупателей?

Виталий: “Kind Of Virus” будет издан на кассетах. Да, подобные тиражи себя оправдывают. Сейчас вообще не лучше время для физических носителей, но спрос  на них по-прежнему есть. Конечно, кассеты менее востребованы, чем CD (на нашем опыте), поэтому тиражи мы выпускаем небольшие, но смысл в этом есть. Хотелось бы и с винилом дело поиметь.

Стас: Мы продолжаем слышать от некоторых людей, что кассеты абсолютно бесполезны в наше время, однако практика доказывает обратное!

Виктория: А что там с клипами?

Виталий: По крайней мере один будет точно. Работа в данном направлении ведётся. Песня для клипа выбрана, идей для видеоряда полно. В общем, всё будет.

Стас: Планируется ломовейшее видео на одну из песен с альбома, не терпится все задумки реализовать, вам точно понравится!

Алексей: А чего от вас совершенно точно не ждать?

Виталий: Смягчения звучания и шагов в сторону модных тенденций можете точно НЕ ждать.

Стас: Поддерживаю!

Виктория: Какого вопроса вы больше всего ждали от нас сегодня, но так и не услышали?

Стас: топ 5 релизов 2020-го года по нашим мнениям! Исправляемся:

  1. Loud Night - Mindnumbing Pleasure
  2. MRZST – Тирания
  3. Benediction – Scriptures
  4. Evoke — Seeds of Death
  5. War Ripper - Strength in Numbers

Алексей: Финальные слова мудрости и назидания внимательным трэш-адептам.

Виталий:  Lay down your souls to the gods Rock’n’Roll !!!

Стас: Не перестану говорить тривиальную вещь – поддерживайте ваши местные сцены и группы, ходите на концерты, в наше время это вдвойне актуально!

Алексей, Виктория: Спасибо за интервью!

Виталий: Спасибо ВАМ за интересные вопросы!

Стас: Благодарим и ждем снова!

Алексей “Astarte Eel” Иринеев, Виктория “Caracal” Озёрная

"Холод полярной ночи" Интервью с Utburd

Мрачный северный one-man-проект Utburd возвращается из небытия и не один, а своим новейшим концептуальным полноформатником! Звук от Slaughtered Studio, арт от Paint-It-Black Design, издание и дистрибуция под эгидой одного очень известного лейбла, многогранные идеи от лидера и бессменного мастермайнда проекта Туора – готовящийся релиз обещает стать настоящей бомбой! Музыкант оказался на редкость несговорчив и наотрез отказался делиться с нами спойлерами по поводу сюжета, однако мы всё-таки выведали у него кое-что ценное, и эти стабилизирующие факты будут даже покруче, чем сюжетные коллизии, о которых мы и так в скором времени всё узнаем! На связи Tuor, лидер, автор, руководитель и единственный участник Utburd с рассказом о готовящемся к изданию эпик-монстре леденящего ужаса “Story Of Frozen Souls”.

Алексей: Приветствую, Tuor! Что у Вас нового и что с момента нашего прошлого интервью-общение изменилось в жизни Вашего one-man-коллектива?

Tuor: Привет, Алексей! В жизни коллектива… вот как раз накануне интервью закончил запись вокальных партий. Да и альбом относительно сформировался. На данном этапе уже можно судить, что выходит нечто новое. По крайней мере я самоповторов не услышал. А так… я, как и раньше, один тяну лямку проекта.

Алексей: А чисто музыкально, по звучанию, в чём будет основное отличие нового альбома от прежних релизов Utburd?

Tuor: Наверное не будет не такого количества кинематографических вставок. Серьезнее поработали с гитарами и общей плотностью звука. Оркестровки зазвучали богаче и разнообразнее.  В некоторых треках добавился гостевой вокал. Но я все так же кропотливо отбираю семплы для атмосферных дорожек.

Виктория: Здравствуйте, Tuor! Вот-вот должен состояться выход вашего нового альбома "Story Of Frozen Souls", который, как Вы обещаете, будет холодным и страшным. Расскажите, а в чём именно будут присутствовать холод и жуть - в музыке, в текстах или в целом в атмосфере?

Tuor: Здравствуйте, Виктория! Холод и жуть будет во всём, потому что альбом как раз про холод и жуть J Я старался создать композиции, при прослушивании которых веяло бы стужей и хотелось закутаться потеплее. Вкупе с текстами и аранжировками всё должно получиться. Холод полярной ночи и одиночество на неизвестной земле – само по себе такое жутко представить.

Алексей: Слово “story” в названии релиза намекает на то, что Вы решили попробовать себя в роли писателя. Каково это было, и есть ли ощущение, что готовящийся альбом получается более литературным и реалистичным?

Tuor: Вы совершенно правы. Это на 100% концептуальный альбом. Не несколько песен в общей тематике, а настоящие законченные главы, где есть начало, кульминация и развязка. Это одна большая история. Черпая вдохновение в литературе, ты невольно если и не стараешься подражать, то по крайней мере ловишь ту литературную нить, которая позволяет ощущать текст не набором строк, а целостным произведением. Ищешь новые ходы, метафоры, обороты. Это очень интересный и иногда мучительный процесс – рождение текста. Но когда откидываешься на спинку кресла и прочитываешь то, что получилось, ловишь реальный кайф и удовольствие.

Виктория: В нашем прошлом интервью Вы признавались, что вас заинтересовала тема Антарктиды со всеми её мифами и легендами, и говорили, что ваш новый альбом будет посвящён этой теме и, как я вижу, Вы решили сдержать своё обещание - на обложке вашего грядущего диска изображён замёрзший насквозь, покрывшийся ледяными сосульками корабль, намертво стоящий среди льдов. Как проходит работа над пластинкой и повлияла ли на процесс ситуация с пандемией?

Tuor: Да, всё так. Я уже на тот момент понял о чём хочу писать, а менять идею на полпути, начинать всё с начала не было смысла, да и не хотелось. Работа с моей стороны, как композитора закончена, теперь дело за звукоинженерами и художником. Именно они будут обтачивать грани этого алмаза.

А пандемия никак не повлияла. Как на работу над альбомом, так и на работу вообще. Разве что появилось больше времени на чтение и запись. Это несомненно плюс.

Алексей: Изначальный замысел альбома претерпевал какие-то изменения в процессе работы над релизом?

Tuor: Да. В начале задумывалось нечто более абстрактное и фантастическое. Однако в ходе написания текстов пришло понимание, что лучше и правильнее писать о вещах более реальных, естественных. Реальная жизнь не менее интересна и таинственна, чем истории Лавкрафта.

Виктория: А как давно Вы вообще увлеклись тематикой Антарктиды? И есть ли у Вас ещё настолько сильные и длительные интересы?

Tuor: Интерес к музыке достаточно длителен. Вся сознательная жизнь. Ещё фотография. Не так давно вернулся к плёночной съёмке.

Антарктида заинтересовала не так давно. На самом деле интерес возник скорее к историям первооткрывателей, их подвигам и жизни в суровых краях, а Антарктида – удачная локация. Но потом, углубившись в тему проникаешься этой титанической массой льда. Его тайнам и удивительному разнообразию в кажущемся однообразии. Это то, что сложно воспринять, если не был там. Потому именно книги Шеклтона, Скотта и Амундсена так сильны и значимы. Они описывают самые первые впечатления людей о земле, на которую ещё не ступала нога человека.

Алексей: Бывать на Антарктиде не доводилось? Хотелось побывать там?

Tuor: Нет, не довелось, но с радостью бы там побывал. Захватил бы свой «Зенит», затарился плёнкой.

Виктория: А не было ли у Вас желания в ходе работы над альбомом дополнить теорию практикой и переместиться куда-нибудь в холодные и зимние локации, чтобы прочувствовать эту леденящую атмосферу в полевых условиях?

Tuor: Я периодически подкрепляю теорию практикой. Не так глобально, конечно, чтобы рвануть на полюс. Но зимние походы в лес – это да. Тем более, живя в заполярье, практика бывает практически за дверью! Так, бывает, заметёт, что мало не покажется.

Алексей: А имеет ли значение, в какой обстановке и в какое время года слушать “Story Of Frozen Souls”? Как думаете, полярники и геологи, перманентно обретающиеся где-нибудь за полярным кругом, смогут лучше понять те идеи и месседжи, которые были заложены на этот диск?

Tuor: Хотелось бы верить, что имеет. На полярников я правда не ориентировался, думаю у них есть масса других дел, нежели слушать блэк, будучи в самых холодных точках планеты. Но, наверное, да, идеи были бы им понятны. Мне хотелось донести до массового слушателя и напомнить ему, каково было тогда. Без геолокации, термобелья, ледоколов и спутников. Когда ты прибываешь на неизвестную территорию и то, с чем сталкиваешься – совсем не то, что ты ожидал. И приходится жить вопреки, придумывать что-то на ходу, пытаться не сойти с ума, сидя в палатке несколько дней, молясь, что метель стихнет.

Алексей: Такое чувство, что главная цель и замысел Вашего нового альбома - заставить людей больше ценить тот комфорт и то тепло, которое у них есть. Как считаете, насколько это подходит к “Story Of Frozen Souls”?

Tuor: Отнюдь. Цели такой не стояло. Смысл истории напомнить людям, какими силами, жертвами добывались знания до эпохи комфорта. Показать человека-героя. Не героя войны, а победителя самого себя. Своих слабостей, страха и немощи. Показать, что в экстремальной ситуации, когда ты остаешься один на один с беспощадной стихией, человек как раз и становится человеком с большой буквы. Сейчас такие вещи забываются и нивелируются.

Виктория: А что произошло с командой стоящего в ледяной пустыне корабля? Спаслись ли они или уснули вечным сном, подобно покоящемуся под толщей вод капитану Немо?

Tuor: Это уже будет спойлер. Пускай этот вопрос останется тайной до момента релиза.

Алексей: А не было ли у Вас по ходу работы над диском дилеммы, закончить ли всё хэппи-эндом или сделать максимально жестокую и безрадостную развязку?

Tuor: Развязка пришла сама собой. Я не подгонял историю к определённому концу. В процессе написания иногда сама история говорит, как ей стоит закончиться. А натянутые хэппи-энды, или внезапный жёсткий конец сразу выбиваются из повествования. Моя история закончилась так, как ей было суждено.

Виктория: Можете ли Вы приоткрыть завесу тайны и рассказать, чем закончится эта история замёрзших душ? Будут ли они преследовать незадачливых моряков или всё-таки обретут покой? Как Вам хочется, чтобы эта история завершилась? И вообще, всегда ли Вы следуете своим желаниям?

Tuor: Все ответы вы услышите на диске и найдёте в буклете. А моряки у меня очень задачливы. Я старался показать их героями. Иногда, как написал Шопенгауэр «Человек не может желать, что ему желать». Иногда что-то происходит и тебе просто приходится примириться с этим.

Алексей: История, послужившая основой для “Story Of Frozen Souls” будет полностью закончена в конце этого альбома или она предполагает какое-то продолжение?

Tuor: Да, для меня история закончилась в последней строчке последней песни. Точка поставлена. А любое продолжение будет неправдоподобным и натянутым.

Алексей: Но ведь всегда остаётся пространство для приквела – рассказать о том, что предшествовало истории. Или это тоже не тот случай?

Tuor: Для меня это не так интересно. А писать альбом про предыдущие попытки освоения южного, или северного полюсов мне кажется скатится до самоповтора. Эта история для меня оригинальна, нова и интересна.

Виктория: Считается, что лирика всегда должна затрагивать, захватывать душу не только читателей/слушателей, но и автора (в первую очередь). Затронули ли Вас тексты, нагнали ли жути, бегали ли у Вас мурашки по спине или всё проходило более-менее спокойно и отстранёно?

Tuor: Когда углубляешься в текст, часто происходит так, что ты просто пишешь и пишешь. Без эмоций. Как автописьмо. А уже потом, перечитывая начинают и мурашки бежать, и ком к горлу подкатывать. Писать только ради того, чтобы писать у меня не получается. Тебя или действительно волнует то, что ты рассказываешь, или… или лучше тогда вообще не браться – ничего толкового всё равно не получится.

Алексей: Автописьмо – штука мистическая и демоническая… В вашей истории с нового альбома Utburd тоже будут какие-то намёки на демонизм и некий привкус потустороннего?

Tuor: Обязательно. Но не так явно, как на предыдущих альбомах. Всё же это история больше о людях. Но и в таких условиях разум может помутиться и начинает выкидывать фортеля. Различные психические расстройства, помутнение рассудка, бредовые состояния. Вкупе с обстановкой на них накладываются и мистические образы, видения.

Алексей: Как Вам кажется, Tuor, могло ли в реальности произойти нечто похожее той вашей истории, которую Вы решили рассказать своим слушателям на новейшем альбоме Utburd?

Tuor: Моя история собрана из реальных рассказов реальных людей, так что да, хоть это и собирательный образ, но он максимально приближен к реальности.

Алексей: Что нужно делать и какие правила соблюдать, чтобы история “Story Of Frozen Souls” не стала реальностью и не превратилась в оживший кошмар?

Tuor: Очень и очень тщательно готовиться к такого рода путешествиям. Лучше потратить больше времени на подготовку себя, команды и снаряжения, чем потом страдать от обморожений и голода.

Виктория: Если бы Вам предложили сейчас отправиться в Антарктиду как в самое безопасное и безлюдное место и переждать там пандемию - воспользовались бы Вы предложением? А если нет, то почему - потому что верите в мистику, творящуюся в тех краях и опасаетесь этого или просто не хотите уходить далеко от цивилизации?

Tuor: Я бы согласился на условии жизни на современной полярной станции с возможностью краткосрочных походов. Всё-таки мы слишком избалованы технологиями и уютом. А уходить далеко от цивилизации, как от людей – не страшно.

Алексей: А должен ли “Story Of Frozen Souls” именно нагонять жуть и леденить кровь? Какие ощущения и какой эмоциональный отклик по своему замыслу должен вызывать этот релиз?

Tuor: Нагонять жуть и леденить кровь релиз должен именно от понимания ситуации, в которую попали герои. Только если воспринимать рассказ целостно, тогда эмоции и возникнут. Кроме всего прочего, я надеюсь вызвать у слушателя сопереживание героям, сострадание.

Алексей: Может быть, идея такого рассказа и появилась у Вас из-за того, что сострадания и сопереживания стало намного меньше в нашей реальной и повседневной жизни? Захотелось написать что-то, чтобы спровоцировать и вызывать эти редкие и подзабытые сейчас чувства?

Tuor: Да, вероятно это отчасти так. Мир стал слишком жесток и циничен. На горе и несчастья сейчас основная реакция – глумление и попытка сострить, нежели проявить сострадание. Быть дерзким сейчас модно, а простые человеческие чувства сопереживания, сопричастности расцениваются как что-то не нормальное и глупое. Если этот альбом разбудит в ком-то такие чувства, значит работа удалась.

Виктория: А как часто Вам приходят во время работы над альбомом и во время записи какие-то новые идеи? В этот раз не возникало желания немного отойти от написанного материала и сымпровизировать?

Tuor: От написанного материала я стараюсь не отступать. Но желание что-то добавить и сымпровизировать возникает периодически на разных стадиях написания музыки. К моменту записи вокала, я стараюсь, чтобы все личные хотелки были учтены. Иначе это дополнительная работа и моя, и звукорежиссеров. Не люблю подводить людей.

Алексей: А на какой стадии работы над альбомом возникла идея пригласить гостевых участников?

Tuor: Идея пригласить кого-то у меня возникает на каждом альбоме. В этот раз наконец-то удалось, хоть немного, но раскрасить композиции женским вокалом.

Виктория: В качестве приглашённой вокалистки на альбоме будет участвовать Юлия Захарцева. Расскажите, в скольких треках она будет петь, и что именно её голос привносит на альбом?

Tuor: Юля – эстрадная певица, и участвовать в таком «тяжёлом» проекте для неё в новинку. Я пригласил её на закрывающий трек. Мне требовался лёгкий вокализ, для лучшей передачи атмосферы одиночества и тоски по дому. Надеюсь, моя задумка удалась.

Кстати, не только Юлия на этом релизе гостевой участник. Буквально накануне интервью мы закончили запись вокала, в том числе вместе с ещё одной девушкой. Галина Богданова подарила свой альт для вокализа во вступительном треке. Интро на пластинке это вообще отдельная история. Звучит интересно!

Алексей: Внесла ли какой-то свой вклад Юлия на готовящийся альбом? Это было просто исполнение вокальных партий или всеобъемлющая творческая коллаборация в собственном смысле?

Tuor: Юля исполнила ровно то, что я попросил. Опять-таки потому что для неё это новый опыт. Всё-таки эстрадная песня и блэк-метал вещи разные. Надо подстраиваться и вникать, чтобы возникли какие-то идеи.

Виктория: Не перегорает ли у Вас в процессе записи интерес к этой тематике? Может, Вы уже увлеклись чем-то новым и уже задумали с этим увлечением следующий релиз?

Tuor: Нет, тема эта мне всё еще интересна. Сейчас дочитываю труд Амундсена «Южный полюс». Интересно читать о той же истории от лица другого её участника. За основу альбома было взято путешествие экспедиции Роберта Скотта к южному полюсу. В Антарктиде их команды встретились, но пошли разными дорогами, что привело к различному результату.

Алексей: А планы по возобновлению сотрудничества с Юлией уже витают в воздухе? Насколько вероятно, что она снова появится в качестве приглашённой вокалистки на каких-то будущих релизах Utburd?

Tuor: Пока так далеко не заглядываю, но Юля - человек активный, за любой кипиш.

Виктория: А сколько вариантов идеи для обложки у Вас было? Идея арта принадлежит Вам или Александру Прокофьеву?

Tuor: Вариантов было не много. От силы два-три. Их я и предложил Александру. А он уже проникся своим видением картины. Я стараюсь не вгонять людей в строгие рамки. Только даю направление.

Алексей: В чём заключаются тайные параллели и отсылки к христианству? В каком смысле этот альбом можно назвать христианским?

Tuor: “Story of Frozen Souls” – альбом про человека. Про его стойкость и самопожертвование во имя высшей цели. А в экстремальных ситуациях любой начинает во что-то верить. И Бог становится не таким и далёким. В голову приходят совершенно иные мысли, более метафизические и духовные. Сама атмосфера этому благоволит.

Алексей: В оригинале сказки о Снежной Королеве Ганса Христиана Андерсена Герда, встречаясь с кознями Снежной Королевы и не зная, как их преодолеть, начинает читать “Отче наш”, а у Вас на альбоме будут какие-то настолько же явные и прямые отсылки к христианству или только намёки и самые прозрачные параллели?

Tuor: Андерсен вообще писатель глубоко христианский. В детстве мы этого не знали, потому как цензура, да и всем известный мультфильм начисто обрубил христианское начало произведения. А «Снежная Королева» просто пропитана им. «Розы цветут… красота, красота! Скоро увидим младенца Христа» - тоже строчка оттуда. Но её можно только прочитать. В мультике такого не увидишь. Это печально.

У меня пока не получается так тонко оформлять мысли, чтобы текст был пропитан христианскими посылами, но они не были контрастно-яркими. Хотелось бы со временем этому научиться. Новый альбом касается веры в мыслях и переживаниях персонажей. В буйстве и монументальности природы. Если слушатель это прочувствует – хорошо. Но тут придется додумывать и интерпретировать историю под себя. Как вы верно сказали – проводить параллели.

Алексей: Как считаете, в нашем современном секулярном обществе может быть каждому нужно было бы подарить себе такую поездку в Антарктиду, чтобы почувствовать на себе суровость этого мира, хрупкость собственной жизни и… встретиться с Богом? Такая поездка и встреча – это то, что следует рекомендовать или это всё-таки слишком жёсткий и радикальный способ обретения веры в Бога?

Tuor: Мне кажется момент обретения веры в Бога всегда радикален. Сидишь ты дома, попивая чай, или идёшь сквозь бурю в тысячах километров от цивилизации. Но соглашусь, иногда человеку стоит испытать шоковое состояние, чтобы в голове что-то переключилось и «маячок» настроился на нужную частоту. Нам действительно необходимо отрываться от удобств реальности, чтобы вспомнить, что ты человек. Понять, чего ты стоишь. Хотя бы для самого себя это выяснить. Я бы такой подарок принял.

Алексей: Иногда человек живёт с осознанием, что у него всё есть, что он видел всё, добился всего, и он теряет вкус к жизни, становится циником. Говорят, в таких случаях бывает очень полезно попасть в какие-то реальные передряги, оказаться в реальной гонке на выживание для того, чтобы снова почувствовать себя живым, вновь осознать ценность простых жизненных радостей и вернуть себе полноту жизни. Как думаете, может быть “Story Of Frozen Souls” это как раз случай из серии  “подари себе ад, чтобы понять, что такое рай”?

Tuor: В описанной вами ситуации есть некая доля… лукавства что ли. Вот есть у человека всё. Да, он решает испытать себя, чем бы то ни было. Однако, сам он отлично понимает, что это временный дискомфорт, ведь по окончании его ждут всё тот же комфорт. Ситуация искусственная и ведёт к самолюбованию и гордыне. Вот! Я смог! Полярники-первопроходцы, о которых мы ведём речь, совершенно не были уверены, что вернутся домой. Мало того, они были готовы к смерти. В тех реалиях уповаешь на себя, команду и Бога. Больше никого нет. Не будет поддержки. А временный подарок в виде «ада», по возвращении в обычную жизнь может усугубить перспективу попасть в ад реальный. По причине гордыни. Хорошо, если это человек вовремя понимает.

Виктория: Присутствуют ли разные уровни восприятия и возможности для метафорического толкования на “Story Of Frozen Souls”? Символом чего может служить такой холодный и снежный мир?

Tuor: Наверное, символом страха в принципе. Каждый чего-то боится. Есть некая грань, за которую страшно перешагнуть. Для этого нужно абсолютное волеизъявление. Или ситуация, которая мотивирует на раскрытие в обычном человеке – первопроходца. Ведь любое новое событие для каждого конкретного человека сродни открытию.

Некоторые мистики и богословы говорят, что человеку в принципе доступны всего две эмоции: любовь и страх. А на “Story Of Frozen Souls” есть место любви, или здесь в традициях блэк-металла всё целиком отдано на откуп одному только страху и его детальному и красочному изображению?

Tuor: Любовь в альбоме присутствует в виде тоски по дому, близким и спокойной жизни. Она присутствует в слаженности работы команды, взаимовыручке и сплочённости. Это всё в той или иной мере проявления любви. Но и красочного страха там хватает, уж поверьте.

Алексей: У группы Marble Carrion не так давно вышел альбом “Frozen Hell”, а как Вам кажется, насколько корректно и аутентично можно было бы говорить про ад в христианских традициях, как про место вечной мерзлоты и сильно пониженных температур в противовес традиционным представлениям и образам пламени, раскалённых сковородок и т.д.?

Tuor: Всё это пережиток мифов и страшилок, порождённых в основном западной церковью. Для православного христианина ад там, где нет Бога. Где всем своим существом чувствуешь Его отсутствие. В каком-то смысле аллегория Антарктиды, как места необитаемого, тотально одинокого, может служить образом Ада. Так что дело тут не в разнице температур, а в отсутствии связи с Творцом.

Виктория: На какой стадии сейчас запись альбома? Когда приблизительно его следует ждать –зимой или уже весной? И устанавливаете ли вы в процессе работы временные рамки, в которые вам обязательно нужно уложиться?

Tuor: Создание этого альбома сильно растянулось по времени. С разрывами он готовился весь 2020 год. Опять-таки – пандемия. Релиз пока намечен на зиму-весну 2021-го года.

Алексей: Довольно иронично выпускать такой студёный и холодный альбом весной, когда вовсю будет припекать солнце и бежать ручьи… А не было ли мыслей приурочить выход диска к какой-то особой “говорящей” дате?

Tuor: Были такие мысли. Но всё очень затянулось по понятным причинам. Хотелось бы конечно добавить символизма ещё и датой выхода. Но тянуть дальше честно сил больше нет. Хочется уже предоставить творение публике. Хотя… есть несколько близких дат, в которые можно еще уложиться. Но это уже на усмотрение лейбла.

Алексей: Что у Вас в самых ближайших планах? И насколько эти самые планы приходится корректировать из-за наших сегодняшних коронавирусных реалий?

Tuor: В планах – пустить новое творение в свободное плавание. Надеюсь мой корабль ждёт долгое путешествие. Корректировать ничего не приходится. Всё идёт своим чередом.

Виктория: Какого вопроса Вы больше всего ждали от нас сегодня, но так и не услышали в итоге?

Tuor: Кажется, что мы рассмотрели всё, что возможно под каждым углом.

Алексей: Ваши финальные слова и пожелания тем, кто поддерживает Utburd?

Tuor: Спасибо за поддержку! Приобретайте музыку, пишите отзывы, реагируйте. Ваша поддержка сейчас очень важна любому музыканту, не только мне.

Алексей, Виктория: Спасибо за интервью!

Tuor: и Вам спасибо!

Алексей “Astarte Eel” Иринеев, Виктория “Caracal” Озёрная

Как закалялся "Бисер": ГЦЪ дописывают новый альбом. Эксклюзивный репортаж

Вы наверняка помните, что лучшим релизом июля у нас стал альбом группы Граф ЦеппелинЪ с песнями на стихи классиков. Мы обещали, что сделаем интервью с победившим коллективом, но подумали и решили поступить иначе – Виктория Озёрная подготовила самый настоящий репортаж. Тексты в данном жанре в наши дни встречаются очень редко, так что надеемся, что вам будет интересно читать этот необычный материал.

Иногда музыканты живут как настоящие подводники. Да-да, во время записи альбомов. Они погружаются в какую-то параллельную реальность и днями-неделями-месяцами не выходят из студий. Сегодня увидим, как это бывает – мы пообщаемся с лидером группы Граф ЦеппелинЪ Сергеем Колесником на финальной стадии очередной работы. Изначально предполагалось, что мы поговорим именно в студии, но меня пригласили домой, пообещав ещё и небольшую экскурсию по старой Москве.

Утро вторника, Сокольники. Мы встречаемся у подъезда довольно необычного дома – он построен буквой «П» и выглядит как государство в государстве. Шутки шутками, но в нём есть свои магазин, почта и салон красоты. Что ещё нужно человеку для счастья? Пока мы поднимаемся на седьмой этаж, Сергей успевает рассказать, что раз пять застревал в этом лифте. Говорит, последний раз ждал мастера минут сорок. Приблизительно столько же будет длиться новый альбом группы Граф ЦеппелинЪ.

– Его лучше всего слушать, предварительно застряв в лифте?

– Главное, не забыть сначала установить приложение для оффлайн-прослушивания. А то лифт металлический, интернет может и не пойматься.

Комната, выходящая во двор, оборудована под домашнюю студию. Поняла, почему именно эта, и чувствую себя экспертом в области звукозаписи. Конечно, здесь тише, а при записи вокала это особенно важно. На штативе по центру комнаты стоит что-то большое. Хозяин замечает мой долгий взгляд исследователя морских глубин и снимает чехол. Под ним обнаруживаются акустический экран и винтажный, если не сказать стимпанковый микрофон. Пафосность девайса зашкаливает: золото, эмаль, не хватает только пары-другой драгоценных камней и шёлковой драпировки.

Оказывается, что микрофон этот наш, отечественный, и выбран за звук, а не за вид. Во второе верю сразу – паблик ГЦЪ я изучила досконально, и ни фото, ни видео с устройством нет. Сергей предлагает оценить звук. Надеваю наушники и считаю до десяти в микрофон. Одно из двух: или я внезапно стала диктором, или лампа и правда творит чудеса. Видно, что ГЦЪ в такое волшебство верят: даже здесь, в домашней студии, всё ламповое. Не только микрофон, но и предусилитель для записи инструментов, и небольшая гитарная голова. Не хватает только огромного бобинного магнитофона. Впрочем, свободного места и без него немного: в комнате, кроме звукорежиссёрского стола, живут ещё кабинетный рояль, четыре гитары, бас, клавиши, укулеле и целый набор перкуссии. На журнальном столике стоит старинная печатная машинка. Я обещала никому не говорить, что она будет в новом клипе «Такая игра», но разве можно верить журналистам?

Сварился кофе, и мы пьём его на балконе, обсуждая последние музыкальные новости. Выясняется, что пепельницы нет. Сергей говорит, что бросил-таки курить. Здесь отличное место, чтобы с сигареткой подумать о новом тексте, но голос дороже кайфа.

– Неужели и правда такая уж сильная разница?

– Ещё и какая. Раньше я даже «соль» первой октавы мог взять только на страшном крике, а сейчас беру и «до» второй. Пока беру. Пока соседи не убили за распевки каждый день.

– Неужели прямо каждый? Это как утренняя зарядка? Или, может, как «вечерний моцион» Кириллова из «Бесов» Достоевского?

– Да, каждый. Иначе аппарат утратит тонус, и голос будет ненадёжный, непослушный. И распевки – это не всё. Надо ещё делать много упражнений, дыхательных и на расслабление. Каждый день, в несколько приёмов. Это должно стать пожизненной практикой, так что это ближе именно к зарядке. Утренней, дневной и вечерней.

Спрашиваю об обещанной экскурсии, и мы выходим на улицу. На самом деле мы идём в студию, она всего в километре отсюда. И сразу два удивления. Первое: так близко студия оказалась случайно. Просто переехала сюда через пару лет после того, как ГЦЪ стали писаться в ней же ещё в другом районе Москвы. Второе: на таком коротком участке минимум три достопримечательности. Сначала проходим мимо дома, в котором якобы жил маршал Жуков. Но это маловероятно – строение не тех времён или изуродовано реконструкцией. Второму экспонату повезло больше, резной деревянный дом XIX века сохранился отлично. Мы говорим о нём, проходя мимо выросшей рядом безобразной зоны времён позднего СССР, но ещё пара минут, и перед нами величественный путевой дворец Елизаветы Петровны. Почти пришли.

Чтобы попасть в студию, надо спуститься по ступенькам с крыльца библиотеки и обойти огромную белую собаку, которая спит у двери. Нам открывает парень по имени Влад. Он прогоняет псину, но это без толку, животное тут же вернётся, уже привыкло. Сергей смеётся – здорово, что собака ещё не осознала своей силы, а то неизвестно, кто кого гонял бы.

Влад – звукорежиссёр с высшим профильным образованием, а до института окончил музыкальное училище по классу виолончели. Сергей говорит, что это идеальное сочетание: чтобы записать что-то стоящее, мало просто разбираться в интерфейсах программ. Надо понимать, что и как должно звучать, и что надо делать, если песня всё же не звучит. А для этого надо быть и режиссёром, и музыкантом. В общем-то, Влад – единственная причина, по которой лидер ГЦЪ приходит в эту студию. Ударник присылает уже записанную партию, то же делают гитарист и басист, а вокал и клавиши Сергей пишет дома сам. Но всё собирается воедино здесь, и они с Владом проверяют, нет ли брака в какой-то дорожке, и вместе подбирают тембры для клавишных. Иногда Влад играет в песнях «Графа» на виолончели, сегодня как раз такой случай.

Спрашиваю, зачем рок-группе виолончель. Не только ведь затем, чтобы повторить успех Apocalyptica? Сергей отвечает, что её на этот раз тоже будет совсем немного, как и в первом альбоме. Да и партии будут, скорее, как у битлов или роллингов в Ruby Tuesday, чем у этих финнов. Записав соло для медлячка «Опоздал», музыканты переходят к новой аранжировке песни «Острова». Пару раз прослушали запись и спорят, надо ли использовать здесь настоящий терменвокс или хватит его программной эмуляции. Гуглю, и оказывается, что этот удивительный инструмент был изобретён ровно сто лет назад, в 1920 году, и не где-нибудь, а в России. Из плюсов эмуляции – практически неотличимое от оригинала звучание, никаких расходов и гарантированное качество. На стороне «живого» девайса только «настоящесть». Думаете, что-то решили? Нет. Пока оставили компьютерную версию и договорились вернуться к обсуждению позже, чтобы не терять время.

Кстати, когда речь идёт о работе в студии, вам приходят в голову те же картинки, что и мне? Журналы и ТВ прочно привязали сюда стереотип прокуренного помещения с диванами. Но здесь никто не курит – как, кстати, и практически во всех реальных студиях – а диван появился совсем недавно. И сидеть на нём сегодня некому: Сергей расположился рядом с Владом, чтобы слышать стереопанораму как можно точнее. Иногда он встаёт и начинает ходить из стороны в сторону – когда надо принять решение, а выбрать однозначно верный вариант трудно.

Опять же, «внутренний» язык музыкантов – это совсем не что-то в духе ожидаемого «Ok, бро, отличный дубль, ты крутой чувак, давай ещё». Вот вообще нет. Я не первый год пишу о музыке, ещё дольше интересуюсь этой темой, но сейчас не понимаю и половины того, о чём идёт речь. Очень много терминов – собственно музыкальных и звукорежиссёрских. Ощущения странные, будто слышишь украинскую или белорусскую речь. Казалось бы, много знакомых слов, а толку.

Давно ли работают в таком темпе? Оказывается, это самый обычный ритм, и продолжается это уже… года два. Два года?? Да, мне не послышалось. Что же можно было делать так долго, работая над одним-единственным альбомом? Слушаю, и начинаю понимать, что ГЦЪ имеют в виду, говоря, что заслужили дипломы маниакальных перфекционистов. Итак: все песни для альбома «Бисер» были полностью переаранжированы и записаны минимум дважды, некоторые – трижды. В процессе записи продолжалась работа над всем, над чем только можно: лидер группы занимался постановкой голоса, обдумывал и менял концепцию диска, список песен, а иногда и тексты уже записанных вещей, что вело к повторной записи. «Время шло, понимание задач менялось, – рассказывает он, – в итоге изменился даже состав группы, и это к лучшему. А ещё мы решили не давать концертов, пока не выпустим альбом. Мы повзрослели, обновились. Сколько можно зазывать публику старыми записями?».

Значит, новый состав ГЦЪ можно будет впервые увидеть только на обложке пластинки? Нет, здесь точно нельзя: на конверте будет девушка. Рискну предположить, что это диалог с прошлым альбомом группы, на конверте которого была девочка. Она повзрослела и стала девушкой. Девушка тоже будет нарисованной? Сергей молча улыбается, держит паузу. Ну да, иногда надо оставлять простор для фантазии слушателей. Особенно там, где есть с чем поиграть.

Фишкой первого альбома были стихи классиков, с собственными текстами группы Граф ЦеппелинЪ – только пролог и эпилог. А в «Бисере» всё иначе. Изначально предполагалось, что на диске будет 13 дорожек, и среди них – одна вещь на стихи Шевченко и одна на Бёрнса. В итоге песен будет 10, и все – с текстами Сергея. Две из выброшенных выйдут синглами, а одна будет безжалостно задушена: «Она меня уже достала. А, может, и не меня одного». Я согласна, филлеру в нормальных альбомах не место, но Сергей заступается за убитую песню. Говорит, она была в числе лучших – по мнению слушателей. Просто надоела. «Каждую из вещей для этой пластинки кто-то после концерта называл лучшей в репертуаре группы, – поясняет он. – Только "Измена", которая будет открывать альбом, мало кому нравится. Но мне всё равно: она нравится мне». Прошу послушать запись. Она начинается с корабельной сирены, потом параллельно с инструментами слышны удары по металлу и голоса команды. Это даёт ощущение своеобразного звукового скрапбукинга и создаёт атмосферу небольшого спектакля. Интересно, хотя и ожидаемо в парадигме рока времён заката постмодерна.

– Кстати, что вы думаете о своей победе в опросе Astarta и том, что ваш первый альбом стал лучшим по итогам месяца? Надеетесь, что второй диск тоже ждёт успех?

– Победа в опросе говорит только о том, что у нашего паблика в ВК очень активные подписчики. Конечно, это радует. Играть для самих себя не интересно, а так мы понимаем, что всё не зря. Надеемся, что и второй альбом кому-то понравится.

Прошло четыре часа, и мы собираемся уходить. Думала, ребята пожалели меня, не привыкшую, и решили завершить эту сессию записи раньше, но они столько и длятся, максимум пять часов. «Если писаться дольше, внимание рассеивается, начинаешь работать непродуктивно, – объясняет Сергей. – Кому-то можно и спать в студии, но время – деньги, особенно студийное. А группа у нас, как понимаешь, не коммерческая». Впрочем, дело не только в деньгах. Почти половину дня лидера ГЦЪ занимают вокальные и гитарные упражнения, а ещё и над аранжировками работать надо, и новые песни писать – хотя бы иногда.

Мы поднимаемся на поверхность, напугав вернувшуюся собаку, и включаем телефоны. Сергею пришёл десяток сообщений, пропущено несколько звонков. Контакты указаны в пабликах группы, поэтому нельзя исключать, что звонили по делу, надо перезвонить. «Вот так два года и проходят», – подмигивает он. А я думаю о том, что быть музыкантом – это непросто, но интересно. И желаю «Графу» записать такую пластинку, которую с удовольствием будут слушать все. И мы, и сами участники группы. Почему пластинку? Потому что «Бисер» выйдет и на виниле. Скорее бы.