ФОРПОСТ МУЗЫКАЛЬНОЙ АНАЛИТИКИ
АЛЕКСЕЯ ИРИНЕЕВА
  • Five Finger Death Punch записали свой "самый разнообразный" альбом

  • В августе выйдет тринадцатый диск Lacrimas Profundere

  • Только самые чёрные цвета на новом альбоме Venom Inc.

  • Легендарные шведские дэт-пионеры из Dismember переиздают свой бэккаталог

  • Ода единству от Schandmaul ждёт вас на их новом альбоме

preloader

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Dismember работают над новым полноформатником

Хотя шведские пионеры дэт-металла Dismember завершили свой восьмилетний творческий перерыв ещё в 2019 году и в настоящее время подписали контракт с лейблом ... читать дальше →

Дум-метал-легенды Pentagram выпускают новый альбом

Известный лейбл Heavy Psych Sounds Records объявил о подписании контракта с американскими дум-/стонер-метал-первопроходцами Pentagram. Контракт будет включать ... читать дальше →

Новый альбом Ereb Altor в процессе создания

Спустя два года после выхода своего альбома "Vargtimman" (2022) шведские дум-/эпик-/викинг-блэк-металлисты Ereb Altor вернулись в студию Studio Apocalypse в ... читать дальше →

НЕДАВНИЕ РЕЦЕНЗИИ

Рецензия на мини-альбом группы Lori! Lori! "Light"

Рецензия на сингл группы Тайлер Дёрден "Реки тают"

Рецензия на мини-альбом группы Следы На Воде "Лестница мира"

СВЕЖИЕ ИНТЕРВЬЮ

«Мы – похмелоид! Мы лечим людей!» Интервью с группой Измена.

Мне казалось, что трэш-метал-группа Измена совсем пропала со всех радаров и ушла куда-то в небытие, но тут на горизонте появился альбом “Чёрный похмелоид”, при первых же звуках которого мне сразу же стало понятно, что эти ребята живее всех живых. У них слегка обновился состав, но во главе коллектива по-прежнему бессменный вокалист Гараж, а это значит, что нас ждёт традиционный трэшеввый олдскул в самой горячей и бодрой сервировке. Но и это ещё не всё! В этот раз музыканты решили сделать что-то по-настоящему большое и особенное, а их свежий полноформатник стал в итоге концептуальным. Много разных песен, но все они объединены одной общей темой страшных и ужасающих последствий злоупотребления спиртосодержащими напитками. Переходя от трека к треку, музыканты убедительно показывают нам, что спички – детям не игрушка, а алкоголь может быть серьёзным и опасным испытанием для вашего здоровья, вашей жизни и даже вашей души. Всё сыграно очень технично, разнообразно и с огоньком, тема важная и нужная, а мы уже спешим задать свои животрепещущие вопросы Гаражу и Деду, чтобы послушать, что же они могут рассказать о таком важном и весомом альбоме.

 – Приветствую, Гараж и Дед! Давайте начнём с самого главного – как вам удалось, наконец, закончить и выпустить такой долгожданный и многострадальный альбом?

Гараж: Привет. Этот альбом действительно многое пережил начали мы его сочинять с одними гитаристами в 2021 году, закончили с другими в 2024. Новыми рекрутами группы являются Дед и Гибельщик. Плюс в конце 2021 я переехал к жене на Крайний Север, ну и в следствие событий 2022 года пришлось альбом доделывать посредством интернета  я сочинял текста и ритм-секцию, остальные что-то писали там, добавляли, ну а Гибельщик в итоге занимался окончательным сведением. Что вышло в итоге, то и вышло на выхлопе.

– Почему “Чёрный похмелоид”, откуда такой образ?

Гараж: Ну, изначально альбом носил название “В Хлам!”, но в итоге посмотрев список уже сочиненных на тот момент песен, пришла в голову идея сделать альбом концептуальным о веселье и вреде после чрезмерного употребления спиртных напитков. В любом действии должна быть разумная грань если ты выпил очень много, то не удивляйся затем, что наутро к тебе придёт Чёрный похмелоид, и только он будет твоим судьей...Зеленый змей все-таки покосил много хороших людей. Пить можно, но в меру собственного организма. Плохо только, что эту меру многие никак не найдут.

– Похмелоид звучит как некий персонаж… гуманоид. Не было мыслей создать себе маскот с таким прозвищем вроде танкардовского зелёного человечка элиена?

Гараж: Может быть и будет. Но эта идея применима только, если мы все будем делать песни на данную тему. А нам все-таки не хотелось бы, чтобы на нас вешали ярлыки. Все-таки мы поём на разные жизнестрадальные темы...Кроме этого альбома, пожалуй.

Дед (гитара): Хотя Alien это мой любимый альбом, Tankard это вообще тема всех народов, тем не менее, человечек злостный. Нам бы что-то доброе, мы же похмелоид лечим людей!

– И насколько сложно вам было делать альбом на такую непростую и неоднозначную тему? Можно ли назвать этот альбом личностным, выстраданным, интимным и автобиографичным?

Гараж: Просто было делать. Поскольку все темы, затрагиваемые в альбоме, мы прошли лично на собственном опыте. Это автобиографический альбом так сказать.

– А что вы вообще думаете о жанре похмельных песен и в целом о песнях на ту же похмельную тему? Есть тут какие-то фавориты? Лично мне в сознание ещё в мега-раннем возрасте, лет в 12-13 очень запал трек “Опохмелиатор” московской дэт-дум-группы Zelator… Не знаете такую песню?

Гараж: Ну, я считаю что нужно это. Поскольку человек может быть хоть так будет подготовлен, что его может ждать поутру. Предупреждён - значит вооружён. Нет, тему эту не знаю, я из них только “Мисс Смерть” слышал. Нет у нас фаворитов в этой текстовой теме, мы сами себе фаворит! (улыбается)

Дед: Ну, это уже будет не алко-трэш, а бодун-трэш.

– А кто сочинял пресс-релиз, предваряющий альбом ВКонтакте? Что это за фантасмагорическая история такая?

Гараж: Ох (улыбается) Ну, основную идею всю сочинил Дед. Он все-таки фитотерапевт и знаком хорошо с всякими там лечениями травами, целебной водой, пиявками, змеиным ядом, природой и т.д.

Дед: Идея Гаража. Я предложил рифму, он сказал не поймут! Ну и мудрили – намудрили!

– А вообще вам важно, чтобы вас понимали и правильно понимали? Есть стремление к такому коннекту со слушателями?

Гараж: Всем же не угодишь, верно? Кому-то нравится, кому-то – нет. Я не люблю навязывать моё мнение, например, кому-то ещё. Человек должен сам делать его выбор, нравится это ему или нет.

Дед: Да, и это мега-важно. Но Гараж говорит, давайте выпустим альбом, посвящённый травам, лешим, бабкам-ёжкам и настойкам... Вот тут я уже начал сомневаться, что нас кто-то поймёт.

– А мне кажется, альбом про бабок-ёжек и настойки у вас бы получился просто отменный! Что вдохновляло на тексты и вообще сочинение песен с этого альбома? Насколько это на самом деле похмельный альбом?

Гараж: Вдохновляло очень много вещей аццкое похмелье, работа, жизненные ситуации, дичь, которая иногда творится вокруг...Это же автобиографические песни, если так разобраться. Это скорее концептуальный альбом в котором указано, что могут быть и веселье, и ужасное самочувствие после выпитого. И что каждый сам себе судья. Плюс я давно хотел выпустить альбом насчет этого в духе Tankard. Поскольку концептуальных альбомов про это у нас раз два и обчёлся. Это скорее жизненный альбом на похмельную тему.

– А как думаете, ваш альбом кого-то чему-то научит? Люди прислушаются к голосу разума и станут более разумными и умеренными? Сами ощущаете в альбоме педагогический потенциал?

Гараж: Я не знаю, может быть, и научит чему-то. Хотя изначально у нас не было цели, чтобы учить кого-то посредством песен. Каждый человек сам делает его выбор. Мы только сочиняли то, про что нам нравится сочинять в данный момент. Мы не придерживаемся новым течениям моды, мы всегда играли то, что и как мы хотели.

 Дед: Тут дело всё в том, что каждый живёт своим умом и никто не хочет жить чужим. Поэтому вряд ли.

– Когда смотришь на обложку и видишь весь этот дистрой, сразу же возникает мысль, что алкогольная неумеренность действительно способна быть сродни апокалипсису. Сознательно закладывали такой посыл или это получилось ненамеренно?

Гараж: У нас все продумывается до мелочей. Это же касается и обложки. Это было сознательно сделано, поскольку аццкое похмелье, учитывая мой собственный опыт это реально, если не хуже, то точно как ядерный взрыв в мозгу для человека, который сильно перебрал накануне.

Дед: Да, сознательно! Но то что на обложке это майский ландыш, по сравнению с тем, что творится в головах у людей, прибывающих, ну скажем, в алкогольном делирии.

– Как считаете, способен ли этот альбом напугать и впечатлить настолько, что кто-то из слушателей после его прослушивания навсегда бросит пить?

Гараж: Что я знаю точно, это то, что этот альбом заставит человека улыбнуться при прослушивании (улыбается) А одна минута смеха дарит человеку пять минут жизни. Так что мы в любом случае делаем полезное дело, в общем-то (улыбается).

Дед: У тех, кто уже всё, у них приятные воспоминания а-ля было время, как угарно жилось!

– А какими тремя словами вы бы сами охарактеризовали этот альбом? Какой он?

Гараж: Веселый. Жизненный. Злобный.

Дед: Непростой.

– Мне показалось, что этот диск ещё более разнузданный и естественный, чем ваш прошлый лонгплей, что ту вы окончательно расслабились и решили ни в чём себя не ограничивать. Насколько это так?

Гараж: Есть такая пословица – настолько все хреново, что даже смешно. Вот здесь мы и посмотрели на всё, что вокруг происходит и реально решили петь о том, что в голове. Не думая ни о чем. Поскольку считаю, что лучше быть на весельчаке, чем грузиться, смотря на то, что вокруг происходит.

– А как так вышло, что альбом стал настолько мощным и техничным? Мне даже показалось, что он техничнее всех самых профессиональных и слаженных дисков Tankard! Вам вообще хотелось играть технично или это само собой получалось?

Гараж: Спасибо! Но не знаю... Получилось как-то само собой.... Может быть, потому что Дед и Гибельщик проффы и умудренные опытом. И они не болеют звёздной болезнью. Всё это получилось само собой, естественно.

– А как вообще работалось над альбомом и насколько легко было достичь всех запланированных и поставленных перед собой целей?

Гараж: Дело в том, что изначально не было то никаких целей абсолютно. Все сочинялось и записывалось просто, не думая о каких-то глобальных вещах. И в итоге, когда осталось написать одну вроде тему, только затем мы посчитали количество тем и увидели, что материал то на новый альбом почти готов.

Дед: Всех и не достигли... Мы хотели запросить ребят с органом из костёла Петра и Павла в Ватикане, но они сильно заняты были!

– Сложно ли взаимодействовать на расстоянии по интернету? Было ли сложно воссоздать тусовочную алко-атмосферу при таких реалиях работы?

Гараж: Абсолютно не сложно. Мы же как по старинке, созваниваемся по вайберу там, Skype каждую неделю...Выпиваем, общаемся, сочиняем....

Дед: Ну, есть нюансы, но мы по мессенджеру сперва бухаем и решаем все вопросы дым столбом, чёкаемся в экран. Так что всё решаемо!

– А вообще Измена на данный момент это всё-таки больше группа или проект?

Гараж: Группа, естественно. Почему нас можно считать проектом? Потому что сейчас невозможно давать концерты в наших условиях? Ну, я считаю, что лучше производить хоть какую-то деятельность, чем сидеть и не делать ничего. И искать отмазки там всякие...

– Насколько реальна и велика вероятность, что в каком-то будущем Измена станет one-man-проектом, как случилось, например, с Annihilator на альбоме “Remains”?

Гараж: Дело в том, что всю историю существования группы я оказывался столпом группы во всех её аспектах. Поэтому вряд ли это возможно. Я не умею играть на драмах и на гитаре (смеётся).

– Над какими из песен было интереснее всего работать, и какие из песен на данный момент в числе ваших собственных фаворитов и радуют больше всего?

Гараж: Над абсолютно всеми темами было интересно работать. Поскольку в каждую тему мы вкладывали как часть души что ли... Насчет фаворитов мне, например, больше всего заходят “Частушки”, “Кручина”, ”Гибельщик”, ”Комбинат”...

Дед: “Зубник”, ”Гибельщик”, ну и, конечно, “Комбинат”!

– Легко ли иронизировать и сохранять позитивный и воодушевляющий настрой, когда особых причин для этого нет? Где черпаете силы и вдохновение для такого?

Гараж: В окружающей нас действительности черпаем... Как я говорил ранее, посмотришь на всё, что вокруг глобально, вздохнешь и улыбнёшся (улыбается) Настолько всё хреново, что даже смешно (улыбается).

Дед: Книжки. Только они и спасают. Учение свет, а неучение электрический свет!

– А насколько ироничен этот “Чёрный похмелоид”? Мне показалось, что местами тут действительно как будто частушки и тотальная ирония, даже когда в названии и не заявлено, что перед нами именно частушка. Насколько вы ироничны во всех этих темах и стоит ли тут искать какой-то глобальный месседж и посыл?

Дед: А это кому как... Кому прикол, кому посыл у каждого в домике свои гномики!

– Как вообще расцениваете изменения в себе и в музыке Измены за то время, что прошло с момента нашего прошлого с вами интервью?

Гараж:  Повзрослели, наверное... Избавились от тех, кто тормозил развитие группы дальше, стали мудрее во многих аспектах. Ко всему стали относится с юмором (улыбается). На а музыка...Здесь главную роль играют мои практически одинаковые вкусы с Дедом, профессионализм Гибельщика, ну и ритм-секция у нас не поменялась же.

– Чем был обусловлен выбор бонус-треков для альбома? Может быть, тут есть какая-то своя интересная история?

Гараж: Ну, “Семь кругов ада”, это тема, которая не вошла в прошлый альбом. А поскольку я не люблю так, что тема записана и выкинута, пришлось включить е` в этот релиз как бонус. А “Пациент” изначально планировалась в альбом, но учитывая, что когда она записывалась, были другие гитаристы и другая студия, качество записи различалось от основного материала. Поэтому и включили её как бонус, чтобы не было сильного перепада по звуку.

– А как так вышло, что у вас появился сайд-проект, и не влияет ли он на творчество Измены?

Гараж: Это полностью идея Деда. Дело в том, что изначально он пригласить меня в его проект Drunkraiser вокалистом. И уже затем, спустя полгода, когда мне реально надоела звёздность бывших гитаристов, я пригласил его в Измену. Нет, не влияет это на Измену, поскольку в Drunkraiser все текста и музыку пишет Дед. Ну, Рома еще там музыку делает. Я только редактирую текста иногда и вокалю. А в Измене наоборот я делаю тексты и музыку, а Дед с Гибельщиком аранжировки иногда. Единственное, что совпадает, это одинаковый вокал (улыбается).

– Как вы разграничиваете деятельность основной группы и сайд-проекта и в какой момент пришла идея всё-таки поместить на номерной альбом Измены частушки в духе сайд-проекта?

Гараж: Когда закончены темы над Изменой я переключаюсь на Drunkraiser, Дед всё время в Drunkraiser, но включается когда нужно что-то для Измены. И “Частушки” это действительно тема Измены, просто захотелось сделать что-то весёлое, обьединяющее большинство людей, ненавязчивое и по угару (улыбается).

– “Чёрный похмелоид” сравнивают с Гробовой Доской. А сами вы что думаете о своей стилистике и о найденной на данном альбоме стилистической нише?

Гараж: Я не люблю сравнения. У них своё, у нас своё. Просто так получилось, что этот альбом стал концептуальным в всех его смыслах. Трэш, угар, мрак похмелья... Мы веселые люди на самом-то деле. На следующем альбоме возможно будет что-то другое. Мы не привыкли зацикливаться на одной тематике алкоголя, его радостях и его вреде для здоровья.

– Стоит ли искать тут какие-то отсылки к Tankard, Tankwart, Onkel Tom и тому подобным заграничным группам?

Гараж: Всё относительно. Мне нравится Onkel Tom, но изначально идея создания концептуального альбома на похмельную тему была другой. Причина в том, что у нас реально практически никто не делал из метал-команд концептуальный альбом на данную тему.

Дед: Я думаю, нет.

– Как планируете продвигать альбом, и помогает ли в этом как-то ваш лейбл?

Гараж: Да как обычно...Порассылали по разным пабликам, зарубеж там, в журналы рецензии...Лейбл, конечно, помогает в силу его возможностей.

– А вообще ощущаете какой-то резонанс от слушателей? Идут какие-то отзывы и эмоциональный фидбек?

Гараж: Пока отзывы только положительные. Наверное, потому что тем, кому это не нравится, просто нечего сказать (улыбается).

– Такие, кого смущает алкогольная тематика, тоже находятся? Часто вас критикуют?

Гараж: Пока такого не случалось. Да и смысл критиковать-то? В любом случае, мы же своё мнение насчет окружающей действительности не поменяем.

Дед: Мне очень понравился один коммент, им и отвечу – «альбом слушать не буду, но заранее осуждаю!»

– Чего ждёте от подбирающегося к нам лета и чем будете заниматься в эти летние месяцы?

Гараж: Может, запишем одну песню ещё... А так только отдыхать, работать на основной работе, всё банально.

Дед: Летом я собираю ядовитые травы это болиголов, аконит, вех, купена и др. Потом делаю настойки и пью их понемногу!

– Концертов Измены в этом году совершенно точно не ждать ни в каком виде?

Гараж: В этом году точно никаких концертов не будет...Может быть, в следующем. Поскольку на Крайнем Севере реально сложно найти даже просто сессионных музыкантов, чтобы всё разучить и выехать на какой-то гиг. В следующем посмотрим... На данный момент мы живём сегодняшним днём.

– Что в самых ближайших планах?

Гараж: Записать новую песню для Измены, также продолжать работать над темами из Drunkraiser ,чтобы, может быть, к сентябрю что-то и получилось в итоге.

– Надо полагать альбом сайд-проекта тоже не за горами, и он выйдет тоже на Narcoleptica Productions?

Гараж: Нет, он будет издан только в цифровом варианте. На физ носителе его выпуск не планируется. А насчет готовности...Процентов 70 там сделано, не хочу загадывать наперёд. Как получится, сразу моментально выложим альбом на обзор широким массам.

– Какого вопроса вы больше всего ждали сегодня от меня, но в итоге так и не услышали?

Гараж: Как мы боремся с похмельем (смеётся).

– Да, это действительно было бы очень логично в завершение разговора о таком «похмельном» альбоме! И как же боритесь-то? Может быть, у Деда есть какой-то особый чудодейственный травяной рецепт на этот случай?

Дед: Да дело в том, что наш печёночный цитохром р450 или в простонародье монооксигеназные системы нас спасают от смерти. Если бы не они, мы бы умерли от 20 г нашей шамырлы! Поэтому с утреца на похмель пьём травы, помогающие цитохрому расщеплять токсины!

– Ваши финальные слова и пожелания тем, кто нас сегодня читал?

Гараж: Берегите себя, близких, рубитесь под угарную музыку, оставайтесь людьми и следите за мерой выпитого в праздники или на отдыхе! Живее всех живых, товарищи!

Дед: Слушайте трэш!

– Спасибо за интервью!

«История только начинается!» Интервью с LifeStream

Эта группа появилась на музыкальном горизонте совсем недавно, но сразу же стало понятно, что появилась она не из пустоты. Из ничего вообще ничего не появляется, а под предводительством бас-гитариста Антона Гинзбурга, засветившегося в целом ряде знаменитых составов от Чёрного Обелиска, где он был сессионным басистом, до Монгол Шуудан, где маэстро до сих пор является постоянным и полноправным участником, собралась очень мощная команда единомышленников, которые сначала выдали один трек, потом ещё один, а затем сорвали у нас на ASTARTA титул «лучший релиз месяца». И вот мы уже спешим расспросить участников LifeStream обо всём важном, насущном и актуальном и, конечно же, про их свежий, вышедший буквально на днях макси-сингл “Врата конца света”, в записи коего музыкантам помог Alex Volt, и сводил который небезызвестный Дмитрий Борисенков. Итак, давайте посмотрим, что же нам имеют сказать сейчас Антон и гитаристы LifeStream Дмитрий Костючик и Андрей Силаев. Кстати, не обошлось даже без упоминания великих и славного альбома Metallica “…And Justice for All” с его неоднозначными бас-партиями в том числе.

– Доброго времени суток, Антон и LifeStream! Поздравляю с победой в нашем опросе! Как сами расцениваете тот факт, что ваш релиз стал у нас лучшим по итогам голосования? Чувствуете себя лучшими из лучших?

 Антон: Здравствуйте! Огромное Вам спасибо, победа в голосовании, в первую очередь говорит о том, что дело движется в правильном направлении и уже появляются люди, кому небезразлично наше творчество, а также готовые нас поддержать!

Работы других коллективов не менее достойные, я считаю, но наша публика среагировала наиболее оперативно, и это очень хороший знак (улыбается).

– Как вы нашли себе название и почему вы LifeStream?

 Антон: По поводу названия сначала было что-то наподобие мозгового штурма с моей женой Еленой (по совместительству директор группы) и гитаристом Дмитрием Костючиком. Но всё было куда-то «мимо». А тут, сами понимаете, «как корабль назовёте, так он и поплывет».

Как-то летом 2023 года, мне попалась статья про ремейк игры Final Fantasy 7, и там важную роль в повествовании играл тот самый LifeStream поток жизни внутри планеты, в котором копится ее жизненная сила, который сохраняет память обо всем, что случилось и куда отправляются все существа после смерти. Получилось так, что пласт материала, который был уже написан к тому моменту, получился достаточно разнообразным и стилистически и по настроению, и я посчитал, что такое название как раз хорошо характеризует все это разнообразие.

– А как вообще и с чего всё начиналось? Как пришла идея организовать новый коллектив и какие задумки были по поводу всего этого в самом начале?

Антон: Постараюсь быть краток: на протяжении всей моей карьеры, играя на бас-гитаре в различных коллективах, получалось так, что уже имелся «мозговой центр» или лидер, чьи песни в коллективе и звучали. Параллельно с этим, я сам что-то сочинял, копил опыт, но полноценное понимание, в каком виде я хочу сделать этот материал пришло к недавнему времени. В 2022 году я купил недостающее оборудование для домашней студии, сел оформлять демо-записи, шлифовать тексты. Параллельно меня несколько стопорил вопрос с вокалом: а кому, собственно, петь? Хорошего вокалиста днем с огнём не сыщешь, а плохой и не нужен, и, как посоветовал один мой хороший друг: «хочешь сделать хорошо – сделай сам». Попутно я стал более плотно заниматься вокалом. Ранее почти во всех группах я был только на «бэках», а основной вокал все же требует более обстоятельного подхода. Как бы круто ни был сыгран инструментал, если вокал «проседает», то это уже не будет восприниматься слушателем должным образом.

– LifeStream – это полноценная группа или всё-таки сольный проект? И как думаете, насколько к вам применимо понятие «супер-группа» (музыкальный коллектив, где все участники являются звёздными, состоявшимися и именитыми)

Антон: Однозначно первое! Все-таки сольный проект — это когда все делаешь от «А» до «Я», играешь сам на большинстве инструментов, и/или другими командуешь, чтобы сделали вплоть до ноты, все, как сочинил. Я же даю определённую долю творческой свободы и советуюсь с музыкантами, где что убрать/добавить и т.д., хотя окончательное слово все равно за мной. У любого коллектива должен быть лидер, иначе, как говорится, будет разброд и шатания. (улыбается).

Думаю, что «супер-группой» это назвать нельзя, потому что, во-первых, в Rolling Stones или Deep Purple никто из нас не играл, да и подобные истории чаще несут эпизодический характер. 90% «супер-групп», как правило, собираются ради одного релиза-концерта-тура, а дальше все расходятся «по домам». Тут же история только начинается!

Дмитрий: LifeStream, на мой взгляд, это история где-то между. Все же, это творчество и самовыражение Антона, это его песни, его тексты. Пока никто не приносил и не пытался реализовать в рамках данного проекта свои композиции. В то же время в аранжировке треков участвуют все члены коллектива, поэтому считать это one-man band тоже было бы некорректно.

Я бы не хотел, чтобы нас считали «супер-группой» как минимум потому, что такие коллективы обычно выдавали знатную хрень. Когда все участники состоявшиеся, то каждый и тянет одеяло на себя, пропихивает свое виденье и сложно создать что-то по-настоящему цельное.

Андрей С.: На данном этапе LifeStream – это скорее сольный проект Антона, в реализации которого ему помогают друзья, а также сессионные музыканты. «Супер-группа» … Скорее нет, чем да, самый известный у нас Антон и он – движок всего процесса. Дима и Андрей Дыдалин в принципе тоже довольно известные люди в музыкальной среде, ну а я попал в группу по блату и нигде неизвестен, в отличие от остальных (улыбается).

Антон: А Андрей явно прибедняется! Во-первых, вся эта «звёздность» понятие очень относительное, во-вторых, Андрей гитарист с большим стажем и опытом, не только как исполнитель, но и аранжировщик, звукорежиссёр и технический специалист. Помимо этого, у него есть свой собственный проект Последние Варвары, который уже выпустил полноформатный альбом и выступает.

– Насколько вы ощущаете себя свободными в плане творческого самовыражения в рамках LifeStream? Насколько это то, что вам хотелось бы делать и давать этому миру?

Антон: Я думаю, что на все 100%. Собственно, ради этого я и собрал этот проект, чтобы выразить именно то, что хотел и хочу выразить.

Дмитрий: Как я уже говорил, сейчас это песни Антона, поэтому сложно говорить о собственном самовыражении. Но в плане аранжировок все предложения рассматриваются, не припомню чтобы были какие-то ограничения.

Андрей С.: Весь материал пишет Антон, LifeStream – это его проект и командует в нём он. Но надо сказать, что Антон не руководитель-тиран и в рамках поставленной задачи он оставляет довольно много места для творчества, так что свободы творчества хватает, а когда есть какие-то объективные рамки, становится даже интереснее.

Миру хотелось бы давать больше хорошей музыки и развивать рок-движ, чтобы он не кончился вместе с уходящими на пенсию мэтрами.

– Где-то на периферии присутствуют замыслы сравнять по статусу и крутости с Чёрным Обелиском, а затем и превзойти их? Вообще насколько вы амбициозны?

Антон: Желания конкурировать или сравниться со статусом ни с Чёрным Обелиском, ни с другими коллективами нет, но, как говорится, хочется прыгнуть максимально высоко, и мы прикладываем для этого все возможные усилия!

– А что вы думаете о Type O Negative? Стоит искать у вас какие-то влияния этой группы и вокальной манеры их фронтмена Питера Стила?

Антон: Забавный момент в том, что я никогда не был их поклонником, и творчество Type прошло как-то мимо. Может мне «не те» треки попадались, а может просто не сложилось… Так что сходство тут непреднамеренное, хотя помимо Вас еще ряд людей тоже отмечал сходства с этим коллективом.

– А какая музыка вас больше всего вдохновляет и на какой жанр вам хотелось бы ориентироваться? В какой жанровой нише вам было бы комфортнее находиться и проявлять себя?

Антон: Вдохновляет очень много чего, спектр жанров очень широкий, от русского рока до современного progressive, если в очень общих чертах. Не хочется привязываться к конкретному жанру, хочется в первую очередь сформировать определённое «лицо». Самый простой пример - с 2021 года я являюсь постоянным участником группы Монгол Шуудан, и на протяжении времени жанр музыки менялся от панка до современного металла, но группа всегда оставалась узнаваемой за счет тематики песен, подачи и вокала Валерия Скородеда. Или посмотрите, как менялся материал даже у Depeche Mode, Pink Floyd, Oomph!, ДДТ, Алисы и т.д. И, я считаю, такой подход позволяет заинтересовать максимально различную аудиторию, которая будет максимально верной и преданной.

Дмитрий: Вот здесь сложно. Как по мне, в рамках одного конкретного жанра уже почти везде все сказано. Если хочется двигаться вперед, нужен фьюжн, смесь, неожиданное звучание которого не ждет никто. Но это прямо-таки очень непростая тема, требующая большой наслушанности.

– Насколько быстро и легко сформировался состав LifeStream и как быстро удалось найти общий язык друг с другом?

Антон: Параллельно с тем, как я начал делать первые черновики, я предложил снова поработать вместе старому другу Дмитрию Костючику. Мы раньше играли вместе в группе POLIGON, но помимо музыки ещё и работали вместе, и просто плотно общались, дружили.

Уже после выхода первого сингла по-новому «законтачили» с другим старым другом - гитаристом Андреем Силаевым. Он проникся материалом и тоже захотел присоединиться к коллективу.

С барабанщиком Андреем Дыдалиным мы познакомились в 2017 году на одном из совместных концертов группы ARDA, где я тогда играл, и M.A.I.B., где играл Андрей. Еще тогда заприметил, что у него очень хорошо с грувом и подачей. А потом в начале 2023 года на «Метал ёлке» я послушал Андрея уже в составе Above the Stars и заметил, как он «вырос» в плане техники, и чуть позже, в конце 2023 года, пригласил его принять участие в проекте.

– Как обычно происходит у вас работа над треками и насколько это всё коллективный процесс?

Антон: Сначала я обычно записываю черновик на домашней студии - бас, гитару, «забиваю» примерную барабанную партию в программе, прикидочные клавиши и, если уже есть какая-то текстовая основа или вокальная мелодия, – черновой вокал. Затем показываю всем остальным, и каждый на эту основу уже вносит свои предложения. Так что процесс в должной мере коллективный. Плюс, какие-то доработки зачастую вносятся по месту, когда уже и гитаристы переписали гитары на «чистовик», готов вокал и т.д.

Дмитрий: Процесс выглядит примерно так: Антон приносит песню, где набросан бас, гитары и синтезаторы. Дальше мы набиваем примерные барабаны и разбираем партии гитар на запись и дополнительную аранжировку. Потом каждый записывает все темы, как их видит, и это все уже собирается в единый трек. Некоторые песни после такого процесса зазвучали совсем по-другому относительно первоначальной идеи. И это очень здорово, как по мне. Песня становится лучшей версией себя.

Андрей С.: Антон скидывает свои наработки в виде демо-записей и даёт ТЗ, чтобы он хотел видеть в песне в целом, а дальше каждый от себя добавляет идеи, по-своему исполняет задуманное. А там Антон уже даёт корректировки и трек идёт в запись. Как-то так.

– Можно ли назвать на данный момент LifeStream одной большой семьёй и сплочённой командой единомышленников?

Антон: Пока нельзя это утверждать на 100%, но определенная тенденция есть. И просто приятно, что нашлись люди, которые согласились поработать со мной вместе над материалом. Помимо самих музыкантов, «бойцами невидимого фронта» также являются моя жена, директор проекта, Елена Гинзбург, замечательный татуировщик, художник и музыкант Александр Чекмарев, и отдельный респект хочется выразить Ксении Маркевич из группы Калевала за неоценимую помощь на записи вокала!

Дмитрий: На самом деле коллектив только начинает свой творческий путь и станем ли мы семьей или захотим набить друг другу морды лица покажет время.

– Вы задали этот вопрос своим слушателям и подписчикам, а теперь мне хочется спросить у вас самих: какой из ваших треков вам самим больше по душе: бодрый “Лицемер” или вдумчивый “Твои очертания”?

Антон: Тут я отвечу достаточно избито каждый из них по-своему любим, как дети 🙂

Дмитрий: Мне пока больше всего нравится недавно вышедшая «Врата конца света». Там Андрей Силаев очень хорошо поработал над аранжировками и припев действительно хуковый получился.

Андрей С.: Конечно, «Лицемер», я за бодрую музыку!

– У этих песен есть какая-то своя история создания и что вообще послужило стимулом для создания этих композиций?

Антон: Безусловно. Про “Лицемера” я выпускал целый видео-рассказ с разными итерациями этого трека. Его «прото-версию» я сочинил ещё в 2014 году, потом была первая демозапись в 2017, но окончательный вид он приобрёл уже в 2023. С «Очертаниями» тоже интересная история - основную мелодию я сочинил ещё в 2015 году и сначала думал развить из неё инструментал. Потом в 2022 вспомнил про неё, и захотел сделать полу-гитарную, полу-электронную аранжировку, эдакий Depeche Mode, но более тяжёлый и загадочный. А потом, гитары стали перевешивать над электроникой и вот какой результат получился. А текст там достаточно загадочный и мистический, и весьма личный.

– А что вас вдохновляет на творчество и что вдохновляет больше: восхищение или гнев, злость, отрицание, несогласие?

Антон: Пожалуй, собственное мироощущение в тот или иной момент времени, а также просто спектр эмоций, который оно может побудить - иной раз и отсутствие настроение, и апатия или радость могут стать источниками вдохновения. И так сложилось, что музыку я чаще пишу по ночам, а тексты по утрам, не знаю, почему так, видимо в эти промежутки времени достигается максимальная концентрация.

Андрей С.: Вдохновляют неравнодушные единомышленники и реакция слушателей на творчество, приятно, когда людям нравится музыка, которую ты делаешь.

–А бывает так, что на песню вдохновляет нечто такое, чем обязательно хочется поделиться и донести до всех? Передать свой опыт, какие-то обретённые истины и открытия другим?

Антон: Разумеется, собственно, большая часть материала как раз в той или иной степени как раз таковая, или некий личный опыт или наблюдения со стороны – об окружающей нас действительности, о человеческих поступках или просто эмоциях в конкретный момент времени.

– Что вдохновляло и вдохновило на создание новейшего сингла “Врата конца света” и насколько всё это связано с событиями современности?

Антон: Эта вещь, пожалуй, максимально злободневная и отражающая собственное мнение по поводу общей обстановки в мире за последнее десятилетие, и дошедшее до некоей кульминации в последние лет так пять. Речь, разумеется, не только о глобальных и идеологических конфликтах, а в большей степени про информационную войну, подмену понятий, пропаганду и далее в этом духе.

– Что думаете о влияниях Кинчева и Алисы на эту вещь, и вообще насколько на вас влияют корифеи отечественного рока со своими классическими альбомами?

Антон: Наверное, такое влияние имеет место быть, потому что в юношестве я много слушал альбомы Алисы конца 80-х и начала 90-х. Мне очень нравилась подача Константина Евгеньевича, метафоры и образы, которыми он описывал обстановку тех годов, а также достаточно драйвовые аранжировки и работа музыкантов, которые дополняли его посыл. Трек «Врата конца света» тоже ориентирован на социальную тематику, и поэтому можно уловить нечто похожее в настроении песни и подаче.

Касательно корифеев отечественного рока – в детстве и юношестве (которое пришлось как раз на 90-е и начало 00-х) я много слушал ДДТ, Наутилус, вышеупомянутых Алису, Чёрный Обелиск, Гарика Сукачева, и т.д. И мне больше всего нравилось то, что они не пытались делать полную «копирку» с зарубежных артистов и не пытались «залететь в тренды» того времени, а имели свое узнаваемое звучание, лирику и лицо, за что любимы по сей день. Многие же, кто переводили треки на английский, пытались «на хайпе» интереса к Советскому Союзу в перестройку пробиться на западную сцену. И терпели фиаско. За рубежом тренд прошёл быстро, а здесь их уже успели забыть. Поэтому, я считаю, нужно искать и доносить свое видение, мнение, лицо и звучание, тогда ты укоренишься в памяти и сознании слушателя на долгие годы.

– Почему в этот раз вы решили выпустить макси-сингл и сразу же представили два трека? Это желание побыстрее дойти, наконец, до полноформатника?

Антон: В некоторой степени – да. Во-первых, сейчас в принципе бытует практика, что необходимо больше "инфоповодов" и люди воспринимают какой-либо контент более "фрагментарно". Ну и плюс интересный момент в том, что материал и вышедший, и готовящийся, довольно разноплановый, как по звучанию, так и по смысловому содержанию. Хочется таким образом подготовить слушателей к тому, что будет не повторение одной и той же песни, а как стилистическое, так и концептуальное разнообразие.

– В релизе "Врата Конца Света" 2 трека, которые разные по настроению и стилистике, но объединены общей идеей. В готовящемся полноформатном релизе также будет некая сквозная "сюжетная линия» несмотря на то, что треки тоже довольно разноплановые по стилистике. Как думаете, насколько мы все близки на данный момент к концу света и увидим ли мы все конец мира и цивилизации?

Антон: К сожалению, к этому есть множество предпосылок и тенденций. Конечный итог зависит исключительно от того, насколько каждый из нас сможет сохранить индивидуальность и внести определённый вклад в то, чтобы сохранить мир в привычном виде.

– Пугает ли вас такая перспектива конца всего мира и всей жизни на нашей планете?

Антон: Я думаю, конец всей жизни все равно неминуем рано или поздно, как минимум, потому что солнце превратится в сверхновую. Но чтобы конец света не произошёл сильно раньше, в руках каждого из нас шанс предотвратить истребление человечества своими же руками.

– Как думаете, от наших усилий может ли тут что-то зависеть и стоит ли нам, простым людям, простым музыкантам, простым слушателям что-то пытаться изменить и как-то повлиять на глобальные мировые процессы?

Антон: Я думаю, каждый может повлиять, тем более в конструктивном, созидательном ключе. И тем более это могут люди творческих профессий, если они в своих работах выражают авторское мнение, а не транслируют некую "повестку".

– Что вдохновило и вдохновляло на “Утопию” и можно ли сказать, что она является второй стороной той же самой апокалиптической монеты, о которой говорит в данном случае титульная вещь?

Антон: Да, вы все правильно поняли! Если коротко суть в том, что если в первом треке идёт призыв открыть «Врата конца света» во имя очищения мира, то «Утопия» говорит нам о том, что и это ничего не дало и не надо ничего возводить в абсолют. Мировая история тоже этому нас прекрасно учит...

– А в какие утопии вы верите? И вообще верите ли? Как считаете, увлекаться утопиями и грезить о несбыточном это хорошо или не очень?

Антон: Как говорится, мечтать не вредно, и даже полезно, но давать отчёт о том, что это носит созидательный и конструктивный характер, а не просто смена одного зла "прикидывающегося" добром на другое.

– Когда ждать ваш полноформатник и насколько для вас выпуск лонгплея это важное и значимое событие?

Антон: Безусловно, значимое, это как своего рода Opus Magnum, но на нем история точно не закончится, а это только старт! Не люблю загадывать, но скорее всего осенью будет ещё сингл или макси-сингл, а вот весной следующего года уже полноформатный релиз.

– На физических носителях стоит ждать ваш лонгплей?

Антон: Думаю, что как минимум ограниченный коллекционный тираж будет, возможно даже с какими-нибудь бонус-треками.

– Есть желание работать в сторону съёмок клипов и какие-то конкретные задумки по этому поводу?

Антон: Есть и желание, и задумки, сейчас пока определяемся с концепцией и локациями, и летом думаем приступить к съёмкам.

– Что в самых ближайших планах и чего вообще ждать от вас в ближайшее время?

Антон: Хочешь рассмешить Бога - расскажи ему о своих планах! Но, если отставить иронию, основной фокус сейчас идёт на "шлифовку" и запись треков на полноформатный релиз, как уже говорилось, клип и не за горами живые выступления.

– Когда планируется к выходу очередной сингл и что это будет за трек?

Антон: Очередной сингл будет осенью, какой именно это будет трек из тех, что в работе пока сложно сказать, они все разные и хочется продемонстрировать публике очередную грань LifeStream, которая ещё не показывалась. (улыбается).

– Есть ли какие-то концертные планы и договорённости по поводу появления на фестивалях?

Антон: Определённо да, но пока в приоритете «раскачка» проекта в интернете, сейчас такие времена, что люди не ходят на концерт сугубо из любопытства, поэтому в первую очередь нужно ознакомить целевую аудиторию с бОльшим количеством треков.

– Какого вопроса вы больше всего ждали сегодня от меня, но в итоге так и не услышали?

Антон: Наверное, довольно избитый вопрос «Почему вы играете именно на бас-гитаре или поёте» (улыбается), а вообще, подборка вопросов очень интересная!

– А вот действительно: почему именно бас-гитара? Кто вдохновил и кто по-прежнему вдохновляет на то, чтобы играть именно на басу и не бывает ли мыслей переключиться на гитару?

Антон: Постараюсь коротко (но это не точно). Изначально в 14 лет, я хотел, как все нормальные люди, быть гитаристом, «пилить соляки» и все в этом духе. У меня была акустическая гитара и я что-то на ней пытался изобразить. Потом как-то купил сборник группы Мастер и среди прочего мне попалось 7-минутное концертное соло Алика Грановского, и первая мыль: «Ни фига себе, оказывается бас-гитара может вот так круто звучать, и как на ней «рубить» можно!» Чуть позже, через месяц-другой, я купил кассету-сборник лучших песен Чёрного Обелиска времен Толика Крупнова. И наибольшее впечатление на меня произвели треки «Стена» и «Дорога в Никуда», где есть сольные «проходы» Толика. И уже в очередной раз удивился, как может звучать бас, и что на нем можно делать, кроме «бум-бум». И, что немаловажно, я обратил внимание на то, как эти трюки и финты органично слушались в контексте именно песен, а не просто как отдельные фрагменты с концерта или вроде того. После всего этого в совокупности я точно для себя определил, что хочу быть бас-гитаристом, и хочу выделывать нечто подобное.

Впоследствии меня также впечатлили (и вдохновляют до сих пор) Клифф Бёртон, Джейсон Ньюстенд (Metallica), Роджер Гловер (Deep Purple, Rainbow), Рекс Браун (Pantera), Билли Шихан (Mr. Big, Niacin и т. д..), Лес Клейпул (Primus), Амос Вильямс (Tesseract).

Мысли переключиться на гитару были уже как раз в контексте LifeStream, потому что игру на гитаре сильно проще сочетать с голосом. Плюс, если гитаристов в группе двое, то во время вокальных партий фронтмен-гитарист может не играть и сосредоточиться на пении. Но в итоге решил этого не делать: все-таки бас уже стал своим-родным, да и гитаристы в группу нашлись более чем достойные!

– Как считаете, есть ли что-то особенное в группах, где лидером состава является именно басист?

Антон: Сложно сказать. Я вот задумался, но какой-то системы не выявил… Да и давайте возьмём, к примеру, Iron Maiden. Там лидер Стив Харрис, и прямо-таки «доминирования» баса над другими инструментами у них нет. При этом песни написаны очень мелодично и с точки зрения вокала, и аранжировок в целом. Там всем инструментам есть место. И возьмём, к примеру, Primus - там вообще бас есть основа всего и вся, используется много технических наворотов, ритмических и т. д. Даже голос там больше «для галочки», учитывая всю шизофазию материала (улыбается). Поэтому, я думаю, это больше зависит не от того, на чем играет лидер коллектива, а что он в принципе хочет до слушателя донести и как.

– А можно ли ожидать, что в следующих треках LifeStream баса будет ещё больше, он станет ещё сильнее выведен на первый план и будут появляться какие-то новые прогрессивные бас-фишки?

Антон: Всё зависит от контекста треков… Если я посчитаю, что в том или ином треке это будет, кстати, то обязательно подобное будет! Всё же у меня в первую очередь цель – сделать запоминающиеся, мелодичные песни, а не превращать проект в «соло для бас-гитары и оркестра» с демонстрацией своих умений (смеётся). Для таких вещей у меня есть отдельный канал на YouTube и паблик в ВК, где я делаю Playthrough-ролики на разные треки, делаю обзоры на бас-гитары и в т.ч. есть обучающий контент. Песня должна быть в первую очередь песней, а не превращаться в "технодемо".

– Очень интересно Ваше, Антон, мнение про альбом Metallica “…And Justice For All”. Диск, в названии которого говорится про справедливость для всех, очень несправедливо обошёлся с басом. Как считаете, насколько это вообще фатальная и серьёзная потеря для альбома, если там настолько уничтожена в миксе бас-составляющая?

Антон: Тут можно двояко посмотреть на ситуацию. С одной стороны, сейчас в интернете есть и трекинг (изолированные дорожки) Джейсона Ньюстеда, где слышно, что сыграл он все очень даже мощно. И есть фанатская версия альбома с поднятым по уровню басом, которая звучит все же мощнее, чем оригинал. Но! Тут важно понимать контекст.

Как мы все знаем, альбом является по-своему "реквиемом" по погибшему Клиффу Бёртону. К Джейсону, если верить рассказам, поначалу была жёсткая "дедовщина", в т.ч. и одна из версий, почему бас "утоплен", как раз потому что это как бы иллюстрирует потерю друга и творческой единицы. Так что это можно расценивать, отчасти, как видение авторского костяка коллектива.

– А как так вышло, что в трек «Утопия» был приглашён именно Alex Volt?

Антон: Вот тут как раз все просто. На этапе проектирования, когда я просто писал черновики этих песен, у меня не было ещё мыслей, а будет ли у проекта какой-то состав, или это будет так называемый "One man project". И конкретно с «Утопией» и ещё одним треком (пока не опубликованным) у меня в голове конкретно вырисовывалось, что на гитаре тут нужна подача, звук и манера игры Алекса! Когда дело дошло до записи чистовика, я предложил ему записать в этих треках гитару. Алекс согласился и, я считаю, справился с задачей на все 100%! Дам ещё один спойлер, Алекс не единственный спец. гость, кто уже отметился, и кого можно будет услышать в следующих работах!

– Вы же с ним уже играли на одной сцене в рамках группы Your Lust. Как с ним работалось?

Антон: С Алексом мы познакомились ещё до Your Lust. Как-то осенью 2019 года я заменял Рому Валерьева на бас-гитаре в группе Amalgama, в которой к тому моменту уже достаточно долго играл Алекс. Мы очень быстро нашли общий язык и как люди, и как музыканты. Чуть позже, в 2021, снова встретились, но уже в рамках Your Lust, где Алекс играет до сих пор. Хотел бы отметить, что он настоящий мастер классического рока, на сопутствующем имидже и аутентичном "стратокастерном" звуке! И на сцене с ним возникала настоящая рок-н-ролльная магия, поэтому мне захотелось добавить частицу этого волшебства в треки LifeStream!

– Ваши финальные слова и пожелания тем, кто дочитал нашу с вами беседу до конца?

Антон: слушайте больше хорошей музыки и чаще ходите на концерты, тем самым вы очень помогаете музыкантам и мотивируете на дальнейшее творчество! Ну, и, разумеется, оставайтесь с нами, впереди очень много нового и интересного!

Дмитрий: чаще ходите на живые концерты. В последние годы техника и квалификация людей сильно выросла и теперь даже в простеньких клубах можно не только что-то расслышать, но иногда даже насладиться звучанием коллективов. А наличие людей в зале сильно мотивирует коллективы к продолжению творческого пути.

Спасибо за интервью!

«Благородные и яркие личности!» Интервью с Albert

Эти ребята из Костромы буквально ворвались в мир отечественного хэви-металла со своим дебютным лонгплеем “Береговое братство” – о группе никто ничего не знал, их сообщества в социальных сетях были пусты, словно берег необитаемого острова, на который ещё никогда не высаживались пираты, но практически во всех тематических пабликах и на специализированных ресурсах о группе говорили только хорошее. И это при том, что по своему звучанию и по качеству реализации “Береговое братство” отнюдь не тянул на идеал! Всё стало особенно интересно, когда их полноформатник вдруг стал у нас на ASTARTA лучшим релизом месяца, и я тут же поспешил озадачить музыкантов своими каверзными и дотошными расспросами. Что ж, думаю, ваше любопытство теперь будет удовлетворено сполна, однако не ждите стандартных ответов и готовьтесь к неожиданному – думаю, текст, что виднеется внизу, удивит вас не раз и не два!

–  Доброго вечера, Albert! Поздравляю вас с победой в нашем опросе! Как восприняли эту победы и насколько рады такому успеху? Сами считаете свой альбом блестящим и великолепным?

Альберт Шалонский: Доброго вечера! Большое спасибо!

Для нас победа была приятной и неожиданной.  Не ожидали, что станем участниками опроса, да еще и победим. Любая победа даже самая маленькая окрыляет и вдохновляет на новые творческие планы. А планы у нас есть. Назвать альбом блестящим и великолепным это слишком громко. Честнее и лучше всего его смогут оценить только слушатели. Конечно, там есть еще над чем поработать. В процессе создания альбома, да и сейчас бывает, что хочется что-то переделать по-другому. Где-то вокал перепеть, где-то гитарные партии переиграть и так далее.

–  А кого из своих соперников в этом опросе находите наиболее интересными и заслуживающими уважения?

Андрей Шалонский: Бесспорно все участники опроса заслуживают уважения. Каждая группа интересна по-своему. У всех своя тематика песен, свой стиль игры, своя аудитория слушателей.

–  С чего началась ваша история, и как так вышло, что вы стали называться Albert?

Андрей Шалонский: Несколько лет назад я написал песню «Пираты Карибского моря». Тогда она состояла из двух куплетов и припева. В 2022 году я предложил Альберту создать музыку для своей песни, и он согласился. И с этого момента мы начали творить. Альберт стал создавать музыку, исполнять партии на инструментах, записывать, а я писать тексты и петь. Так за 2023 год были созданы все последующие песни альбома «Береговое Братство». В процессе мы задумались, как назовем нашу группу, я предложил назвать её именем Albert аргументируя это тем, что Альберт стал основателем группы. И после недолгих раздумий мы решили пусть так и будет.

–  То есть вот так, практически с бухты-барахты, когда ничто особо не предвещало ничего, и появилась ваша группа? Неужели всё было настолько легко и просто?

Альберт Шалонский: Дело в том, что в нашей семье музыка присутствовала всегда и присутствует по сей день. В школьные годы мы каждый в свое время учились в музыкальных школах. Насколько я помню, Андрей всегда сочинял тексты песен, которые потом исполнял под гитару в семейном кругу и в кругу друзей. Позже я играл на гитаре в группе колледжа, и в нашем репертуаре было несколько песен, которые он написал. А дома мы слушали и тяготели в основном к хэви-металлу, хард-року и другим направлениям тяжелой музыки.

– Я правильно понимаю, что вы братья, и Albert для вас это такое семейное предприятие?

Альберт Шалонский: Не совсем.  Albert – это семейное предприятие, но мы не братья. Андрей мой папа.

– О, вот как! И как вы считаете, есть ли какая-то особая специфика и какие-то свои особые нюансы, когда в группе играют настолько близкие родственники? Вообще как думаете, легко ли вам будет уживаться в Albert с музыкантами со стороны, с кем-то, кто не является вашим родственником?

– Какой то особой специфики нет, но есть близкие по духу люди связанные одной целью. Главное, что бы взаимоотношения в группе строились на взаимном уважении. Должна быть дружеская, уютная, комфортная атмосфера абсолютно для всех без исключения. Мы должны быть единым организмом, братством в котором у каждого есть право голоса, и мы думаем, что так у нас и будет.

– А ещё кого-то из семьи нет планов взять в Albert? Вообще насколько такое в принципе возможно?

– Планов таких пока нет, но время покажет. А вообще почему бы и не взять если человек будет готов.

–  Не бывает мыслей, что с такой пиратской тематикой вам бы больше подошло какое-то более пиратское, морское и угрожающее название?

Андрей Шалонский: Конечно, группу можно было назвать «Кракен» или, к примеру, «Черная каракатица» (улыбается), но нам нужно более нейтральное название. Наш репертуар не будет зациклен только на морской тематике. Albert образовалось на основе древнегерманских adal (благородный) и bertht (светлый, яркий), а ведь и в пиратской среде, судя по романам, были благородные и яркие личности. Поэтому считаем, что это название нам подходит лучше.

–  Как обстоят дела с тяжёлой музыкой в Костроме и насколько вам там легко и комфортно творить в таком стиле?

Альберт Шалонский: Кострома не очень большой город, но и здесь есть группы, исполняющие тяжелую музыку, в том числе довольно известные, хотя их и не так много. Мы же только в начале своего творческого пути и пока еще у нас нет полного штата постоянных музыкантов, но главное есть желание творить. А творить нам в Костроме вполне комфортно.

–  О переезде в Москву не помышляете? И как вообще думаете, влияет ли география и близость к столице на что-то, если мы говорим о музыкальной группе?

Альберт Шалонский: О переезде в столицу не думали, нам комфортно творить в своём городе, тем более мы только начинаем. Вряд ли на начальном этапе переезд пойдет нам на пользу. Да и от Москвы мы находимся в 350 километрах. Конечно, если говорить о концертах, то в Москве придёт на концерт больше людей, так как сам город большой. А так думаем, больше география ни на что не влияет.

–  Что вдохновило на пиратскую тематику и насколько она теперь с вами всерьёз и надолго?

Андрей Шалонский: На пиратскую тематику вдохновили прочитанные книги, таких авторов, как: Рафаэль Сабатини, Эмилио Сальгари, Роберт Стивенсон, Эрик Маккормак и др. Насколько долго эта тема будет с нами время покажет, но есть желание написать еще альбом.

–  Как вам в целом образ жизни пиратов и следуете ли вы ему хоть в чём-то?

Андрей Шалонский: Образ жизни пиратов в книгах и фильмах наполнен романтикой и приключениями, там все красиво. Но в реальности их жизнь была не такая уж сладкая. Они месяцами пропадали в морях, питаясь одной солониной и ромом в поисках добычи. Это были настоящие сорвиголовы, постоянно рискующие своей жизнью. Выходя в море под чёрным флагом, они понимали, что могут погибнуть в любом бою или будут схвачены и повешены.  Мы живем в другое время.  Но нас сближает с пиратами дух здорового авантюризма и тяга к путешествиям и приключениям.

–  А плавать на кораблях вам доводилось?

Альберт Шалонский: На больших морских судах ходить пока не приходилось. Но есть мечта о путешествии на большом корабле под парусами.

–  Откуда черпаете вдохновение? И каким образом находятся темы для песен?

Альберт Шалонский: Вдохновение и темы черпаем в основном из книг и фильмов.  По книгам можно писать хорошие песни и при этом они будут со смыслом.

–  Стоит ли искать в ваших композициях какие-то пересечения с реальностью и вашими повседневными переживаниями или тут чистый эскапизм и приглашение окунуться в мир пиратов?

Андрей Шалонский: Наши композиции именно приглашают окунуться в мир пиратов, в их переживания и в их жизнь.

–  А что думаете об альбоме Running Wild “Port Royal” и вообще про эту группу? Близко вам то, что они делали в 80-х и делают сейчас?

Альберт Шалонский: Альбом Running Wild “Port Royal” и сама группа пришлись нам по вкусу. Ранее мы их не слушали. Просто не знали, что они есть. Очень достойная группа! Сами же мы ни на кого не ориентируемся. Просто делаем свою музыку. И если, вдруг где то усматривается похожесть на кого то, то это может быть чисто случайно.

–  А насколько вы вообще фанаты хэви-металла? Можно ли вас назвать любителями и патриотами этого стиля и вообще металлистами? Или вы слушаете одно, а играете другое?

Андрей Шалонский: Вот так, чтобы слушать постоянно только метал, такого нет. Можем послушать, что-то понравившееся из разных музыкальных направлений от классической музыки до самого брутального тяжеляка. Но на 80 процентов мы отдаем предпочтение именно хэви-металлу. Он звучит и дома, и в машине, и на концерты мы ходим, где звучит именно хэви-метал.

–  Кто на данный момент входит в состав вашей группы?

Альберт Шалонский: На данный момент наш коллектив пока состоит из двух человек. Андрей Шалонский автор текстов и вокал, и Альберт Шалонский автор музыки и исполнитель (человек оркестр). Но скорее всего в состав группы скоро войдут ещё музыканты.

–  То есть у вас есть планы расширения в полноценный концертирующий коллектив, а значит, можно ждать от вас и концертов в скором времени?

Альберт Шалонский: Да, мы будем создавать полноценный коллектив и находимся в поиске музыкантов, а насчет концертов пока не хотелось бы загадывать. А то вдруг не сбудется. (шутка).

–  А какие требования к потенциальным кандидатам на вступление в группу вы предъявляете? Что это должны быть за музыканты?

Андрей Шалонский: Это должны быть близкие по духу, целеустремленные и нацеленные на результат люди, с которыми будет комфортно играть. Ну и, конечно же, должны присутствовать музыкальные способности.

–  Уже делаете какие-то конкретные шаги по поиску новых потенциальных участников Albert?

Альберт Шалонский: Официальных объявлений пока не давали. Сейчас смотрим тех, кто находит нас через друзей и знакомых.

–  Как долго вы работали над альбомом и на что это всё в целом было похоже?

Альберт Шалонский: Над альбомом работали чуть больше года: в 2022 начали, в 2023 году закончили. Андрей писал тексты, я играл партии на инструментах, записывал, создавал музыку. В процессе обговаривали моменты, где и как, что будет звучать. Что-то переделывали заново, если не нравилось, накладывали вокал на музыку и т.д. В целом это было похоже на сотворение чего-то нового.

–  Нет ощущения, что обложка альбома вышла простоватой и можно было бы подыскать что-то поэффектнее и посимпатичнее?

Андрей Шалонский: Вообще эта обложка нравится почти всем, кто её видел. Да и самим нам тоже нравится. Что-то посимпатичней сюда, думаем, не подойдет. Просто тематика песен не очень веселая.

–  А как вообще сложилось с обложкой? Какая была идея и кто отвечал за реализацию?

Альберт Шалонский: Как будет выглядеть обложка альбома, мы знали заранее и пришли к единому мнению, что обязательно должен быть скелет пирата в камзоле на фоне корабля или рваных парусов. И ещё хотели, чтобы пиратский корабль был нарисован полностью, но потом переиграли и решили сделать так, как сейчас. За реализацию отвечал я.

–  В какой момент работы над альбомом пришло название “Береговое братство”? И почему береговое братство?

Андрей Шалонский: В конце 2023 года мы закончили работу над альбомом и назвали его «Береговое братство». Название альбома пришло в процессе написания. Почему «Береговое братство»? Потому, что после морских походов пираты рано или поздно сходили на берег. Обычно это был остров Тортуга. Там они обменивали добычу, сорили деньгами, отдыхали и готовились к новым походам. И чтобы как-то поддерживать хоть какой-то порядок, пираты Тортуги создали «Береговое братство» со своими неписанными законами и кодексом чести. Того, кто нарушал эти законы, довольно сурово наказывали. «Береговое братство» было только у пиратов, и мы решили назвать так наш альбом.

–  А у вас есть какое-то своё братство из фанатов и почитателей пиратского металла?

Альберт Шалонский: Поскольку мы только начинаем своё творчество, и это наш первый альбом, говорить о наших фанатах пока рано. С концертами мы тоже пока не выступали. Но есть уже определенное количество людей, которым нравится наша музыка.

–  Как оцениваете свой саунд на дебютнике и хотелось ли бы что-то улучшить и усовершенствовать в нём?

Андрей Шалонский: Оценивать свой саунд на дебютнике нам бы не хотелось. Пусть его оценят те, кто его прослушает. Идеальным его не назовешь и работать там есть над чем. Хотелось бы, чтобы звук был коммерческий, как у известных групп – над этим мы еще поработаем.

– А на какие конкретно группы вам хотелось бы ориентироваться по звуку?

Альберт Шалонский: Если взять отечественные группы, то: Кипелов, Гран Куражь. Из зарубежных Metallica.

–  Что ещё хотелось бы переделать и улучшить в своей музыке? Есть какие-то конкретные ориентиры и задачи для улучшения?

Альберт Шалонский: Нет предела совершенству! Я думаю, мы улучшим качество сведения и мастеринга на следующем релизе.

Над каким из треков с альбома было интереснее всего работать?

Андрей Шалонский: Интереснее всего было работать с треком «Пираты Карибского моря». Это была самая первая композиция, и я думаю, мы уделили ей больше всего внимания.

–  Уже есть задумки и какие-то наработки для второго полноформатника?

Альберт Шалонский: Сейчас мы работаем над следующим альбомом, но он будет уже не про пиратов. Будет другая тема, думаем, не менее интересная. Оставим это пока в секрете. Но это не значит, что с пиратами мы закончили. Как только наберется материал на следующий альбом, мы продолжим пиратскую тему.

–  Это снова будут какие-то олдскульные истории в духе классического хэви-металла?

Андрей Шалонский: Возможно, это будут и олдскульные истории куда же без них.

–  Ну и раз уж зашёл разговор про пиратов и про пиратские истории, не могу не спросить, можете ли вы рассказать что-нибудь из этой серии? Есть у вас какие-то интересные или поучительные стори такого плана?

Андрей Шалонский: Наверное, многие слышали известный припев из мультфильма «Остров сокровищ» «Пятнадцать человек на сундук мертвеца, йо-х-хо и бутылка рома. Пей и дьявол тебя доведет до конца, йо-х-хо и бутылка рома!» Но не все знают, что такое «Сундук мертвеца». Был такой известный пират по прозвищу «Черная борода», и на его судне вспыхнул мятеж. Капитан подавил мятеж и высадил пятнадцать заговорщиков на остров, который и назывался «Сундук мертвеца». «Черная борода» распорядился, чтобы каждому приговоренному пирату выдали по бутылке рома. Приговоренные пираты были обречены, так как ромом жажду в тропиках не только не утолить, но от этого она станет еще сильней. Вот такое изощренное наказание выбрал капитан. Примерно через месяц «Черная борода», проходя поблизости на своем корабле, решил навестить обречённых. И к его огромному удивлению, все пятнадцать пиратов были живы. Они собирали дождевую воду, питались ящерицами, змеями и рыбой. По требованию команды «Черная борода» помиловал их и взял обратно к себе. А позже в романе Стивенсона «Остров сокровищ» появился известный припев.

– Ого, и правда очень интересная история! А какой вывод вы делаете из этого повествования? Терпение и труд всё перетрут, и даже начинающий коллектив из Костромы однажды может затмить самих Running Wild? Как вам такая интерпретация данной истории?

Андрей Шалонский: Всё верно. Нужно просто делать свое дело. Идти упорно своим путём, и результат не заставит себя ждать. Но только вот Running Wild вряд ли кому удастся затмить, ведь они единственные и неповторимые.

–  А кто вообще вас слушает? Вы как-то пытались мониторить свою потенциальную и уже существующую фэнбазу?

Альберт Шалонский: Мониторить свою фэнбазу не мониторили, так как считаем, что ещё пока рано. Мы еще только набираем обороты.

–  Что в самых ближайших планах?

Альберт Шалонский: Ближайшие планы — это создание нового альбома, над которым мы уже работаем и собрать команду музыкантов (некоторые уже есть на примете).

Спасибо за интервью!

Альберт и Андрей: спасибо за интервью!

«Мы выходим на разные планы бытия, но у себя в подсознании» Интервью с NEIROMAZE.

Мы на ASTARTA очень обрадовались, когда NEIROMAZE стали у нас номинантами и победителями в категории “лучший релиз января 2024 года”. Группа это очень интересная, для них не составляет труда смешивать Porcupine Tree и Tool с шаманскими камланиями, добавляя в свой тяжёлый прогрессив диджериду и поющую чашу. Ну а не так давно в коллектив влилась уже знакомая нам по Awake вокалистка Аполлинария Чикунова, и всё стало ещё лучше и глубже. Нам давно нравится вокал Аполлинарии и её образ, нравится её психологический подход к текстам и те образы, которые она использует в своей лирике, и на данный момент можно с уверенностью сказать, что NEIROMAZE и Аполлинария великолепно дополняют друг друга, и их сингл “I Pray”, ставший у нас лучшим релизом января 2024, это очень яркая и заметная работа, которую ни в коем случае нельзя оставить без внимания. А тем временем у NEIROMAZE с Аполлинарией вышел ещё один сингл, и обо всём об этом мы поговорили с коллективным разумом группы, собравшимся для ответов на наше традиционное интервью с победителем. Про шаманов, новую эпоху в жизни группы, про психические расстройства и осознанные сновидения, а также про забавные курьёзы в повседневной практике NEIROMAZE читайте в нашем сегодняшнем интервью, и это будет искренне и интересно.

 Доброго вечера, NEIROMAZE! Поздравляем вас с победой в нашем опросе! Сами-то рады и как вообще воспринимаете такую победу? Насколько для вас было важно победить и быть первыми?

 – Это – первая победа подобного рода для коллектива, и это, действительно, очень приятно. Вокалистка буквально выгрызала эту победу для поднятия настроения в коллективе.

– Давайте начнём с самого начала и расскажем, кто вы, с чего всё начиналось, что вы играете, и почему вас стоит послушать?

 – Стоит слушать нас или нет – это решает слушатель, мы же просто рассказываем историю и передаем атмосферу, которая, надеемся, отзовется на подсознательном уровне.
Как коллектив, Neiromaze сформировался в 2020 году, и претерпев несколько итераций, на данный момент представляет из себя квартет. Что касается жанра – наверное, это прогрессив-металл, или кроссовер-прог.

– Почему Neiromaze? Откуда пришло это название и что оно значит для вас?

 – Задача выбора названия была в том, чтобы оно никак не намекало на жанровую принадлежность, при этом передавая общее музыкальное настроение. Так, «Лабиринт мысли» оказался весьма подходящим в этом плане.

– На какую аудиторию вы ориентируетесь и для кого играете свои мрачные гимны? Насколько всё это отражает ваш внутренний мир и ваше представление о красоте?

 – Судя по статистике «ВКонтакте», наша аудитория – 40+, а если без шуток – то 40-
Отражает примерно на 73%

– Как пришла идея использовать диджериду? Легко было освоить и научиться играть на нем?

 – Наша бас-гитаристка Анна, помимо основного инструмента, проявляет интерес ко многим этническим инструментам. И как-то так получилось, что она принесла на репетицию диджериду. Ну, все одобрили и решили попробовать что-то с этим инструментом. Насчет легко освоить, это – довольно требовательный к человеку инструмент, и основную сложность составлял процесс обучения циркулярному дыханию.

– Откуда вообще у вас эта тяга к этнике? Ждать ли пополнения арсенала диковинных этно-инструментов у вас в будущем?

 – Ждать, определенно. Даже имеющийся арсенал инструментов не до конца раскрыт, а желаний в этом плане – масса. Тяга к этнике идет от любви части коллектива к подобной музыке, ну и наш барабанщик – якут.

– А как насчёт исполнения каких-то народных якутских песен в вашем собственном стиле или вкраплений якутского фольклора в ваши треки? Насколько вероятно, что когда-нибудь Neiromaze сможет стать якутским вариантом тувинской Ят-Ха и других подобных групп?

 –  Маловероятно что мы будем использовать прямо этнические песни в своем репертуаре, но вот побольше этнических инструментов точно вас ждёт. Из самого простого якутского вкрапления - можно вручить вокалистке варган, добавить горловое пение.

– Ещё подводя итоги ушедшего года вы обмолвились о том, что дальше экспериментов со звуком у вас будет больше. А чего конкретно ждать и в какую сторону будут движения?

– Поющую бас-гитаристку, электронную перкуссию и пару дудок.

–  Можно ли сказать, что с приходом Аполлинарии в истории вашего коллектива начался новый этап и совсем новая эпоха?

 Определенно, да

– А как бы вы описали эту эпоху, и чем она для вас характеризуется?

 –  Сейчас мы максимально работоспособны и готовы покорять новые вершины, с максимальной отдачей каждого в коллективе, высокой продуктивностью и творческим подъёмом.

– Как вы нашли друг друга и легко ли получилось найти общий язык и прийти к взаимопониманию?

 – Ваня и Аполлинария закорешились на одном из рок-джемов в 2021, на почве любви к Porcupine Tree, с тех пор поддерживая общение. Позже, уже Анна на одном из джемов позвала Полю к нам на прослушивание, ну так все и срослось.

– Как вы сами оцениваете изменение саунда и общего звучания NEIROMAZE с приходом Аполлинарии на роль вокалистки?

 – Стали расслабленнее и тяжелее, ну и в целом мы стали звучать так, как мы слышим у себя в голове

– Каким образом складывается концертный имидж Аполлинарии, и помогает ли кто-то вам над ним работать?

 – Вы знакомы с термином «Зловещая долина»? Аполлинария следует канонам этого явления, совмещая с ним элементы фэнтэзи и кибер-панка для того, чтобы создать неповторимый образ внеземного существа, которое вполне себе может жить и у вас в голове.

– А что вдохновило Аполлинарию на такие длинные когти-ногти, и что они символизируют? Откуда рожки и специфический грим?

 Аполлинария очень любит всякие необычные аксессуары, и рука была подарена ей на день рождения. Концепция рожек и специфический грим – продолжение образа. А еще изначально Аполлинарии по обстоятельствам запрещали быть лицом других групп, и гримм изначально навязанный как ограничение, стал очень крутой фишкой группы.

– Весь этот тёмный и амбивалентный демонизм в вашей музыке и сопутствующих им образах произрастает из клипов Tool или откуда-то ещё? Вообще какие группы и каких исполнителей вы считаете своими вдохновителями?

 – Определенно, и музыкальная, и визуальная сторона таких коллективов, как Tool, Radiohead, Muse, Heilung, а также Led Zeppelin и Pink Floyd - имеет определенное влияние в нашем творчестве. Но в нашем творчестве, речь скорее не о демонизме. Скорее, о душевном неравновесии и мистицизме.

– А откуда идёт и куда вас ведёт ваш мистицизм? Это попытка выхода в какие-то потусторонние, сверхъестественные планы бытия или погружение в подсознание?

 –  Как подразумевается в названии группы, мы выходим на разные планы бытия, но у себя в подсознании. Роемся, рефлексируем и вырываем клочки для создания песен.

 – Какое место в списке источников инспирации у вас занимает собственное подсознание и рвущиеся из него наружу фобии, неразрешённые кофликты и нереализованные желания?

 – Буквально, все наше творчество строится на наших фобиях и переживаниях. Например, обложка нового сингла «Awakening» – буквально один из самых больших страхов нашей бас-гитаристки. И это – не талассофобия. Также в нашем творчестве большую роль играют сновидения.

– Удаётся ли вам прорабатывать свои фобии и избавляться от них? Вы ведь воспринимаете своё творчество как терапию и аутотренинг?

– Абсолютно точно часть внутренних переживаний уходит в музыку, особенно с появлением Аполлинарии, которая в текст кладёт буквально все свои чувства эмоции и даже психические расстройства (не волнуйтесь, она не кусается… не всегда). А также раскрывает смысл музыки, вложенный Ваней и Аней. Иногда нам больно от прослушиваний наших композиций от того насколько хорошо перекликаются все наши мысли.

– Практикуете ли вы осознанные сновидения и вообще как воспринимаете свои сны и образы оттуда? Получается толковать их и использовать в реальной жизни? А не было ли такого, что тот или иной трек или мелодия из него вам приходили во сне?

– Песня “The Crawl, the Creep” была буквально создана из сновидений Анны и написана ею о своих ощущениях во сне. Периодически ей вообще снятся продюсерские фишки для наших композиций и много идей саунд дизайна. Аполлинарии часто снятся яркие запутанные и полные деталей сны, некоторые из которых перешли в короткие истории, некоторые послужили лучше любой терапии. Уверены что и в песни это перельётся. Также относительно процесса сочинения, то многие ритмы и риффы появляются на пограничном со сном состоянии, когда ты “включаешь” незаконченную мелодию и в голове, и как бы “проигрываешь” ее в полусне, тем самым нередко позволяя ей закончить саму себя. Тут, главное, не забыть, как она в итоге прозвучала и успеть записать

– На текстовую концепцию приход новой вокалистки тоже повлиял таким же образом? Кто теперь отвечает у вас за тексты, и каким образом решаете, о чём будут новые треки?

 – За текстовую составляющую у нас всегда отвечал вокалист.
Если есть определенная концепция – стараемся ей следовать. Если концепции нет – выбор полностью за Аполлинарией.

– А как бы вы описали в данный момент концептуальное кредо своего коллектива? Для чего вы совместно музицируете и к какими берегам движется ваш музыкальный фрегат?

 – Стараемся уйти от реальных проблем в музыку, чтобы рассказать о них для кого-то, кто нас послушает и найдет ответ на свой вопрос.

– О чём повествует “I Pray”, и насколько вы сами считаете всё это молитвой в собственном смысле слова?

 – Как вы знаете, в “I Pray” используются такие инструменты, как диджериду и поющая чаша. Оба этих инструмента являются одними из самых древних и считаются ритуальными. “I Pray” совмещает концепты разных религий, и рассказывает о мире глазами человека с определенными психическими расстройствами. В целом, можно назвать определенной молитвой.

– И можно назвать вас мистически настроенными людьми?

– Определенно, да.

– А насколько вы ироничны и склонны относиться к себе и к окружающему миру с иронией? Нисколько не сомневаюсь, что творчество NEIROMAZE серьёзно и несёт в себе серьёзные посылы, но всё-таки насколько у вас случаются и бывают какие-то ироничные моменты в повседневной жизни и на концертах/репетициях?

– Это происходит постоянно. Даже сейчас, отвечая на вопросы этого интервью.

– Можете рассказать какой-то забавный, курьёзный или ироничный случай из своей повседневной жизни или как-то связанный с Neiromaze и записью ваших треков?

 – Буквально относительно недавно произошел такой.
Под одним из видео, на котором был процесс записи вокала Аполлинарии, кто-то оставил комментарий “Вообще не попАЛ в ноты”.
Аполлинария ему ответила: ”Да, он вообще ужасно поет”. Так комментатор еще и лайкнул её ответ. Шутка в том, что он не понял, что человек на видео и Аполлинария – один и тот же человек.

– Какой смысл несёт обложка “I Pray” и кто позирует для нас на этом арте?

 – Нам бы хотелось, чтобы символизм деталей на изображении каждый интерпретировал для себя самостоятельно. Но основной посыл – обезличенная мусорным пакетом фигура сжимает сломанные тибетские чётки.  Имя человека на фото мы оставим в тайне.

– Буддистов и фанатов Тибета не боитесь обидеть таким символизмом? Как вам в целом буддизм, Бодхисаттвы и идеал всего как растворение в нирване?

Тема буддизма нам близка, и мы верим, что настоящие почитатели буддизма выше обид на смысловые трактовки религий и чувств.

– В чём состоит ваша незримая и не всегда понятная, но вполне очевидная связь с шаманами и их камланиями? Доводилось ли вам читать Серкина, Кастанеду и других подобных авторов?

Весь наш мир пронизан языческими отголосками, будь то какой-нибудь праздник или приметы. Наверное, мы, как и любой шаман, играем музыку для того, чтобы понять высшее. А Серкина и Кастанеду читали, да.

– А насколько процесс создания композиций у вас похож на шаманские камлания и диалог с миром подсознательного и запредельного?

– Когда идет совместное сочинение, действительно получается процесс, похожий на шаманские камлания. Конечно, так происходит не каждый раз. Некоторые из наших композиций написаны с более математическим расчетом.

– “Awakening” в концептуальном плане как-то связан с “I Pray”? Может быть, это то самое пробуждение, о котором вы так напряжённо просили и молили в своём предыдущем треке?

– На самом деле, да. Но нет. Песня действительно о пробуждении, но пробуждении другого рода.

– Что для вас пробуждение и насколько вы сами себя считаете бодрствующими людьми?

– Все общество – во сне, все мы – в матрице. Вообще, у нас есть человек, который любит поспать. Есть человек, получающий вдохновение из снов. Есть человек с дереализацией. Но в реальности быть всё же приятнее.

– А с прошлой группой Аполлинарии Awake ваш “Awakening” как-то связан, или тут все совпадения случайны и непреднамеренны?

– Никакого отношения эта композиция к упомянутому коллективу не имеет. Название и текст были готовы давно, а с приходом Аполлинарии, текст полностью изменен, за исключением вступительного слова.

– Когда ждать от вас полноформатник, и в какой степени он на данный момент готов?

– На данный момент, мы не видим в этом какой-либо необходимости. Когда позволят обстоятельства – он обязательно будет.
Но уже запланированы несколько синглов, а также EP.

– Что в самых ближайших планах?

– Выпуск нескольких синглов, запланирован ряд концертов, а также хотелось бы принять участие в некоторых крупных фестивалях, типа Ural Music Night.

– С какими настроением встречаете очередную весну своей жизни, и чего ждёте от неё?

– Очень устали от зимы, честно говоря. Так что весну, а далее и лето, конечно, очень ждем. А чего ждать – время покажет.

– Какого вопроса вы больше всего ждали сегодня от меня, но в итоге так и не услышали?

– Мы в восторге от количества и продуманности вопросов. Услышали намного больше, чем ожидали.

– Ваши финальные слова и пожелания тем, кто нас читал?

– Обращайтесь к музыке почаще, ведь она – один из самых главных целителей в нашей жизни.

– Спасибо за интервью!

– Спасибо Вам!