ФОРПОСТ МУЗЫКАЛЬНОЙ АНАЛИТИКИ
АЛЕКСЕЯ ИРИНЕЕВА
  • Five Finger Death Punch записали свой "самый разнообразный" альбом

  • В августе выйдет тринадцатый диск Lacrimas Profundere

  • Только самые чёрные цвета на новом альбоме Venom Inc.

  • Легендарные шведские дэт-пионеры из Dismember переиздают свой бэккаталог

  • Ода единству от Schandmaul ждёт вас на их новом альбоме

preloader

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Blind Guardian анонсируют "Somewhere Far Beyond Revisited"

Легендарные немецкие пионеры пауэр-металла Blind Guardian объявили о выпуске перезаписанной версии своего классического альбома 1992 года "Somewhere Far ... читать дальше →

Сергей Колесник снимается в музыкальной драме «Система Алексеева»

Стало известно, что лидер группы Граф ЦеппелинЪ снимается в музыкальной драме. Казалось бы, отличная новость, тем более что в качестве саунд-трека фильма ... читать дальше →

После выхода камбек-EP трэшеры их Кронос представили макси-сингл

Спустя ровно год и две недели после выхода своего долгожданного EP-альбома подмосковные трэш-метал-энтузиасты из Кронос выпускают очередной релиз, на этот раз ... читать дальше →

НЕДАВНИЕ РЕЦЕНЗИИ

Рецензия на сингл группы Existenter "Вселенная"

Рецензия на сингл группы Awake "Прощай"

Рецензия на CD-версию альбома Mifious "Shadow Play"

СВЕЖИЕ ИНТЕРВЬЮ

“В Историю мы уже вошли, а больше никуда не торопимся.” Интервью с группой Лестница Эшера.

Флагманы дрим-рока вновь превзошли сами себя и представили грандиозный, полноформатный альбом «Пешка», который концептуально уже встал в один ряд с самыми впечатляющими и признанными памятниками мировой фэнтези-культуры. Чувствуется, что авторы давно уже понимают друг друга без слов, а музыку чувствуют, как собственную кровь и плоть. Лично мне пластинка навеяла ассоциации c минимализмом Арефьевой времён акустических концертов с Акимовым, поп-механикой Сергея Курёхина, Rush и King Crimson, однако в реальности всё ещё глубже и интереснее, но описать новейшее творение этой группы можно только через себя само: Лестница Эшера – это Лестница Эшера и по-другому тут не скажешь. На связи Николай Клейновский и Александр Молодчий, и наша с ними беседа вышла как всегда живой, нетривиальной и будоражащей воображение. Читайте про тематическое фэнтези и про инструментал на грани фантастики в нашем сегодняшнем интервью с магами звука и слова.

– Здравствуйте, Николай и Александр! Поздравляю с выходом долгожданного альбома «Пешка»! Почему в этот раз всё было так долго и как вы сами оцениваете свой новый альбом?

Николай: Алексей, приветствую! В историю мы уже вошли, а больше никуда не торопимся. Навязанных обязательств у нас никаких нет, а искусство вообще не приемлет никакой спешки.

Александр: Здравствуйте. “Дохлую Крысу” мы начали писать в 2003-м, а закончили в 2007-м. “Пешку” начали писать в 2020-м, ещё на сессиях “РИФа” и полностью закончили в 2022-м… Пауза между окончанием записи и релизом в каждом случае была продиктована судьбой. Видимо в этот раз Боги Рока выжидали правильный момент, чтобы подкинуть нам правильного флейтиста. Работа с Виталиком (*прим. Флейтист Виталий Сакалаускас), в целом заняла не больше месяца.

А как вы пришли к идее вернуть в свой саунд флейту? Сначала была идея, а потом появился флейтист или появился флейтист, а вместе с ним и идея?

Александр: На стадии концепта мы предполагали, что условной «сказочности» звучанию альбома добавит металлофон, в связи с чем буквально заставили Веню (*прим. барабанщик группы Вениамин Шарапов) его освоить. Так и случилось, только сказочка вышла уж больно жутенькая. Партии, которые вы слышите на альбоме это сильно упрощённое видение изначальных Вениных партий. Всё было куда более атонально и интересно, но сильно перетягивало на себя внимание.

Николай: Мы никогда не знаем наперед, каким получится наш следующий альбом, и всех инструментов, которые в нём прозвучат. На каком-то этапе пластинка начинает жить своей собственной жизнью и именно она определяет все эти условия. Виталик появился, когда альбом был практически готов. У меня, честно признаться, были сомнения относительно изменений саунда: когда Саша с Витом записали первую, пробную сессию и прислали мне наработки, я был в смятении – это было совсем не похоже на Лестницу Эшера. Но мы посовещались и решили дать шанс такой идее, проведя дополнительные звуковые сессии. В результате, Виталик потом специально прилетел из Москвы и жил в студии неделю, а когда ребята закончили работу, и Саша отправил мне несколько предсведенных треков, я послушал и понял, чего именно нам так сильно не хватало на этом альбоме. Виталик смог филигранно вписать флейту, добавив не только изысканной перкуссии и объёма, но и того самого секретного ингредиента, которого на подсознательном уровне как раз не хватало пластинке. Таким образом, наше трио преобразилось в квартет.

Первоначальный звук пластинки был чрезмерно тяжёлым, мрачным, перегруженным низкими частотами, а с приходом Вита в композициях появился воздух.

А Виталий со своей флейтой теперь с вами всерьёз и надолго?

Николай: Это не от нас зависит и даже не от Витали. Всю нашу дальнейшую работу будет определять только альбом, и та музыкальная составляющая, которая будет рождаться вместе с ним. Иными словами, пластинка нам сама все подскажет, а мы можем только гадать.

– Как вы пришли к концепции этого диска и как бы вы описали её?

Николай: Каждая песня альбома – титулованная фигура на клетчатой доске, а настроение пластинки меняется, как в шахматной партии: от черного к белому, и наоборот. Это игра в классики на грани мистики, ужаса и лирики.

– Почему “Пешка”? Почему вы решили назвать альбом именно по названию этого трека, и как так вышло, что именно он стал у вас самым главным и центральным?

Николай: Трек «Пешка» не является первостепенной композицией альбома, но все же содержит скрытую отсылку к нашей будущей пластинке. С другой стороны, все образы персонажей песен существуют в мире шахматных фигур.

Александр: Название альбома с этим треком вообще не связано. Скорей это отсылка к «Ангелу Печали» - песне, с которой, по сути, и началась группа Лестница Эшера и Дрим-рок, в частности. А «Пешка» изначально входила в трек-лист нашего следующего альбома «Стрелок».

– Стоит ли искать на альбоме фатализм и можно ли назвать его концептуальным?

Николай: Фатализм, конечно, присутствует, но им всё не ограничивается: нашлось место и вере, и надежде, и любви. Все наши альбомы концептуальные истории-путешествия по тернистым фантастическим материям.

Александр: Любому, кто задумается, станет очевидно, что это за «дом без окон и без дверей в зале огней» …

Николай: Когда мы работали над картинами к пластинке, была идея проиллюстрировать процесс превращения мальчика в деревянную игрушку под влиянием кота-трикстера, т.е. воспроизвести обратный жизненный цикл Пиноккио. На иллюстрации к последней песне от него должны были остаться только обугленные головешки, но от идеи отказались по причине сложности её реализации. Хотя и кот, и мальчик остались.

– А в чём, собственно, состоит концепция “Пешки”? Это осознание невозможности что-то глобально изменить в окружающем нас мире?

Николай: Мы не касаемся бытовых и обыденных вещей, по этой причине рассуждать об изъянах и небезупречности окружающего нас мира – известное и бессмысленное занятие. К подножию Лестницы Эшера приходят не для этого: мы открываем совсем другие двери, ведущие в непознанные мироздания, вне времени и пространства.

Александр: В чём она состоит - каждый должен понять или решить сам, после её прослушивания. Мы можем только по секрету кивнуть, если ваше видение совпадёт с нашим.

– “Алиса” у вас на альбоме тоже появилась в связи с шахматами, которые присутствуют в “Алисе в зазеркалье” Льюиса Кэролла?

Николай: Это абсолютно точное предположение, как я и упоминал ранее, все песни альбома расставлены на едином шахматном поле.

Александр: Все песни на альбоме взаимосвязаны. Она там появилась, потому что ни на одном альбоме группы, ни до, ни после она появиться просто не могла. Основу аранжировки к ней я написал ещё в 2007 г., а сама песня и того старше.

– А какие ещё художественные и кинематографические произведения влияли на вас в ходе работы над “Пешкой”?

Николай: Рассказ «Человек-кресло» японского писателя Эдогавы Рампо, роман «Стрелок» - первый том цикла «Темная башня» Стивена Кинга, рассказы «Дверь в стене» Герберта Уэллса и «Зеленая дверь» О. Генри, графический роман «Песочный человек» Нила Геймана. Сцена с танцем теней из фильма Тима Бёртона «Сонная Лощина» и даже цирковой номер с женщиной-змеей, распятой на канатах, на концерте The Tiger Lillies в Гамбурге, где мне посчастливилось побывать в 2004 году.

– Можно ли назвать этот альбом вашим самым волшебным и зачарованным, как считаете? Мне показалось, что тут у вас как никогда много реальности, но в то же время магии и волшебства ещё больше, можете согласиться с таким определением?

Николай: Определенно, можно! По содержанию магии и волшебства я могу сравнить «Пешку» только с нашим дебютным альбомом «Дохлая Крыса». Некоторые наши слушатели очень ждали такой квинтэссенции, а иные не чаяли вновь услышать от нас сказочного насыщения. Мол, «Лестница» уже не та, что раньше. Просто к «Пешке» нужно было прийти, головоломка должна была сложиться. Песню «Ангел Печали», например, я написал в 2001 году, а «Танец» окончательно сложился у нас только в 2021. Иными словами, некоторые композиции разделяют десятилетия, и только сейчас они выстроились в единую цельную картину.

– А насколько “Пешка” – это эскапизм? И вообще какими чувствами и месседжами наполняли этот альбом?

Николай: Вся суть нашего творческого наследия – это эскапизм. У нас даже закрытая группа “Escape” в известной соцсети существует, где мы делимся друг с другом нетривиальным контентом. Эмоции и чувства пронизывают альбом словно разветвленная цепь кровеносной системы. Мы не закладываем месседжи, мы формируем фантасмагоричную ирреальность.

– В чём основной посыл альбома и какими тремя словами вы могли бы его описать?

Николай: Очевидно же: «Шах и мат!». Я и «РИФ» могу описать двумя словами: «Ктулху фхтагн!».

Александр: Воистину, фхтагн!

– Как вы относитесь к шахматам и играете ли в шахматы друг с другом?

Николай: Как можно относиться к шахматам? Как к достойной и сложной игре, которая прошла проверку временем. Но лично для меня – это скорей символизм, с которым связано большое количество любимых мной произведений. Саша играл в шахматы с Виталиком в перерывах между сессиями флейты – Вит их огромный поклонник.

– Как считаете, наша жизнь вообще похожа на шахматы или в реальности больше спонтанного и непредсказуемого?

Николай: Наша жизнь вообще плохо поддается определению и больше похожа на хаос. В реальности существуют и разыгранные шахматные партии, и кукловоды, и марионетки, подвешенные за ваги, хватает и непредсказуемого, а порой сказочного и фантастического. Так или иначе, я верю, что каждый сделанный шаг, каждое принятое решение ведет нас либо по дороге из желтого кирпича, либо тропой Сизифа.

Александр: Мне жизнь более всего напоминает петлю цикличной неопределённости, предсказуемость которой напрямую зависит только от объёма накопленного внимания или остаточной от прошлых циклов памяти. Или же многомерный, концентрированный сгусток пространства-времени. Булавку, на которой держится мироздание. А шахматы – нет, не напоминает.

– Отличался ли в чём-то процесс записи и работы над альбомом от вашего привычного совместного креатива в рамках рекорд-сессий?

Николай: Работа в студии и есть процесс нашего совместного креатива, привычного по причине многолетнего опыта, понимания сути механизмов и скрупулёзного подбора ключей к сердцевине музыкального произведения. Это самые драгоценные минуты естественного рождения композиций.

Александр: Сам процесс – нет. Но работа над “Рифом” была более цельной, потому что мы не делали длительных перерывов между сессиями, потому как жили в одном городе и не были ограничены временными отрезками. Сведением “Рифа” мы занимались вместе, а “Пешку” я сводил один. На качестве материала это не сказалось, но нервов было потрачено куда больше.

– Как так вышло, что песни на альбоме настолько короткие? Насколько это было сделано специально и осознанно?

Николай: Это вопрос индивидуального восприятия. Хронометраж трека «Танец» 08:34, «Ангела Печали» 03:42, «Механизмов» 03:32. Я не понимаю, что есть мерило минимальной продолжительности песни. Допустим, можно написать отличный цельный рассказ, где не прибавить, не отнять. В связи с этим, недурно упомянуть Эдгара Аллана По или Антона Павловича Чехова. А можно этот рассказ превратить в повесть или даже роман, добавив, по сути, «воды». Или полуторачасовой фильм расширить до хронометража двенадцати эпизодного сериала, отсняв немыслимое количество пейзажей, повторяющихся сцен или ненужных деталей. Мы ничего не делаем специально или осознанно, у нас нет скрытых корыстных умыслов или стремления угодить тому или иному формату. Суть искусства кроется в бессознательном. Мы проводники, наша задача передать естество без ложных помех и надуманной отсебятины.

Александр: На «Дохлой крысе» песня «Чревоугодник» – 01:14, «Лестница» – 01:15... Там весь альбом длится менее получаса. Время относительно, так что, как верно подметил Коля, тут скорей дело в вашем субъективном его восприятии.

– Нет ли у вас опасений, что кому-то такой короткой длительности композиций будет недостаточно, и альбом покажется слишком поверхностным? Что вообще думаете о длительности треков, о радиоформате и о необходимости соответствовать каким-то рамкам?

Александр: Радиоформат – это то, что популярно. Если завтра популярным станет трек длительностью в 30 секунд – формат немедленно изменится под него, а от старых песен в эфире будут оставлять только первый куплет и припев. Ориентироваться на чьи-либо вкусы удел тех, у кого нету вкуса собственного. А что там покажется каким-то незнакомым людям по ту сторону интернета мне лично абсолютно всё равно (и знакомым по большому счёту тоже). Вы слышали альбом? После сведения «Алисы» Вит, который ничего кроме великих классиков в принципе не слушает, написал мне сообщение: «Слов нет. До людей не скоро дойдёт. Слишком хорошо.».

Эту музыку из всей прослойки слушателей воспринять способно процентов десять, а оценить и осмыслить и того меньше. Это музыка для Музыкантов. После выхода «Пешки», как уже было и после выхода «Дома, который построил Джек», и после выхода “Рифа”, у большинства наших рокеров и не только появятся песни созвучные нашим трекам и с похожими названиями. А от них потом прикурят попсовики и рэперы. Так что, если через год у очередного юноши с надписями на лице появится песня про то, как он ведёт Алису на Бал и там он её... в рифму – не удивляйтесь. Она-то и станет шлягером. Массы, как правило, впитывают только переработанное. Задача же истинного Художника прививать массам язык искусства, а не опускаться до их уровня, разговаривая на среднестатистическом.

Николай: Опасений не было и нет. Мы не ориентируемся на вкусы, ожидания и желания потенциальных слушателей, теле-радиоформаты, бесчисленные рамки и маркетинговые табу. «Лестница Эшера» – самобытный организм, который не принадлежит никому, кроме нас. Наш фундамент – собственный опыт и чувства. Двери нашего театра открыты для всех причастных, но и выход тоже свободен. Даже в группе ВК отдельной кнопкой указан.

– А сами вы часто слушаете короткие песни? Есть какие-то самые-самые любимые?

Александр: Да я в принципе понятия не имею сколько длится та или иная композиция, в том числе наша, пока не посмотрю на цифры в плеере. Неужели кто-то кроме героев фильма “Гудзонский Ястреб” на это реально обращает внимание?

Николай: Повторюсь, я не верю в короткие и длинные композиции, песня может быть либо хорошей, либо нет, третьего не дано. Кстати, самая короткая песня в мире (зафиксировано в книге рекордов Гиннеса) принадлежит группе Napalm Death и составляет 1,316 секунды – это трек “You Suffer”. Что касается любимых песен небольшого хронометража, то пусть это будет “Yesterday” The Beatles, продолжительность которой едва дотягивает до двух минут. Однако кто из ныне живущих осмелится утверждать, что этому музыкальному шедевру чего-то не хватает?

– Есть ли у вас самих безусловно любимый трек на нынешнем альбоме? Или может быть топ-3 любимых песен с него?

Николай: Песни – дети, прекрасны все.

– А как так вышло, что финальная вещь оказалась такой непростой и шаманской? Хотелось сделать завершение альбома вот таким мистичным и таинственным или тут какими-то другими соображениями руководствовались?

Николай: Вся музыка к песне «Танец» написана Сашей, я знаю подоплеку рождения этой тонкой чарующей мелодии, но это слишком личные переживания, чтобы о них распространяться. Я написал только стихи, вдохновленные образами.

– Инструменты, оборудование, плагины для записи и прочие девайсы были всё теми же самыми или всё-таки не обошлось без какой-то модернизации и апгрейда?

Николай: Никаких новых девайсов, плагинов и оборудования мы не использовали, в нашем принципе – оперирование и работа только с живым звуком. Другое дело, что в этот раз Саша впервые использовал контрабас, Вениамин, сочинил и исполнил партии на металлофоне, а Виталий присоединился к нам, чтобы добавить пластинке звук флейты.

– Насколько работать над “Пешкой” было легко и естественно? Не было ощущения, что вы просто пешки и марионетки в руках муз и космических стихий?

Николай: Мы, безусловно, пешки и марионетки в руках муз и космических стихий, оттого работать над альбомом было нелегко, но естественно.

Александр: От процесса монтажа и сведения всегда ощущение как будто мы рабы на галерах. А в остальном мы сами себе космические стихии и музы. Точнее музыки.

– Результатом довольны на все сто и тысячу процентов или что-то всё-таки можно было сделать чуть лучше?

Николай: Я доволен результатом. Альбом получился именно таким, каким и должен быть.

Александр: Ну, Веня, например, никогда не доволен своим результатом, но это всё врождённый перфекционизм. Каждый наш альбом сделан на тысячу процентов, и, не зависимо от результата, поверьте, – ничего, в каждом отдельном случае, на момент создания той или иной пластинки, лучше сделать было нельзя. Можно по-разному относиться к нашим природным исполнительским данным или к песенному материалу, но я отвечаю, что ни одна группа в мире и истории по настоящее время даже близко не сделала такой работы по структуре композиций и их аранжировке. Это можно сравнивать разве что с партитурами сюит Баха, и то – местами там даже Бах подвинется.  Вы пробовали считать размер в «Змее»? Или в «Ангеле Печали»? Веня на каждую песню установку перестраивал, чтобы по нотам играть. Таких барабанщиков даже среди джазистов-то найти сложно, а среди рокеров, такого, кого бы драм-машина не заменила, кроме Денни Кери сходу и назвать некого. А партию флейты вы слышали в “Алисе”? А про то, чтобы выстроить аранжировку на четырёх контрабасовых партиях? Или о том, чтобы играть соло на контрабасе в регистре скрипки? Да там в некоторых песнях звучит по пять, образовывающих контрапункт, полиритмийных партий… Многие это поймут, как вы думаете? Это к вопросу о целевой аудитории и о том, на кого равняться.

 – А вам самим не жаль выпустить такой прекрасный и совершенный альбом, обречённый на такую катастрофическую непонятость? Каково это вообще ощущать себя отвергнутыми пророками и мессиями дрим-прог-рока?

Николай: Это экзистенциальный вопрос. Чтобы на него ответить, прежде всего, необходимо понять, для чего и для кого мы вообще все это записываем. Я давно обрёл душевное спокойствие, ибо я это делаю исключительно для себя, чтобы самому наслаждаться прослушиванием нашей музыки. Записанный альбом – это цветок, живой организм – не выпустить нельзя, так как он уже обрел форму жизни. Отвергнутым я себя не ощущаю, так как меня никто не отвергал. А ещё у нас по-настоящему любят только мертвецов, а пророков и мессий, как известно, распинают, так что мы в ряды ни тех, ни других не торопимся.

Александр: Если вы про самоощущение, то, скорее наоборот - мне кажется что после этого альбома каждый его участник может себе позволить абсолютно везде вести себя как Петя Мамонов. Мы-то отлично понимаем, что за пластинку создали. А по поводу Дрим-рока – мы не его мессии, мы его основатели, а Лестница Эшера – его эталон, не надо об этом забывать.

– С какой целью и с какими мыслями делались все эти музыкальные усложнения на альбоме “Пешка”? Это желание что-то доказать самим себе или кому-то ещё, стремление к оригинальности, к высшей гармонии, к атональным и парадоксальным звучаниям, ведущим в такие же атональные и парадоксальные миры или что-то ещё? Вообще зачем нужны мега-усложнения и супер-усложнения, если можно обойтись просто усложнениями и просто филигранно исполненной и так же филигранно звучащей музыкой?

Александр: Всё это делалось по наитию, без цели и мыслей. Просто я так слышу и чувствую. Материал сам диктует звук и аранжировку, я только помогаю ей родиться в меру своих исполнительских данных. Я говорю «я», потому что по решению Николая исполняю в группе функцию саунд-продюсера.

Николай: Это для кого-то сложно, а для нас – просто музыка, продиктованная чувствами и вкусом. Я вообще не мыслю такими терминами, для меня это либо хорошо, либо плохо. Пусть филологи с психологами потом всё это анализируют, а музыковеды разбирают на термины и определения, я в этом ничего не понимаю и смысла в этой деятельности не вижу.

– А подвинуть Баха всё-таки хотелось в какой-то мере?

Александр: Нет. Он сам, естественным образом подвинулся. Но, как я уже говорил, только местами. Снял шляпу так сказать (или парик, что там у него было?).

Николай: А как Бах, по-вашему, музыку писал? Как чувствовал или просто выпендривался? Дай, думал, посложней вот тут контрапункт заверну. Чтоб уж точно в придворные музыканты не взяли… И ведь не взяли же! Музыка в своей природе –  это тонкий невидимый мир дивной красоты созвучий, которые в некоторых ситуациях могут вызвать толику эмоций даже в каменном сердце закоренелого гопника, а в некоторой – завистливое недоумение рафинированного академиста.

– А зачем играть соло на контрабасе в регистре скрипке? В чём была тут задумка и как пришли к такой идее?

Николай: Не было такой задумки, просто искали необходимый звук, единственно верный.

Александр: И нашёлся он на одном из контрабасов ближе к подставке.

У нас вообще каждый звук на каждом альбоме тщательно, но интуитивно подобран. Мы когда на “Рифе” песню “Пират” писали – четыре струны первых сменили на виолончели, пока нужный звук не родился. Или на песне “Танец”, когда вступает многоголосье флейт, отчётливо слышатся «жмуры» - такой характерный, нестройный раздрай, как у духовых, уличных оркестров, которые на похоронах идут за траурной процессией. Мы каждый раз перебираем, ищем, пока не станет понятно – вот оно! Единственно возможное решение.

– Давно известно, что «физики» с «лириками» находятся в состоянии извечной вражды, а насколько легко вам было сочетать технический музыкальный профессионализм и даже изящество с изяществом текстовым, лирическим, концептуальным?

Николай: Существование такой вражды – сильно преувеличенное утверждение, неподтвержденное достаточными фактами. Как по мне, один не сможет существовать без другого, такова реальность, её просто нужно принять. Есть стихи, есть музыка, а песня – синтез этих определений. Если музыка или стихи плохие, то и песня никуда не годится. По этой причине всё должно быть на уровне.

Александр: Мне кажется, это вопрос общего и личного восприятия. Т.е. как отдельный человек ту или иную вещь воспринимает в целом. Если сравнить тексты Лестницы с текстами Башлачёва – станет очевидна их несостоятельность в плане текстового изящества. Равно как если сравнить гармонии и мелодии песен Лестницы с гармониями СашБаша – ситуация возникнет обратная. Про аранжировки я сейчас вообще молчу, тут с нами в принципе никто поспорить пока не сможет, но опять-таки пример того же Башлачёва ярко иллюстрирует индифферентность к ним нашей основной аудитории. Народ воспринимает «песенки». А насколько гениально они написаны или аранжированы люди замечают редко. Те, кто их пишет, в частности.

– Что самое замечательное и примечательное в связи с вашим нынешним альбомом вам обязательно хотелось бы рассказать и упомянуть сегодня?

Николай: Замечательное – это рождение нового звука, голоса музыкальных инструментов, с которыми мы не работали раньше, т.е. это открытие новых потайных дверей и смыслов.

– На что вообще похожи ощущения, которые испытываешь, когда альбом наконец закончен и выложен в сеть? И отличаются ли эти чувства и переживания в случае с разными релизами?

Николай: Законченный альбом – это закрытый гештальт, а ощущения словно световой спектр: от радости и удовлетворения – до грусти и усталости.

Александр: У меня всегда ощущения как от очень долгой и плохой дороги, которая ни к чему не привела. Опустошение и разочарование в людях. Кайф можно поймать только прослушав готовую пластинку через пару лет. Порою не понимаешь – как тем парням это удалось и как они вообще это сделали?! А вот воспоминания остаются приятные.

– Ждать ли презентации “Пешки” и концертов в поддержку этого альбома?

Николай: Некоторое время назад в ленте попались такие слова: «Зачем бороть страх публичных выступлений, если можно побороть желание публичных выступлений?» Я перефразирую: «Если можешь себе позволить не играть – не играй.» Сейчас мы целиком погружены в студийную работу, а Саша фактически живет в студии. Вениамин уехал в Дагестан, а Виталий находится в Москве. Поэтому концертов не планируем, но зарекаться не буду: если сложится, то так тому и быть.

– Что в самых ближайших планах?

Николай: В самых ближайших планах выдохнуть и отдохнуть. Правда, ещё нужно закончить все мероприятия по реализации «Пешки» на физических носителях…

Александр: У меня в мечтах осуществить наконец сетевой релиз дебютной пластинки Гантенбайна, которая должна была увидеть свет одновременно с “Рифом” и опубликовать хотя бы один из моих сольных долгостроев, записанных в 2010 году.

– Будут ли какие-то синглы и совместная работа над новым материалом в ближайшие дни и месяцы?

Николай: Синглов мы не планируем, но до официальной публикации пластинки всё же придётся поделиться несколькими песнями. Хотя, лично я предпочитаю слушать альбомы целиком, ибо синглы – это спойлеры, изъятые из контекста. Так можно и книгу начинать читать с середины или конца, а киноленту смотреть между делом, урывками. Проблема в том, что в нынешней действительности многие вообще не способны удерживать внимание и, допустим, прочесть целиком текст, состоящий из нескольких абзацев, или досмотреть пятиминутный видеоролик, а с музыкой и подавно знакомятся поверхностно, прогоняя пластинку на перемотке и выуживая один-два трека. Но «Лестница Эшера» – не фоновая музыка, а каждый наш альбом – цельное произведение.

Над новым материалом мы работаем постоянно: так было с «Джеком», «РИФом» и во время записи «Пешки».

Александр: Что касается работы над материалом для альбома «Стрелок», как я уже упоминал – она закончена. Костяк альбома записан и составляет порядка 45 минут. Больше песен на пластинку банально не влезет. Практически все они были написаны в период работы над «Пешкой», в перерывах между рекорд сессиями.

– А насколько вероятно ваше возвращение к тематике “Рифа” или продолжение шахматной тематики на вашем следующем альбоме?

Николай: Исключено! Мы –  не Голливуд и не занимаемся производством сиквелов. Самокопирование нас не вдохновляет, по этой причине «Рифа/Пешки – 2» не будет.

– Когда ждать ваш следующий альбом, и насколько уже готов “Стрелок”?

Николай: На сегодняшний день все вокальные и гитарные партии записаны. Мы уже знаем трек-лист альбома и его хронометраж. Но вся дальнейшая работа над пластинкой будет зависеть от множества обстоятельств, которые я не берусь предсказать. Поживем – увидим!

– Какого вопроса вы сегодня больше всего ждали от меня, но в итоге так и не услышали?

Николай: Я ждал вопроса о художественном оформлении «Пешки». Дело в том, что над каждым альбомом мы работаем с новым художником, который помимо создания обложки иллюстрирует каждую песню. В этот раз картины по мотивам наших произведений написала бесподобная Юлия Ковалева. А так как Юлия в данный момент проживает за рубежом, вопросы, возникшие в связи с логистикой картин, – тот еще квест! Но трудности нас не испугали, ведь результат того стоит.

– А с чего начиналась работа над артами, и кому в данном случае принадлежали идеи, ставшие в результате обложкой альбома?

Николай: Все идеи иллюстрированных работ принадлежат их непосредственным авторам, т.е. художникам. Мы только делимся историями написания песен, их образами, смыслами и аргументами. Как правило, нам отправляют эскизы, а мы просим что-то подправить, либо написать еще один, чтобы была возможность сравнения, потом утверждаем.

Александр: Так исторически сложилось, что каждую обложку к  каждому альбому, кроме “Дохлой крысы” и “Никтофобии”, для которых были взяты готовые работы Игоря Геко, придумал я. Хитрый прищур Джека А. Мель срисовала с одной из моих фотографий, поэтому когда у Тани Квитковской случился кризис в связи с обложкой “РИФа” – я предложил стилизовать её под чёрную метку с головой Клейновского вместо Адамовой. Концепт обложки “Пешки” — это своеобразный герб, где геральдические звери играют туш центральной фигуре – пешке, издалека похожей на замочную скважину.

– Стоит ли из квеста с обложкой делать вывод, что вас привлекают трудности и вообще вы не ищете лёгких путей?

Николай: Ни одного нормального человека трудности не привлекают. Мы их не генерируем по своему желанию и могли бы обратиться к любому другому художнику, но для иллюстрирования песен “Пешки” подходила только Юля с её воображением и талантом. Так происходит со всеми сложностями, а единственно верный выбор может быть только один.

– Ваши финальные слова и пожелания тем, кто дочитал нас до конца?

Николай: Поздравляю тех, кто осилил, значит у вас нет дефицита внимания! А пожелать хочу следующее: доводите все свои дела до логической развязки и яркого финала. Верьте в себя и не переставайте мечтать!

Александр: (прим. ведёт себя как Пётр Мамонов…).

– Спасибо за интервью!

Николай Клейновский, Александр Молодчий и Виталий Сакалаускас - фотографии Ольги Ширяевой: https://vk.com/obraznaya.elza

Вениамин Шарапов - фотография Анны Ламии: https://vk.com/calypta

«”Отражение страха” вывело Astral Space Inc. на новый уровень!» Интервью с Владимиром Дементьевым (Astral Space Inc. ex-Песня Бурь)

Наши читатели уже знакомы с саратовской группой Песня Бурь, а сегодня у нас пойдёт речь о сольном diy-проекте гитариста этой команды Владимира Дементьева. Экс-гитарист переехал в Москву, а там стал уделять больше времени своему изначально эмбиентному, а теперь металлическому проекту Astral Space Inc. Если в двух словах, то Владимир смешал традиционный хэви-метал, пауэр-метал и мелодик-дэт, позвал Гарри Тысин-Константинова на вокал, и вот перед нами сингл “Отражение страха”, который даже стал у нас на ASTARTA лучшим релизом мая 2024 года. О том, как проходила работа над релизом, с чего и как всё начиналось и во что может вылиться в ближайшее время, читайте в нашем сегодняшнем интервью с Владимиром, который, кстати, даже поделился парой важной мыслей по поводу успешной адаптации в столице, о чём, как вы понимаете, он теперь знает очень даже немало.

– Доброго времени суток, Владимир! Поздравляем вас с победой в нашем опросе! С каким настроением встречаете очередное лето своей жизни и какие планы на этот сезон?

Добрый день! Конкретно сейчас готовлюсь с семьей поехать в отпуск на море. Сменить обстановку и набраться сил.

–  А какие мысли были в связи со своей победой у нас? Расцениваете это как начало чего-то очень большого и грандиозного для Astral Space Inc?

–  Я участвовал в подобных акциях. Но тогда это заканчивалось просто участием. А в данном голосовании у меня оказалась достаточно активная поддержка, и я даже не ожидал этого. Спасибо огромное всем тем, кто поддержал Astral Space Inc!

– Давайте пойдём по порядку, с чего всё начиналось и началось у Astral Space Inc, и можно ли назвать этот коллектив сольным проектом?

Начиналось все с попыткой стать «блогером-эмбиентщиком», скажем так, под влиянием инфоцыганщины. Это был примерно 2020-2021 год. Я тогда переименовал канал на ютюбе в «Astral Space». Тогда же создал одноименную группу ВКонтакте. Я просто искал готовые треки и оформлял в многочасовые видео. Сам я ничего не сочинял. Хватило меня тогда на месяц-полтора. Тут сложился ещё завал на основной работе. Да и эмбиент – это все-таки не моё.

Затем перешел на публикацию гитарных соло-каверов. Выпускал я их не часто, т.е. по мере того как разучивал что-то интересное для себя. Это мне уже нравилось больше. При этом меня не покидала мысль написать полноценную песню.

В марте прошлого года мне удалось выпустить инструментальный трек “The Invade”.

–  Откуда взялось название и почему так необходима эта приписка “Inc” в конце? Не отсылка ли это к Grip Inc. или к будням Metallica времён “Damage Inc.”?

–  Когда готовился первый релиз к выпуску у дистрибьютора, у меня уже была готовая обложка к синглу. И вдруг я обнаруживаю, что коллектив с названием «Astral Space» уже существует. Подробной информации по ним я не нашел, так как группа малоизвестная. Лишь только несколько видеоклипов на youtube есть. Причем играют ребята что-то похожее на дэткор.

Тогда пришлось срочно что-то придумывать со сменой названия. Была версия выпустить релиз под собственным именем. Но я отбросил этот вариант. Второй вариант, который пришёл на ум, так это как раз ассоциация с “Damage Inc” из Metallica. И после недолгих раздумий решил остановиться на названии «Astral Space Inc».

– Как считаете, насколько на данный момент название отражает сущность той музыки, которая вышла под эгидой Astral Space Inc. в треке “Отражение страха” и будет выходить в дальнейшем? Это действительно музыка в духе Корпорации Астрального Пространства?

Хороший вопрос. Если брать первый релиз «The Invade», то там вопросов нет. А вот с выходом «Отражением страха» я сам задумался об этом. Но ребрендинг – дело хлопотное и рискованное. Поэтому пока оставлю всё как есть.

– А о чём повествует трек “Отражение страха” и стоит ли искать тут какие-то автобиографические моменты и пересечения с реальной жизнью?

Это просто фантазия, продиктованная той музыкой, которую я много слушаю.

– Что вдохновляет на создание текстов и насколько они выстраданы и личностно окрашены в вашем случае?

На написание песни меня часто вдохновляет какая-либо прослушанная песня, которая оказалась наиболее близка в данный период. В данном случае это было желание повторить и выразить свои эмоции в ответ. Возможно тут накладываются ещё неосознанные переживания из моей личной жизни. Ведь мы не просто так что-то творим.

– Есть ли у вас какой-то собственный способ преодоления своих страхов и эффективное средство преодоления пугающих и гнетущих мыслей?

Из личного опыта. Если ты чего-то боишься, хотя реальной опасности совсем нет, то лучший способ – это переступить через свой страх и сделать то, чего ты так боялся сделать. А вообще я стараюсь всегда мыслить позитивно и меня дурацкие мысли посещают редко.

– А вообще вкладывался ли в трек “Отражение страха” какой-то особый месседж и послание для слушателей или это просто текстовая фантазия, которую нужно было добавить к треку?

– Песня «Отражение страха» была написана под сильным влиянием песен группы Arch Enemy. И мне хотелось написать что-то в духе этого.

– А в чём главная сложность в плане создания текстов лично для Вас? И не рассматриваете ли Вы возможность привлечение каких-то сторонних авторов для написания текстов для Astrak Space Inc.?

­­­– Сложность в отсутствии в этом опыта. Пробовал нейросетки использовать, но там полная чушь получается. Пока мне помогает такой вариант: смотрю тексты чужих песен и беру оттуда идеи, темы, проблемы. А потом перекладываю это всё на свой стих. Я заметил, самое сложное это начать. Но если сдвинулся с мёртвой точки, то дальше процесс идёт легче.

Я думал о привлечении сторонних авторов, но мне пока хочется это освоить самостоятельно. При этом я также могу рассмотреть и предложения от сторонних авторов. Если такие поступят.

– Ваш переезд в Москву был продиктован музыкальными причинами или какими-то другими соображениями?

–  Кроме музыки у меня есть основная работа в IT. И из Москвы я получил очень выгодное предложение по работе. Как ещё говорят, «схантили» меня.

– Насколько сложным был этот переезд, и что в первую очередь поменялось после переезда?

На самом деле очень сложно реализовывать подобные мероприятия, когда у тебя уже есть семья и дети. Спасибо огромное родителям, что поддержали нас и первое время присматривали за детьми. У меня в тот момент произошел резкий карьерный рост по основной работе, поэтому изменилось прежде всего финансовое положение, а с этим и возможности в самореализации. Но ещё большие коррективы внесла пандемия 2020 года, отправив меня на удаленный формат работы.

– Не было ли мыслей написать «Пособие по выживанию для начинающего музыканта, перебравшегося в Москву»? Вообще насколько Вы на данный момент ощущаете себя экспертом в таких вопросах?

Пособие для музыканта вряд ли. Так как о своём переезде я рассказал выше. Могу только сказать всем тем, кто думает о переезде в столицу следующее.  Москва не сделает вас успешным от самого факта переезда. Прежде чем ехать, вы должны быть на 100% уверены в своей востребованности и своём будущем доходе. В противном случае вы сильно рискуете тем, что Москве вы будете не жить, а «выживать» с сомнительной для себя перспективой. И таких людей тут очень много.

– А нет ли какого-то секрета, который помог бы освоиться и закрепиться в Москве? Может, поделитесь каким-то особым ноу-хау из собственного, богатого теперь уже, опыта?

Самое первое это закрыть для себя жилищный вопрос. Снимать квартиру в Москве это дорого. Могу сразу сказать, чтобы минимально ощущать почву под собой, живя в отдельной квартире, и иметь хотя бы минимальный профит от переезда, ваш доход должен быть не менее сотки. Ну или хотя бы около того. Рассчитывать на такой доход при восьмичасовом рабочем дне можно, но только обладая необходимыми компетенциями и опытом в сфере, где вы собираетесь работать. Среди простых линейных и рабочих специальностей зарплаты значительно ниже. И в этой нише вам будут составлять большую конкуренцию «иностранные специалисты», готовые работать по двенадцать часов практически без выходных. Даже при таком графике вы не всегда и не везде сможете зарабатывать достаточно. Настоятельно рекомендую прежде изучить вопрос с вакансиями и соответствия своим компетенциям. Пройти удаленно собеседования и получить оффер от работодателя перед поездкой, где уже будет прописан ваш будущий доход и условия работы. Поверьте, если вы действительно крутой и востребованный спец, то вас эйчары с руками и ногами вытянут в Москву.

Можно ещё поехать вдвоем-втроем и снимать квартиру вскладчину. Тоже как вариант.

Но лучше хорошенько раз подумать: «оно вам точно надо?»

– А почему у вас ушло так много времени на создание “Отражения страха” и почему всё там много раз переделывалось?

Да уж. Тут одной фразой не обойтись. Сказать по правде, у меня и предыдущие треки заняли не мало времени. Просто это осталось «за кадром». «The Invade» вообще пролежал «на полке» года два, и изначально в нём была совсем другая гармония и мелодия в куплетах.

Что касается «Отражения страха» объясню по порядку.

Ну, во-первых, не так-то и просто заниматься творчеством, когда у тебя есть семья и дети. Мне «повезло» работать на удалёнке, и всё что касается детей, то это легло на меня: школа, уроки, кружки, больницы. А ещё накормить и на выходных сходить с ними погулять. А ещё вечером жену встретить с работы. Это все на самом деле отнимает очень много сил и энергии, что на музыку ничего не остается. Зачастую только на выходных я могу оторваться по полной, поскольку моя жена в эти дни довольно часто работает.

Во-вторых, написать песню и записать все партии, и все это «в одну харю» -  это на самом деле задача не такая простая как кажется. Мало просто сочинить гитарные риффы, аранжировки и соло. Для написания всей партитуры «под ключ» работы столько, что мама не горюй.

Во-третьих, я еще перед написанием песни поставил четкую цель – выпустить музыкальный продукт более высокого качества, чем предыдущие два релиза, результатом которых я остался не совсем доволен.  Таким образом я заведомо значительно усложнил себе задачу.

Так же мною было решено отойти от инструментала. Я получил немало отзывов и критики по «The Invade», что в инструментальном исполнении песня слушается довольно скучно. Да и я понял, что инструментальную музыку слушают далеко не все, и ею сложно захватить внимание массовой аудитории. И вот самое сложное было для меня – это написание текста под вокальную партию, так как опыта у меня в этом практически не было.

На каком-то этапе я переводил партитуру из Guitar PRO в DAW и делал пробные демо-записи партий уже с живой гитарой. Слушал, как это звучит. Затем вносил корректировки в партии. А какие-то партии вообще приходилось «вытачивать».

Получив записи вокала от Николая, я принялся за сведение микса. Тут-то и стали вылазить все мои косяки в исполнении в плане тайминга. Тогда я полностью переписал линию ритм-гитар и баса. Так же была проблема с вокалом Николая. Его гроул к песне не подходил. Последовала смена вокалиста с перезаписью всего вокала.

Потом пришёл к выводу, что сведение я не тяну на должном уровне. И предпочел доверить работу профессиональной студии.

Дистрибьюция занимает две-три недели минимум.

– На данный момент полностью довольны финальным результатом? Всё вышло так, как задумывалось?

Да. Результатом я очень доволен. Вышло все как раз так, как я и задумывал изначально. Пост с релизом в первые дни сам разлетался по разным группам ВК.

– Поддерживаете ли Вы на данный момент связь с бывшими коллегами, музыкантами Песни Бурь и с другими саратовскими коллективами?

Да, конечно. Ко мне Николай приходил неоднократно за помощью. Так же я помогал им в записях на их недавнем альбоме «Тем, кто должен вернуться домой».

– Как считаете, что Вам дало участие в Песне Бурь и в других саратовских командах? Насколько важен и серьёзен этот опыт?

Прежде всего, это концертный опыт и работа в команде.

– А в каких ещё саратовских группах Вам довелось играть, помимо Песни Бурь?

Изначально играл в Lupus Domini первые полтора-два года. Затем её владелец распустил состав из-за внутренних конфликтов. В том составе был и Николай Жалмашев. Он предложил всем вышедшим тогда участникам войти в состав образованной им группы Thunderbird. Позже группа была переименована в Песню Бурь.

Lupus Domini позже возобновили свою деятельность с новым составом.

– С Гарри Вы тоже уже как-то играли в одном коллективе?

Гарри включился в Lupus Domini гораздо позже. Я уже тогда играл в группе Песня Бурь.

– А можно ли ждать от вас каких-то совместных треков и коллабораций с какими-то саратовскими коллективами, как считаете?

Возможно.  Я открыт к фитам.

– И “Отражения страха” это по сути первая официальная работа вашего коллектива? Можно ли называть этот сингл первым номерным релизом в вашей сольной и самостоятельной дискографии?

Скорее так:

«The Invade»  – моя первая самостоятельная работа и для меня это первый официальный релиз.

А «Отражение страха» вывел Astral Space Inc на новый более высокий уровень.

– А новые каверы под вывеской Astral Space Inc планируются?

Есть некоторые задумки. Но это будет скорее, как дополнение к собственному материалу.

– Инструменталы какие-то планируются в духе вашего прежнего творчества?

Скорее нет. Как я выше уже сказал, с инструменталами есть дилемма. Для меня они проще в реализации. Но аудитории они заходят тяжелее. Даже если брать таких известных гитаристов-виртуозов, как Стив Вай, Джо Сатриани и др., то, можно заметить, что основную аудиторию у них составляют сами музыканты. Остальным слушать такую музыку утомительно. Как моя жена сказала, «надо, чтобы было со словами».

– Есть ли уже какие-то задумки и конкретные наработки в сторону полноформатника Astral Space Inc?

Я думал об этом. Но полноформатник – дело очень хлопотное. Может быть, когда-то в будущем и получится выпустить.

– А как так вышло, что для записи “Отражений страха” был приглашен Гарри Тысин-Константинов? Почему именно он?

С записью экстрим-вокала мне обещал помочь Николай Жалмашев из Песни Бурь, который вместе с бас-гитаристом Александром Синельниковым помогли записать русскоязычный кавер на Iron Maiden - The Trooper в прошлом году. Николай сразу обозначил, что из экстрим-навыков владеет только гроулом. Получив записи, я понял, что это не совсем то, что я ожидал. После нескольких моих «издевательств» на сведении над вокальными партиями, Николай решил отказаться от участия и вместо себя предложил Гарри, у которого навыков в экстрим-вокале больше. Как оказалось, он тоже успел перебраться в Москву. Позже мы встретились, и записали вокал у меня дома.

–  Как работалось с Гарри и понравилось ли ему самому взаимодействовать с Astral Space Inc?

Да, всё отлично. Он исполнил свои партии именно так, как я и хотел изначально. А также привёл свою аудиторию ко мне в группу.

– Нет ли планов и задумок по вовлечению Гарри в деятельность Astral Space Inc на постоянной основе?

Я пока не думал об этом. Но если Гарри сам будет не против, то я за.

– А вообще ведётся ли какая-то работа по поиску в столице музыкантов для Astral Space Inc. для набора полноценного состава?

Я поначалу вообще думал влиться в какой-нить московский коллектив в качестве гитариста. Но быстро понял, что регулярные репетиции и концерты я не потяну по семейным обстоятельствам. А чтобы «не зачахнуть» в семейном быту, моё увлечение музыкой как раз и породило данный проект в формате DIY.

В следующем году мы семьей планируем переезд в своё жилье. А там и дети будут старше, и жена займётся домашним хозяйством. Да и материала у меня уже будет побольше. Тогда и подниму для себя этот вопрос заново.

– Есть ощущение, что с живыми ударными “Отражения страха” зазвучали бы лучше, и у проекта есть серьёзный недостаток в драммере?

Все партии я набиваю в MIDI, пытаясь «оживить» по мануалам с ютюба. В остальном на студии звукорежиссер еще немного «оживлял» реальной ударкой некоторые фрагменты.  В целом я согласен, что с опытным драммером результат был бы круче.

– Когда ждать следующий сингл от вас и что это будет за трек?

Я уже занялся сочинением нового материала для новой песни. Надеюсь, что до конца лета удастся завершить работу. А осенью планирую уже выпустить релиз.

Трек планирую сделать в духе power/death. В общем продолжить в том же духе.

–  Можно ли какой-то небольшой спойлер по поводу грядущего релиза? О чём будет новая вещь, и будут ли задействованы в её создании какие-то приглашённые музыканты?

Ещё не могу сказать, о чем будет песня. Работу с текстом я начал только на днях, и готов пока только первый куплет и несколько риффов.

Для участия снова позову Гарри. Он уже заявил о желании снова поучаствовать.

– Что в самых ближайших планах?

Закончить написание текста к новому треку. А затем отдохнуть на море и перезагрузиться.

– Какого вопроса вы больше всего ждали сегодня от меня, но в итоге так и не услышали?

Про ударные спросили, а про запись гитар вопросов не было.

– А как писались гитары и много ли было тут сложностей и нюансов?

Ритмы писались на гитаре Schecter Hellraiser C-7 FR. Гитарное соло и лиды записаны на Squier Stratocaster Contemporary HH. Она у меня с сетом датчиков Fokin Saboteur.

Поначалу я писал партии двумя треками: сухой DI сигнал и перегруз от педали AMT P2 навешивая потом импульсы. Последний я и планировал использовать в миксе. По сухому сигналу я только мониторил звук на предмет попадания в сетку.

Ритм-гитару я уже потом писал только DI короткими фрагментами по два-четыре такта, зацикливая запись. Делал по кругу сразу много дублей, визуально контролируя тайминг.  Далее просто отбирал самые удачные.

Этот способ я подсмотрел накануне на одном из вебинаров по аранжировке от одного продюсера. Таким образом гитары сразу играли ровно в бочку. В такой музыке от крайне важно.

В тот момент мне ещё в одном телеграмм-чате предложили сделать реампинг гитар через ламповую голову ENGL Savage. Тут я и услышал на записи всю разницу между настоящей ламповой головой и своей педалью, а также всякими VST-эмуляторами. Разница оказалась просто колоссальная.

– Что было самым сложным в записи гитар для “Отражений страха”?

На лайве можно чуток налажать, что-то «не доиграть» или схалтурить. 99% что в общем шуме мало кто заметит что-либо. Со студийной записью такое точно не пройдет. Исполнение должно быть идеальным везде. На пост-продакшене можно немного выровнять тайминг, но лажу не исправить.

В бридже в паузах между вокальными партиями есть атональный фрагмент в терцию. Он может показаться на первый взгляд не сложным. Но я с ним намучался. А ведь его ещё и на басу нужно было повторить.

Так же и с основным гитарным соло пришлось повозиться. Сказать по правде, я в таком темпе с трудом вывозил отдельные фрагменты, связанные с быстрыми бэндами. Их пришлось дописывать отдельно.

– А с чем были связаны «косяки в исполнении в плане тайминга»? Дело в недостатке опыта или в чём-то ещё?

От ритм-секции в таких темпах требуется практически синхронная работа гитар, баса и «кика» ударных. Если будут большие расхождения, то это разваливает ритм-секцию. Атака теряется, местами можно услышать так называемый «кегельбан». Особенно это критично во всяких акцентах.

Моя ошибка была в том, что я сразу не придал должного значения этому моменту. И мне показалось, что пробный дубль, записанный ранее, звучит неплохо. Да есть косяки, но их как бы «не слышно» и нет смысла переписывать.

Когда я микс начал чистить эквалайзером от частотных конфликтов, тут-то всё это и вылезло наружу.

– Отличались ли в чём-то гитарная работа и работа над гитарами в Песне Бурь от Astral Space Inc.?

В Песня Бурь мы писали готовый звук через обычные имеющиеся у нас педали перегруза, контролируя звучание на слух. Бюджета на хорошую студию у нас не было.

Для первых релизов Astral Space Inc я делал аналогично, но с той разницей, что писал еще сухой DI сигнал для визуального контроля попадания в сетку.

При работе с песней «Отражение страха» на студии делали реампинг DI треков через усилитель ENGL Powerball. Звук снимался с кабинета микрофоном. Т.е. там уже всё было по-взрослому.

– Ваши финальные слова и пожелания тем, кто нас сегодня читал?

Хочу поблагодарить всех своих друзей, коллег, знакомых, а также фанатов за поддержку моего проекта Astral Space Inc.

Всегда буду рад обратной связи по своему творчеству.

– Спасибо за интервью!

И вам огромное спасибо за такую возможность.

«Мы – похмелоид! Мы лечим людей!» Интервью с группой Измена.

Мне казалось, что трэш-метал-группа Измена совсем пропала со всех радаров и ушла куда-то в небытие, но тут на горизонте появился альбом “Чёрный похмелоид”, при первых же звуках которого мне сразу же стало понятно, что эти ребята живее всех живых. У них слегка обновился состав, но во главе коллектива по-прежнему бессменный вокалист Гараж, а это значит, что нас ждёт традиционный трэшеввый олдскул в самой горячей и бодрой сервировке. Но и это ещё не всё! В этот раз музыканты решили сделать что-то по-настоящему большое и особенное, а их свежий полноформатник стал в итоге концептуальным. Много разных песен, но все они объединены одной общей темой страшных и ужасающих последствий злоупотребления спиртосодержащими напитками. Переходя от трека к треку, музыканты убедительно показывают нам, что спички – детям не игрушка, а алкоголь может быть серьёзным и опасным испытанием для вашего здоровья, вашей жизни и даже вашей души. Всё сыграно очень технично, разнообразно и с огоньком, тема важная и нужная, а мы уже спешим задать свои животрепещущие вопросы Гаражу и Деду, чтобы послушать, что же они могут рассказать о таком важном и весомом альбоме.

 – Приветствую, Гараж и Дед! Давайте начнём с самого главного – как вам удалось, наконец, закончить и выпустить такой долгожданный и многострадальный альбом?

Гараж: Привет. Этот альбом действительно многое пережил начали мы его сочинять с одними гитаристами в 2021 году, закончили с другими в 2024. Новыми рекрутами группы являются Дед и Гибельщик. Плюс в конце 2021 я переехал к жене на Крайний Север, ну и в следствие событий 2022 года пришлось альбом доделывать посредством интернета  я сочинял текста и ритм-секцию, остальные что-то писали там, добавляли, ну а Гибельщик в итоге занимался окончательным сведением. Что вышло в итоге, то и вышло на выхлопе.

– Почему “Чёрный похмелоид”, откуда такой образ?

Гараж: Ну, изначально альбом носил название “В Хлам!”, но в итоге посмотрев список уже сочиненных на тот момент песен, пришла в голову идея сделать альбом концептуальным о веселье и вреде после чрезмерного употребления спиртных напитков. В любом действии должна быть разумная грань если ты выпил очень много, то не удивляйся затем, что наутро к тебе придёт Чёрный похмелоид, и только он будет твоим судьей...Зеленый змей все-таки покосил много хороших людей. Пить можно, но в меру собственного организма. Плохо только, что эту меру многие никак не найдут.

– Похмелоид звучит как некий персонаж… гуманоид. Не было мыслей создать себе маскот с таким прозвищем вроде танкардовского зелёного человечка элиена?

Гараж: Может быть и будет. Но эта идея применима только, если мы все будем делать песни на данную тему. А нам все-таки не хотелось бы, чтобы на нас вешали ярлыки. Все-таки мы поём на разные жизнестрадальные темы...Кроме этого альбома, пожалуй.

Дед (гитара): Хотя Alien это мой любимый альбом, Tankard это вообще тема всех народов, тем не менее, человечек злостный. Нам бы что-то доброе, мы же похмелоид лечим людей!

– И насколько сложно вам было делать альбом на такую непростую и неоднозначную тему? Можно ли назвать этот альбом личностным, выстраданным, интимным и автобиографичным?

Гараж: Просто было делать. Поскольку все темы, затрагиваемые в альбоме, мы прошли лично на собственном опыте. Это автобиографический альбом так сказать.

– А что вы вообще думаете о жанре похмельных песен и в целом о песнях на ту же похмельную тему? Есть тут какие-то фавориты? Лично мне в сознание ещё в мега-раннем возрасте, лет в 12-13 очень запал трек “Опохмелиатор” московской дэт-дум-группы Zelator… Не знаете такую песню?

Гараж: Ну, я считаю что нужно это. Поскольку человек может быть хоть так будет подготовлен, что его может ждать поутру. Предупреждён - значит вооружён. Нет, тему эту не знаю, я из них только “Мисс Смерть” слышал. Нет у нас фаворитов в этой текстовой теме, мы сами себе фаворит! (улыбается)

Дед: Ну, это уже будет не алко-трэш, а бодун-трэш.

– А кто сочинял пресс-релиз, предваряющий альбом ВКонтакте? Что это за фантасмагорическая история такая?

Гараж: Ох (улыбается) Ну, основную идею всю сочинил Дед. Он все-таки фитотерапевт и знаком хорошо с всякими там лечениями травами, целебной водой, пиявками, змеиным ядом, природой и т.д.

Дед: Идея Гаража. Я предложил рифму, он сказал не поймут! Ну и мудрили – намудрили!

– А вообще вам важно, чтобы вас понимали и правильно понимали? Есть стремление к такому коннекту со слушателями?

Гараж: Всем же не угодишь, верно? Кому-то нравится, кому-то – нет. Я не люблю навязывать моё мнение, например, кому-то ещё. Человек должен сам делать его выбор, нравится это ему или нет.

Дед: Да, и это мега-важно. Но Гараж говорит, давайте выпустим альбом, посвящённый травам, лешим, бабкам-ёжкам и настойкам... Вот тут я уже начал сомневаться, что нас кто-то поймёт.

– А мне кажется, альбом про бабок-ёжек и настойки у вас бы получился просто отменный! Что вдохновляло на тексты и вообще сочинение песен с этого альбома? Насколько это на самом деле похмельный альбом?

Гараж: Вдохновляло очень много вещей аццкое похмелье, работа, жизненные ситуации, дичь, которая иногда творится вокруг...Это же автобиографические песни, если так разобраться. Это скорее концептуальный альбом в котором указано, что могут быть и веселье, и ужасное самочувствие после выпитого. И что каждый сам себе судья. Плюс я давно хотел выпустить альбом насчет этого в духе Tankard. Поскольку концептуальных альбомов про это у нас раз два и обчёлся. Это скорее жизненный альбом на похмельную тему.

– А как думаете, ваш альбом кого-то чему-то научит? Люди прислушаются к голосу разума и станут более разумными и умеренными? Сами ощущаете в альбоме педагогический потенциал?

Гараж: Я не знаю, может быть, и научит чему-то. Хотя изначально у нас не было цели, чтобы учить кого-то посредством песен. Каждый человек сам делает его выбор. Мы только сочиняли то, про что нам нравится сочинять в данный момент. Мы не придерживаемся новым течениям моды, мы всегда играли то, что и как мы хотели.

 Дед: Тут дело всё в том, что каждый живёт своим умом и никто не хочет жить чужим. Поэтому вряд ли.

– Когда смотришь на обложку и видишь весь этот дистрой, сразу же возникает мысль, что алкогольная неумеренность действительно способна быть сродни апокалипсису. Сознательно закладывали такой посыл или это получилось ненамеренно?

Гараж: У нас все продумывается до мелочей. Это же касается и обложки. Это было сознательно сделано, поскольку аццкое похмелье, учитывая мой собственный опыт это реально, если не хуже, то точно как ядерный взрыв в мозгу для человека, который сильно перебрал накануне.

Дед: Да, сознательно! Но то что на обложке это майский ландыш, по сравнению с тем, что творится в головах у людей, прибывающих, ну скажем, в алкогольном делирии.

– Как считаете, способен ли этот альбом напугать и впечатлить настолько, что кто-то из слушателей после его прослушивания навсегда бросит пить?

Гараж: Что я знаю точно, это то, что этот альбом заставит человека улыбнуться при прослушивании (улыбается) А одна минута смеха дарит человеку пять минут жизни. Так что мы в любом случае делаем полезное дело, в общем-то (улыбается).

Дед: У тех, кто уже всё, у них приятные воспоминания а-ля было время, как угарно жилось!

– А какими тремя словами вы бы сами охарактеризовали этот альбом? Какой он?

Гараж: Веселый. Жизненный. Злобный.

Дед: Непростой.

– Мне показалось, что этот диск ещё более разнузданный и естественный, чем ваш прошлый лонгплей, что ту вы окончательно расслабились и решили ни в чём себя не ограничивать. Насколько это так?

Гараж: Есть такая пословица – настолько все хреново, что даже смешно. Вот здесь мы и посмотрели на всё, что вокруг происходит и реально решили петь о том, что в голове. Не думая ни о чем. Поскольку считаю, что лучше быть на весельчаке, чем грузиться, смотря на то, что вокруг происходит.

– А как так вышло, что альбом стал настолько мощным и техничным? Мне даже показалось, что он техничнее всех самых профессиональных и слаженных дисков Tankard! Вам вообще хотелось играть технично или это само собой получалось?

Гараж: Спасибо! Но не знаю... Получилось как-то само собой.... Может быть, потому что Дед и Гибельщик проффы и умудренные опытом. И они не болеют звёздной болезнью. Всё это получилось само собой, естественно.

– А как вообще работалось над альбомом и насколько легко было достичь всех запланированных и поставленных перед собой целей?

Гараж: Дело в том, что изначально не было то никаких целей абсолютно. Все сочинялось и записывалось просто, не думая о каких-то глобальных вещах. И в итоге, когда осталось написать одну вроде тему, только затем мы посчитали количество тем и увидели, что материал то на новый альбом почти готов.

Дед: Всех и не достигли... Мы хотели запросить ребят с органом из костёла Петра и Павла в Ватикане, но они сильно заняты были!

– Сложно ли взаимодействовать на расстоянии по интернету? Было ли сложно воссоздать тусовочную алко-атмосферу при таких реалиях работы?

Гараж: Абсолютно не сложно. Мы же как по старинке, созваниваемся по вайберу там, Skype каждую неделю...Выпиваем, общаемся, сочиняем....

Дед: Ну, есть нюансы, но мы по мессенджеру сперва бухаем и решаем все вопросы дым столбом, чёкаемся в экран. Так что всё решаемо!

– А вообще Измена на данный момент это всё-таки больше группа или проект?

Гараж: Группа, естественно. Почему нас можно считать проектом? Потому что сейчас невозможно давать концерты в наших условиях? Ну, я считаю, что лучше производить хоть какую-то деятельность, чем сидеть и не делать ничего. И искать отмазки там всякие...

– Насколько реальна и велика вероятность, что в каком-то будущем Измена станет one-man-проектом, как случилось, например, с Annihilator на альбоме “Remains”?

Гараж: Дело в том, что всю историю существования группы я оказывался столпом группы во всех её аспектах. Поэтому вряд ли это возможно. Я не умею играть на драмах и на гитаре (смеётся).

– Над какими из песен было интереснее всего работать, и какие из песен на данный момент в числе ваших собственных фаворитов и радуют больше всего?

Гараж: Над абсолютно всеми темами было интересно работать. Поскольку в каждую тему мы вкладывали как часть души что ли... Насчет фаворитов мне, например, больше всего заходят “Частушки”, “Кручина”, ”Гибельщик”, ”Комбинат”...

Дед: “Зубник”, ”Гибельщик”, ну и, конечно, “Комбинат”!

– Легко ли иронизировать и сохранять позитивный и воодушевляющий настрой, когда особых причин для этого нет? Где черпаете силы и вдохновение для такого?

Гараж: В окружающей нас действительности черпаем... Как я говорил ранее, посмотришь на всё, что вокруг глобально, вздохнешь и улыбнёшся (улыбается) Настолько всё хреново, что даже смешно (улыбается).

Дед: Книжки. Только они и спасают. Учение свет, а неучение электрический свет!

– А насколько ироничен этот “Чёрный похмелоид”? Мне показалось, что местами тут действительно как будто частушки и тотальная ирония, даже когда в названии и не заявлено, что перед нами именно частушка. Насколько вы ироничны во всех этих темах и стоит ли тут искать какой-то глобальный месседж и посыл?

Дед: А это кому как... Кому прикол, кому посыл у каждого в домике свои гномики!

– Как вообще расцениваете изменения в себе и в музыке Измены за то время, что прошло с момента нашего прошлого с вами интервью?

Гараж:  Повзрослели, наверное... Избавились от тех, кто тормозил развитие группы дальше, стали мудрее во многих аспектах. Ко всему стали относится с юмором (улыбается). На а музыка...Здесь главную роль играют мои практически одинаковые вкусы с Дедом, профессионализм Гибельщика, ну и ритм-секция у нас не поменялась же.

– Чем был обусловлен выбор бонус-треков для альбома? Может быть, тут есть какая-то своя интересная история?

Гараж: Ну, “Семь кругов ада”, это тема, которая не вошла в прошлый альбом. А поскольку я не люблю так, что тема записана и выкинута, пришлось включить е` в этот релиз как бонус. А “Пациент” изначально планировалась в альбом, но учитывая, что когда она записывалась, были другие гитаристы и другая студия, качество записи различалось от основного материала. Поэтому и включили её как бонус, чтобы не было сильного перепада по звуку.

– А как так вышло, что у вас появился сайд-проект, и не влияет ли он на творчество Измены?

Гараж: Это полностью идея Деда. Дело в том, что изначально он пригласить меня в его проект Drunkraiser вокалистом. И уже затем, спустя полгода, когда мне реально надоела звёздность бывших гитаристов, я пригласил его в Измену. Нет, не влияет это на Измену, поскольку в Drunkraiser все текста и музыку пишет Дед. Ну, Рома еще там музыку делает. Я только редактирую текста иногда и вокалю. А в Измене наоборот я делаю тексты и музыку, а Дед с Гибельщиком аранжировки иногда. Единственное, что совпадает, это одинаковый вокал (улыбается).

– Как вы разграничиваете деятельность основной группы и сайд-проекта и в какой момент пришла идея всё-таки поместить на номерной альбом Измены частушки в духе сайд-проекта?

Гараж: Когда закончены темы над Изменой я переключаюсь на Drunkraiser, Дед всё время в Drunkraiser, но включается когда нужно что-то для Измены. И “Частушки” это действительно тема Измены, просто захотелось сделать что-то весёлое, обьединяющее большинство людей, ненавязчивое и по угару (улыбается).

– “Чёрный похмелоид” сравнивают с Гробовой Доской. А сами вы что думаете о своей стилистике и о найденной на данном альбоме стилистической нише?

Гараж: Я не люблю сравнения. У них своё, у нас своё. Просто так получилось, что этот альбом стал концептуальным в всех его смыслах. Трэш, угар, мрак похмелья... Мы веселые люди на самом-то деле. На следующем альбоме возможно будет что-то другое. Мы не привыкли зацикливаться на одной тематике алкоголя, его радостях и его вреде для здоровья.

– Стоит ли искать тут какие-то отсылки к Tankard, Tankwart, Onkel Tom и тому подобным заграничным группам?

Гараж: Всё относительно. Мне нравится Onkel Tom, но изначально идея создания концептуального альбома на похмельную тему была другой. Причина в том, что у нас реально практически никто не делал из метал-команд концептуальный альбом на данную тему.

Дед: Я думаю, нет.

– Как планируете продвигать альбом, и помогает ли в этом как-то ваш лейбл?

Гараж: Да как обычно...Порассылали по разным пабликам, зарубеж там, в журналы рецензии...Лейбл, конечно, помогает в силу его возможностей.

– А вообще ощущаете какой-то резонанс от слушателей? Идут какие-то отзывы и эмоциональный фидбек?

Гараж: Пока отзывы только положительные. Наверное, потому что тем, кому это не нравится, просто нечего сказать (улыбается).

– Такие, кого смущает алкогольная тематика, тоже находятся? Часто вас критикуют?

Гараж: Пока такого не случалось. Да и смысл критиковать-то? В любом случае, мы же своё мнение насчет окружающей действительности не поменяем.

Дед: Мне очень понравился один коммент, им и отвечу – «альбом слушать не буду, но заранее осуждаю!»

– Чего ждёте от подбирающегося к нам лета и чем будете заниматься в эти летние месяцы?

Гараж: Может, запишем одну песню ещё... А так только отдыхать, работать на основной работе, всё банально.

Дед: Летом я собираю ядовитые травы это болиголов, аконит, вех, купена и др. Потом делаю настойки и пью их понемногу!

– Концертов Измены в этом году совершенно точно не ждать ни в каком виде?

Гараж: В этом году точно никаких концертов не будет...Может быть, в следующем. Поскольку на Крайнем Севере реально сложно найти даже просто сессионных музыкантов, чтобы всё разучить и выехать на какой-то гиг. В следующем посмотрим... На данный момент мы живём сегодняшним днём.

– Что в самых ближайших планах?

Гараж: Записать новую песню для Измены, также продолжать работать над темами из Drunkraiser ,чтобы, может быть, к сентябрю что-то и получилось в итоге.

– Надо полагать альбом сайд-проекта тоже не за горами, и он выйдет тоже на Narcoleptica Productions?

Гараж: Нет, он будет издан только в цифровом варианте. На физ носителе его выпуск не планируется. А насчет готовности...Процентов 70 там сделано, не хочу загадывать наперёд. Как получится, сразу моментально выложим альбом на обзор широким массам.

– Какого вопроса вы больше всего ждали сегодня от меня, но в итоге так и не услышали?

Гараж: Как мы боремся с похмельем (смеётся).

– Да, это действительно было бы очень логично в завершение разговора о таком «похмельном» альбоме! И как же боритесь-то? Может быть, у Деда есть какой-то особый чудодейственный травяной рецепт на этот случай?

Дед: Да дело в том, что наш печёночный цитохром р450 или в простонародье монооксигеназные системы нас спасают от смерти. Если бы не они, мы бы умерли от 20 г нашей шамырлы! Поэтому с утреца на похмель пьём травы, помогающие цитохрому расщеплять токсины!

– Ваши финальные слова и пожелания тем, кто нас сегодня читал?

Гараж: Берегите себя, близких, рубитесь под угарную музыку, оставайтесь людьми и следите за мерой выпитого в праздники или на отдыхе! Живее всех живых, товарищи!

Дед: Слушайте трэш!

– Спасибо за интервью!

«История только начинается!» Интервью с LifeStream

Эта группа появилась на музыкальном горизонте совсем недавно, но сразу же стало понятно, что появилась она не из пустоты. Из ничего вообще ничего не появляется, а под предводительством бас-гитариста Антона Гинзбурга, засветившегося в целом ряде знаменитых составов от Чёрного Обелиска, где он был сессионным басистом, до Монгол Шуудан, где маэстро до сих пор является постоянным и полноправным участником, собралась очень мощная команда единомышленников, которые сначала выдали один трек, потом ещё один, а затем сорвали у нас на ASTARTA титул «лучший релиз месяца». И вот мы уже спешим расспросить участников LifeStream обо всём важном, насущном и актуальном и, конечно же, про их свежий, вышедший буквально на днях макси-сингл “Врата конца света”, в записи коего музыкантам помог Alex Volt, и сводил который небезызвестный Дмитрий Борисенков. Итак, давайте посмотрим, что же нам имеют сказать сейчас Антон и гитаристы LifeStream Дмитрий Костючик и Андрей Силаев. Кстати, не обошлось даже без упоминания великих и славного альбома Metallica “…And Justice for All” с его неоднозначными бас-партиями в том числе.

– Доброго времени суток, Антон и LifeStream! Поздравляю с победой в нашем опросе! Как сами расцениваете тот факт, что ваш релиз стал у нас лучшим по итогам голосования? Чувствуете себя лучшими из лучших?

 Антон: Здравствуйте! Огромное Вам спасибо, победа в голосовании, в первую очередь говорит о том, что дело движется в правильном направлении и уже появляются люди, кому небезразлично наше творчество, а также готовые нас поддержать!

Работы других коллективов не менее достойные, я считаю, но наша публика среагировала наиболее оперативно, и это очень хороший знак (улыбается).

– Как вы нашли себе название и почему вы LifeStream?

 Антон: По поводу названия сначала было что-то наподобие мозгового штурма с моей женой Еленой (по совместительству директор группы) и гитаристом Дмитрием Костючиком. Но всё было куда-то «мимо». А тут, сами понимаете, «как корабль назовёте, так он и поплывет».

Как-то летом 2023 года, мне попалась статья про ремейк игры Final Fantasy 7, и там важную роль в повествовании играл тот самый LifeStream поток жизни внутри планеты, в котором копится ее жизненная сила, который сохраняет память обо всем, что случилось и куда отправляются все существа после смерти. Получилось так, что пласт материала, который был уже написан к тому моменту, получился достаточно разнообразным и стилистически и по настроению, и я посчитал, что такое название как раз хорошо характеризует все это разнообразие.

– А как вообще и с чего всё начиналось? Как пришла идея организовать новый коллектив и какие задумки были по поводу всего этого в самом начале?

Антон: Постараюсь быть краток: на протяжении всей моей карьеры, играя на бас-гитаре в различных коллективах, получалось так, что уже имелся «мозговой центр» или лидер, чьи песни в коллективе и звучали. Параллельно с этим, я сам что-то сочинял, копил опыт, но полноценное понимание, в каком виде я хочу сделать этот материал пришло к недавнему времени. В 2022 году я купил недостающее оборудование для домашней студии, сел оформлять демо-записи, шлифовать тексты. Параллельно меня несколько стопорил вопрос с вокалом: а кому, собственно, петь? Хорошего вокалиста днем с огнём не сыщешь, а плохой и не нужен, и, как посоветовал один мой хороший друг: «хочешь сделать хорошо – сделай сам». Попутно я стал более плотно заниматься вокалом. Ранее почти во всех группах я был только на «бэках», а основной вокал все же требует более обстоятельного подхода. Как бы круто ни был сыгран инструментал, если вокал «проседает», то это уже не будет восприниматься слушателем должным образом.

– LifeStream – это полноценная группа или всё-таки сольный проект? И как думаете, насколько к вам применимо понятие «супер-группа» (музыкальный коллектив, где все участники являются звёздными, состоявшимися и именитыми)

Антон: Однозначно первое! Все-таки сольный проект — это когда все делаешь от «А» до «Я», играешь сам на большинстве инструментов, и/или другими командуешь, чтобы сделали вплоть до ноты, все, как сочинил. Я же даю определённую долю творческой свободы и советуюсь с музыкантами, где что убрать/добавить и т.д., хотя окончательное слово все равно за мной. У любого коллектива должен быть лидер, иначе, как говорится, будет разброд и шатания. (улыбается).

Думаю, что «супер-группой» это назвать нельзя, потому что, во-первых, в Rolling Stones или Deep Purple никто из нас не играл, да и подобные истории чаще несут эпизодический характер. 90% «супер-групп», как правило, собираются ради одного релиза-концерта-тура, а дальше все расходятся «по домам». Тут же история только начинается!

Дмитрий: LifeStream, на мой взгляд, это история где-то между. Все же, это творчество и самовыражение Антона, это его песни, его тексты. Пока никто не приносил и не пытался реализовать в рамках данного проекта свои композиции. В то же время в аранжировке треков участвуют все члены коллектива, поэтому считать это one-man band тоже было бы некорректно.

Я бы не хотел, чтобы нас считали «супер-группой» как минимум потому, что такие коллективы обычно выдавали знатную хрень. Когда все участники состоявшиеся, то каждый и тянет одеяло на себя, пропихивает свое виденье и сложно создать что-то по-настоящему цельное.

Андрей С.: На данном этапе LifeStream – это скорее сольный проект Антона, в реализации которого ему помогают друзья, а также сессионные музыканты. «Супер-группа» … Скорее нет, чем да, самый известный у нас Антон и он – движок всего процесса. Дима и Андрей Дыдалин в принципе тоже довольно известные люди в музыкальной среде, ну а я попал в группу по блату и нигде неизвестен, в отличие от остальных (улыбается).

Антон: А Андрей явно прибедняется! Во-первых, вся эта «звёздность» понятие очень относительное, во-вторых, Андрей гитарист с большим стажем и опытом, не только как исполнитель, но и аранжировщик, звукорежиссёр и технический специалист. Помимо этого, у него есть свой собственный проект Последние Варвары, который уже выпустил полноформатный альбом и выступает.

– Насколько вы ощущаете себя свободными в плане творческого самовыражения в рамках LifeStream? Насколько это то, что вам хотелось бы делать и давать этому миру?

Антон: Я думаю, что на все 100%. Собственно, ради этого я и собрал этот проект, чтобы выразить именно то, что хотел и хочу выразить.

Дмитрий: Как я уже говорил, сейчас это песни Антона, поэтому сложно говорить о собственном самовыражении. Но в плане аранжировок все предложения рассматриваются, не припомню чтобы были какие-то ограничения.

Андрей С.: Весь материал пишет Антон, LifeStream – это его проект и командует в нём он. Но надо сказать, что Антон не руководитель-тиран и в рамках поставленной задачи он оставляет довольно много места для творчества, так что свободы творчества хватает, а когда есть какие-то объективные рамки, становится даже интереснее.

Миру хотелось бы давать больше хорошей музыки и развивать рок-движ, чтобы он не кончился вместе с уходящими на пенсию мэтрами.

– Где-то на периферии присутствуют замыслы сравнять по статусу и крутости с Чёрным Обелиском, а затем и превзойти их? Вообще насколько вы амбициозны?

Антон: Желания конкурировать или сравниться со статусом ни с Чёрным Обелиском, ни с другими коллективами нет, но, как говорится, хочется прыгнуть максимально высоко, и мы прикладываем для этого все возможные усилия!

– А что вы думаете о Type O Negative? Стоит искать у вас какие-то влияния этой группы и вокальной манеры их фронтмена Питера Стила?

Антон: Забавный момент в том, что я никогда не был их поклонником, и творчество Type прошло как-то мимо. Может мне «не те» треки попадались, а может просто не сложилось… Так что сходство тут непреднамеренное, хотя помимо Вас еще ряд людей тоже отмечал сходства с этим коллективом.

– А какая музыка вас больше всего вдохновляет и на какой жанр вам хотелось бы ориентироваться? В какой жанровой нише вам было бы комфортнее находиться и проявлять себя?

Антон: Вдохновляет очень много чего, спектр жанров очень широкий, от русского рока до современного progressive, если в очень общих чертах. Не хочется привязываться к конкретному жанру, хочется в первую очередь сформировать определённое «лицо». Самый простой пример - с 2021 года я являюсь постоянным участником группы Монгол Шуудан, и на протяжении времени жанр музыки менялся от панка до современного металла, но группа всегда оставалась узнаваемой за счет тематики песен, подачи и вокала Валерия Скородеда. Или посмотрите, как менялся материал даже у Depeche Mode, Pink Floyd, Oomph!, ДДТ, Алисы и т.д. И, я считаю, такой подход позволяет заинтересовать максимально различную аудиторию, которая будет максимально верной и преданной.

Дмитрий: Вот здесь сложно. Как по мне, в рамках одного конкретного жанра уже почти везде все сказано. Если хочется двигаться вперед, нужен фьюжн, смесь, неожиданное звучание которого не ждет никто. Но это прямо-таки очень непростая тема, требующая большой наслушанности.

– Насколько быстро и легко сформировался состав LifeStream и как быстро удалось найти общий язык друг с другом?

Антон: Параллельно с тем, как я начал делать первые черновики, я предложил снова поработать вместе старому другу Дмитрию Костючику. Мы раньше играли вместе в группе POLIGON, но помимо музыки ещё и работали вместе, и просто плотно общались, дружили.

Уже после выхода первого сингла по-новому «законтачили» с другим старым другом - гитаристом Андреем Силаевым. Он проникся материалом и тоже захотел присоединиться к коллективу.

С барабанщиком Андреем Дыдалиным мы познакомились в 2017 году на одном из совместных концертов группы ARDA, где я тогда играл, и M.A.I.B., где играл Андрей. Еще тогда заприметил, что у него очень хорошо с грувом и подачей. А потом в начале 2023 года на «Метал ёлке» я послушал Андрея уже в составе Above the Stars и заметил, как он «вырос» в плане техники, и чуть позже, в конце 2023 года, пригласил его принять участие в проекте.

– Как обычно происходит у вас работа над треками и насколько это всё коллективный процесс?

Антон: Сначала я обычно записываю черновик на домашней студии - бас, гитару, «забиваю» примерную барабанную партию в программе, прикидочные клавиши и, если уже есть какая-то текстовая основа или вокальная мелодия, – черновой вокал. Затем показываю всем остальным, и каждый на эту основу уже вносит свои предложения. Так что процесс в должной мере коллективный. Плюс, какие-то доработки зачастую вносятся по месту, когда уже и гитаристы переписали гитары на «чистовик», готов вокал и т.д.

Дмитрий: Процесс выглядит примерно так: Антон приносит песню, где набросан бас, гитары и синтезаторы. Дальше мы набиваем примерные барабаны и разбираем партии гитар на запись и дополнительную аранжировку. Потом каждый записывает все темы, как их видит, и это все уже собирается в единый трек. Некоторые песни после такого процесса зазвучали совсем по-другому относительно первоначальной идеи. И это очень здорово, как по мне. Песня становится лучшей версией себя.

Андрей С.: Антон скидывает свои наработки в виде демо-записей и даёт ТЗ, чтобы он хотел видеть в песне в целом, а дальше каждый от себя добавляет идеи, по-своему исполняет задуманное. А там Антон уже даёт корректировки и трек идёт в запись. Как-то так.

– Можно ли назвать на данный момент LifeStream одной большой семьёй и сплочённой командой единомышленников?

Антон: Пока нельзя это утверждать на 100%, но определенная тенденция есть. И просто приятно, что нашлись люди, которые согласились поработать со мной вместе над материалом. Помимо самих музыкантов, «бойцами невидимого фронта» также являются моя жена, директор проекта, Елена Гинзбург, замечательный татуировщик, художник и музыкант Александр Чекмарев, и отдельный респект хочется выразить Ксении Маркевич из группы Калевала за неоценимую помощь на записи вокала!

Дмитрий: На самом деле коллектив только начинает свой творческий путь и станем ли мы семьей или захотим набить друг другу морды лица покажет время.

– Вы задали этот вопрос своим слушателям и подписчикам, а теперь мне хочется спросить у вас самих: какой из ваших треков вам самим больше по душе: бодрый “Лицемер” или вдумчивый “Твои очертания”?

Антон: Тут я отвечу достаточно избито каждый из них по-своему любим, как дети 🙂

Дмитрий: Мне пока больше всего нравится недавно вышедшая «Врата конца света». Там Андрей Силаев очень хорошо поработал над аранжировками и припев действительно хуковый получился.

Андрей С.: Конечно, «Лицемер», я за бодрую музыку!

– У этих песен есть какая-то своя история создания и что вообще послужило стимулом для создания этих композиций?

Антон: Безусловно. Про “Лицемера” я выпускал целый видео-рассказ с разными итерациями этого трека. Его «прото-версию» я сочинил ещё в 2014 году, потом была первая демозапись в 2017, но окончательный вид он приобрёл уже в 2023. С «Очертаниями» тоже интересная история - основную мелодию я сочинил ещё в 2015 году и сначала думал развить из неё инструментал. Потом в 2022 вспомнил про неё, и захотел сделать полу-гитарную, полу-электронную аранжировку, эдакий Depeche Mode, но более тяжёлый и загадочный. А потом, гитары стали перевешивать над электроникой и вот какой результат получился. А текст там достаточно загадочный и мистический, и весьма личный.

– А что вас вдохновляет на творчество и что вдохновляет больше: восхищение или гнев, злость, отрицание, несогласие?

Антон: Пожалуй, собственное мироощущение в тот или иной момент времени, а также просто спектр эмоций, который оно может побудить - иной раз и отсутствие настроение, и апатия или радость могут стать источниками вдохновения. И так сложилось, что музыку я чаще пишу по ночам, а тексты по утрам, не знаю, почему так, видимо в эти промежутки времени достигается максимальная концентрация.

Андрей С.: Вдохновляют неравнодушные единомышленники и реакция слушателей на творчество, приятно, когда людям нравится музыка, которую ты делаешь.

–А бывает так, что на песню вдохновляет нечто такое, чем обязательно хочется поделиться и донести до всех? Передать свой опыт, какие-то обретённые истины и открытия другим?

Антон: Разумеется, собственно, большая часть материала как раз в той или иной степени как раз таковая, или некий личный опыт или наблюдения со стороны – об окружающей нас действительности, о человеческих поступках или просто эмоциях в конкретный момент времени.

– Что вдохновляло и вдохновило на создание новейшего сингла “Врата конца света” и насколько всё это связано с событиями современности?

Антон: Эта вещь, пожалуй, максимально злободневная и отражающая собственное мнение по поводу общей обстановки в мире за последнее десятилетие, и дошедшее до некоей кульминации в последние лет так пять. Речь, разумеется, не только о глобальных и идеологических конфликтах, а в большей степени про информационную войну, подмену понятий, пропаганду и далее в этом духе.

– Что думаете о влияниях Кинчева и Алисы на эту вещь, и вообще насколько на вас влияют корифеи отечественного рока со своими классическими альбомами?

Антон: Наверное, такое влияние имеет место быть, потому что в юношестве я много слушал альбомы Алисы конца 80-х и начала 90-х. Мне очень нравилась подача Константина Евгеньевича, метафоры и образы, которыми он описывал обстановку тех годов, а также достаточно драйвовые аранжировки и работа музыкантов, которые дополняли его посыл. Трек «Врата конца света» тоже ориентирован на социальную тематику, и поэтому можно уловить нечто похожее в настроении песни и подаче.

Касательно корифеев отечественного рока – в детстве и юношестве (которое пришлось как раз на 90-е и начало 00-х) я много слушал ДДТ, Наутилус, вышеупомянутых Алису, Чёрный Обелиск, Гарика Сукачева, и т.д. И мне больше всего нравилось то, что они не пытались делать полную «копирку» с зарубежных артистов и не пытались «залететь в тренды» того времени, а имели свое узнаваемое звучание, лирику и лицо, за что любимы по сей день. Многие же, кто переводили треки на английский, пытались «на хайпе» интереса к Советскому Союзу в перестройку пробиться на западную сцену. И терпели фиаско. За рубежом тренд прошёл быстро, а здесь их уже успели забыть. Поэтому, я считаю, нужно искать и доносить свое видение, мнение, лицо и звучание, тогда ты укоренишься в памяти и сознании слушателя на долгие годы.

– Почему в этот раз вы решили выпустить макси-сингл и сразу же представили два трека? Это желание побыстрее дойти, наконец, до полноформатника?

Антон: В некоторой степени – да. Во-первых, сейчас в принципе бытует практика, что необходимо больше "инфоповодов" и люди воспринимают какой-либо контент более "фрагментарно". Ну и плюс интересный момент в том, что материал и вышедший, и готовящийся, довольно разноплановый, как по звучанию, так и по смысловому содержанию. Хочется таким образом подготовить слушателей к тому, что будет не повторение одной и той же песни, а как стилистическое, так и концептуальное разнообразие.

– В релизе "Врата Конца Света" 2 трека, которые разные по настроению и стилистике, но объединены общей идеей. В готовящемся полноформатном релизе также будет некая сквозная "сюжетная линия» несмотря на то, что треки тоже довольно разноплановые по стилистике. Как думаете, насколько мы все близки на данный момент к концу света и увидим ли мы все конец мира и цивилизации?

Антон: К сожалению, к этому есть множество предпосылок и тенденций. Конечный итог зависит исключительно от того, насколько каждый из нас сможет сохранить индивидуальность и внести определённый вклад в то, чтобы сохранить мир в привычном виде.

– Пугает ли вас такая перспектива конца всего мира и всей жизни на нашей планете?

Антон: Я думаю, конец всей жизни все равно неминуем рано или поздно, как минимум, потому что солнце превратится в сверхновую. Но чтобы конец света не произошёл сильно раньше, в руках каждого из нас шанс предотвратить истребление человечества своими же руками.

– Как думаете, от наших усилий может ли тут что-то зависеть и стоит ли нам, простым людям, простым музыкантам, простым слушателям что-то пытаться изменить и как-то повлиять на глобальные мировые процессы?

Антон: Я думаю, каждый может повлиять, тем более в конструктивном, созидательном ключе. И тем более это могут люди творческих профессий, если они в своих работах выражают авторское мнение, а не транслируют некую "повестку".

– Что вдохновило и вдохновляло на “Утопию” и можно ли сказать, что она является второй стороной той же самой апокалиптической монеты, о которой говорит в данном случае титульная вещь?

Антон: Да, вы все правильно поняли! Если коротко суть в том, что если в первом треке идёт призыв открыть «Врата конца света» во имя очищения мира, то «Утопия» говорит нам о том, что и это ничего не дало и не надо ничего возводить в абсолют. Мировая история тоже этому нас прекрасно учит...

– А в какие утопии вы верите? И вообще верите ли? Как считаете, увлекаться утопиями и грезить о несбыточном это хорошо или не очень?

Антон: Как говорится, мечтать не вредно, и даже полезно, но давать отчёт о том, что это носит созидательный и конструктивный характер, а не просто смена одного зла "прикидывающегося" добром на другое.

– Когда ждать ваш полноформатник и насколько для вас выпуск лонгплея это важное и значимое событие?

Антон: Безусловно, значимое, это как своего рода Opus Magnum, но на нем история точно не закончится, а это только старт! Не люблю загадывать, но скорее всего осенью будет ещё сингл или макси-сингл, а вот весной следующего года уже полноформатный релиз.

– На физических носителях стоит ждать ваш лонгплей?

Антон: Думаю, что как минимум ограниченный коллекционный тираж будет, возможно даже с какими-нибудь бонус-треками.

– Есть желание работать в сторону съёмок клипов и какие-то конкретные задумки по этому поводу?

Антон: Есть и желание, и задумки, сейчас пока определяемся с концепцией и локациями, и летом думаем приступить к съёмкам.

– Что в самых ближайших планах и чего вообще ждать от вас в ближайшее время?

Антон: Хочешь рассмешить Бога - расскажи ему о своих планах! Но, если отставить иронию, основной фокус сейчас идёт на "шлифовку" и запись треков на полноформатный релиз, как уже говорилось, клип и не за горами живые выступления.

– Когда планируется к выходу очередной сингл и что это будет за трек?

Антон: Очередной сингл будет осенью, какой именно это будет трек из тех, что в работе пока сложно сказать, они все разные и хочется продемонстрировать публике очередную грань LifeStream, которая ещё не показывалась. (улыбается).

– Есть ли какие-то концертные планы и договорённости по поводу появления на фестивалях?

Антон: Определённо да, но пока в приоритете «раскачка» проекта в интернете, сейчас такие времена, что люди не ходят на концерт сугубо из любопытства, поэтому в первую очередь нужно ознакомить целевую аудиторию с бОльшим количеством треков.

– Какого вопроса вы больше всего ждали сегодня от меня, но в итоге так и не услышали?

Антон: Наверное, довольно избитый вопрос «Почему вы играете именно на бас-гитаре или поёте» (улыбается), а вообще, подборка вопросов очень интересная!

– А вот действительно: почему именно бас-гитара? Кто вдохновил и кто по-прежнему вдохновляет на то, чтобы играть именно на басу и не бывает ли мыслей переключиться на гитару?

Антон: Постараюсь коротко (но это не точно). Изначально в 14 лет, я хотел, как все нормальные люди, быть гитаристом, «пилить соляки» и все в этом духе. У меня была акустическая гитара и я что-то на ней пытался изобразить. Потом как-то купил сборник группы Мастер и среди прочего мне попалось 7-минутное концертное соло Алика Грановского, и первая мыль: «Ни фига себе, оказывается бас-гитара может вот так круто звучать, и как на ней «рубить» можно!» Чуть позже, через месяц-другой, я купил кассету-сборник лучших песен Чёрного Обелиска времен Толика Крупнова. И наибольшее впечатление на меня произвели треки «Стена» и «Дорога в Никуда», где есть сольные «проходы» Толика. И уже в очередной раз удивился, как может звучать бас, и что на нем можно делать, кроме «бум-бум». И, что немаловажно, я обратил внимание на то, как эти трюки и финты органично слушались в контексте именно песен, а не просто как отдельные фрагменты с концерта или вроде того. После всего этого в совокупности я точно для себя определил, что хочу быть бас-гитаристом, и хочу выделывать нечто подобное.

Впоследствии меня также впечатлили (и вдохновляют до сих пор) Клифф Бёртон, Джейсон Ньюстенд (Metallica), Роджер Гловер (Deep Purple, Rainbow), Рекс Браун (Pantera), Билли Шихан (Mr. Big, Niacin и т. д..), Лес Клейпул (Primus), Амос Вильямс (Tesseract).

Мысли переключиться на гитару были уже как раз в контексте LifeStream, потому что игру на гитаре сильно проще сочетать с голосом. Плюс, если гитаристов в группе двое, то во время вокальных партий фронтмен-гитарист может не играть и сосредоточиться на пении. Но в итоге решил этого не делать: все-таки бас уже стал своим-родным, да и гитаристы в группу нашлись более чем достойные!

– Как считаете, есть ли что-то особенное в группах, где лидером состава является именно басист?

Антон: Сложно сказать. Я вот задумался, но какой-то системы не выявил… Да и давайте возьмём, к примеру, Iron Maiden. Там лидер Стив Харрис, и прямо-таки «доминирования» баса над другими инструментами у них нет. При этом песни написаны очень мелодично и с точки зрения вокала, и аранжировок в целом. Там всем инструментам есть место. И возьмём, к примеру, Primus - там вообще бас есть основа всего и вся, используется много технических наворотов, ритмических и т. д. Даже голос там больше «для галочки», учитывая всю шизофазию материала (улыбается). Поэтому, я думаю, это больше зависит не от того, на чем играет лидер коллектива, а что он в принципе хочет до слушателя донести и как.

– А можно ли ожидать, что в следующих треках LifeStream баса будет ещё больше, он станет ещё сильнее выведен на первый план и будут появляться какие-то новые прогрессивные бас-фишки?

Антон: Всё зависит от контекста треков… Если я посчитаю, что в том или ином треке это будет, кстати, то обязательно подобное будет! Всё же у меня в первую очередь цель – сделать запоминающиеся, мелодичные песни, а не превращать проект в «соло для бас-гитары и оркестра» с демонстрацией своих умений (смеётся). Для таких вещей у меня есть отдельный канал на YouTube и паблик в ВК, где я делаю Playthrough-ролики на разные треки, делаю обзоры на бас-гитары и в т.ч. есть обучающий контент. Песня должна быть в первую очередь песней, а не превращаться в "технодемо".

– Очень интересно Ваше, Антон, мнение про альбом Metallica “…And Justice For All”. Диск, в названии которого говорится про справедливость для всех, очень несправедливо обошёлся с басом. Как считаете, насколько это вообще фатальная и серьёзная потеря для альбома, если там настолько уничтожена в миксе бас-составляющая?

Антон: Тут можно двояко посмотреть на ситуацию. С одной стороны, сейчас в интернете есть и трекинг (изолированные дорожки) Джейсона Ньюстеда, где слышно, что сыграл он все очень даже мощно. И есть фанатская версия альбома с поднятым по уровню басом, которая звучит все же мощнее, чем оригинал. Но! Тут важно понимать контекст.

Как мы все знаем, альбом является по-своему "реквиемом" по погибшему Клиффу Бёртону. К Джейсону, если верить рассказам, поначалу была жёсткая "дедовщина", в т.ч. и одна из версий, почему бас "утоплен", как раз потому что это как бы иллюстрирует потерю друга и творческой единицы. Так что это можно расценивать, отчасти, как видение авторского костяка коллектива.

– А как так вышло, что в трек «Утопия» был приглашён именно Alex Volt?

Антон: Вот тут как раз все просто. На этапе проектирования, когда я просто писал черновики этих песен, у меня не было ещё мыслей, а будет ли у проекта какой-то состав, или это будет так называемый "One man project". И конкретно с «Утопией» и ещё одним треком (пока не опубликованным) у меня в голове конкретно вырисовывалось, что на гитаре тут нужна подача, звук и манера игры Алекса! Когда дело дошло до записи чистовика, я предложил ему записать в этих треках гитару. Алекс согласился и, я считаю, справился с задачей на все 100%! Дам ещё один спойлер, Алекс не единственный спец. гость, кто уже отметился, и кого можно будет услышать в следующих работах!

– Вы же с ним уже играли на одной сцене в рамках группы Your Lust. Как с ним работалось?

Антон: С Алексом мы познакомились ещё до Your Lust. Как-то осенью 2019 года я заменял Рому Валерьева на бас-гитаре в группе Amalgama, в которой к тому моменту уже достаточно долго играл Алекс. Мы очень быстро нашли общий язык и как люди, и как музыканты. Чуть позже, в 2021, снова встретились, но уже в рамках Your Lust, где Алекс играет до сих пор. Хотел бы отметить, что он настоящий мастер классического рока, на сопутствующем имидже и аутентичном "стратокастерном" звуке! И на сцене с ним возникала настоящая рок-н-ролльная магия, поэтому мне захотелось добавить частицу этого волшебства в треки LifeStream!

– Ваши финальные слова и пожелания тем, кто дочитал нашу с вами беседу до конца?

Антон: слушайте больше хорошей музыки и чаще ходите на концерты, тем самым вы очень помогаете музыкантам и мотивируете на дальнейшее творчество! Ну, и, разумеется, оставайтесь с нами, впереди очень много нового и интересного!

Дмитрий: чаще ходите на живые концерты. В последние годы техника и квалификация людей сильно выросла и теперь даже в простеньких клубах можно не только что-то расслышать, но иногда даже насладиться звучанием коллективов. А наличие людей в зале сильно мотивирует коллективы к продолжению творческого пути.

Спасибо за интервью!