ФОРПОСТ МУЗЫКАЛЬНОЙ АНАЛИТИКИ
АЛЕКСЕЯ ИРИНЕЕВА
preloader

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Razor выпускают новый альбом и поделились фрагментом первой песни

Именитые канадские спид-/трэш-метал ветераны Razor возвращаются со своим первым студийным полноформатником за 24 года. Диск получил название "Cycle Of ... читать дальше →

Crypta (группа участниц ex-Nervosa, ex-Burning Witches и ex-Hagbard) выпускают дебютный альбом

Бразильская женская дэт-метал группа Crypta представила информацию о своём дебютном альбоме, получившем название "Echoes Of The Soul". Диск выйдет 11 июня ... читать дальше →

Lordi выпустят семь новых студийных альбомов в октябре

Финские хэви-метал/хард/шок-рокеры Lordi выпустят в октябре аж семь новых студийных альбомов. Диски станут первым новым материалом команды с момента ... читать дальше →

НЕДАВНИЕ РЕЦЕНЗИИ

Рецензия на альбом проекта Дом Вдовы "Кожа мёртвой матери"

Рецензия на мини-альбом проекта Wendigo "Ересь"

Рецензия на альбом Sветы-KYлик (S-KY) "После тепла..."

СВЕЖИЕ ИНТЕРВЬЮ

“Жаль, что Фрейд не живёт в наше время” Интервью с Osovets.

Все знают, что такое neue deutsche harte или NDH, а в последнее время всё более широкое распространение получает другая схожая аббревиатура – NRH (neue Russian harte). Во главе данного движения группа Osovets и её лидер Вадим Никитин, а их одиозные и порой провокационные тексты уже успели привлечь к себе внимание и запомниться своим противопоставлением воинственной тяжести и обнажённой, почти перверсивной эротичности.  Даже человеку не сильно увлекающемуся психологией, сразу станет ясно, что тут дело нечисто, и у лидера группы наверняка целый шкаф скелетов и своих маленьких тайн. И именно данной теме мы и решили посвятить своё сегодняшнее интервью, а Вадим Никитин любезно согласился ответить на наши порой слишком дотошные и не слишком скромные вопросы.

Приветствую, Вадим! Как бодрость духа и настрой? Предлагаю сегодня устроить сеанс анатомии творчества Osovets и отправиться в путешествие по вехам вашей истории, как вам такая идея?

- Здравствуйте. Настрой отличный, идея хорошая.

С чего всё началось? Я так понимаю, это было задолго до официального образования Osovets, а истоки сегодняшней деятельности группы можно найти ещё в Вашем, Вадим, детстве и юности?

- Началось всё очень давно – около двадцати лет назад. В те годы всё начиналось с покупки хорошего музыкального центра. Это был миллениум. Лично мой путь знакомства с метал-музыкой был таким: тогда на экранах кинотеатров прогремел фильм «Матрица», он мне сильно понравился, далее в магазине музыкальных дисков мне на глаза попался сборник с саундтреками к данному фильму. На сборнике были две песни, которые особо запали мне в душу: Crematory – “I Never Die” и  Rammstein – “Das Modell”. Я мог крутить их часами. Родители, конечно, вешались.) Далее я скупил все имеющиеся в городе пластинки Rammstein, Oomph, Megaherz и Tanzwut. Благо, городок был небольшим и магазинов было немного. Где-то с 13-ти лет я стал уговаривать своих друзей создать рок-группу, на уговоры ушло около пяти лет. Так как в городе рок-движение – это был андерграунд андерграунда, то инфраструктуры для развития было ноль. Не было студий, не было клубов, не было нормальных магазинов с инструментами. Урвать где-нибудь китайский Fender – верх удачи. Барабанную установку мы собрали с миру по нитке: нашли железо в университетском подвале, малый барабан нам дали сами боги, оставив его под деревом на улице, по которой мы случайно шли. Состояние его тогда было не самым лучшим, но мы сделали апгрейд при помощи скотча и гвоздей. Установка получилась достаточно креативной, это были самые настоящие барабаны абсурда) Именно за них я и сел. Да, начинал я как драммер. Репетировали мы в гараже, который наш гитарист выпросил на время у своего знакомого. Так как оборудование было тоже собрано по сусекам, то каждый день примерно два часа от репетиции уходило на перепаивание проводов. К счастью, тогда мы не были ограничены во времени, могли репетировать сутками напролёт. Мы спали, ели в этом гараже, устраивали там пьяные тусовки, прятались от врагов, полиции и военкомата. Тогда, кстати, произошёл один забавный случай. Мы часто задолжали оплату электроэнергии кооперативу, поэтому председатель отключил гараж от электросети. Это нас не смутило, ибо в составе группы были два музыканта, которые учились на электротехническом отделении. Ребята нехитрыми манипуляциями просто врезались нелегально в электропроводку. Это взбесило председателя. Как-то раз он подкараулил нас выходящими из кооператива и пригласил к себе в офис для разговора. Там он стал предъявлять нам претензии, нервничать, повышать голос, махать руками, выражаться нецензурно в наш адрес. В итоге председатель получил несколько ударов в голову прямо в своём кабинете. На этом вопрос был закрыт.

Психологи и психиатры в один голос говорят про эмоциональные травмы и их влияние на дальнейшую жизнь индивида, а метал и субкультурные течения причисляют как раз к последствиям таких травм. А у Вас было нечто подобное? Я имею ввиду травмирующие события раннего детства.

- Абсолютно согласен. Интерес ребенка к субкультурам в будущем – это самое безобидное последствие таких травм. Если психические травмы привели подростка к тому, что он надел черную куртку, покрасил волосы в красный цвет, вставил в глаза линзы и навесил на себя цепи – это ерунда, а вот если он взял оружие и пошёл уничтожать себе подобных – это уже не ерунда. Хотя, кстати, я слышал, что среди фанатов тяжелой музыки преступников меньше всего. Лично в моём детстве травм было море. Я вообще родился и вырос в регионе с очень высоким процентом детской и подростковой преступности и смертности. Отец мой был бандитом. Насилия вокруг было очень много. Батя словил своё перо в середине 90-х, поэтому единственным человеком, кто мог бы меня защитить, для меня с самого детства был я сам. С первого класса школы приходилось много драться, испытывать давление, применять насилие и терпеть его в отношении себя. Дух я перевёл ближе к двадцати годам. То ли я изменился, то ли время – не знаю. Именно тогда мы с друзьями собрали свою первую группу.

К числу субкультурных движений относили себя в юности? Может быть, даже сейчас?

- Нет, я не относил себя ни к какой субкультуре, да и на востоке тогда они были крайне слабы, находились в зародыше. Если 2007 год в Москве – это пик движения эмо и готов, то на Амуре в это время о них только начинали узнавать. Мы причисляли себя к обычным рокерам или металлистам. Что сейчас – сейчас я музыкант, вокалист метал-группы, если честно, нет даже времени, чтобы разобраться в какой-либо субкультуре, мы всё время пишем музыку, репетируем, думаем о будущем, пытаемся что-то создать.

В репертуаре Osovets есть трек, посвящённый эмо и готам, почему Вам в большей степени близки именно они, а не металлисты или, скажем, гранжеры?

- Мне никто не близок в большей или меньшей степени. Всё было достаточно просто: сначала была написана песня, а затем только я увидел в ней общие черты с душой эмо или гота. Эдакая глубоко задавленная аутентичная агрессия, обширная фрустрация, безвыходность – всё то, что так свойственно многим молодым людям и девушкам современности.

Как считаете, субкультура и принадлежность к ней обогащает человека или наоборот, обкрадывает и ограничивает?

- И так, и так. Любая новая сфера – это пласт определённой информации, которая будет чем-то новым для человека. Но любая информация может кончиться, и вот тогда возникает тупик. Сидеть в нём, или выбираться – личный выбор каждого. Я считаю, что принадлежность к какой-либо субкультуре не является помехой для других интересов.

Как Вам кажется, являются ли субкультуры делом преходящим, юношеским и подростковым и насколько легко оставаться в рамках субкультуры, перевалив, например, за тридцатилетний рубеж?

При желании можно быть в рамках субкультуры хоть всю жизнь. Это же всё зависит от выбора человека. А легко или просто – зависит от отношения человека к этому. Всё на самом деле в мире зависит от отношения, выбора и желания.

Как считаете, возраст и течение времени влияют на Ваше мировоззрение? Есть ли какие-то изменения в Вашем мировоззрении, которые можно объяснить исключительно биологическим возрастом и возрастными изменениями?

- Нет, ничего такого нет.

А вообще замечали за собой склонность к рефлексии, анализу своего жизненного пути и стремление выделить в своей жизни какие-то закономерности или, может быть, даже разделить свою жизнь на периоды?

- К рефлексии я абсолютно не склонен. Дело это неблагодарное. Некоторую ностальгию и воспоминания иногда могу использовать лишь для поиска поэтического вдохновения. Сам я свою жизнь ни на какие периоды не делю, жизнь сама себя поделила. В моей жизни их было три: первый – жизнь на Дальнем Востоке, второй – служба в армии, третий – жизнь в Москве. Эти три этапа резко отличаются друг от друга.

Какой из периодов Вашей жизни был самым счастливым и какой самым несчастным? И что вдохновляет на творчество, креатив и развитие больше: боль или ощущение безмятежного покоя и полноты жизни? Можете согласиться с известным утверждением, что настоящий художник должен быть голодным?

- Я уверен, что самый мой счастливый этап еще впереди, а самый несчастный уже далеко позади. Ну а если призадуматься, то время в армии можно назвать самым несчастным. Там была жесть: режим, дисциплина, постоянный страх и напряжение, отсутствие какого-либо творчества. Что по поводу голода художника – ну… переедать точно не стоит, а если Вы про творческий голод, то да, любой творец должен испытывать жажду постоянного творения.

Какие воспоминания раннего детства и подросткового периода оказались для Вас самыми  важными и центральными в плане формирования личности и мировоззрения?

- Тягу к тяжёлой музыке я начал испытывать довольно рано, и мечты выйти на сцену со своей группой появились у меня тоже достаточно рано. Что я отчётливо помню, так это насмешки над этим со стороны сверстников и некоторых взрослых людей. Город промышленный, кроме четырёх заводов там больше ничего нет, поэтому любые цели, кроме того, чтобы посвятить свою жизнь производству, не понимались и высмеивались окружающими. Для того социума подобные вещи, как вирус, что-то инородное.

Был ли у Вас в детстве и юности кумир, на которого хотелось быть похожим, которому хотелось подражать и которого рассматривали как идеал?

- Не было.

Как считаете, в какой степени наши ориентиры, симпатии и идеалы-кумиры определяют то, кем мы в итоге становимся и являемся?

- Слышал одно утверждение психологов, что нас формирует то, что мы любим. Понимаете, вот как еда, попадая в наш организм, расщепляется и встраивается в тело, так и информация, в данном случае - наши ориентиры и симпатии, попадая в наш ум и в нашу душу, встраиваются в личность. Кумира как такового у меня не было, мне нравились группы из Германии, но до того, чтобы создать себе кумира, дело не дошло.

Насколько сильно у Вас изменился список любимых музыкальных групп и исполнителей с подросткового возраста и ранней юности? Многое ли осталось неизменным?

- Знаете, когда начинаешь заниматься чем-то профессионально, взгляд на эту вещь меняется кардинально. К примеру, вы приходите в театр, смотрите спектакль и думаете: «Как же это здорово, как прекрасно играют актёры!». Возникает импульс, который толкает вас тоже заняться этим делом, но, погрузившись глубоко в эту сферу, понимаешь, что внутренняя кухня устроена совсем не так, как это выглядит со стороны. Всё не так радужно, как казалось. И теперь те же самые спектакли смотрятся совсем иначе. Что касается меня и моих любимых групп, то они не то, чтобы поменялись, они просто исчезли. Я уже не смотрю на другие группы с позиции «поклонник – артист», я смотрю на другие группы с позиции анализа, или вообще не смотрю на них.

А в какой момент к Вам пришла мысль создать музыкальную группу? Как это было, какими соображениями и какой мотивацией тогда руководствовались?

- В возрасте четырнадцати лет, когда я дико зафанател по металлу. Тогда и возникла мысль, которая крепко держалась много лет. Фанатизм прошёл, а мысль осталась. А мысли, как известно, формируют реальность.

С самого начала стало ясно, что это будет индастриал и NDH?

- Если честно, то ещё до знакомства с рок-музыкой я хотел стать рэпером, но позже передумал.

Откуда проистекает вся эта садо-мазо-эстетика и вообще эротизм Osovets?

- Никогда не задумывался над этим. Наверное, это проистекает из меня. Наши песни начинаются со стиха. Стихи пишу я. Именно я создаю образность и концепцию песни. Уже, исходя из образности, парни создают музыку. Музыка в нашей группе – это своего рода звуковое сопровождение семантического посыла людям. Каждая наша песня – это рассказ.

В детстве и в ранней юности доводилось замечать за собой повышенное либидо и неординарный интерес к сексуальной сфере?

- Да откуда же мне знать!?) С моей точки зрения у меня было всё нормально.

Переплетение воинственной и сексуальной тематики в творчестве Osovets как бы намекает на вашу склонность к противоречиям и к желанию объединить или по крайней мере тесно сплести разные и противоположные крайности, либидо и мортидо, так ли это?

- Так. Но мне всегда казалось, что либидо, как стремление к жизни, и мортидо, как стремление к смерти, итак переплетены изначально по своей природе. Это ведь, как день и ночь, свет и тьма, две стороны одной медали – без одного не будет другого. Вспомните слова Воланда «Что бы делал твой свет, если бы тьмы не было? И как бы выглядел мир, если бы в нём совсем не было бы теней?».

Если Фрейд скажет, что  Osovets – это гипертрофированное патологическое либидо на почве невротической нереализованности и завышенных ожиданий от окружающего мира, станете с ним спорить?

- С Фрейдом вообще сложно спорить. Вполне возможно, что его слова о нашей группе были бы в высшей степени точны. Жаль, что Фрейд не живёт в наше время. Ну, а если по простому, то мы всегда всё делаем искренне, просто пишем то, что хочется и как хочется, доверяемся на 100 процентов интуиции, наитию, импульсу. Мы никогда не думаем предварительно, что, как и зачем нам делать. В процессе работы над материалом у нас много спонтанности и импровизации. Думаю, в этом наш плюс.

А вообще доводилось когда-либо обращаться к психологам и психотерапевтам? Верите, что это может как-то реально помочь?

- Мне не приходилось обращаться за психологической помощью, но я уверен, что кому-нибудь это помогает. Все люди разные, и путь к самому себе у каждого свой.

Считаете ли Вы  себя гармоничным и счастливым человеком? Что Вам в первую очередь нужно и необходимо для счастья?

- Гармонии во мне уж точно нет, чего-чего, а этого нет и не было никогда. Внутренний дисбаланс, отсутствие равновесия – это мой движок. Именно эти вещи и заставляют меня постоянно куда-то идти и что-нибудь делать. Соответственно, о счастье тут и думать не приходится. Раньше я думал, что для счастья мне нужно свершение мечтаний и надежд. Но когда я достигаю того, к чему долго и упорно шёл, радость не длится долго. Через несколько мгновений всё возвращается на круги своя и какой-то внутренний голос говорит: «Сделал. Молодец. Хлопни рюмочку и иди дальше. Ничего ещё не кончено.».

Процесс творчества в рамках Osovets – это катарсис, чистое счастье или скорее болезненные ковыряния в глубинах своей памяти и опыта?

- Когда как. Бывает, что вдохновение приходит из какого-то чистого источника, а бывает, что нужно порыться в себе самом и в своей жизни. Благо, что всё в этом мире – иллюзия, всё – туман, пыль и песок. Ничто не истинно. Иногда уже и не знаешь, воспоминание – это действительно событие, которое было, или один из тысячи снов.

Психологи считают, что завышенные амбиции от незаурядного либидо. Ощущаете такую взаимосвязь?

- Возможно. Лично я никакой связи между своими амбициями и своим либидо не прослеживаю.

А как у Вас в плане конфликта наличествующих желаний и потребностей и общественных норм, правил, установок? Есть нечто подобное?

- Конечно же, есть, как и у всех людей. Социум – вообще система, цель которой – подогнать всех под общий знаменатель, снивелировать по лекалу. Вечный конфликт системы и индивидуальности, и, чем ярче индивидуальность, тем острее конфликт с обществом. Этот конфликт возникает в детстве у всех. Просто с возрастом одни принимают правила системы, а другие не сдаются и продолжают свою битву за право быть. Когда я ехал в армию, сопровождающий пьяный офицер мне пообещал «Мы тебя там поменяем». Обещание сдержать ему не удалось.

Мне показалось, что после выхода альбома “Мощь” вы несколько сменили курс, и у Osovets стало больше лиричности, какой-то зрелости, осмотрительности. А как вам самим кажется, был ли какой-то поворот и какие-то перемены у группы после выпуска первого релиза?

- Перемены и повороты происходят с нами постоянно вот уже года три. Мир находится в движении, и мы не исключение.

Ваш новейший EP как будто соткан из крайностей и противоречий, напоминая собой лёд и пламя, где лиричность и огненная сексуальная страсть сменяют друг друга неожиданно и максимально контрастно, как так получилось и насколько осознанно и целенаправленно это было?

- Мы ничего не делаем осознанно или целенаправленно, особенно это касается создания песен. Лиричность и огненная страсть … Ну что ж, значит мы такие. Музыку создает человек.

Какой из треков с новейшего EP Вы считаете самым личным, откровенным и автобиографичным?

- “Ночь”. Эта песня была написана пятнадцать лет назад. Точных предпосылок к вдохновению я не помню, кажется, это была опять любовь. О чем же ещё может писать юноша в семнадцать лет?

А вообще в Ваших песнях стоит искать отсылки к каким-то конкретным события и историям из Вашей жизни?

- Стоит, и стоит в каждой.

Что в ближайших планах? Стоит ли ждать ещё больше откровений и ментального эксгибиционизма на будущих релизах Osovets?

- Мы предпочитаем никому не рассказывать о своих планах. Не говори «Гоп» пока ни прыгнешь. Что будет на будущих релизах, покажет время, покажет жизнь. Что-то обязательно будет.

Ваши финальные слова и пожелания тем, кто был с нами на протяжении этого интервью?

- Подписывайтесь на канал, ставьте лайк, делайте репост. А если без шуток: ребята, не теряйтесь, мы периодически будем радовать вас новыми песнями. Всё ещё впереди.

Спасибо за интервью!

-  Вам спасибо.

“Нужно всегда идти до конца. Нельзя предавать мечты!” Интервью с группой Stonehand

За свои пятнадцать лет существования воронежская банда Stonehand под предводительством плодовитого композитора, гитариста и вокалиста Александра Горбунова успела застолбить на отечественной тяжелой сцене собственную нишу предельно качественного и столь же неукротимого southern-metal. К этому направлению Stonehand пришли не сразу, но, благодаря упорству и искренней любви лидера коллектива к своему делу, сформировали собственное звучание, базирующееся на бессмертном наследии монстров рока и металла. При этом Stonehand ничуть не уступают своим великим вдохновителям ни в убедительности, ни в профессионализме, ни в харизматичности, которой пропитана их музыка.

Они завораживают своего слушателя мужественно-хриплым, но мелодичным вокалом, полновесной вязкостью классических риффов, бурлящей экспрессией соло-партий, отточенной слаженностью ритм-секции и нахрапистым драйвом. Они делили сцену с выдающимися исполнителями зарубежного рока и металла. Они без каких-либо усилий завоевали расположение байкер-сообщества, подарив родственные их душам песни на все случаи жизни. Но по странному недоразумению, являются одной из самых недооцененных команд России. Как бы там ни было, это никоим образом не влияет на решимость Александра Горбунова и его соратников творить исключительно сильный материал, коего уже насчитывается восемь полноформатных альбомов, и это если не считать трёх трибьют-релизов и целого вороха синглов.

Нынешней весной Stonehand возобновили концертную деятельность в отчасти обновленном составе: компанию Александру и барабанщику Алексею Руденко составил вернувшийся в группу после длительного перерыва басист Антон Губа. В таком виде команда отправилась в мини-тур, специальной гостьей которого стала знаменитая рок-дива Джина (ex-Kruger, Stigmatic Chorus, Rose Of Steel). Первое выступление состоялось в Брянске, в уютных стенах местного Club House, антураж  которого идеально подходит для стилистики группы.

После акустического разогрева в лице Tуркова Band Stonehand не заставили себя долго ждать и на протяжении почти полутора часов сотрясали стены клуба отборной русскоязычной “южатиной”, круто замешанной на наследии старого-доброго харда и олдового металла. В числе прочего прогремели вещи с недавно вышедшего полноформата “Вендетта”, перемежаемые уже полюбившимися хитами в духе “От винта!”, “В паутине лжи”, “Тот, кто играл с огнем”, “Вечный бунтарь”, “Дом на холме” и, конечно же, “Red & White Army” - официального гимна одноименного мотоклуба.

Эффектная Джина присоединялась к трио, чтобы украсить своим пением исполнение таких лирических вещей, как потрясающая “У времени нет времени”, зажигательная “Легенды не уходят никогда” и ностальгическая “Долгий путь домой”, которые еще долго бередили сознание публики. Не обошлось и без каверов, а именно - бессмертного творения великих Deep Purple, которое, наверное, не знает разве что глухой. Однако в исполнении Stonehand эта композиция лишний раз заставила автора этих строк преисполниться безграничным уважением к бессмертной классике, которая оставила столь достойное потомство.

Мощный, грубый, но отлично читаемый саунд, безукоризненная и упоенная техника исполнения, раскованная и в меру артистичная манера держаться на сцене – в этом плане трио несколько напомнило задорных ZZ Top – все это заставило позабыть о времени и, несмотря на мельчайшие технические неурядицы, раствориться в суровом, но столь притягательном мире Stonehand, где правят “старые ковбои” и “гладиаторы темных дорог”, где “ветер, как лучший друг” и где месть это вопрос чести.

После выступления Александр и Джина в присутствии остальных музыкантов Stonehand любезно согласились ответить на несколько наших вопросов, которые вылились в непродолжительную, но при этом достаточно непринужденную и познавательную беседу. Итак, поздний вечер пятницы 12 марта, брянский Club House, наполненный возгласами посетителей, звоном пивных бутылок и стаканов, фоновой музыки, и еще не совсем остывшие после зажигательного перформанса Stonehand собственной персоной.

Ребята, заранее хочу извиниться, если вопросы буду задавать, так сказать, на повышенных тонах. Звук у вас сегодня поистине убойный. Я немного оглох. Переходя к сути, мы очень рады, что группа Stonehand в очередной раз приехала в Брянск.

Александр: Мы часто приезжаем в Брянск.

Разумеется, но это первый раз, когда лично мне посчастливилось застать вас в нашем городе. Начну, пожалуй, с немного набившей оскомину темы пандемии коронавируса, которая долгое время не давала вырваться и вам, и многим другим исполнителям. Я знаю, что даже в период самоизоляции вы не теряли времени даром: писали новую музыку, участвовали в сторонних проектах. Ну, а помимо творчества занимались ли чем-то еще?

Александр: Я занимаюсь только музыкой. Работаю в студии, записываю вокал, гитары, пишу музыку на заказ, в том числе и для блогеров, потому что в YouTube сейчас очень тяжело стало с копирайтом. Музыка занимает 99% моей жизни и 1% от этого составляют ретро-компьютеры, которые я собираю.

Такое небольшое хобби для души?

Александр: Да. Всякие там «ZX SPECTRUM» и пр.

Вы играете довольно специфичную для наших российских широт музыку, в которой смешался традиционный хэви, дум, хард-рок, и все вместе это составляет такое весьма оригинальное направление как southern-metal. На ваш взгляд, данный жанр вообще актуален для российской сцены?

Александр: Ну, мы не сразу начали такую музыку играть. Мы долго к ней шли. Вначале играли каверы, потом начали писать собственные англоязычные песни. А потом, когда от нас ушел вокалист (Андрей Бондарев – прим. автора), мы начали играть именно такую музыку. Актуально? Нет, конечно. У нас в России большей популярностью пользуется эстрадная музыка, или рок-эстрада. Команды называть не буду, все их и так хорошо знают. Все это можно обозначать, как эстрадный рок.

Тяжело ли найти единомышленников в этом непростом деле? Тем более, что в Stonehand очень часто менялся состав.

Александр: Очень тяжело. Особенно если учесть, что музыка и личная жизнь вещи несовместимые. Только самые стойкие и те, кому это действительно дорого и нужно, остаются в строю.

Как вы считаете, чтобы играть такую музыку, ее нужно впитать с самого раннего детства, или же можно прийти к ней в любом возрасте?

Александр: Не обязательно. Играть можно в любом возрасте, главное, искренне любить ее. Желательно, конечно,  втянуться во все это в раннем возрасте, чем быстрее, тем лучше, но особой роли это не играет.

Вы упомянули, что сотрудничаете с блогерами в профессиональном плане. А есть ли у вас время, чтобы следить за тем, что происходит в соцсетях? Каково ваше мнение относительно поклонников, ну или «поклонников» тяжелой музыки к творчеству артистов? Ведь оно носит как вполне положительный, так и резко негативный и даже попустительский оттенок.

Александр: Интернет в последнее время вообще взбесился. Человек, который поставил дома компьютер и провел интернет-провод, подчас чувствует себя повелителем Вселенной. В основном встречаются люди-хамы. Не все. Но очень большая часть людей… Это и критикой-то не назовешь, это просто хамство, с пожеланиями… очень негативными. Я отношусь к этому плохо. Но люди попадаются самые разные. Вот мы с Антоном недавно ощутили все прелесть «критики» с переходом на личности. Звучали и оскорбления. Что-то хорошее сказать об интернете я не могу по большей части. На мой взгляд, процентов 25 там сидит нормальных людей и 75 процентов идиотов.

Все это выражается в комментариях?

Александр: Именно в комментариях. Причем, о музыке разговор не идет, по большей части переход на личности, а уже потом о творчестве. Подчеркиваю, это мое субъективное мнение, я его никому не навязываю. Но считаю, что интернет очень плохо влияет на реальную жизнь музыкантов.

Или кто-то просто не умеет им правильно пользоваться.

Александр: Скажем так, и пользоваться не умеет, и плохо влияет.

Stonehand не раз делили сцену, а также сотрудничали со многими западными рок-исполнителями. На ваш взгляд, есть определенная разница между отношением зарубежных артистов и российских музыкантов к своему делу? И в чем это выражается?

Александр: Конечно. На западе люди намного больше уделяют внимание музыке, а у нас больше внимания уделяется aфте-пати. Людей больше интересует, кто в каких гостиницах селится, кто-то и вовсе занимается пустозвонством. На западе люди прежде всего занимаются делом, а уже потом имеют право на какие-то развлечения. У меня был положительный опыт общения с зарубежными музыкантами. Тот же Винни Эпписи, барабанщик Black Sabbath и Dio, с которым мы записали песню ''When The Devil Come”. Это, наверное, один из самых позитивных музыкантов, с которыми мне довелось общаться. Что называется, без понтов.

Легко пошел на контакт?

Александр: Он послушал наши песни и прямо сказал «о, круто».

Подозреваю, он услышал в них что-то знакомое?

Александр: Он сказал, что не ожидал, что в России есть такая музыка. В общем, наше сотрудничество состоялась, песня была записана. Это был один из самых серьезных опытов сотрудничества.

Безусловно, Эпписи великий музыкант. А вот Вы, Александр, как давний и преданный поклонник Black Sabbath , разграничиваете ли для себя их творчество на какие-то отдельные эпохи: период с Оззи, Дио, Гилланом, Мартином?

Александр: Моя любимая эпоха – это весь Black Sabbath. Я не хочу делить историю  группы на эпохи, да и глупо это. Black Sabbath многогранен, нельзя говорить о том, что тогда-то или тогда-то было лучше. Оззи по-своему прекрасен, Дио бесподобен, Тони Мартин и бесподобен, и прекрасен… Также как и Глен Хьюз, и Йен Гиллан. И даже Рэй Гиллан, который пел в составе очень недолго, тоже прекрасный вокалист. Я также не могу сказать, что у «саббат» есть слабые альбомы… Ну, может, «Forbidden». В юности он мне казался таковым, но потом  я его «раскушал» – прекрасный альбом. Спродюсирован он, конечно, дичайше, но он круто звучит. Все альбомы Black Sabbath прекрасны.

Не могу с этим не согласиться. У меня была похожая история с альбомом «Tyr», который не сразу удалось раскусить, но позднее он раскрылся для меня с совершенно иной стороны.

Здесь к беседе присоединяется Джина.

Джина, мы рады в очередной раз видеть Вас в Брянске! Огромное спасибо за замечательный перформанс. Насколько я знаю, сегодня днем Вы побывали в нашем рок-бутике Freak Shop (старейший брянский магазин рок-атрибутики, функционирующий с 1997 г. – прим. автора). Для брянских неформалов это по-настоящему культовое место.  Какие впечатления остались у вас после этой экскурсии?

Джина: Впечатления самые потрясающие. Мне это напомнило очень-очень далекие 90-е г., когда в Москве открылся самый первый рок-магазин «Давай! Давай!». Он располагался на станции метро «Проспект Мира» и, насколько я знаю, туда съезжались люди чуть ли не со всего бывшего Советского Союза. Потом он часто переезжал, ведь как и всегда в Москве что-то открывается, что-то закрывается… Но частичка этого первозданного духа все равно сохраняется. Можно сказать, [Freak Shop] это прямо намоленное место (смеется). Атмосфера там, конечно, наша… наша… (тепло улыбается).

А вот у Вас, Александр, в юности было подобное место в Воронеже? Такой магазинчик, где вы черпали информацию о любимых исполнителях, приобретали кассеты, диски, книги и пр. мерч?

Александр: Черпал информацию я в основном в магазинчике «Пока молодой», но я там редко бывал.  А так для меня настоящим культовым местом остается Castle Rock. Я в Питере жил очень долго, можно сказать, это моя вторая родина. И в «Кастле», как его называют, проводил много времени, мог зависать часами.

Вы сами коллекционируете музыку на физических носителях?

Александр: Да, я много лет коллекционирую диски и аудиокассеты, а также винил.

Предпочитаете олдовый винил или новодел?

Александр: Без разницы. Абсолютно.

Можно ли сказать, что винил для Вас это своего рода фетиш?

Александр: Это даже не то что фетиш, скорее вдохновение. Фетиш – это когда ты молишься на что-то, а эта штука вроде просто стоит, крутиться на проигрывателе и порождает особый шарм.

Безусловно, винил и ему подобные артефакты формируют совершенно иное, антипотребительское отношение к музыке. Это настоящая культура прослушивания, которой очень не хватает в современном мире. Вопрос к Джине. Вы широко известны по таким метал-командам, как Kruger, Stigmatic Chorus, разумеется, Stonehand и как участник авторского проекта Margenta. Как это многообразие стилей и направлений так органично сочетается у Вас? И что вам на самом деле ближе: суровый напор “дизель-металла”, демонизм симфо-блэка или все та же дорожная романтика?

Джина: На самом деле все это вполне естественно сочетается. Такая вот адская смесь. Ближе я, конечно, к “темной” сцене экстремального метала. Мне это нравилось с давних лет, и я не перестаю открывать для себя что-то новое в этом направлении.  Сейчас вот очень нравится такое новое направление как oriental-metal. В своем собственном проекте Rose Of Steel я стала потихоньку продвигать этот стиль. Если брать аналоги, то это будет тунисская группа Myrath, которая произвела на меня неизгладимое впечатление.

Можно ли утверждать, что Ваш проект Rose Of Steel вполне удачно сочетает элементы все вышеозначенных имен?

Джина: Да, безусловно. Я добавлю сюда еще влияние индастриал-дэнс-метал в духе Turmion Katilot. Именно в темной сцене я ищу вдохновения, она придает мне силы. Ощущаешь желание расправить крылья, как огнедышащий дракон (мило улыбается). На самом же деле, она же приносит мне счастье.  Что самое главное для человека? Быть счастливым! А для музыканта быть счастливым – это реализовывать себя, чувствовать творческую свободу, находить отклик в первую очередь в своей душе. А когда это идет из души, люди начинают приобщаться к твоему творчеству, находя что-то близкое и для себя тоже.

Вопрос к Александру. Почему, имея в своем творческом багаже множество каверов на тех же Black Sabbath, Deep Purple, Rainbow, Вы так редко играете, или вообще не играете их вживую? Не хотите притеснять собственное, достаточно объемное творчество?

Александр: Потому что хватит с нас каверов. Мы действительно выпустили несколько трибьют-альбомов, два из которых единственные в России в своем роде. Но сделали это не для галочки, а чтобы воздать дань уважения классикам жанра. На сегодняшний день существует множество альбомов-каверов на тех же  Deep Purple, в которых принимали участие исполнители в духе Любэ, Григория Лепса. Но это можно назвать скорее самодеятельностью. Мы сделали аутентичный альбом с бережным отношением к оригинальному звучанию и подаче материала. Это наш принцип.

Возвращаясь к корням Stonehand, который занял свое коронное место в жанре «южного металла», возникает вопрос: есть ли подобные вам исполнители на российской территории?

Александр: Похожих нет. Лично я не видел ни одной группы, которая играла бы саутерн на русском языке. Существуют группы, которые начинают играться в фирмачей и пишут тексты на английском. Мы же делаем все наоборот.

Должен сказать, что такой подход придает группе еще большей оригинальности. К тому же, ваши русскоязычные тексты весьма выразительные и емкие.

Александр: Это потому что текст сначала сочиняется на английском, а потом уже переводится на русский. Иногда удачно, иногда менее удачно.

Вопрос к Джине. В своих выступлениях Вы мастерски сочетаете сразу несколько вокальных техник: оперный сопрано, расщепленный рок-вокал и даже экстрим-войс. Как вы сохраняете голос в такой изумительной форме, особенно, когда впереди много выступлений?

Джина: Опыт. Опыт и тренировки. Безусловно, вокал это тот же самый спорт, голосовые связки это те же самые мышцы, которые нужно держать в тонусе. Постоянная практика, постоянна работа и, естественно, бережное отношение к голосу.

Какое отношение у участников Stonehand и у Вас, Джина, к классической музыке? Подчеркиваете ли Вы связь классики и тяжелого рока, металла?

Джина: Это наши прародители.

Александр: Это просто ответвления одного и того же. По сути, какая разница между Ингви Мальстином и Никколо Паганини? Рок-музыка это прямой последователь классической музыки. Просто во времена Паганини еще не существовало электрогитар.

И Stonehand, и Вы, Джина, принимаете активное участие в деятельности проекта Margenta наряду с изрядным количеством приглашенных музыкантов и певцов. Согласны ли вы с тем, что этот проект Маргариты Пушкиной в какой-то степени сплачивает нашу рок-сцену?

Александр: Я не согласен. Суть этого сольного проекта Маргариты Пушкиной в реализации определенного багажа текстов, которые она не может реализовать в рамках Арии, Кипелов и пр. Объединяет? Нет, я так не думаю, объединением там и не пахнет. Там в приоритете утверждение собственных четких музыкальных вкусов с определенными вариациями. Таким образом, происходит вовлечение отдельных музыкантов, композиторов, которые пишут музыку. После чего Маргаритой, как основным генератором концепции, выносится окончательное решение, нравится ей та или иная песня или нет. А какой-то особой сплоченности я не заметил.

Мы приближаемся к финалу нашей беседы, и хотелось бы завершить ее вопросом, который, возможно, прозвучит несколько пафосно, но, тем не менее, очень важен. Мы все живем в такое время, когда нам приходится наблюдать постепенный уход легендарных музыкантов. Из последних таких потерь – Эдди Ван Хален, Ли Керслейк, Кен Хенсли. Как кажется вам, выросшим на лучших образцах тяжелой музыки и имеющим собственный солидный опыт, сиротеет ли постепенно классический рок? Или есть еще те, на кого можно рассчитывать?

Александр: Равноценной замены этим людям нет.

Джина: Если только какие-то единичные случаи. Как, например, Дино Елусич из Хорватии (одаренный певец, победитель самого первого «Детского Евровидения» 2003 г., гастрольный участник американской рок-группы Trans-Siberian Orchestra – прим. автора). Когда его слушаешь, то чувствуется нечто действительно великое. Но их пока очень мало, таких звездочек, но из них может вырасти что-то действительно значимое.

Александр: Если говорить о музыкальных миссиях, то их, наверное, уже больше не будет. Или должно пройти очень-очень много времени, чтобы они появились. Но сейчас кого-то выделить я не могу. Как сказал Лемми Килмистер, мы вступаем в эру великих похорон. И сказал он это накануне похорон Ронни Джеймса Дио, добавив, что, ничего, друг, мы скоро встретимся с тобой.

Да, лучшей компании, которая собралась ТАМ, и пожелать нельзя. Возвращаясь к теме молодых дарований в мировом масштабе, нельзя не упомянуть о востребованности Ронни Ромеро (Lords Of Black, Vandenberg, Rainbow), которого называют наиболее сильным последователем того же Дио, Гиллана и иже с ними? Не кажется ли он вам больше ремесленником, чем творцом?

Александр: Ну без этого сейчас никуда. Если ты не будешь заниматься музыкой на таком уровне, то тебя просто сметут. Либо ты принимаешь условия игры и начинаешь пахать, либо ты предаешься забвению. Винни Эпписи говорил, что их совместный проект с басистом Pantera (группа Kill Devil Hill, куда также входили гитарист RATT и W.A.S.P. Марк Зэвон и вокалист Pissing Razors Дьюи Брэгг – прим. автора) собирал от силы человек тридцать  в Техасе и Калифорнии. Начинать с нуля всегда тяжело, даже если ты обладатель громкого имени.

Stonehand в деле уже пятнадцать лет и, смею заметить, зарекомендовали себя с лучшей стороны. Вы играете очень качественную музыку практически мирового уровня и не собираетесь останавливаться на достигнутом. Но при этом заполняемость концертных залов на ваших выступлениях, по крайней мере, в регионах оставляет желать лучшего. Как вы думаете, может, люди просто пресытились всякого рода музыкой?

Александр: Я отвечу цитатой Кирилла Немоляева: хорошая музыка в России не востребована, она не собирает залы. И по нашим временам это абсолютная норма. Сейчас концерты это жалкое зрелище в сравнении с тем, что было двадцать-тридцать лет назад. Сейчас же необязательно играть хорошую музыку и собирать большие залы. Выхода из этого пока не видно. Конечно, для нас это неприятно, но факт остается фактом.

Продолжая тему современных тенденций, хочется затронуть начинающих исполнителей. Многие из них еще в самом начале своего творческого пути мечтают о мгновенной отдаче. Попросту говоря, они хотят всего и сразу. Если этого не происходит, то они быстро теряют интерес к своей музыке. Стоит ли вообще рассчитывать на успех, играя рок-музыку?

Александр: Нет, сразу ничего не бывает.  Но и забывать о музыке не стоит. Если ты, даже спустя годы игры понял, что это твое, что у тебя получается, ты делаешь это грамотно, нельзя ничего бросать!  Нужно всегда идти до конца!

Джина: Нельзя предавать мечты!

Александр: Нужно давить, давить, как в спортзале. Жать и жать до последнего.

Это очень уважаемая позиция. Многим из наших исполнителей стоит взять ее в качестве жизненного кредо.

Александр: Мы все живем в очень сложном мире. Та же бытовуха она всех кушает.

И последний вопрос. Представляете ли вы себе, как сложится ваша судьба в будущем? Возможно ли такое, что лет через двадцать-тридцать мы снова увидим старых-добрых Stonehand в каком-нибудь видавшим виды придорожном заведении, изрядно заросших бородами и все также зажигательно исполняющих теперь уже полностью акустический корневой блюз?

Александр: Я не хочу об этом думать, просто потому, что живу здесь и сейчас. Будь как будет. Получится – хорошо, не получится – тоже замечательно. Сейчас мы здесь, играем музыку, сидим, общаемся. Чего еще можно пожелать?

Джина:  Можно я дополню словами из композиции авторства Маргариты Пушкиной, которую мы сегодня исполнили? “Мы посидим, помолчим обо всем//Ветер нам песню споет//Но не о будущем, но о былом//Лучше не знать, что нас ждет”. Все будет так, как должно быть.

Замечательный эпилог, лучше и не скажешь. Огромное спасибо группе Stonehand и обворожительной Джине за то, что уделили время, а также за теплую и содержательную беседу. Удачи вам и до новых встреч!

 Следующим пунктом в весеннем туре группы стал Новомосковск, где Stonehand запечатлели свое выступление на видео для нового, уже пятого по счету DVD. И все это в преддверии новейшего EP «Под прицелом», обещающего новую порцию забойной и одновременно романтичной “южатины”, которая уж точно пришлась бы по вкусу Закку Уайлду. Новые дороги ждут!

Отдельную благодарность в организации интервью автор выражает Олегу «Элу» Коненкину.

Удивительная смесь позитива, дружбы и взаимовыручки. Интервью с группой StaVroS.

Они такие разные, у каждого из них свой характер, своё мировоззрение, свои увлечения и хобби, своё восприятие жизни и очень личное и индивидуальное отношение к этой самой жизни, но они всё равно снова и снова встречаются на репетициях, а затем записывают и играют то, что у них получается, вживую на сцене. Вы, наверное, уже поняли, это я о группе StaVros. Эти музыканты называют своё музыкальное кредо арт-роком, но даже арт-рок они понимают очень по-своему. В их творческой лаборатории много всего непонятного и как будто противоречивого, но звучит это естественно и интересно, а причина тому – их искренняя увлечённость своим делом и органическая потребность в таком совместном музыкальном самовыражении. “Это наш способ общаться с миром” – говорят они о своей музыке, и их добрые хоррор-истории на стыке готики, рока, регги, металла и фолка действуют как увлекательный литературный фэнтези-квест со всеми втекающими и вытекающими. Кстати, это интервью тоже похоже на квест: оно такое же длинное, непредсказуемое, временами похоже на головоломку, но всё равно очень увлекательное и с массой самых интригующих “пасхалок” и “поворотов не туда”!

Алексей: Доброго времени суток, StaVroS! С каким настроением вы встречаете свою новую весну и чем весна-2021 особенная для вас?

Тимофей Глинкин (бас): С нетерпением. Настоящая русская зима это, конечно, хорошо, но уже хотелось бы солнца, тепла и шашлыков. А так, каждая весна особенна по-своему, мы же не стоим на месте, а учимся, изменяемся, открываем что-то новое в себе и в мире.

Алексей “Witchhammer” (клавишные): Доброго, Алексей. Ну, насчёт настроения пока ещё не определились. Но точно могу сказать: весна будет очень жаркой. Мы наконец-то переходим к строительству собственной студии, для нас это очень большой шаг, теперь мы сможем вдоволь наслаждаться различными экспериментами, не ограничивая себя во времени.

Сможем писать материал так, как хотим писать его мы сами, не растрачивая драгоценные ресурсы на полу-варианты (когда сделали что-то, но не так как хотели, как правило, это связано с финансовыми возможностями. Расценки на студии записи вы все знаете).

Кроме того, наконец-то можно будет заняться и мастерингом треков. Мы с Арсением планируем приобрести катушечный магнитофон и сумматор, так что будем стараться порадовать наших слушателей по-настоящему качественным звуком.

Помимо этого, также будут небольшие запуски в видеоформате: планируется выпуск нескольких песен с репетиции, возможно в формате онлайн, и также планируется запуск (пока только съемка ведется) нашего с Арсением обучающего курса по звуковой и световой аппаратуре “Stages & Studios”.

Довольно интересный проект, который мы изначально планировали реализовать для наших друзей, знакомых команд и просто людей, увлекающихся звуком и светом. Собственно, туда и войдёт видео о том, как смастерить студию своими руками, как замерить АХЧ помещения, как настроить компрессор, если он выполнен не в виде плагина, а в виде физического железного устройства, какими приборами при минимальных затратах можно будет осветить команду и т. д;

Также, возможно, будет пара уроков, посвящённых теории музыки. Не поверите, как много музыкантов задают мне вопросы по данной тематике! Ведь отсутствие хотя бы первичной базы очень серьезно сказывается на развитии творческого процесса в целом. Так что планов очень много, и надо максимально их реализовать и подготовиться к лету, так как в планах посетить ряд оупен-эйров и концертов.

Вячеслав Глинкин (вокал): C надеждой, ожиданием, тревогой и радостью в семейной и личной жизни. ))

Виктория: Здравствуйте! Расскажите немного о своей группе. Как так вышло, что вы застряли между разными жанрами и назвали всё это арт-роком, но вас по-прежнему можно увидеть на одной сцене и с металлистами, и с фолкерами, и с рокерами?

Тимофей: Не думаю, что «застряли» правильное слово. Мне кажется, что мы просто берём из каждого жанра то, что нам нравится и делаем из этого что-то новое, что-то интересное и оригинальное. И поэтому мы играем с представителями совершенно разных направлений – нам интересно.

Алексей: Виктория, мы честное слово, нигде не застревали. Давайте немного вернёмся к истокам.

Если говорить об образовании жанра ещё в 60х годах 20 столетия рок, который базировался на тритонах, и в основе которого была классическая народная музыка разных стран. Да, удивительно, но и русская народная музыка строится на этих базисах, равно как и блюз. Тоника, субдоминанта, доминанта и тоника - классический блюзовой квадрат, скажем, русская «троечка», строится на той же последовательности. В чем же отличие? Отличие состоит, прежде всего, в использовании других интервалов в гармонии и разных приемов в ведении мелодии. Что касается гармонии, то довольно часто мы можем услышать запрещённый в средники века тритон, так же в зависимости от страны, используются разные музыкальные лады. Что касается мелодии, она просто копирует устои различных наций, в зависимости от их культурного и географического положения. Например, для русской манеры исполнения присуще опевание устойчивых ступеней, в то время, как ирландский фолк в меньшей мере строится на этом принципе, отдавая предпочтение точному интонированию. Далее к новому направлению стали присоединять уже сложившиеся жанры: добавили фолк, получился фолк-рок, добавили блюз вышел блюз-рок, при попытке объединить академическую музыку и рок получился арт-рок. Однако, если говорить про классические арт-рок-команды, не так уж и много им присуще от стандартного академа. Я могу сказать, что они стали объединять с роком все, что было возможно и классику, и оперетту, и блюз, и джаз. Тем самым арт-рок стал более широким понятием, чем изначально заложенный в нем смысл.

Мы просто продолжаем развивать это направление по мере своих сил, вводить какие-то ограничения в стилях. Вот, что на мой взгляд самое губительное: «а роза будет пахнуть розой, хоть розой назови ее, хоть нет…». Поэтому лично мне комфортно играть в любом направлении, лишь бы это было осмысленно и интересно. Помню раньше в Москве было много джем-клубов, куда мог прийти любой музыкант, задать мелодию или ритм, к нему присоединялись другие, и музыка начинала заполнять клуб. Увы, сейчас таких заведений почти не осталось, а раньше я бывал в них минимум два раза в неделю. Сейчас такие заведения широко распространены в Европе.

Вячеслав: Потому что могём) А вообще… А почему бы и нет? Конечно, на этот вопрос более полно ответит герр Вичхаммер, но мне кажется, так просто интереснее – быть разными, меняться, как хочется и нравится.

Наталия Ногина (вокал): Мы ничего специально не делали. Само получается. ) Но, на самом деле, это здорово. Мы отлично подходим со своей музыкой к совершенно разным мероприятиям и площадкам, немного варьируя сет-лист. Таким образом люди с разными вкусами могут найти что-то близкое себе. Совсем недавно мы выступали на открытии художественной выставки в акустическом варианте. Это было камерное мероприятие в выставочном зале, и мы отлично вписались и туда.

Алексей: То есть иными словами арт-рок в вашем понимании – это максимальная эклектика и соединении в едином миксе как можно большего количества ингредиентов?

Алексей: Ну в целом, да.  На сегодняшний момент появилось и появляется огромное количество музыкальных направлений, по всему миру. Посмотрите, как активизировалась Азия! Они стали делать интересный контент, особенно, если говорить про Японию. Его приятно и интересно слушать. Даже Турция и Эмираты стали делать довольно интересные вещи. Правда они очень привязаны к этнической музыке, в отличие от Японии. Кроме того, много очень интересных стилей незаслуженно забыты. Например, сейчас мало где услышишь такой жанр, как пост-панк. А жаль, один The Fields of the Nephilim» чего только стоит. Так что очень интересно совмещать все это в одном альбоме или даже композиции. Это приносит свой колорит, и в целом делает прослушивание музыки более комфортной. Хотя безусловно, на вкус и цвет все фломастеры разные.

Алексей: А что вас вдохновляет на то, чтобы быть такими разными, творческими, ни на кого не похожими и продолжать играть, не смотря ни какие преграды и испытания?

Алексей: Я не могу сказать на сто процентов, что мы на всех не похожи. Мало того, сложно, что-то не заимствовать играя в темперированном строе, а по большей части (я бы сказал в 99 процентах случаев), мы играем именно в нем. Кроме того, есть вопрос синхронности связей, даже не имея намерения взять что-то чужое, мы часто волей-неволей приходим к одному умозаключению. У меня, например, так произошло с «Последней Арией»: я придумал текст за несколько месяцев до выхода книги «Повелитель Звуков». Не могу сказать, что один в один, но общий сюжет налицо.

Если говорить про другие команды на сцене, да, мы значительно отличаемся от них - это и хорошо и плохо. Хорошо, что мы более разнообразны и, кстати, именно музыканты часто вдохновляются нашим творчеством. Однако, это приводит к тому, что у нас полная неразбериха с целевой аудиторией. Продолжать играть нас ничто не заставляет - это наш способ общаться с этим миром, и равнозначно возможность мира общаться с нами. Это естественный симбиоз. Для нас играть то же самое, что дышать. Лично про себя могу сказать, что без сцены я становлюсь совершенно диким, я бы сказал, у меня начинается ломка, и если ты не выступал больше двух месяцев, все твои мысли сводятся только к желанию поскорее очутиться на сцене.

Тимофей: Тут, наверное, стоит сказать, что мы были разными изначально. У каждого своё хобби, свои увлечения, свой бэкграунд, так сказать. Но, несмотря на это, мы находим точки соприкосновения, то, что нас объединяет, и из этого рождается охренительная смесь позитива, дружбы и взаимовыручки.

Арсений Повалишников (звук): В первую очередь, опыт работы с музыкой в разных жанрах, так как когда я пришёл в группу StaVroS, я ничего не знал о профессии звукорежиссёра. Но, благодаря Вичхаммеру, я освоил эту профессию и продолжаю совершенствовать свои навыки, а вместе с тем и совершенствовать музыку Ставроса.

Виктория: А ведь история барона и весь этот “могильный уют” выглядят очень по-хэллоуиновски. Что всё это значит лично для вас и нет ли у вас желания записать полноценный альбом по всей этой тематике?

Вячеслав: *red_heat_schwarzenegger_face.jpg* Vodka

Хэллоуин сейчас – это часть, на мой взгляд, новой мифологии и поп-культуры. Они оказывают сильное влияние друг на друга, а этот праздник – просто отражает их взаимодействие, объединяя разных персонажей разных эпох и легенд в единое, хоть и зачастую странное, действо. Так что у нас оба альбома, на мой взгляд – вполне хеллоуинские)

Алексей: Я никогда не заострял внимание на полноценном или не полноценном альбоме, для меня все это одно и тоже. Что касается, как Вы выразились, "хэллоуинской тематики" - это общая концепция команды, которая прослеживается и в первом, и во втором альбоме. В основе переднего плана любой нашей композиции лежит какой-то хоррор. Правда, иногда другие планы отодвигают передний план назад. Но музыка -  это живой организм, и сама песня в итоге определяет, как она будет выглядеть в конечном виде. Так что мы работали, работаем и будем работать с жанром ужасов и дальше.

Алексей: В последнее время в мире музыки вновь становится всё более заметным разделение на интеллектуалов-аристократов, которыми всегда были настоящие арт-рокеры, и на рубаха-парней вроде гранжеров, панков и хулиганистых грув-трэшеров. Не является ли название вашего нового EP тайным знаком для целевой аудитории и намёком на ваши симпатии в этой связи?

Алексей: Не знаю насчет намеков. По-моему, это прямым текстом сказано. Во всяком случае, я ничего не вуалировал. Насчет деления по классам - это было всегда. Согласитесь, сложно общаться о творчестве Эдуарда Мане и Клода Моне с человеком, который далек от живописи, тем более понимать детали и различия в их творчестве. Хотя, безусловно - это два совершенных разных течения. Лично я не пытаюсь, упаси меня Физика, кого-то оскорбить, но я прекрасно понимаю, что не смогу добиться захвата огромной ЦА именно из-за интересов различных людей. Кто-то хочет копаться в книгах, кто-то в двигателе внутреннего сгорания. Это не хорошо и не плохо, просто разные аспекты нашей жизни.

Вячеслав: Мммм, не думаю. Я, пожалуй, по характеру собственному – нечто среднее между панком и трешером, если мы говорим об одном и том же, конечно) Интеллектуальное аристократство – не по мне, сам термин как-то снобизмом отдаёт, а я себя самонадеянно снобом не считаю. То, что я пою – мне нравится. Но это не я сам, или не я весь.

Наталия: Для меня – примерно так же, как у Славы. Что-то мне, безусловно, близко от так называемых вами «интеллектуалов-аристократов», но в жизни я человек достаточно простой и приземлённый. Хотя, мне кажется, интеллектуал и сноб – далеко не синонимы. Поэтому мы просто пишем песни о том, что нас вдохновляет на данный момент. И, видимо, это как раз литература, легенды и игры.

Тимофей: Да, наша музыка сложна и многогранна, но это не значит, что мы не можем похулиганить. Конечно, не стоит ожидать, что мы запишем полностью панковский альбом, но задать жару мы вполне способны.

Виктория: А какие вы в своей повседневной жизни: что слушаете, как отдыхаете, что читаете и смотрите, какой кефир предпочитаете?

Алексей: Ну, по последнему вопросу однозначно "Старину Джона Дениэлса".

По поводу отдыха, в основном это изучение чего-либо. Либо физики, либо истории, хотя я не против почитать и художественную литературу, но в последнее время это в основном именно технические трактаты. Потом я достаточно много свободного времени трачу на творчество, так что фактически занимаюсь я именно группой. Мне, опять же, нравится экспериментировать со звучанием, изучать связи психоакустического воздействия на слух человека. Когда Алексей писал рецензию на наш альбом, я обратил внимание, что он написал "И даже нарочито грязный и какой-то небрежный звук совершенно не воспринимается как недостаток, а наоборот, кажется особой фишкой", -то есть мне было интересно создавать звук, который сможет передать настроение той эпохи. Кстати, если послушать Джери Ли Льюиса, у него можно услышать очень похожий эффект.  Таким образом, обычно свое свободное время я трачу на эксперименты.

Вячеслав: Слушаю, в основном, то, что нравится. У меня в плейлисте на данный момент Мельница, Ленинград, Ария, Агата Кристи, Тимур Шаов, Иваси, F.P.G, Timestorm… Это те, кто вспомнились в первую очередь) Люблю велосипед. Езжу много, в том числе на репетиции и иногда на концерты. Частенько на основную работу. Читаю много, но, в основном, всякий экшен-мусор, поскольку очень хорошо визуализирую прочитанное, и чтение для меня, в основном – способ расслабиться. Сейчас перечитываю Головачёва, например) Из кефиров предпочитаю пшеничные нефильтрованные сорта, особенно те, что промаркированы как dunkel weiss с первыми цифрами штрихкода от сорока до сорока четырёх. «Из коньяков я предпочитаю водку»

Наталия: Вы попали в точку: я предпочитаю кефир. И кофе. К алкоголю отношусь очень спокойно, могу вообще обходиться без него. Наверное, поэтому я в группе – главный водитель. )))) Из увлечений, в первую очередь, это всё, что связано с машинами. Очень люблю автопутешествия, поэтому каждое лето стараюсь выбираться в какие-нибудь дальние поездки. Люблю ездить на велосипеде и играть в бадминтон, а ещё хорошие книги, фильмы и рукоделие. Хотя, времени в повседневной жизни совсем не много. А работаю уже много лет в сфере культуры. Занимаюсь видео, рекламой и графическим дизайном.

Арсений: Мы разные! У всех работа, семья и другие хобби. Лично я студент медицинского, хожу в походы и занимаюсь альпинизмом. Из кефира и морепродуктов предпочитаю ром.

Алексей: А как вы в целом относитесь к религии и религиям, в том числе к архаическим религиозным формам вроде анимизма, шаманизма и практик вуду?

Алексей: Интересный вопрос. Я довольно долго изучал теологию. Мой троюродный брат -  митрофорный протоирей греко-румынской православной церкви, так что с Писанием я знаком довольно детально. Пришлось находить слова, чтобы давать отпор религиозным воззрениям. Я лично всегда больше верил в физическую составляющею вещей, хотя и признаю субстанцию, но она, опять же, во многом определяется законам физики, просто иного порядка.

В студенческие годы активно изучал апокрифы и увлекся эзотерикой: Блавацкая, Кроули, Кастанеда и прочие. Также изучал средневековые трактаты и буллы, благо с латынью у меня все не очень плохо. Уже позже пытался разбираться в более замысловатых текстах того же Джона Ди или господина Франклина. Изучал розенкрейцеров и масонов, кстати, последние довольно сильно повлияли на творческую составляющую нашего коллектива. Что касается отношения к различным практикам: безусловно, они есть, я лично сталкивался с рядом вещей, которые тяжело объяснить простым рациональным мышлением. Однако, физика, если не знаешь ее свойств - это тоже магия. Если бы вы показали средневековому крестьянину телевизор, вероятнее всего, вы бы жарились на костре.

Вячеслав: Ну… чтобы не пользоваться обсценной лексикой, отвечу как товарищ А.Крупский в одном из интервью: «Бизнес».

Алексей: А каким образом вольные каменщики их последователи повлияли на творчество StaVroS, если не секрет? У вас тоже тайное общество закрытого типа?

Алексей: Честно сказать, масоны в меньшей степени затронули наше творчество. Скажем орден Золотой Зари гораздо чаще появляется в наших песнях. Безусловно есть отсылки и к ложе, в том же «Звездочете» есть фраза «Ты видел наш мир и миры иные». Да, безусловно, это отсылка к каменщикам, и, прежде всего, к «Ритуалу древних обязательств». Но здесь стоит отметить два факта: первое - это произведение посвящено моему отцу, следовательно, я не мог не воспользоваться возможностью приписать его к масонам, так как это главный конструктор; второе - это тот факт, что сам Нострадамус родился в 1500-х годах, в то время как сама эзотерическая направленность ложи относиться уже к так называемой спекулятивной временной линии и приходится на 1717-е года, если ничего не путаю. Исходя из вышеизложенного, могу сказать, что, безусловно, отсылки есть, но их гораздо меньше, чем на иные эзотерические ордена и конкретных алхимиков или философов. Ну а насчёт секретного общества StaVroS, у нас есть культ Сольфеджио, вспомнить один Сайлент Хилл «Ты не вечен - А сольфеджио - Вечен».

Наталия: Хе-хе! Да, Вичхаммер поклоняется Сольфеджио и активно обращает нас в свою веру. Не все обращаются. ))) Ещё у нас есть игра "Объединение вселенных", где каждый из нас - какой-то  персонаж из выбранной им игры, кино или литературных произведений. Когда это всё собирается вместе, звучит и выглядит весьма забавно. А на основе наших собственных песен тоже много шуток, баек и прочего. Так что можно считать, что Ставрос - это своеобразное "тайное общество". )

Виктория: Как так случилось, что вас привлекла такая мрачная и некротическая тематика?... Почему не петь о светлых эльфах и безоблачных пикниках не летнем лугу в ясный полдень где-нибудь в первых числах июля?

Алексей: На самом деле, мне всегда нравились, готические новеллы. Еще будучи в начальной школе, мы с друзьями придумывали страшилки, сидя у костра. С фэнтези как с таковым я столкнулся значительно позже, уже в конце средней школы. И, да, пару лет мне казалось это интересным, но не более. И вот я вновь вернулся к Кингу и Байрону, Шелли и Стокеру, затем были Лавкрафт и Баркер, последние оказали на меня огромное влияние. И довольно много произведений написано по ним. Именно первородный ужас будоражил мое сознание, и именно его  я стал использовать в своих первых работах, еще в группе Таларион. Кроме того, я был и являюсь большим фанатом серии игр «Resident Evil» и «Silent Hill». Причем настолько, что даже приставку покупал, лишь бы поиграть в эти игры (остальное время она просто пылилась). Поэтому это, наверное, какой-то фетиш для меня. Кроме того, при прочтении или просмотре ужасов выделяется адреналин, нейроны реагируют на все быстрее, зачастую не правильно истолковывая полученную информацию (спасибо норадреналину и кортизолу), таким образом визуальная, и что важнее, слуховая картина преображается. Мы начинаем слышать нечто другое, и наше тело начинает реагировать на это, подсознательно погружаясь все глубже в саму историю, в его планы и реалии. Безусловно, для этого приходится много экспериментировать с психоакустикой, например, Акира Ямаока (основной композитор серии игр «Silent Hill») использовал звуки бор-машинки для нагнетания атмосферы, в «Храме» (эта песня еще не выпущена и войдет в наш новый альбом) я делал подложку из скрежета металлического предмета о стекло. Иными словами, я вызываю подсознательную тревогу прямо при прослушивании композиции, заставляя сознание слушателя погружаться все дальше в мир страха и безумия.

Вячеслав: Скуууууушно.

Наталия: Это Вичхаммера она привлекла, а мы просто следуем заданной теме. Как-то даже прониклись уже. )

Алексей: А как так случилось, что вы, такие в общем-то взрослые и уравновешенные люди, столько времени уделяете компьютерным играм? В играх есть что-то особенное и незаменимое для личностного развития и творчества, чего нет в книгах или в фильмах, как считаете? Вот я, к примеру, к играм не обращался уже лет двадцать пять, можно ли сказать, что я что-то потерял и упустил? И был ли бы StaVroS таким, каким мы знаем его сейчас, если бы вы не увлекались компьютерными играми и не играли в них?

Алексей: Насчет много времени я не соглашусь. За весь год на игры я трачу около двух недель, может трех, все остальное время моя «сонька» покрыта толстенным слоем пыли. Потом, я играю далеко не во все, а только в серии игр, с которыми знаком с детства.

Еще одним интересным фактом мне кажется то, что, зачастую, в играх сюжет продуман гораздо детальней, чем в книгах (один «Uncharted» чего только стоит!). Я уже молчу про фильмы. Также в играх много внимания уделено мелким деталям или предметам, что косвенно дает отсылки к второстепенным планам и может натолкнуть игрока на собственные мысли, касающиеся той или иной ситуации или персонажа. Мы тоже, по сути, оставляем в наших песнях такие мелочи-отсылки, чтобы наши слушатели сами могли найти их и определить для себя их значения в наших композициях. То есть во многом мы похожи на разработчиков видеоигр. Ну а на вопрос, что было бы с группой, если бы мы не увлекались компьютерными играми, я затрудняюсь ответить. Как известно история не терпит сослагательных наклонений, но я больше склоняюсь к ответу «нет».

Вячеслав: Игры, вопреки расхожему мнению, отнюдь не ведут к деградации. Скорее, просмотр официальных телеканалов может служить её причиной. Игры же тренируют реакцию, сообразительность, любопытство, в конце концов. Пресловутые танчики, например, могут стимулировать кого-то к прочтению длиннейших трудов по танковой истории, по истории Второй Мировой, углубиться в конструирование… ММОРПГ – про взаимодействие, игру в команде, социализацию. Про Майнкрафт я вообще молчу, там люди автоматизируют постройку метрополитена, как я недавно узнал))

Без компьютерных игр мы все были бы другими. Даже те, кто в них не играет. За последние лет 20 индустрия обросла изрядным культурным и субкультурным слоем, неимоверным количеством социальных связей и сопутствующих бизнесов, и оказывает влияние на мир, уже соизмеримое с кино. Да, могут быть поводы для критики индустрии и отдельных её представителей, но и с кино – то же самое. Так что КИ – важная часть нас и общества, и без них, несомненно, мы все, в том числе и StaVroS, были бы не теми, кем являемся сейчас.

Алексей: Отличалась ли атмосфера работы над вторым EP от того, как и с каким настроением вы трудились над своим дебютным релизом? Можно ли сказать, что во второй раз всё было мрачнее и сумрачнее, инфернальнее и напоминало викторианскую вечеринку или бал вампиров?

Алексей: Безусловно, атмосфера отличалось. Хотя, если говорить про настроение, то, на мой взгляд первый альбом явно мрачнее, а трек "Welcome to Silent Hill" для меня до сих пор номер один из всего, что сделала команда. Но в целом, атмосфера при создании определялась составом участников. Если в первом альбоме, очень много протяжных лиричных соло партий гитары и клавишных, во втором - основная роль отдана пентатонике и джазовым стандартам. Безусловно, писать такие темы проще и веселее, в конце концов нельзя все сводить исключительно к мрачному настроению, иначе будет уже не страшно, а нудно. Кроме того, первый альбом более выдержан в едином стиле, в "Сказках Барона Субботы" нашли свое место композиции различных жанров - от регги до буги-вуги. И задача стояла придумать, как объединить их в одну концепцию. Тут на помощь пришел опыт в организации концертов. По сути, мы с Тимофеем (басистом)  придумали идею, что несколько разных коллективов собрались под одной крышей и рассказывают разные страшилки про свою страну. Но, как обычно, вмешался случай, и решено было переделать все это под концерт, в каком-нибудь захолустном баре в Луизиане, где-то в 60-х годах прошлого века. И именно эта концепция в итоге стала общей для всего альбома, как я уже говорил, музыка сама решает какой ей быть.

Вячеслав: Мы делали то, что нравится. В обоих случаях атмосфера была крайне позитивная, кроме тех случаев, когда приходилось что-то перезаписывать по пять-шесть, массаракш, раз. Но поржать успевали всегда. )

Виктория: Что-то подсказывает мне, что у такой группы как StaVroS в активе целая куча забавных, поучительных и курьёзных историй, которые приключаются (просто обязаны приключаться!) с вами на концертах, по дороге на концерты и репетиции, в булочной, на отдыхе и вообще везде… Можете припомнить сейчас какой-нибудь случай из такой серии?

Наталия: О, да! У нас всё время что-нибудь смешное происходит! Так даже специально и не вспомнишь, больше по случаю. Хотя, вот одна история.

Однажды Вичхаммер вышел в магазин, до которого быстрым шагом пять минут ходьбы, и исчез на целый час. Мы уже думали, что что-то случилось. Когда он вернулся, спрашиваем:

- Ты куда пропал?

А он отвечает:

- Я встретил «свидетелей Иеговы».

- И они тебя заболтали?

- Нет, это я их заболтал!

В общем, Лёша так загрузил сектантов своими представлениями о религии, что они не знали, как бы от него отвертеться. Самое забавное, что через пару месяцев он опять встретил их у того же магазина, но они, завидев его, дали дёру. )

Теперь вы понимаете, как рождаются наши тексты? ))))

Алексей: Я уже говорил, что практики есть, и они работают. Зачастую, не так, как мы можем это осознать. Но я лично сталкивался с вещами, которые сложно объяснить, руководствуюсь одним лишь логическим мышлением. Одна из таких граней  - это театральная чертовщина, поверьте, на что я только не насмотрелся за время работы.

Помнится, когда мы поехали выступать на фестиваль «Мото-Малоярославец», и Наталия очень вдохновилась Алессой - персонажем из вселенной Silent Hill.  Так вот, объявляя песню «Welcome to Sailent Hill», она произнесла фразу этой героини  "Тьма наступает", в ту же секунду генератор угрюмо загудел и выключился. Мы так и не сыграли песню, благо она была последней нашем сет-листе. А генератор починили лишь к выступлению Кормухиной, часа так через три. )))

Алексей: Да уж действительно, а по поводу религии, чувствую, с Витчхаммером можно делать целое большое интервью! А как всё-таки так вышло, что у вас два альбома с настолько разным звучанием и настроем? Как вы решили сменить романтичный гитарный пауэр-метал на дарк-нуар-кабаре-джаз-арт-рок?

Алексей: Ну, на этот вопрос, я уже отчасти ответил ранее. Немного добавлю. Для начала хочу сказать, мы ничего не на что не меняли. Мы экспериментируем и будем продолжать это делать. На самом деле, на сегодняшний момент группа StaVroS -  это все еще заготовка. Да, она интересная, но я думаю пройдет еще не меньше трех лет прежде, чем нам окончательно удастся ее закалить и отшлифовать. Опять же, не стоит забывать, что у нас довольно разноплановая музыка, и так или иначе веяния тех или иных стилей еще не раз всплывут в нашем творчестве. Я уверен, будет еще не одна композиция по духу ближе к пауэру или хэви, равно как что-то близкое к джазу или регги.

Вячеслав: Потому что захотели) Ну, стратегию определяет, конечно, Лёша (Вичхаммер), но всё же я отвечу – потому что можем) Следующий альбом будем тоже другим, например. И чо? *Сплёвывает кожуру от семечек на пол и надевает кепку*

Виктория: На вашем EP есть прекрасная и печальная фолково-менестрельская песня "Кельтская легенда", которая очень выделяется среди остальных композиций "Барона Субботы". Откуда черпали вдохновения для такого ядерного фолка и не планируете ли повторить этот опыт, чтобы затмить Мельницу и блеснуть в Олимпийском?

Алексей: Все может быть, если какая-то мелодия вновь заведет нас на зеленые поля Ирландии и ее скалистые берега, то почему бы и нет?

А написал ее крайне давно, вдохновился каким-то фильмом про маяк. Там играла мелодия в ирландском стиле на висле, недолго думая, я ее переработал. И вуаля! Получился костяк для песни. Затем мне захотелось чего-то сказочного и грустного, и я выдумал женщину, которая ждала своего мужа из странствий, но так и не дождалась. Да, понимаю, греческая мифология тоже оказала влияние, но тем не менее, именно так оно и было. А вот текст я сочинял на клочке бумаги на коленке, сидя в паспортном столе (всю жизнь теряю документы). Итог: эта песня была придумана за 14 часов от задумки до реализации на репетиции еще в группе Таларион. Это одна из самых быстрых в плане создания, композиций в группе StaVroS, уступает пожалуй лишь «Полночному блюзу». Его я придумал за 7 часов.

Вячеслав: В смысле, затмить Мельницу? При чём вообще здесь Мельница? Мы StaVroS! А Олимпийский… Оно, конечно, интересно, но, говорят, есть площадки и покрупнее…

Наталия: Да нет, это всего лишь одна из наших песен, как и все остальные. Однажды нам довелось выступать на фестивале исторической реконструкции «Былинный берег», где мы, в общем, были не совсем в формате. Но после исполнения «Кельтской легенды» мы зарядили «Бугги», а потом блюз и рэгги. А зрителям сказали: а вы знаете, что все эти жанры – тоже фолк? Ведь это же народная музыка, так? И нас очень хорошо принимали.

Алексей: А что для вас арт-рок? Как вы для себя определяете философию данного стиля и вообще стоит ли её как-то определять?

Вячеслав: А не стоит определять, пожалуй. Ибо арт-рок – он как и артхаус, мне кажется – про тех, кто экспериментирует со своим творчеством. Кто-то успешно, кто-то не очень. Но всегда по-разному, и каждый новый выход этого творчества может быть не похож на предыдущий.

Наталия: Для меня арт-рок – это синтез стилей. Без границ. Я бы сказала, что «Конвой», тот, который с Линдой – тоже своего рода арт-рок. Там и этника, и рок, и поп, и электроника, и театральная составляющая. И на выходе получается красиво и оригинально.

Алексей: Честно сказать, определить арт-рок вряд ли смогли бы даже люди, стоящие у истока жанра. Скажем Манфрид Мэн отличаются от Кинг Кримсон, не меньше чем Эмирсон Лейк и Палмер от Электрик Лайт Орчестра. Хотя все это в той или иной степени называют арт-роком. Лично для меня арт-рок - это просто собирательное название всего того, что мы делаем, то есть работа состоит не в том, чтобы привести музыку к какому-то характерному стилю исполнению (не путать с звучанием), а, наоборот, позволять музыке самой развиваться. Если вдуматься в дословное значение слова «арт» -  с английского «искусство». Мы придем просто к тому, что группа StaVroS работает с различными видами искусства, которые строятся на гармонических базисах, присущих рок-исполнению. Наверное, так я и определяю данное понятие.

Виктория: А Jethro Tull отличаются от Yes и Genesis… А как бы вы описали направленность своего творчества: StaVroS – это музыка для умных, для стильных или для тех, у кого всё в порядке с воображением и с самовыражением? А может, музыка для читающих?

Вячеслав: Ну, для читающих – это точно))) Особенно если песня по мотивам книги. Давно уже говорим о том, что к каждой песне нужно печатать либретто и раздавать на концертах)

Наталия: О, да! Фразу про либретто, которое надо раздавать на концертах, выдала однажды моя мама. И это точно! Хотя, многие произведения, по которым написаны наши песни, очень на любителя. Например, «Книга искусств» или «Каньон холодных сердец». Зато, возможно, мы побуждаем кого-то ознакомиться с первоисточником. )))

Алексей: Безусловно, основной категорией слушателей являются люди начитанные. Насчет стильных не могу сказать, не знаю, что вложено в это понятие. Хотя не раз замечал, что нас слушают и любят слушать именно музыканты: для них на передний план выходит техника исполнения (если вдуматься, у нас довольно непростые партии, которые не сыграть с наскоку). Кстати, мне часто приходилось доказывать, что я могу сыграть тот или иной проигрыш вживую, а не что я записал его в миди и отредактировал на компьютере. Сейчас я стал относится к этому проще, а раньше бегал и доказывал свое превосходство с пеной у рта. В любом случае, это люди, которые так или иначе пытаются погрузиться в наше творчество, ведь музыка, так же как и текст, имеет свой основной и второстепенные планы, свои отсылки к другим произведениям.

Алексей: Собственную арт-рок-оперу создать уже планируете? Раз уж речь зашла про либретто, рок-оперы и мюзиклы уже где-то совсем рядом и до них рукой подать…

Алексей: Безусловно, планируются и даже не одна. На сегодняшний день наша первая опера уже полностью готова от и до. Есть и сценарий, и музыка, и тексты, даже записаны первоначальные демки. Её презентация запланирована на осень 2022 года, конечно если все пойдет по плану, потому, как написал я ее еще 13 лет назад, а до реализации мы доходим только сейчас. Это связано и со сменой состава в группе, и с переосмыслением некоторых аспектов, хотя с составом в большей степени. Плюс это еще и огромные финансовые вложения, декорации, даже если что-то частично делать самим, удовольствие не из дешевых. Ну и вишенкой на торте станет время. Поверьте, даже организовать 6 человек на концерте - это проблематично, а уж когда их 26, и у всех есть свои планы, и каждый тянет одеяло на себя, зачастую просто не возможно. Тем не менее сразу после выхода альбома группа StaVroS планирует перейти к реализации этого проекта. Я пока не буду детально рассказывать о сюжете, думаю об этом будет повод поговорить немного позже, скажу лишь, что действия будут происходить в альтернативной версии Москвы, и разворачиваться начиная со времен 5 крестового похода до нынешних дней. А в качестве одного из действующих лиц выступит Мефистофель собственной персоной.

Вячеслав: Нууу, Алексей, в общем-то, всё рассказал уже. Но работы там реально много.

Алексей: У вас в сообществе ВК моё внимание привлекла фраза “буги, блюз и регги – это тоже фолк, а мы умеем и играем всё”. Неужели даже настоящий аутентичный регги и… вы и правда не чужды растаманской тематике?

Вячеслав: «Лимб». Эта песня и правда регги. Регги же – не только растаманство, но и стиль музыки.

Наталия: Кстати, текст «Лимба» по фильму, и к растафарианству никакого отношения не имеет.

Алексей: По сути, регги -  это стиль музыки, где ведущая партия отдается бас-гитаре, а акценты смещены с классической сильной и относительной сильной доли на слабые. Так что, да, мы играем регги, опять же, оно отличается от музыки Боба Марли, но да, мы аранжировали и это направление.

Виктория: Как думаете, выйдет ли когда-нибудь под логотипом StaVroS  альбом в стиле регги, такое возможно?

Вячеслав: Я лично думаю – вряд ли. У нас в пределах альбома обычно жанр не соблюдается. )

Алексей: «Никогда не говори никогда!». Но очень маловероятно. Как я уже писал выше, нас не сильно заботит жанр, в котором будет исполнятся композиция, лишь бы он сочетался с текстом создавая гармонию в музыкальном произведении. Причем регги во многом опирается либо на религиозные аспекты, либо на танцевально-национальные. В случае с нашим «Лимбом» все было совершенно по-другому. Мы передавали эмоциональное состояние девушки, попавшей после смерти во временную петлю. Но само сочетание аккордов и ритмический рисунок идеально подошел для создания этой композиции. Если будет песня, для реализации которой нам снова придется обратится к этому жанру, то почему бы и нет?

Алексей: Как вам удаётся совмещать Баркера, Сайлент Хилл, Стивена Кинга, арт-рок, джаз, кельтские легенды… не кажется ли вам такой калейдоскоп разных тем, влияний, культурных пластов и т.д. слишком радикальным? И не планируете ли добраться до Пратчетта и Геймана, к примеру?

Вячеслав: Знаете, про вопрос совмещения жанров: мне вспомнилась старая детская притча про сороконожку. Когда у неё спросили, с какой ноги она ходит – она запуталась в ногах. Но нас вряд ли возможно так сбить) Мы просто идём. И какую ногу сейчас использовать – ну, разберёмся как-нибудь) А насчёт Пратчетта, Геймана, кого бы то ни было ещё – может, и доберёмся, фигли нам, кабанам.

Наталия: Я бы написала текст по вселенной «Хищных городов», но пока это вроде бы больше постапокалиптическая тематика, а она немного не наша. Хотя, может и до этого дойдем.

Алексей: А что тут такого? Все эти песни - это хоррор, так что, на мой взгляд, все вполне логично. Про стили в музыке мы поговорили уже довольно подробно. Текстовая нагрузка же в основном и является ключевой концепцией команды. Как я уже писал выше, все это ужастики, просто в зависимости от стиля исполнения, привязанные к какому-то определенному месту, времени и т.д. Что же касается Пратчетта, то очень мало вероятно. Все же это больше фэнтези или научная фантастика, нежели мистицизм или ужасы, а вот что касается Нила Геймана, особенно его "История с кладбищем", то не исключаю. Но пока есть первостепенные задачи и уже готовый материал. Впрочем, никто не запрещает нам вернуться к его произведениям через пару лет.

Виктория: Над чем вы работаете сейчас? Есть ли у вас уже задумки и наработки по поводу нового альбома?

Алексей: В настоящее время проектов очень много, хватило бы времени на все. Что касается первоочередных задач, мы работаем над новым альбом, названия еще пока нет, но это не главное. Уже придуманы все композиции, сейчас идет работа над аранжировкой, однако чтобы реализовать все наши задумки для начала хотелось бы построить свою студию. Кроме того планируется съемка очередного клипа, в поддержку альбома. Так же в планах расширить видеоконтент группы, то есть начать выкладывать записи с репетиций группы, кроме того привлечение участников группы к нашему проекту stage&studios. Увы, я прекрасно отдаю себе отчет, что это негативно скажется на количестве наших выступлений, но, как и любой стартап, изначально это требует большого количества времени и сил. Я надеюсь совокупность всех этих проектов поможет нам продвинуть нашу команду на новый уровень.

Хотя я прекрасно понимаю, что совсем без концертов мы не сможем, и наверняка съездим на пару оупен-эйров этим летом.

Вячеслав: У нас оно всё есть. Осталось записать)

Сергей Савин (гитара): Трудимся в поте лица!

Виктория: Кстати, я заметила, что все участники вашей команды тяготеют в том числе прямо-таки к готично-викторианской красоте (фотосессия с нарядами от Nekoshop, стильные перстни с логотипом вашей команды в качестве мерча, литой дракон-брошь на камзоле), в связи с чем возникает вопрос - где и как вам бы хотелось жить, какой век вам ближе? И не планируете ли ввести также и элементы готики в вашу музыку, раз фолк, блюз и арт-рок у вас уже есть?

Вячеслав: Я вообще люблю туристический/тактикал шмот, переодеваюсь только чтобы соответствовать) Жить хотел бы в далёком будущем, когда всё за нас делать будут роботы, кроме детей (нравится процесс).

Наталия: Мне нравятся отдельные элементы, например, длинные юбки или кожа. Но вообще, не сказала бы, что это полностью моё. А вот в качестве концепции для образа группы – очень стильно. И хорошо запоминается.

Однажды мы выступали в рамках рок-фестиваля во дворце культуры, где я работаю. И именно на наше выступление пришли люди с детьми. На следующий день я работала там на другом мероприятии и встретила ту же самую семью.

- Ваша группа такая красивая! – сказали мне они, - Мы приходили полюбоваться. И детям показать.

Алексей: Ну элементы готики у нас уже и так присутствуют - это хорошо слышно в таких композициях, как «Храм» или «Хозяйка каньона холодных сердец». И, собственно, если это необходимо для песни, эти элементы обязательно появятся в нашем творчестве.

На счет эпохи: мне однозначно близка викторианская эпоха, мне нравится и стиль, и архитектура, да и нравы во многом (опять же не во всем). Но да, это мне действительно близко.

Что касается перстней, то их дизайн я разрабатывал сам, в этом тоже есть свой символизм. Кто знаком с орденом "Золотой Зари", поймет, для остальных будет повод почитать.

Впрочем, хочется отметить, что и в обычной жизни мне нравится строгий стиль, я действительно обожаю ходить в костюмах, особенно люблю тройки. И в джинсах хожу скорее из-за специфики своей работы. Была бы моя воля - ходил бы в костюме.

Алексей: Я так понимаю, Витчхаммер у вас безусловный лидер и мастермайнд, и сейчас вопрос по большей части к нему (хотя мнения и реплики других участников StaVroS по данному поводу тоже было бы очень интересно услышать!): Алексей, легко ли продвигать свои мысли и концепции среди таких разных одногруппников? Бывает ли такое, что они с чем-то не соглашаются и бунтуют? Скажем, нужно всех срочно всех в костюм-тройку обрядить, а Вячеслав опять в туристическом пришёл, а Наталия, скажем, вообще забыла, что какой-то там дресс-код планировался. Я утрирую, конечно, но как вам удаётся не уподобиться героям известной басни Ивана Андреевича Крылова про лебедя, щуку и рака?

Наталия: Моё фирменное «Ха, конечно!». Именно за костюмы и реквизит в группе отвечаю я. Все собираю, глажу, привожу и раздаю по группе. Вичхаммер даже иногда не знает, что у него где лежит! ))))

Алексей: На самом деле, частенько бывает несовпадение в дресс-коде. У нас Сергей выступал в рубашке, брюках и КЕДАХ, но в целом  мы стараемся заранее определить формат мероприятия и решаем, в чем будем выступать. А вообще костюмами у нас больше Наталия заведует.

Вячеслав: В целом, чаще ошибки случаются по забывчивости или рассеянности, нежели из сознательного бунта. Даже пресловутые кеды там присутствовали по причине отсутствия иного, насколько я помню.)

Алексей: А легко ли вам соответствовать своему викторианскому аристократичному имиджу до и после концертов, в реальной жизни и в тех случаях, когда, к примеру, нужно выступить на фестивале в защиту инженеров?

Вячеслав: В реальной жизни обычно я ему не соответствую))

Наталия: У нас есть и более простые костюмы, чтобы на байкерских или классических рок-мероприятиях больше соответствовать общей обстановке. Например, мы часто выступаем в коже или майках с логотипом группы. И, да. Викторианские костюмы не на каждой сцене помещаются.))) Я, к примеру, очень часто себе на шлейф наступаю.

Алексей: На этот вопрос уже ответили выше. Могу добавить лишь то, что далеко не всегда на сцене мы используем свои костюмы, часто майка (особенно если это касается каких-нибудь байкерских мероприятий) гораздо логичнее. Так что мы стараемся выбирать костюм, в зависимости от формата мероприятия. Опять же стоит учитывать тот факт, что костюм викторианской эпохи так же обязывает к определенному поведению на сцене, во всяком случае меня. И когда начинается что-то крайне веселое и безудержное, тебе необходимо "...Сесть и серьезно подумать, и смех достойно удержать.", а это зачастую довольно сложно.

Арсений: Мне в этом плане проще всего. Из костюма для выступления у меня только футболка Ставроса и штаны с карманами. Приходится носить батарейки, отвёртки, провода и паяльник, так как на концертах всегда всё идёт не по плану, и часто приходится чинить аппаратуру буквально на бегу.

Виктория: Кстати, как считаете, наличие маскота для группы обязательно? Даёт ли он какую-то особую силу, вдохновение? Не думали ли вы тоже создать себе такой особый символ? И каким вы его себе представляете? Может быть, как раз дракон?

Вячеслав: Я считаю, маскот необязателен, но весьма приколен. Драконщину считаю слишком банальной. Мне нравится Эдди, например. Взял бы барона Субботу, если он согласится. *В сторону: «Я неверующий, но мало ли что»*

Алексей: Маскот - штука серьезная, но он сам должен нас найти. Попытки его привлечения уже были. Строился он на базе древа познания, однако так до конца и не был реализован, значит пока не судьба. Я думаю, когда придет время, маскот сам нас найдет. Если не найдет, значит он нам не нужен. Здесь все в точности так же, как и с музыкой: не ты пишешь музыку, она пишет себя через тебя.

Алексей: А теперь несколько совсем простых вопросов, на которые можно отвечать одним словом?

Jethro Tull или King Crimson?

Вячеслав: Рубль

Наталия: King Crimson! It’s only talk!))))

Алексей: King crimson - Sleepless

Слизерин или Пуффендуй?

Вячеслав: Слизерин

Алексей: Кто все эти люди в белых халатах?

Средние века или Ренессанс?

Вячеслав: Если безальтернативно – Ренессанс, конечно. А так – будущее, описанное Хайнлайном в «Достаточно времени для любви…»

Алексей: Ренессанс, из предложенного только ренессанс.

23 февраля или 8 марта?

Вячеслав: Последняя пятница июля.

Арсений: Конечно, приятно получать подарки. Особенно носки.. ))))). Но больше люблю дарить подарки и смотреть на реакцию людей... Поэтому выберу 8 марта.

Алексей: Пятница 13-е

Гейман или Пратчетт?

Вячеслав: Пратчетт

Алексей: Гейман

Англия или Ирландия?

Вячеслав: Ирландия

Алексей: Англия

Оупен-эйры или маленькие закрытые клубы?

Вячеслав: Обои

Наталия: Все, что угодно! Куда позовут. )

Алексей: Лишь бы публика была, все нравится! Ладно это ложь. Опены люблю больше, сама атмосфера притягивает.

Китайские или европейские драконы?

Вячеслав: Европейские

Алексей: Европейские

Warhammer или Warcraft?

Алексей: Witchhammer

Вячеслав: Если для жизни – Warcraft. А нравится больше Warhammer))

APA или IPA?

Вячеслав: IPA

Арсений: Портер

Алексей: Я бы "Старину Джона"

Графы или князья?

Вячеслав: Аксиома Эскобара

Алексей: Пожалуй графы.

Алексей: Ваши финальные слова и пожелания для тех, кто был с нами на протяжении этого интервью?

Вячеслав: Друзья, не пейте! Лучше пусть я выпью за вас!

Алексей: Помогайте друг другу. Если у Вас есть возможность помочь кому-то -  сделайте это. Я часто провожу концерты в убыток себе, очень много стараюсь помочь словом, объяснить теоретическую базу людям. Помогаю выбрать инструмент, отстроить аппаратуру. Я помню, как когда-то добрые люди помогали мне, и я в неоплатном долгу перед ними. Теперь это делаю я, и это здорово. Если верить Льву Гумилеву, время -  это спираль, "теория пассионарности". Поверьте, на ее новый виток легче войти с чистой совестью.

Сергей: Да хранит вас бог!

Тимофей: «Сохрани нас, Мать!»

Алексей, Виктория: Спасибо за интервью!

Алексей “Astarte Eel” Иринеев, Виктория “Caracal” Озёрная

“Даже над самым серьезным делом стоит пошутить!” Интервью с VooDoo

VooDoo – это  не просто музыкальный коллектив, это секта любителей юмора, афоризмов, дабстепа и музыкальных разборок. Ходят слухи, что они всё-таки владеют какой-то магией и время от времени даже применяют её, ведь как иначе объяснить, что лучшим релизом 2020 года у нас на ASTARTA стал их сингл 2018 года “Do You Believe In?”?!. Нам так и не удалось ангажировать для этого интервью их легендарного вуду-кида, но все остальные участники группы, включая недавно вернувшуюся в состав басистку Алеандру, гитариста Серго и вокалиста Шпигеля уже на месте и готовы к важным переговорам и нешуточным откровениям. Про Коржа, трусики фанаток, физмат, нумерологию, провокации и творческие планы – всё в нашей сегодняшней беседе с героями года, замаскировавшимися под передвижной пункт шапито.

Алексей: Доброго времени суток, VooDoo! Поздравляем вас с победой в нашем опросе! Как бодрость духа и чувствуете ли уже дыхание весны и творческий подъём в этой связи?

Spiegel: В наших краях как раз похолодало, в Челябинске и дыхание весны максимально суровое.

Серго: Доброго вам здравствуйте, как говорит один Алексей. Такое чувство, что весна дышит то из парилки, то из морозильника - уж очень она у нас капризная и непредсказуемая.

Алеандра: Приветик)) Спасибки!)) Весной у нас как-то совсем не пахнет, мы же рядом с Челябинском (если вы понимаете о чем я..), а вот предвкушение уже есть, скорее бы, а то подштанники колются, просто жуть!

Виктория: Здравствуйте! Как бы там ни было, Имболк всё равно уже миновал, и всё окончательно направилось в сторону весны даже в ваших суровых краях. Кстати, поздравляю вас с победой у нас в опросе, где ваш макси-сингл "Do you believe in?" получил звание лучшего релиза 2020 года! Да, это был жаркий опрос, много хороших коллективов, за которые переживали их фэны... Какие чувства вы испытываете в связи с такой победой, какие пожелания и рекомендации могли бы дать остальным участвовавшим в опросе группам?

Spiegel: Да, много хороших коллективов, и немало людей, с которыми я знаком. 🙂 Какие чувства? Не сочтите за подхалимство, но как бывший журналист я каждый раз радуюсь, когда читаю вопросы от вашей команды.

Серго: Спасибо за поздравления! На самом деле, есть некое смущение и смятение от такой награды - макси-сингл этот попал в вашу номинацию непонятным для меня образом. Он же датируется 2018-м годом…

Алеандра: Победа - это круто, правда, я опять все проспала)))

Алексей: Журналистов как и алкоголиков бывших не бывает, поэтому спасибо за отзыв и комплимент! А у меня осталось чувство, что VooDoo и его участники очень амбициозные ребята, а как вы сами считаете? Насколько слоган “big balls on the road” это про вас?

Spiegel: Неамбициозные ребята сериальчики смотрят под одеялком, а не в музыканты рвутся. Хотя и не могу сказать, что амбиции - это основной наш мотив.

Серго: Все музыканты так или иначе амбициозны. Хотя мы и не стремимся завладеть мировой сценой (пока что:) ), желание заявить о себе не чуждо и нам. Лично мне, как и всей своей деятельностью, музыкой хочется донести что-то до слушателя. Гораздо больше, чем грести деньги лопатой или коллекционировать трусики фанаток.

Алеандра: Серго, у тебя есть трусики фанаток?! Почему я не в курсе? Не знаю, как с амбициями, но на концертах скакать весело, а еще веселее скакать на сцене, поэтому приходится браться за бас, без него Spiegel меня не пускает, фейс контроль..все дела))

Виктория: Про трусики фанаток определённо нужно бы поподробнее… вероятно, этой теме стоило бы посвятить отдельное интервью, настолько тема обширна и интересна с точки зрения науки и философии. А какие новые группы вы открыли для себя в прошедшем и текущем годах и взяли ли какие-либо элементы и "фишки" на вооружение? Быть может, кто-то из ваших противников и конкурентов из нашего опроса вам запомнился больше всего и навёл на какие-то особенные креативные мысли?

Spiegel: Ну я регулярно слушаю новые неизвестные группы в рамках подкастов и стримов “Музразборок”. 🙂 Из участников прошедшего голосования для меня приятным открытием стал проект “Мистер Кто”, например.

Серго: Я гораздо чаще открываю для себя старые группы, чем новые. И часто думаю: “Ого, новая группа, еще совсем свежая”, потом вспоминаю, что 2015 год был шесть лет назад, и осознаю, насколько инертным бывает мышление.

Алеандра: Я открыла для себя Коржа и много других разных исполнителей, рекомендуемых нынче ВКонтактиком, из-за чего Серго и Шпигеля скоро хватит удар)) Но, что поделать? Девочки такие девочки))

Алексей: А как, кстати, поживают сейчас Музразборки? Что нового, что интересного, И как удалось пережить тяжёлые времена самоизоляции в творческом, эмоциональном, финансовом плане?

Spiegel: Прекрасно поживают. Появились новые постоянные ведущие, в стримы регулярно заходят интересные артисты в качестве приглашенных ведущих.  А “самоизоляция” лично мне только на пользу пошла - я отказался отнеобходимости содержать офис, мы с напарницей растащили технику по домам и наладили удаленную работу. Прекрасно, что не нужно никуда ездить. Разве что я перестал следить за днями недели - не так давно чуть не позвонил заказчику в 9 утра в воскресенье, вот бы он рад был бы 🙂

Алексей: Кроме всего прочего, вы известны своими меткими и остроумными афоризмами, нет ли у вас какой-то особой цитаты по поводу этого голосования и вашей победы в нём?

Spiegel: “Нам нравится нравиться людям”, наверное? По крайней мере я всегда по такому принципу действую. Действовать так, чтобы у окружающих сложилось о тебе максимально положительное впечатление - это всегда приносит свои плоды. Да и карма сияет как новенькая.

Серго: “Как неожиданно и приятно”, если выражаться мемами… В целом, согласен с Шпигелем, мы не гадим и не грубим другим без необходимости, помогаем, если есть возможность и надобность. Если уж работаем, то стараемся сделать хорошо, а хорошая работа в долгосрочной перспективе, как правило, даёт хороший и стабильный результат.

Виктория: Вот у вас в конце 2020 года вышел сингл и клип "2020", посвящённый всем негативным событиям того года, где вы настойчиво его прогоняете... С негативными событиями всё понятно, а были ли лично у вас приятные моменты? И кстати, раз мы уж про это заговорили, замечали ли вы на себе до этого влияние високосных годов?

Spiegel:  Приятный момент был - к нам в состав вернулась Алена, которая была вынуждена покинуть группу почти на год. А хорошего басиста найти непросто, чтобы и играть умел, и выглядел не менее ярко. А високосный год, не високосный - цифры придумали люди, и проблемы они тоже создают себе сами, порой весьма успешно. А календарь тут ни при чем.

Серго: Я физмат окончил в 2020 году, так что во всю эту нумерологию верю не более, чем в мужика на небе. Приятных моментов в маленьких жизнях маленьких людей было в среднем столько же, сколько и обычно. Лишь экстраполяция негатива в этом году на масштабы государств показывает, сколь год был не очень.

Алеандра: Купила новые струны на бас, Полка (мой бас) была вполне довольна, а у меня начал дергаться глаз. Найти свои струны оказалось нелегким квестом, мда...Насчет влияния: специфика моей работы заставляет замечать каждое полнолуние, что уж говорить о високосном годе.

Spiegel: если кто не в курсе, она на скоряке фельдшером трудится, всякого насмотрелась.

Алексей: И вот снова целая масса интереснейших лирических отступлений у нас вырисовывается. А как так вышло, что Алеандра вас всё-таки покинула сначала, а теперь всё-таки вернулась? Чувствую, списывать это на нумерологию и звезды можно даже не пытаться, но… неужели всё дело в фельдшерской работе и её специфике?

Spiegel: Да, так и вышло. Поначалу у нее работа занимала слишком много времени, и у нее сил не оставалось ни на что другое.

Алеандра: Дело даже не совсем в специфике работы было, скорее в рабочем графике, скатавшись после суток на концерт в другом городе, я испытала массу эмоций и ощущений, к сожалению, негативных. Да и просто бывают периоды в жизни, когда хочется выкинуть старый ежедневник, взять новый и понять чего действительно желаешь в этой жизни.

Алексей: Многие уже высказывают прогнозы по поводу того, что наступивший 2021 год может быть даже хуже, чем ушедший… Что будете делать, если всё так и окажется?

Spiegel: напишем еще один куплет к треку 2020. Кстати, уже была внутренняя шутка про то, что к этой песне каждый год будет добавляться по куплету.

Серго: А наплевать, мы стойко переносим все невзгоды и тягости, нас не напугаешь особо.

Алеандра: Спрячусь под одеяло и буду наворачивать печенюхи с удвоенной скоростью и, скорее всего, придется таки оформить подписку на Netflix (упаси Господь), но надеюсь до этого не дойдет.

Виктория: Какие у вас творческие и личные ожидания от наступившего 2021 года? Какие выводы сделали из прошедшего високосного?

Spiegel: Надеемся, что ограничения на концерты наконец-то снимут. Сидеть в студии и записывать песни, конечно, тоже интересно, но без живого контакта с залом - это как секс по телефону. Не так давно видел запись концерта Нейромонаха Феофана, где, согласно нынешним правилам ограничительных мер, зрители были рассажены по местам, и вынуждены были плясать сидя. Жуть.

Серго: Хотелось бы обратно открыть концертные залы. Без смехотворных ограничений, из-за которых музыкантам приходится играть на камеру в одном зале клуба, а картинка и звук оттуда транслируется в другой зал, со зрителями. У нас как всегда, через одно место. Никаких положительных результатов меры не дадут, но кайф всем обломать да отлаженные механизмы поломать - это всегда “за здрасьте”.

Алексей: Боитесь ли вы коронавируса его новых штаммов и что можете посоветовать тем, кто боится и даже подумывает о том, что лучше пересидеть ближайшие лет пятнадцать дома и на ваши концерты не ходить?

Spiegel: Если всего бояться - то нужно сразу копать бункер, а там уже сидеть и бояться, что потолок обрушится.

Серго: Тут дело, как с сифилисом и спидом. Можно, конечно, “спрятать конец в долгий ящик”, а можно проявлять благоразумие и здоровую осторожность и жить дальше. Можно настолько бояться автомобилей, что умрешь от сердечного приступа, когда мимо тебя проедет маршрутка по пути в магазин. Жить я люблю гораздо сильнее, чем боюсь умереть.

Алеандра: “Будем масочки выдавать!” (Ёжик мило потирает ручки и топает ножками)

Spiegel: Ха-ха, за цитату из “Смешариков” Алене +5 к карме

Виктория: Вы довольно весёлые и позитивные ребята. А есть ли что-то, к чему вы относитесь слишком серьёзно и щепетильно?

Spiegel: Мы ко всему относимся серьезно и щепетильно, просто не любим пафосных выражений лица. Серьезность - это же не синоним отсутствия раздолбайства. Как там говорил Мюнхгаузен у Горина? “Самые большие глупости делаются с серьезным лицом”, кажется так. Чем не руководство к действию?

Серго: Если под словом “слишком” вы подразумеваете “чрезмерно”, то не нам о том судить, а сторонним наблюдателям.

Алеандра: Я вот не знаю, а Серго очень серьезно относится к настройке моего баса, постоянно заставляет струны подтягивать, изверг!

Алексей: Опытные грибники говорят, что конец можно спрятать так надежно, что и концов потом не найдёшь, но это так, к слову… А вообще VooDoo – это серьёзно? Как вы определяете грань, отделяющую прикол и шутку от дел серьёзных и нешуточных?

Spiegel: Не понимаю, почему это нужно как-то разделять. Искренне считаю, что нет тем, по поводу которых нельзя шутить. Даже в случае каких-то трагических ситуаций правильно подобранная и вовремя сказанная шутка может сделать чью-то жизнь чуть легче. Ну а про серьезные лица я уже выше говорил.

Серго: Вот тоже не разделяю такие моменты. Наоборот даже, над самым серьезным делом стоит пошутить, иначе не заладится. Шутить стоит перестать, когда твоя шутка серьезно обидит кого-то (впрочем, некоторые склонны обижаться вообще буквально на всё. Стоит ли думать о чувствах таких бессовестных манипуляторов?).

Алеандра: А что плохого в том, чтобы говорить о серьезных вещах шуткой? Если есть чуство юмора, конечно, но это не по моей части))

Spiegel: Басисты...

Виктория: Мне очень нравятся эти ваши мультяшные персонажи... Не хотите ли вы порадовать своих фэнов и выпустить такие ставшие сейчас модными коллекционные фигурки ваших героев? А может, у вас есть какая-то иная задумка, касательно этого, например, порадовать всех блокнотами-ежедневниками с вашими знаменитыми цитатами?

Spiegel: Таки вы меня пг’овоциг’уете - среди прочего я занимаюсь изготовлением сувенирной продукции, если вы таки хотите ежедневник с какими-нибудь цитатами - мы всегда сможем договориться о приятной цене.

Серго: М-м-м… Мерч… Конечно, хотим - это же и приятный звон шекелей в кармане, и кусок твоего творчества у людей на полке!

Алексей: А как вообще вы пришли к идее перевести себя в мир мультяшек? Это для того, чтобы стать интереснее для подростков и школьников?

Spiegel: На самом деле эти персонажи были нарисованы давно и почти случайно - нас пригласили поиграть в клубе любителей аниме и захотелось сделать анонс мероприятия в схожем стиле. А тут внезапно возникла идея мультклипа, и персонажи пригодились. Ну и, собственно, чуть ли не первый арт, сделанный для оформления группы, тоже включал в себя мультяшных персонажей, только в дудл-стиле.

Серго: Это был клуб разрушенных ожиданий. Нас кормили местной едой и обещали такой острый карри, что уши отгорят. Но это был даже не уровень говяжьего доширака 🙁 Хотя в остальном всё было довольно приятно и забавно.

Spiegel: О, да, карри стал разочарованием.

Виктория: Когда вы создаёте свои композиции, делаете поправку на возможно юный возраст своих потенциальных слушателей? Бывало ли такое, что хотелось ввернуть что-нибудь такое-эдакое, но в конце концов останавливались на каком-то компромиссном эвфемизме?

Spiegel: Ну у нас нет ни одного нецензурного слова в текстах. Не то, чтобы мы изначально решили, что такова концепция, и не потому что мы краснеем от обсценной лексики, отнюдь нет. Как-то так само вышло. Впрочем, новый сингл будет называться “Fucking Voodoo Magic Man” - это считается? Да и вообще, эти самые “возможно юные слушатели” и не такое слушают, будем откровенны.

Серго: Наибольшая проблема в том, что юный слушатель не понимает тех отсылок, что хочется использовать. Но будем честны, возрастная публика тоже понимает далеко не всё - в этом мы убедились, когда показывали демку на “2020” разным знакомым. “Плесневелые пердуны” не в курсе современных мемесов, а “сопляки тиктоковые” очень даже врубаются.

Алеандра: Ну, сквернословлю в группе по большей части я, поэтому тексты пишут в основном парни, они довольно культурные личности, мой талант пригождается лишь на записях, когда нужно выразить общее негодование. А вообще каюсь, грешны, “Потреблять” пришлось пофиксить, но лишь разок.

Алексей: Склонность к нецензурным выражениям Алеандры не от фельдшерской ли работы?

Spiegel: Хорошая версия, многое бы объяснила. Но мы знакомы очень давно, и вроде как работа на нее не особо повлияла.

Серго: Это всё от переизбытка чувств 😀

Алеандра: Я просто слишком эмоциональный человек, а разнообразие русского языка не позволяет мне выплескивать негатив в замудреных фразеологизмах, пока сочинишь, уже и желание пропадает, хочется здесь, сейчас и поточнее)))

Spiegel: С опытом и фразеологизмы быстро сочиняются 🙂

Алексей: Вуду-кид уже стал полноправным членом вашей музыкальной семьи и непременным участником всех совместных корпоративов, репетиций, пьянок и т.д.? Часто ли ловите себя на том, что мысленно или даже вслух общаетесь с ним?

Spiegel: А как с ним не общаться, если под маской вуду-кида скрывается реальный человек, который почти всегда ездит с нами на концерты и развлекает зрителей раздачей печенек с предсказаниями (без печенек, их он сам съедает) до начала и танцами на сцене во время концерта? Крайне досадно, что именно на те выступления, где мы снимали видео, он не смог приехать, но мы это исправим, надеюсь, в ближайшее время.

Серго: Всё же с пьянками надо быть осторожными - возраст Вуду-кида к тому не располагает) А на репетициях этот персонаж бывает с завидной стабильностью, и даже часто занимает “мой” диван 😀

Алеандра: В некоторые особо бодрые дни, когда луна в фазе Юпитера, иногда ловлю себя на том, как бы вырубить его голос из головы (хехе), а вообще с ним можно петь, это забавно, чем я часто и занимаюсь, правда, опять же, у Серго и Шпигеля уши заворачиваются, песенки не для слабонервных))

Алексей: Реальный человек, изображающий вуду-кида всегда на 100% справляется с передачей характера и повадок данного персонажа, у вас нареканий по этому поводу нет? И… почему он не участвует в нашем сегодняшнем интервью, если не секрет?

Spiegel: Отлично справляется, мы даже думали брать деньги за возможность с ним сфотографироваться 🙂 Шучу, конечно, но сделать селфи с вуду-кидом обычно хочет немало народу. У него больше фоток, чем у нас, наверное, только вот скидывать их нам все эти люди почему-то забывают. А почему не участвует - вот уж не знаю, наверное, уроки делает 🙂

Серго: Вуаль загадочности на персонаже позволяет исполнителю многие вольности. Пока характер не прописан дословно, он же может быть любым, верно?

Алеандра: Он не может не передать характер и повадки, они созданы по нему и для него)) Не участвует в интервью, к сожалению, из-за своего графика, он довольно разностороннеразвитая личность и VooDoo не единственный его проект.

Spiegel: Ага, как в том стишке - драмкружок, кружок по фото 🙂

Виктория: У вас в группе сейчас висит опрос, где вы спрашиваете, в какой город вам нужно поехать с концертом... Какие локации лидируют в списке ваших ближайших планов? И где вы сами хотели бы выступить в этом году в первую очередь?

Spiegel: а тут уже все известно - 20 марта, Тюмень, клуб Under. Мы очень любим этот город, и нам отвечают взаимностью. Летом, когда в Челябинске вроде как отменили запреты на мероприятия, мы собирались с дружественной группой сделать совместный концерт, но корововирус опять взял свое, пока ждем. Да везде появимся в конце концов, благо друзей везде хватает. Хватило бы только ресурсов 🙂

Серго: Было бы супер круто, если бы и в самом Челябинске возникли благоприятные условия. А вообще, Тюмень, Екатеринбург, Миасс не зря оказались в опроснике.

Алексей: Как считаете, какова вероятность, что вас можно будет увидеть на Ural Music Night?

Spiegel:  Ох, вот вообще об этом не думаю - позовут - будет круто. Не позовут - ну скатаюсь туда как зритель, наверное.

Серго: Вероятность Ural Music Night крайне мала. Мы не напрашиваемся. По крайней мере, сейчас. На данный момент вообще есть большие сомнения в рентабельности любых выездов до снятия ограничений.

Виктория: Вы недавно намекнули в своей группе Вконтакте, что у вас на подходе куча треков, и вроде как собираетесь исполнить новый материал на ближайших концертах. Расскажите об этом поподробнее. Вы собираетесь выпускать все треки синглами или будет сразу один большой полноформатник? Есть ли уже какая-то вероятная дата выхода ближайшего релиза?

Spiegel: Полноформатник - это вялотекущая работа, на которую, честно говоря, мне немного жалко тратить время - сами понимаете, это процесс долгий, а инфоповод всего один. Да, в конце концов мы его доделаем, в нем будут и новые треки, и некоторые старые, в новом исполнении. Даже концепция уже придумана. Но в современном мире музыкантам куда выгоднее регулярно выпускать синглы и напоминать о себе.

Серго: Как уже многократно высказывался Александр Пушной, полноформатные альбомы - во многом штука ушедшая. В них был смысл, пока были физические носители - диски, кассеты, пластинки и т. д. Теперь же, когда всё в облаке или на флешке, во главе угла стоят плейлисты. А при составлении плейлиста совершенно нет разницы, какой по номеру и из какого альбома тот или иной трек. Он или понравился, или нет, и шанс того, что его вообще кто-то будет слушать именно в рамках альбома, в единой связке с другими треками - минимален. Поэтому синглы и макси-синглы - наиболее вероятно. Конечно, если нам придёт в головы концепция единого сюжета для восьми песен сразу, то полноформатнику быть.

Алексей: Как вам самим кажется, в какую сторону изменяется ваша музыка и в чём главное отличие новых композиций от того, что вы делали раньше? Чувствуете, как тяжелеет рука, как растёт градус солидности и как просматривает из-за риффов матёрая оснастка настоящих профессионалов?

Серго: Если смотреть на тексты, то они становятся явно злее, язвительнее. Старые песни были более романтическими, чем новые. В музыке же мы немного сместились в сторону дабстепа и панка. Возможно даже, что звучание стало более попсовым, но по этому поводу мы не можем прийти к консенсусу внутри группы. Тут уж решать слушателю, а я вообще все эти жанровые деления не люблю 🙂

Spiegel: Что вы все о солидности и серьезности? А музыка - конечно, меняется, и меняться будет. Стагнация - это смерть.

Виктория: Чему будут посвящены новые треки, будет ли их связывать какая-то единая концепция?

Серго: Единой концепции ждать не стоит. Связующим элементом можно назвать, пожалуй, настроение. У нас есть заготовка песни про глобализацию, а ближайший трек будет про зануд на концертах и не только.

Spiegel: Глобальные зануды на концертах - это тоже концепция, разве нет? 🙂

Алексей: Будут ли злободневные вещи про коронавирус, эпидемию, изоляцию, маски, нехватку лекарств в аптеках и занесённую снегами Москву?

Spiegel: злободневные темы - вещь, с одной стороны хорошая, но, во-первых, одноразовая, во вторых должна появляться мгновенно. Через некоторое время эта тема будет никому не интересна. Год назад мы на волне каверов на “ведьмаку заплатите чеканной монетой”, быстренько запилили свою версию и даже типа клип на нее, но для концертов мы ее и не собирались репетировать - зачем? Выпустили, повеселились и забыли.

Серго: Хотелось бы избежать попыток хайпануть на таких темах, хотя упомянуть всё как бы вскользь - наше всё. Вот уж про что, а про непогоду в нерезиновой петь как-то мелочно и глупо, как мне кажется. Мы же на Урале живём - у нас то гололёд посреди июня, то сугробы по пояс в апреле после жары, то перепады по сорок градусов в течение суток - как тут можно проникнуться снегопадом?

Spiegel: Главное, чтобы снегопад не проникся тобой.

Виктория: У вас выставлены в качестве мерча на продажу просто шикарные кружки с забавными текстами и логотипом VooDoo... А сами пьёте из таких? Кофе из них вкуснее, чем обычно?

Spiegel: Конечно, вкуснее. Сами удивляемся. И счастливые владельцы таких кружек подтверждают. А если в кофе в этой кружке добавить капельку коньяка - так вообще красота.

Серго: Самое главное, что всякие халявщики не рискуют отхлебнуть из твоей кружки, если на ней написано что-то про магию вуду и его куклу. А вот приобрести такую же хотят!

Алеандра: Я пью из кружки Шпигеля, там явно магия замешана))

Алексей: Кто отбирал тексты для них? Голосование и жеребьёвку проводить не приходилось?

Spiegel: Кажется, это был экспромт, теперь уже не вспомню.

Серго: По части коротких шутеек и язвительных речёвок у нас никогда творческого кризиса не было, всё рождается за пару минут.

Виктория: В вашей команде есть учитель физики, чьи ученики неожиданно обнаружили, что их преподаватель - рок-музыкант. Вот вопрос ему лично. Расскажите, изменилось ли что-то с тех пор в отношении между Вами и учениками? И если да, то в какую сторону? Как сами считаете, увеличивает ли рок-музыка авторитет?

Серго: Учитывая, что ученики прознали об этом буквально сразу же, я не знаю, каково быть только учителем. Дети никогда на этом не зацикливались, разок только спросили в каждом классе. Авторитет это едва ли увеличивает, тут всё решает ваша подача и принципиальность. Если перед детьми себя не поставить должным образом, то вас не спасёт никакая музыка - пройдено на личном опыте. Когда я учился в школе, на подмене у нас была молодая учительница, которая заявила, что она поёт в рок (или даже метал) группе. От ежедневной критики со стороны детей её это не спасло никаким образом, а даже, скорее, усугубило ситуацию. Школа, товарищи, это тот еще животный мир. Тут или ты силён, или тебя съедят.

Spiegel: Я прочитал  последние фразы Серго голосом Дроздова под соответствующий саундтрек, это нормально?

Серго: Главное, чтобы ты не начал цитировать любимую фразу Пучкова.

Spiegel: Дементий, неси свиней!

Серго: Это не та фраза, но мне нравится.

Алексей: Легко ли учителю быть рок-музыкантом и рок-музыканту учителем? Влияет ли педагогическое образование на отношение к репетициям и концертам?

Серго: Единственное пересечение этих аспектов жизни - составление расписания, которое бы вписывалось и тундыть, и сюндыть. А работу и не работу надо чётко разделять, я считаю - поэтому моя работа никак не должна менять моё отношение к концертам и поведение на них же.

Виктория: А каково остальным участникам VooDoo уживаться в одном коллективе с педагогом? Не чувствуете себя школьниками в его присутствии?

Spiegel: меня с младенчества окружают педагоги в диких количествах. Да и у самого, собственно, филфак и музучилище за плечами - мог бы преподавать русский язык и литературу (или музыку) в школе, или дирижировать хором. Но насмотрелся я на педагогов и решил, что ни за какие коврижки этим заниматься не стану. И что? Теперь среди прочего веду онлайн-курсы по графическим программам для чайников. Карма безжалостна.

Серго: Все в этой группе знают меня, как Серго, гораздо дольше, чем как педагога.

Алеандра: В моей жизни слишком много педагогов всех видов и принадлежностей, я максимально абстрагируюсь и не даю им запустить свои щупальца в мой мозг, иначе это чревато непоправимыми последствиями.

Алексей: Хех, и интервьюируют вас сейчас тоже педагоги – карма не знает границ и чувства юмора! А с другими музыкантами-педагогами вам доводилось пересекаться на концертных площадках или в обыденной повседневной жизни? Как впечатления?

Spiegel: Среди музыкантов кого только нет. Более того, по секрету скажу (тсссс), среди музыкантов меньше всего музыкантов с музыкальным образованием. Но при моей уверенности, что в современных реалиях традиционная система образования - это уже почти архаизм, пожалуй, это и не страшно

Серго: А чем они должны отличаться от музыкантов-слесарей, музыкантов-бизнесменов, музыкантов-продавцов и музыкантов-музыкантов?

Виктория: А среди журналистов (и музыкальных журналистов особенно!) почти нет людей с журналистским образованием (а те, что имеют такое образование, это, как правило, самые худшие и никчёмные журналисты, но – тссссс!) Сейчас уже собираются отменять масочный режим и будут доступны массовые мероприятия. Это вас вдохновляет или настораживает? Будете ли ходить на концерты и как часто хотите их проводить сами?

Серго: Собираются, да никак не соберутся. Тут еще ничего не ясно, поэтому загадывать ничего не хочется. Конечно, хотелось бы уже нормальной концертной деятельности. Самим хотелось бы проводить концерты, наверное, пару раз в месяц - один дома, один выездной. Формат туров на этом этапе не интересен - надо расширять влияние, чтобы этот процесс имел должный отклик.

Spiegel: Тут же еще от регионов многое зависит. Пока просто наблюдаем. 🙂

Алексей: Что в самых ближайших планах и чего прямо сейчас хочется больше всего и без хлеба?

Spiegel: А что это без хлеба? Хлеба тоже нужно побольше. И зрелищ. Желательно в нашем исполнении.

Серго: Вы еще скажите, что гречку не уважаете…

Spiegel: И монеточку.

Алеандра: “Растоптала масло, разорвала холсты….” ну все, опять заело...

Виктория: Какого вопроса вы больше всего ждали сегодня от нас, но так и не услышали?

Spiegel: Главное, что не было вопроса о “творческих планах”, у меня бы тогда глаз дергаться бы начал. 🙂

Алексей: Ваши финальные слова, напутствия читателям и слушателям и… это… как там… творческие планы какие у вас?

Серго: Одевайся теплее, мой руки перед едой. На зелёный свет иди, на красный стой. Делай зарядку по утрам, слушай маму и папу, пей витамины и кальций, а самое главное - *вот тут допишите сами*.

Spiegel: И не цитируйте “Анакондаз” всуе 🙂

Алеандра: Алюминь!

Алексей, Виктория: Спасибо за интервью!

Серго: Это вам спасибо за интервью! Приятно, когда люди не накидывают типичных вопросов из сборника “100 лучших вопросов для интервью”, а продумывают суть.

Spiegel: о, да, но я первый успел прогнуться, в самом начале )))))) Но тем не менее, действительно спасибо, с вами всегда интересно общаться.

Алеандра: И вам спасибо! Было весело! Чмоки)))

Алексей, Виктория: а тут уже мы ответим афоризмом: кто ценит, тот всегда заценит! Спасибо, что вы именно из них! Удачи во всех начинаниях и до новых встреч (спец-интервью про трусики фанаток поставлено на паузу и ждёт своего часа!)

Алексей “Astarte Eel” Иринеев, Виктория “Caracal” Озёрная