ФОРПОСТ МУЗЫКАЛЬНОЙ АНАЛИТИКИ
АЛЕКСЕЯ ИРИНЕЕВА (МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛИСТ)

Интервью с Алекси Лайхо из Children Of Bodom

Алекси Лайхо Children Of Bodom (1)

24-12-2015 Fata Morgana

Гитарист и вокалист финской sympho death группы Children Of Bodom Алекси Лайхо недавно дал интервью каналу EMP Live TV. Ниже будет приведено несколько выдержек.

О том, чем бы Алекси занимался, если бы не был музыкантом:

“О, Боже. Я даже не хочу знать. Возможно, я был бы в тюрьме или психиатрической больнице, но музыка определенно спасла мою жизнь. Так что других вариантов у меня нет. Я знал это еще тогда, когда был совсем ребенком. Это то, чем я хотел заниматься и то, что мне было нужно. Поэтому я бросил школу в 15 лет, устроился на работу… Всё, что я делал, было сконцентрировано на игре, практике и написании музыки. В 1993-м мне и моему барабанщику было словно по 13-14 лет, в тот период мы начали писать демо-записи и тому подобное. Затем в 1995-м у нас появился басист, и т.д. Затем в 1997-м мы начали записываться, а остальное уже просто история”.

О том, помнит ли он момент, когда он думал бы: “Это то, чем я хотел бы заниматься всю оставшуюся жизнь”:

“Мне было около четырех лет, когда я слышал, как у моего отца играли Dire Straits или что-то вроде того. Тогда я подошел к отцу и спросил: “Что это?”. Я услышал риффы и подумал: “Это так здорово. Это самое лучше, что я когда-либо слышал”. Он ответил: “Это гитара”. А я тогда решил, что это то, что я хочу делать. Серьезно. Когда мне было 7 лет, я стал играть на скрипке, так что всё началось с этого. Но в то же время мной уже овладела эта навязчивая идея гитары. Я просто понимал, что в один прекрасный день я буду гитаристом. Я говорил об этом своим родителям очень долго, и, наконец-то, когда мне было 11, мой папа подарил мне мою первую гитару, ну а что было потом, вы в курсе”.

О том, насколько изменилась индустрия музыки heavy metal с тех пор, как начали свою деятельность Children Of Bodom:

“Что ж, на самом деле, многое изменилось. С тех пор, как вышел наш первый альбом, я наблюдал, как металл-сцена становилась более популярной. В середине 90-х эта сцена была почти мертва, особенно это касается экстремального металла; это был в основном андеграунд, а выступления были не очень масштабными. А затем почти повсеместно все стало меняться. Не только в Европе, но и в США. Так что, мне представилась возможность увидеть эти удивительные изменения. Но и теперь, очевидно, музыкальный бизнес сильно меняется из-за Интернета и всего этого дерьма, о чем я не хочу сильно распространяться, чтобы не быть среди тех, кто постоянно скулит об этом. Вы ведь понимаете, о чем я, правда? Да, хорошо, люди скачивают всякое дерьмо, но вы просто должны подыгрывать им. Если вы просто будете плакать об этом, то ничего так не добьетесь. Я всегда говорил, что если вы знаете, как играть на инструменте и можете справиться с множеством гастролей, у вас никогда не будет проблем. И это именно то, что мы делаем. Children Of Bodom всегда были живой группой, мы всегда гастролировали. Мы в дороге с 17-18 лет, так что мы просто выросли на этом. Сейчас мне 36, но я все еще не хочу домой”.