ФОРПОСТ МУЗЫКАЛЬНОЙ АНАЛИТИКИ
АЛЕКСЕЯ ИРИНЕЕВА (МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛИСТ)

“Право выбора – вот что мы можем вам дать!” Интервью с Utburd

Utburd

16-10-2018 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Не так часто в наше время появляются интервью с метал-музыкантами, в которых затрагиваются какие-то по-настоящему глубокие темы и серьёзные вопросы. Кто-то скажет, что это и не нужно, но мало кто станет отрицать, что читать в разных интервью с разными группами буквально одни и те же, буквально под копирку повторяющиеся вопросы и ответы про пьянки, творческие планы и крышесрывающие риффы актуального лонгплея уже порядком поднадоело. Словом, сегодня перед вами большое интервью с человеком, который имеет убеждения и принципы и может связно и интересно их выражать, а кроме всего прочего ещё и пишет очень неплохую музыку. Встречайте – на связи Tuor, он же Виталий, лидер и единственный участник северного дарк-блэк-проекта Utburd! Прямо сейчас перед вами две первые части нашего с ним разговора, так или иначе связанные с идеологией коллектива, а другие две части, в которых вас ждут обстоятельный рассказ о творчестве Лавкрафта и беседа о проблемах тяжёлой музыки в нашей стране, вы сможете прочитать в готовящемся (седьмом по счёту) выпуске журнала Requiem.

Часть I. Вопрос жанрового, визуального и идеологического самоопределения Utburd

Алексей: Приветствую, Виталий! Как бодрость духа и чем занимаетесь в настоящий момент?

Tuor: Приветствую, Алексей. Спасибо, живу-поживаю! В настоящее время живу в режиме работа-дом-работа. Моя профессия отнимает большую часть времени. От этого еще больше ценишь моменты, проведенные с семьей.

Алексей: Что Вы можете сказать по поводу определения Utburd в качестве бард-блэковой группы? Или Вам была бы ближе какая-то другая характеристика: литературный блэк, например?

Tuor: Я впервые услышал это определение в вашей рецензии и честно, как-то не задумывался до того момента. Я не уверен, что Utburd можно охарактеризовать как бард-блэк. На песни у костра это не тянет, разве что на котором ведьм жгут 🙂 Литературный…возможно это уже ближе, так как лирическая составляющая здесь имеет определённое значение и отрывать его от произведения было бы не верно.

Виктория: Какие группы вдохновили Вас на создание собственного проекта? Есть ли какая-нибудь команда или композиция, которая "послужила" Вам не один раз и стоит Вам только в очередной раз её послушать, как накатывает вдохновение и музыка и тексты рождаются сами собой?

Tuor: Здравствуйте, Виктория! Не могу сказать по какой-то конкретной композиции, но по группе, которая вдохновляет – это The Vision Bleak. И хоть это совсем и не блэк, но это отличный хоррор-коллектив. К нему как раз и можно подставить прилагательное «литературный». А атмосфера – блеск! Из блэковых команд…более сложный вопрос. Satyricon, Ajattara, Cradle of Filth, наверное. Это те, кого я регулярно кручу в плейлисте. Под эти команды музыка действительно пишется хорошо. А тексты как раз приходят отдельно от музыки. Для меня это пока раздельный процесс. Возможно это неверный подход, но так получается.

Алексей: Выходит, Utburd – это тоже хоррор-метал? А в чём проявляется “хоррорность” в Вашей музыке?

Tuor: дарк-метал и хоррор-метал достаточно синонимичные понятия, мне кажется. В моей музыке это в первую очередь конечно же атмосферная составляющая. На втором лонгплее мне более удалась лирика, так что тексты теперь удачно дополняют общую композицию. Может показаться, что для меня вообще первоочередная задача создать некое настроение трека. Отчасти так и есть, но только облекая созданное в металлическую оболочку, получается законченное повествование.

Алексей: Порой “The Horrors Untold” звучит почти как аудиоспектакль – настолько драматично и поэтично Вы подаёте свои музыкальные и концептуальные идеи. Не посещают ли идеи создать на будущих релизах что-то наподобие мрачной дарк-блэк-металлической оперы?

Tuor: Скажу честно – я не любитель метал-опер. Так что о таком релизе не стоит думать. Но действительно, создавать драму, атмосферность композиции для меня крайне важно. Почти с каждым треком происходило так, что риффы и основной концепт создавались за пару часов, а, чтобы наполнить трек атмосферой уходило по нескольку недель. Иногда некоторые элементы окружения добавлялись уже на стадии сведения-мастеринга, когда уже слышишь более законченные треки чувствуешь, что вот в этом месте надо кое-что ещё добавить. Так случилось, например, со вступлением на “Pikman’s Triumph”.

Виктория: Вы уже нашли свою музыкально-лирическую нишу или всё ещё в поиске?

Tuor: Думаю, да. В данном варианте своего звучания мне комфортно. Добавлять какие-либо трэш, или спид-элементы нет смысла, как и уходить от дарк-блэкового звука.

Алексей: Ваш издающий лейбл Satanath Records в пресс-релизе указывает параллель между творчеством Utburd и скандально известной польской группы Behemoth – как Вам кажется, в чём тут сходство и параллельность и по какой причине Ваш проект может понравиться и заинтересовать слушателей и сторонников Нергала?

Tuor: Здесь, я считаю, параллель с Behemoth в наполненности лирической стороны произведения и его законченное влияние на слушателя. Я ни в коем случае не стремлюсь сделать музыку похожей на Behemoth. Даже не потому, что не хочу, а потому что не смогу. Нергал и компания у руля уже два десятка лет и вот так с лёту хотя бы приблизиться к их профессионализму думаю не выйдет ни у кого.

Алексей: То есть вопрос различия между Utburd и Behemoth – это только вопрос опыта и профессионализма?

Tuor: Ну и взглядов на вещи. Все-таки мы смотрим на некоторые вопросы с разных сторон, хоть и имеем точки соприкосновения.

Utburd 2

Виктория: Будете ли Вы приглашать специальных гостей для будущих записей или Вы убеждённый одиночка?

Tuor: Был уже опыт приглашения сессионных музыкантов на демо-диске (барабаны) и на дебютнике (бас). В этом смысле тяжело найти человека горящего твоей идеей. А потом дождаться выполнения задумки. С дебютником было легче, но в конкретно моем случае (маленький город, отсутствие реп.точек и квалифицированных метал-музыкантов) оказалось удобнее делать все самому.

Миловзора: Обязательно ли, по Вашему мнению, наличие музыкального продюсера, лейбла, менеджера и тд. для группы, или же это не столь важно в наше время, когда многие музыканты обходятся своими силами?

Tuor: Здравствуйте, Миловзора! Это дело привычки-навыка-свободного времени. У меня, например, нет столько свободного времени, связей и всего остального, чтобы часами сидеть в сети и распространять релиз. За то с этим отлично справляются издающие лейблы. У них есть и своя клиентская, и партнерская база. К тому же, если у кого-то получается что-то делать лучше тебя, почему бы и не дать ему это делать. Тут все в выигрыше.

Алексей: Насколько строго очерчиваете для себя стилистические рамки при сочинении композиций и возможно ли, например, что на следующем альбоме Utburd появится, к примеру, женский вокал?

Tuor: Ох, я мечтаю о гостевом женском вокале со времён дебютника. И даже есть прекрасная вокалистка с квалифицированным образованием для этого дела, но временные рамки, к большому сожалению, не дали осуществиться задуманному. Надеюсь на следующей пластинке всё наконец-то получится. Стилистические рамки, по крайней мере у меня в голове присутствуют. Но, думаю, в определенных местах можно будет от них и отойти. Творчество, если его загонять в жесткие рамки, становится просто продуктом и в конце концов теряет свое внутреннее наполнение. Перестает оставлять в памяти образы и забывается после прослушивания.

Виктория: Как вы думаете, смогла бы какая-нибудь из известных вокалисток (в том числе и западных) спеть Ваши песни, и как Вы считаете, кто бы мог это сделать лучше всего?

Tuor: Амалия Бруун из Myrkur! Однозначно, она бы справилась с обоими вокалами. А на чистом я бы был рад услышать Кари Руэслоттен из The 3rd and the Mortal.

Алексей: на данный момент у Utburd в дискографии два достаточно разных альбома: один следует в более религиозном ключе, а второй базируется на мифах, аллегориях, иносказаниях и тд. Что Вам ближе и в каком направлении последует третья работа проекта?

Tuor: По третьей работе я даже и не думал куда меня занесёт. 🙂 Вообще, по началу, второй альбом я думал сделать по теме Откровения Иоанна Богослова, но как-то не задалось. Видимо всё, что хотелось сказать, сказал на первом. Возможно такой большой перерыв между первой пластинкой даст толчок, и я вернусь к отложенной теме. Но серьезно я об этом еще не думал.

Виктория: Часто ли Вы переслушиваете собственные произведения и в какой обстановке это делаете? Как Вы считаете, антураж играет важную роль в восприятии музыки?

Tuor: Собственные вещи я переслушиваю, конечно, но не часто. В основном ради анализа проделанной работы, а не чтобы насладиться тем, какой я раз-такой молодец. В первое время отслушивал дома на нормальном оборудовании, сейчас в плеере по пути на работу. А вообще, я стараюсь подходить серьезно к прослушиванию музыки. Люблю сесть дома в кресло и погрузиться. Сейчас, с покупкой винилового проигрывателя, всё начинается заново и старые вещи обретают новые для меня краски. Это круто. 🙂

Алексей: а в чём отличие прослушивания музыки на виниле и в сети? Можете привести пару мыслей и соображений в пользу прослушивания музыки на физическом носителе?

Tuor: прослушивание музыки на диске, кассете или виниле – это в первую очередь общение с самим исполнителем, или коллективом. Ты действительно можешь ощутить результат творческого процесса, вложенный в него труд и энергию. Сейчас релизы издаются с качественной полиграфией, уникальным контентом и такими артами, что получаешь удовольствие хотя бы только от того, что держишь это в руках. Качество звука, наверное, даже и рассматривать не стоит. Каждый меломан ответит однозначно, что звук с физического носителя звучит по-другому, нежели скачанная из сети ужатая мп3’шка.

Алексей: Как Вы воспринимаете и расцениваете роль корпспейнта для музыкантов, исполняющих блэк и почему Utburd не нуждается в корпспейнте?

Tuor: А зачем мне корпспейнт? Я не выступаю. 🙂 А при записи треков накладывать грим как-то странно, наверное. 🙂 Вообще роль сценического антуража, в том числе и корпспейнта, конечно же важна для выступающих команд. Это часть шоу. Это настраивает на определенный лад. Но некоторые команды, выступающие на сцене не одно десятилетие, отошли от грима и костюмов, и это совершенно не мешает зрителям воспринимать их с восторгом. Emperor - замечательный этому пример. Так что сценический образ — это конечно важно, но отнюдь не обязательно.

Виктория: Артворк на обложке диска чем-то неуловимо напоминает "Крик" Эдварда Мунка. Это случайное совпадение или так было задумано, чтобы передать атмосферу ужаса, сквозящего на альбоме?

Tuor: Напоминает, наверное, фигурками жителей городка и некоторой техникой рисунка. Но это не специально. По крайней мере я этого не задумывал. Этот вопрос, наверное, стоило бы адресовать Владимиру Прокофьеву - автору из студии Paint-it-black. Ему была дана большая свобода при выполнении арта и это дало потрясающие результаты!

Алексей: Можете ли Вы сказать, что альбомы Utburd отражают эволюцию Ваших взглядов и показывают изменения, происходящие в Вашей душе? Можно ли рассматривать разные альбомы как ступени некоей единой лестницы: первый – начало, второй – чуть более высокий уровень и тд?

Tuor: Нет, это не так. Это не эволюция взглядов. Это ряд тем, интересующих меня в данный период. И они друг с другом не конфликтуют. Мои взгляды, присутствовавшие на первом альбоме, остались со мной и сейчас. В любом случае, когда ты создаешь произведение, ты погружаешься в него, переживаешь определенные чувства и стараешься перенести эти переживания в композицию. Иногда это даже получается. Можно провести, конечно и аналогии с лестницей, но не в смысле душевной эволюции, а в смысле качества выходящего материала.

Виктория: Как Вы считаете, важна ли сквозная концепция на альбоме или надо писать от души, не пытаясь втиснуть свои идеи в какие-то рамки?

Tuor: Писать необходимо от души, иначе это просто брожение по риффам. А уже потом, когда что-то получилось можно отбирать, что оставить на альбоме, что отложить. Так у меня случилось с композицией “He, Who Paint in Red”. Она писалась, без лирики, для первого альбома, но в него не вошла, потому что отличалась по настроению. Зато очень пригодилась для второго, когда лирика была написана, всё заиграло как надо.

Utburd 1

Алексей: Кстати, с момента выхода “The Horrors Untold” прошло уже полгода – вероятно, всё-таки уже есть какие-то конкретные наработки по поводу очередного лонгплея?

Tuor: Увы, тут я вас разочарую. Да, остался неиспользованный материал, но я за него еще не принимался. Я начинаю писать, когда приходит ощущение, что готов к этому. Вечером дома иногда подойду к пианино, что-то наиграю. Понравится - запишу на телефон, чтобы не забыть. Но так, чтобы уже иметь какой-то концепт или демо – нет, этого еще нет.

Виктория: Вы сами придумываете артворк для Ваших обложек или предоставляете решать художнику? Как было в случае с уже реализованными альбомами и как планируете поступить в отношении арта готовящегося полноформатника?

Tuor: На первых двух записях были мои арты. Если честно, не совсем удачные. Для «The Horrors Untold» я решил бросить это издевательство и отдал разработку буклета профессионалам. Конечно, была высказана общая идея, каким хотелось бы видеть результат, но основная тема была за автором. Результат превзошел все мои ожидания, так что на следующей пластинке определенно будет работа художника. Не моя.

 

Часть II. О вере, христианстве и христианском блэке.

Алексей: Вы открыто позиционируете себя в качестве православного христианина, а как бы Вы могли определить в двух словах, что такое христианство в Вашем понимании (какова его суть для Вас), озвучить свой персональный символ веры?

Tuor: Персонального Символа Веры у меня нет. Бог для всех един, и символ веры (я имею ввиду православный) для наc один. Зачем его дополнять, или модифицировать. Это абсолютно конкретный манифест. В двух словах христианство – любовь и свобода.

Виктория: Верите ли Вы в существование Ктулху, в то, что спит он в океанской пучине, но когда проснётся, мир погрузится в хаос? Быть может, Ктулху это и есть библейский Левиафан?

Tuor: Нет, не верю. Хотя было бы прикольно. 🙂 Всегда хочется, чтобы что-то фантастическое имело какое-то реальное воплощение, но если представить, что это действительно так, то одно неосторожное движение - и нам всем конец. Возможно, Лавкрафт и проводил для себя какие-либо параллели между Ктулху и Левиафаном, но мне кажется, что каждый из этих персонажей индивидуален и не похож друг на друга. Так что, если бы они существовали сразу оба – нас ждала бы мега-эпичная битва монстров!

Алексей: Стоит ли искать на “The Horrors Untold” скрытые аллюзии к христианству? Не являются ли “Ужасы несказанные” продуктом и результатом увлечения “тёмной духовностью” и можно ли расценивать этот альбом как своего рода притчу-иносказание, призванную предостеречь слушателей от увлечения тьмой?

Tuor: Скрытых аллюзий на данной пластинке нет. Я стараюсь если и говорить о христианстве, то не метафорично, а конкретно. А вот попытка показать печальный итог увлечения темными искусствами – это верно. Что в первом, что во втором альбоме почти каждый трек так или иначе рассказывает о том, что поклонение тьме – губительно.

Виктория: В одном из интервью Вы говорили, что Вы «знатный» мистик и одно время практиковали астральные переходы и другие подобные вещи.  Что Вы видели во время этих переходов? Можете как-то прокомментировать ответ Егора Летова, когда на вопрос о том, что его удерживало и удерживает от самоубийства, он ответил, что в такие моменты буквально “видел, что, а точнее, кто” ждёт его за гранью жизни в случае самоубийства. У Вас бывало нечто подобное?

Tuor: Нет никаких причин не верить Егору Летову. Люди творческие более открыты для восприятия тонких материй, потому что подсознательно готовы к тому, что увидят. Что видел конкретно я? Сложно так просто объяснить, а если начать, то это будет похоже на очередной бред. Это чувство, когда через тебя проходит море различной информации и очень легко в этом потоке забыть, зачем вообще ты это затеял и попасть под влияние сущностей, там обитающих. Ты можешь влиять на ощущения людей, с которыми контактируешь, будучи в таком состоянии. А потом сильно кружится голова, хочется есть и главное, что чувствуешь какую-то непонятную мимолетную опустошенность. Будто с каждым разом оставляешь там немного себя. В общем, первые восторги очень обманчивы.

Алексей: А мистический опыт кого из известных людей (известных христиан) Вам близок по духу?

Tuor: Возможно, близок по духу немного не верно сказано. Каждый, кто так или иначе прикоснулся к исследуемым материям получил то, что был готов воспринять. Для меня более понятно то, о чем говорит Григорий Богослов. Из современников – Сергей Калугин. Как-то он отвечал на похожий вопрос про все эти астральные и мистические сущности и очень ёмко ответил: «Я их видел. Ну их нахрен». Абсолютно с ним согласен.

Виктория: Вы говорили, что чуть не сошли с ума, что жизнь пошла наперекосяк после таких Ваших действий, но православие дало Вам твёрдую почву под ногами и заряд положительной энергии. Не опасаетесь ли Вы снова вернуться к прежнему негативному результату? Или Вы используете чужие страхи, которых не боитесь сами, чтобы таким образом Ваши собственные не обернулись против Вас?

Tuor: Нет, не боюсь. Я прошел этот этап. Вероятно, он был мне необходим, чтобы понять обратную сторону. Туда мне хочется меньше всего. А то, что я делаю в музыке, я понимаю как исключительно проявление творчества, а не как попытку потихоньку заглядывать в тёмную комнату, пока никто не видит. Видят, я уверен. И точно дадут о себе знать. Поэтому, пока я не стремлюсь вложить в свое творчество что-то больше того, что там уже есть – всё будет в порядке.

Алексей: Насколько для Вас значимы и значительны Ваши христианские убеждения? Существует ли, к примеру, вероятность, что однажды Utburd станет “белой” группой, исповедующей христианский блэк, повторив путь австралийских дэтстеров из Mortification, которые даже свои кассеты продавали в церковных палатках и ларьках (“через христианскую сеть дистрибуции”, как они выражались)?

Tuor: Нет. Я не стремлюсь христианизировать свое творчество. Да, есть определенное влияние моей жизни на творчество, но так происходит у всех. Просто у меня это выглядит так. Мой проект - это не попытка катехизации или оглашения через призму металла, нет. Это творческий акт меня, как личности. И уж тем более, я не собираюсь продавать диски через приходские лавки.

Utburd 3

Миловзора: Ставили ли Вы перед собой цель через своё творчество, показывая ужасы Тьмы, привести слушателя к Богу и как думаете, способен ли “The Horrors Untold” кого-то привести к христианской вере?

Tuor: «The Horrors Untold» - это альбом, посвященный исключительно творчеству Лавкрафта, написанный под его влиянием и пережитый мной, как человеком со своими взглядами и убеждениями. Первый альбом имел более глубокий посыл, но тем не менее я не стремился привести своим творчеством слушателя к Богу. Скорее хотел показать результат отказа от него. В каком-то смысле это и правда можно расценить как некий акт миссионерства.

Виктория: Не возникало ли у Вас опасение привлечь своими текстами в свою жизнь нечто неизведанное и страшное, некое безумие, притянуть таким образом некие тёмные силы?

Tuor: Конечно же нет. Я уже имел плачевный опыт привлечения тьмы и безумия в свою жизнь. Хватит и одного раза. Я всё понял тогда. И опять же альбом создавался не как ода тьме, а как композиции по мотивам.

Алексей: Упоминавшийся выше Егор Летов, да и многие другие люди, взять хоть Ницше, говорили, что христианство призывает человека стать во всём подобным Тому, в Кого он верит, то есть стать святым, богоподобным, отдавать максимум энергии и сил во имя своей веры…у Вас бывало, бывает такое желание?

Tuor: Есть в православии термин обОжение человека, то есть достижение человеком состояния, близкого к состоянию Христа. По-простому – святости. Это фактически путь каждого христианина, его миссия здесь. Стать достойным Царствия Небесного. Тех, кто этого состояния достиг в церкви, именуют святыми, равноапостольными, праведными и т.п. Для достижения такого результата требуется вся жизнь и вся духовная и физическая сила. Но порой человек тратит всю жизнь и не достигает желаемого, а порой хватает одного поступка – акта безусловного проявления веры. Не думаю, что у меня хватит сил на такое, но конечно же я стремлюсь по мере сил.

Виктория: Ваше творчество влияет ли как-то положительно на Вас? Быть может, это самохирургия, самоисцеление через ужасы и мрак наподобие исцеления абсурдом Цветкова?

Tuor: Да, конечно влияет. Я получаю свою долю удовлетворения от проделанной работы. Но не думаю, что это можно расценивать как акт самоисцеления. Душа исцеляется верой, молитвой, покаянием и добрыми делами, а не музыкальными достижениями.

Алексей: на концерте, который затем получил хождение под названием “Несло”, у Калугина спрашивали, не страшно ли современному православному от московских православных. А Вам не бывает страшно от современных христиан и их порой уж очень агрессивной позиции (вспомнить хоть Охлобыстина)?

Tuor: Помню, не раз я переслушивал «Несло» Калугина. Одна его телега про грузинских эзотериков чего стоит!

Я вообще плохо понимаю как то, что сейчас творится, можно назвать православием, а этих людей православными. Вся эта чушь про оскорбление чувств верующих, толпы негодующих за любой выпад в свой адрес, «христиан». Это не христиане, по-моему. Это несчастные люди, которые не знают куда себя деть. Во времена апостолов сколько было гонений на церковь? Людей жгли, пытали, уничтожали только за то, что они других взглядов, и они, эти люди, прощали мучивших и славили Христа. А сейчас всё встало с ног на голову теперь «христиане» встали на место терзателей и мучают людей у которых взгляды отличаются. Это неправильно. Это мерзко и недостойно. В этих «православных» нет главного, что им заповедовал Христос – любви.

Миловзора: как Вам кажется, не противоречит ли сама музыка блэк и дэт-металла, тот посыл, который в ней есть, христианским идеям?

Tuor: Противоречит. Эти направления и создавались, как нечто противоположное. Однако, стоит иметь ввиду, что это всё результат западной истории католицизма и его поздних ответвлений – лютеранства, протестантизма и т.п. Имеющих большое отличие от православия. Как мы знаем из истории, наши соседи по вере любили «позажигать» и кого-нибудь завоевать. Там вера и церковь была политическим инструментом. Не удивительно, что одним из результатов их действий в XX веке стало возникновение блэк-метала.

Относительно себя скажу, что мне нравится разная музыка, в том числе и экстремальный метал. Но в том-то и дело, что музыка, её атмосфера, общая композиция. Но не взгляды. То есть я люблю Behemoth, много раз был на их концертах. Мне нравится их музыка, но я не поддерживаю их идеологии. Многие могут подумать, как это так, это же неразрывно связанно. Для меня нет, я беру от музыки то, что мне нравится, что не нравится не беру. Это возможно.

Utburd 4

Алексей: интересно услышать комментарий верующего и воцерковлённого человека о деятельности польской группы Batushka и следующих по их стопам отечественных деятелей из Tenebra. Этот так называемый литургический блэк - это богохульство, профанация или нечто из разряда интересных идей, которые можно было бы использовать в своих, вполне благочестивых, целях, ассимилировать и таким образом приучать поклонников чёрного жанра к богослужебной символике и христианским символам?

Tuor: Да это богохульство, конечно. Но я бы на них посмотрел. 🙂 Просто как на некое шоу. Группа Batushka создавалась ради резонанса, и получила его. А по сути – это стандартный блэк-дэт, если слушать, абстрагируясь от образов. Данную идею никак иначе не использовать. Она задали себе вполне конкретный вектор движения. Редкий слушатель заинтересуется исходным материалом, против которого идёт группа. Это скорее в порядке исключения.

Алексей: То есть Вы совсем не верите, что возможно, не опускаясь в богохульство и профанацию, использовать христианские литургические пассажи в тяжёлой музыке? Помню, когда я бывал на службах в монастырях, где пели монахи из Греции и Осетии, у меня просто дух захватывало от того, насколько у них всё это великолепно получалось, а потом я случайно узнал, что эти монахи (которые выглядели как крутые дэтстеры и думстеры: суровые, серьёзные, длинноволосые, бородатые и тд) – в прошлом металлисты, слушали тяжёлую музыку или даже играли в тяжёлых группах, в такие моменты мне начинало казаться, что на самом деле христианские богослужебные песнопения и дум-симфо-композиции в духе Therion не так уж далеки и несовместимы… а как Вам кажется?

Tuor: Мы с вами обсудили конкретный пример группы Batushka, цель которого как раз и давление на православие, вызывание негативных образов. Но мы не рассматривали тяжелый метал в его широком смысле. Соглашусь с вами, есть огромное количество примеров людей, как пришедших к вере через метал, так и удачно совмещающих одно с другим. Многие известные музыканты воспитывались в христианстве - Элис Купер, Мерлин Мэнсон, Ронни Джеймс Дио. Они перенесли в музыку те чувства и знания, которые получили в детстве. Кто знает, что бы с ними было, если бы они продолжили свой духовный путь.

Мне кажется можно пытаться совмещать друг с другом те вещи, которые вызывают в тебе эмоции, чтобы получить нечто большее. Это в определенном смысле даже естественно.

Алексей: Что Вы могли бы сказать человеку или людям, которые на дух не переносят христианство, как смогли бы постараться повлиять на их мировоззрение или не стали бы даже пытаться делать нечто подобное?

Tuor: Нет смысла переубеждать людей. Они своей головой должны до этого дойти. Все, что мы можем им дать – право выбора. Информацию. Альтернативу. Но доказывать, что вот мы хорошие, а вон те плохие – этого делать нельзя, особенно на первых порах. Вера – это духовное перевоплощение. К этому надо прийти самому. Это личный подвиг.

Алексей: А можете представить себе разговор на религиозные темы, скажем, с упоминавшемся уже выше Нергалом? Как думаете, во что бы вылился такой разговор и к чему бы привёл?

Tuor: Думаю, мы бы сдружились. Адам умный и образованный человек. Для него, мне кажется, важна в человеке его интеллектуальная составляющая и критическое мышление, а не придерживание какой-либо конфессии. Каждый остался бы при своем мнении.

Алексей: А вообще должен ли христианин рассказывать о своих убеждениях, о своей вере и пытаться помочь другим познать Истину, увидеть мир таким, как он есть и избавиться от заблуждений или это нечто не совсем обязательное?

Tuor: Рассказывать должен, если спросят. Не стоит выпячивать свою веру, это может вызвать нездоровые аналогии с сектантством. Христианин в первую очередь должен вести проповедь делами, а потом уже словами.

Utburd 5

Алексей: Если кто-то из читающих это интервью вдруг заинтересовался и захотел узнать о христианстве чуть больше, какие книги, каких авторов Вы могли бы порекомендовать и стоит ли для этого ходить в церковь, причащаться, исповедоваться и жить литургической жизнью?

Tuor: Безусловно это блокбастер «Несвятые Святые». Написано легко, читается весело. Так же можно почитать беседы с американским священником Иоаким Парр – очень живые и занимательные истории. Его беседы можно на ютубе посмотреть.

- А что можете сказать про творчество “опального дьякона” Андрея Кураева, которого весьма почитают металхэды и настолько не любит Сергей Калугин, что даже готов был дать ему две анафемы?

Tuor: Вы снова ссылаетесь на его труд «Несло». Хитрая Бестия Кураев. Я вам честно скажу, что не слежу за последними перлами Кураева, но уж коли он до сих пор находится в опале, то можно предположить, что он не далеко ушел от своих взглядов 20-летней давности. Это уже показатель закоснелости. Человек нашел свою нишу, обжился в ней и гнет свою линию. В моей библиотеке есть два его тома «Сатанизм для Интеллигенции». Надо сказать, что прочитал я их в тот период, когда только-только отошел от эзотерики. То есть труды Блаватской уже во мне были переварены. И на свежие дрожжи очень мне его книга зашла. В вопросе Рерихианства он очень умело все расставил по своим местам. По крайней мере до меня он донёс то, что я уже тогда понимал, но высказать не мог. Остальные его высказывания и нападки на религии, попытки объединить не объединяемое, жонглировать понятиями и искажать исторические факты, вводя читателя (особенно не подготовленного) в заблуждение – это не есть хорошо. Очевидно, что сам он в этом и застрял.

Алексей, Виктория, Миловзора: спасибо за интервью!

Tuor: Вам спасибо! Слушайте метал, поддерживайте музыкантов и думайте своей головой!

Алексей “Astarte Eel” Иринеев, Виктория “Caracal” Озёрная, Миловзора Б.