ФОРПОСТ МУЗЫКАЛЬНОЙ АНАЛИТИКИ
АЛЕКСЕЯ ИРИНЕЕВА (МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛИСТ)

Музыка должна "качать"! Интервью с группой Blooddrops

Blooddrops

08-05-2017 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

Группа с таким кровавым названием играет одну из самых экстремальных и энергичных разновидностей металкора и грув-металла на нашей сцене. В их музыке можно найти почти что угодно — элементы ню-металла, трэша, дэта, хардкора, но всегда и во всём основа их творчества — это кач и сумасшедший драйв. После выпуска мини-альбома капелла на всех парах движется к записи полноформатника, и всё указывает на то, что его выход уже не за горами. Однако даже не этот факт послужил поводом для нашей беседы. Ребята из Blooddrops просто фантастически-интеллигентные и интересные люди, с которыми приятно поговорить о самых разных вещах. Не верите? У вас есть отличный шанс убедиться в справедливости моих слов — прочитать это интервью!

— Приветствую, Blooddrops! Расскажите, кто вы такие и как начали заниматься музыкой.

Иван: привет! Я вокалист. Свой путь музыканта я начал в 2013 году, придя в вокальную школу «Genesis of Voice» Сергея Раева, бывшего участника группы Shokran и нынешнего Obscure Of Acacia и Triumphant. После чего, я пробовал себя в разных метал-группах. Искал то, что мне будет по душе. Также была попытка создать свой проект Guilty Verdict, но просуществовал он недолго из-за различных факторов. Так или иначе, это был первый серьезный опыт в моей музыкальной жизни. Следующим этапом стали Blooddrops, где я по сей день тружусь.

Евгений: привет! Я играю на гитаре, чем начал заниматься очень давно, пройдя путь от самодеятельности в ДК и музыкальной школы до различных стилей групп.

Ярослав: привет! Я играю на бас гитаре. Как и Женя, я также успел реализовать себя в различных коллективах. До встречи с ребятами, я играл в deathcore группе Dissociative Disorder, но из-за некоторых разногласий мне пришлось покинуть коллектив. Чуть позже я присоединился к Blooddrops, чему очень рад.

— Почему вы решили играть именно грув и металкор?

Евгений: в этом отчасти кроется история нашей группы. Я и Дмитрий (второй гитарист) знакомы уже давно и играли до этого вместе аж в нескольких коллективах. Не сказать, что на тот момент нас совсем не устраивала наша музыка, но душа лежала всегда к чему-то потяжелее. А т.к. зачастую найти единомышленников непросто, приходилось искать компромиссы и общие музыкальные вкусы в других коллективах. Играть то, что нравится всем. И вот, оказавшись в очередной раз на распутье, мы решили, что пора реализовать свои идеи в полной мере. Пришлось потратить время на поиски единомышленников, но оно того стоило. Что же касается именно стиля, мы стараемся придерживаться принципа, что музыка должна «качать». На мой взгляд, это один из основополагающих принципов металла. Посему, именно грув!

Blooddrops

— Как считаете, у core-музыки есть своя философия, и если «да», то для кого она и зачем её нужно слушать?

Евгений: на мой взгляд, какой-либо принципиальной философии здесь нет, как, например, в панке или пауре. Я считаю, что главный элемент здесь – само звучание.

Ярослав: я тоже не вижу здесь никакой философии.

Иван: для кого этот жанр и зачем его нужно слушать – выбирает каждый для себя сам.

— Что у вас есть от дэт-металла и почему ваш альбом можно увидеть даже в сообществе Russian Death Metal?

Иван: может что-то есть, но отдаленное. В целой картине – нет, там только отблески. Я знаю, что многим дэт-металлистам нравится наше звучание и работа в целом. Это не может не радовать нас.

Евгений: наш басист – Ярослав (смеётся)! А если серьёзно, то в первую очередь, наверное, вокал, и то от более современных стилей death metal’а, нежели классического.

— И в названии вашей группы, и в описании есть слово кровь. Откуда такая кровожадность?

Евгений: названия – дело сложное! Собственно, оно было предложено мной. Нужно было что-то агрессивное и хорошо звучащее. Как оно обычно и бывает, названия находятся где-то на стороне, где-то подсматриваются. Так и у нас. Есть одна замечательная отечественная группа Grizzly Knows No Remorse. В одной из песен поётся: «Every blood drop! Every blood drop… The price you pay for bullshit!». Это «блад драп» так засело мне в голову, что я счёл его идеально подходящим для названия. Повторюсь, агрессивно и хорошо звучит! На этом в принципе всё.

— А сами по жизни вы жестокие и злые?

Евгений: в каждом есть злость и жестокость, раскрывающиеся при определенных границах и обстоятельствах.

Иван: не думаю. Мы обычные люди, каждый из нас со своей историей и со своими «тараканами». Жестокость внутри есть у каждого человека на этой планете, но во внешней среде, мы все стараемся этого не показывать.

Ярослав: да, очень, особенно в понедельник утром (смеется).

Blooddrops

— Говорят, что тяжёлую музыку слушают спокойные и добрые люди, которые вымещают свою агрессию таким образом, а все маньяки и убийцы фанаты попсы, вы согласны с таким взглядом на вещи?

Евгений: я считаю, что музыка, которую слушает человек – не главное мерило его сущности.

Иван: это полная фигня! Стереотип и не более. Если человек дурак и ведет себя подобающе, то это проблема его головного мозга. Музыкальный жанр здесь совершенно не при чем.

Ярослав: нет, от музыкальных предпочтений не зависят характер и поступки человека. Тяжелая музыка не делает тебя ангелом, а попса рядовым маньяком. Если было бы все так просто, давно бы можно было определить без труда помыслы человека, взглянув на его плейлист ВКонтакте.

— Ваш фронтмен выступает в маске — что это: дань уважения маскотам таких групп, как Iron Maiden или что-то другое?

Ярослав: нет, просто у него лицо страшное (смеётся).

Иван: это скорее что-то сугубо личное. Эта маска появилась на свет как раз в то время, когда я пел в Guilty Verdict. Тогда в моей жизни была «черная полоса», которая сказывалась на мне крайне негативно. Я хотел изменить свою жизнь, но мне с трудом это удавалось. И тогда я решил создать свой индивидуальный образ, который меня отвлекал от повседневных расстройств и разочарований. Я нашел мастера-создателя маски, Виталия Попова (Budda Hiruka). Вместе с ним мы придумали ее образ, разработали ключевые детали. «GV» на лбу означает «Guilty Verdict», «LMS» — это название песни того же проекта, «Lost My Soul». Также маска способна светиться в темноте, при попадании на нее света от ультрафиолетовых ламп. Удовольствие это не дешевое, но того оно стояло! В конечном результате, сейчас она на вооружении Blooddrops. В ней присутствует личная философия, дань памяти во времена «GV» и напоминания, о том, что происходило в моей жизни и чего не стоит делать.

Blooddrops

— А на обложке символ вашей группы? Что-то наподобие Риппера, которого популяризировали Children Of Bodom?

Евгений: нет, это не символ. Это просто обложка альбома. Возможно, она получилась мрачноватой, в духе как раз-таки старой школы death metal’а. Просто на момент создания обложки альбома, мы плясали от названия и она нам виделась такой. При этом не могу не отметить нашего художника – Павла Курбанова. Его творчество можно встретить на обложках многих отечественных и иностранных коллективов. У него крутой и узнаваемый стиль.

— Раскройте тайну, а что это за мелодия в конце “Can I?”? Это что-то из классики или вы сочинили её сами?

Евгений: разумеется сами! Правда она как раз пришла к нам из нашего старого творчества. На момент создания песни, мы поняли, что в плане мелодической составляющей, пишем трек, похожий на наш старый. А эта мелодия действительно хороша и нам жалко было её совсем выкидывать. Вот мы и дали ей вторую жизнь!

— А какую вещь с EP вы считаете самой интересной и сильной и почему?

Евгений: здесь все, наверное, ответят по-разному. Я считаю самой интересной «Can I?», т.к. с одной стороны, все части песни плавно перетекают из одной в другую, но при этом в ней есть неожиданные моменты. А самый сильный «Overlook». Она самая качёвая и играть её живьём очень круто. Особенно финальный брейк.

Ярослав: интересной я считаю «Can I?». Здесь я солидарен с Евгением. Самой сильной «My Reborn». Я очень люблю thrash metal и брейкдауны. В этой композиции есть все, что мне нравится.

Иван: интересной и сильной… скорее всего это «Overlook». Мне было интересно работать над всеми нашими песнями, но почему-то выделить хочется именно его. Да, действительно как сказал Женя, этот трек самый качевый и играть его живьем очень круто. Было много разных и интересных задумок в нем. А финальный брейдаун? Да у меня крышу сносит, когда я это слышу!

— О чём ваши песни? “Rise Or Die” это о какой-то неизлечимой болезни?

Иван: почти все песни о личных проблемах и переживаниях, но мы затрагиваем разную тематику. Здесь есть место любви, политике, жизни и смерти, добру и злу. Во многих песнях присутствует скрытый смысл. Трек «Rise or Die» говорит нам о том, что пришло время вставать с колен и выбираться из жопы. Из какой жопы? Каждый сам выбирает для себя.

— Что вдохновляет вас на написание стихов и почему вы выбрали для своей лирики международный английский? Это тайное желание рано или поздно получить признание на Западе или просто понимание, что английские слова лучше ложатся на качёвые риффы?

Иван: личные переживания, политика, религия, ситуации, происходящие в жизни и в мире. Все, что имеет важность для нас, может быть вдохновением.

Евгений: использование английского обусловлено в первую очередь тем, что корни нашей музыки идут с Запада. Мы выросли на этом и это считается для нас эталонным. А каких-то завышенных амбиций у нас нет, на Западе нас никто не ждёт.

— Группа Benediction как-то охарактеризовала свою музыку “организованный хаос”, но мне почему-то кажется, что такое определение в большей степени подходит к тому, что играете вы. Что можете сказать?

Евгений: на мой взгляд, такой характеристики более достойный всякие маткорщики или представители авангард метала, которые очень сильно экспериментируют с музыкальными стилями, структурами песен и мелодиями. У нас же всё достаточно чётко.

— Как протекает у вас процесс написания песен? Для вас это работа, таинство или что-то ещё?

Евгений: это удовольствие! Процесс же достаточно обычный. Я или Дима приносим наработки в виде риффов или более цельный материал, показываем остальным, дорабатываем.

Blooddrops

Иван: нет, это не таинство и не работа. Если смотреть открыто, то работа тяжелая, но очень интересная. Каждый из нас имеет свой определенный опыт, знания и это все суммируется в общее. Мы «online» 24 часа в общем чате. Все реализуется совместно.

— В последнее время участились рассказы от тяжёлых групп о том, что во время записи или репетиций с ними происходили какие-то необъяснимые или даже мистические вещи. А у вас бывало что-нибудь подобное?

Евгений: не верю в мистику. Я рациональный человек и не склонен объяснять какие-либо события мистикой.

Иван: нет, ни какой мистики не замечалось.

— А может быть вы могли бы рассказать какой-нибудь весёлый или забавный случай из вашей жизни, связанной с музыкой?

Евгений: ну, например, я и Ярослав учились в музыкальных школах по классу «балалайки»! Как вам такое? Процесс становления музыканта-металлиста! А вообще разных случаев очень много. Сложно что-то выделить.

— Интересно! Кстати, я учился в музыкальной школе на вполне традиционной гитаре, но в тамошнем джаз-ансамбле играл на контрабас-балалайке, так что в какой-то степени понять вас могу! Кстати, сколько у вас сейчас всего песен в репертуаре и что вы играете на концертах: бывает ли что каверите кого-то?

Евгений: пока в нашем репертуаре 7 песен. Также на каждом концерте в финале мы исполняем кавер на «Imperium» Machine Head. Очень крутой трек, прокачивает как надо.

— У вас в сообществе ВКонтакте есть даже 8-битные версии песен, как вы пришли к идее сделать такие версии?

Евгений: это просто забава и никак не связано с творчеством. Просто порой приходят разные идеи по заполнению контента. Это одна из них. И, оказывается, звучат они в таком варианте действительно интересно.

Иван: да, как сказал Евгений, так оно и есть. Но самое забавное, что есть люди, которые слушают наши 8-битки, чего я даже не мог представить.

— Название вашей группы можно часто увидеть на афишах самых разных гигов, как вам удаётся так много выступать?

Евгений: наверное, потому, что мы практически безотказные. Нам по-кайфу в простой будний день после работы навалить мясца. По сути, концерты – это вторая по важности вещь в жизни музыканта, после создания музыки. Поэтому надо как можно больше выступать!

— Какое выступление на данный момент было самым запоминающимся и почему?

Евгений: наверное, первое. Но выделить сложно. Каждое уникально, везде своя атмосфера.

Иван: первое конечно. Это было незабываемо. Но было много разных концертов, которые нам также запомнились. На всех гигах своя атмосфера, свой контингент, свой драйв.

Blooddrops

— У вас на концертах случаются потасовки и драки? Что вы думаете о конфликтах между фэнами на концертах?

Евгений: это мошеры! Они специально приходят на концерты, чтобы угарать именно таким образом и относятся они к этому достаточно серьёзно. Некоторые их движения очень даже акробатические! Иногда это перерастает в стычки, конфликты. Мы не вмешиваемся.

Иван: в основном это мошеры. Я лично в этом ничего плохого не вижу, так как часто посещаю хардкор концерты и для меня это норма. Многие элементы моша выглядят красиво. Знаю людей, для которых мош является искусством. Эти люди ведут здоровый образ жизни, у многих есть свои семьи, они воспитаны и грамотны. Но есть мошеры – быдло, и дико смотрится со стороны, когда чувак под 2 метра и в габаритах как шкаф, намерено бьет, какого-нибудь парнишку или куда хуже девушку. Повторю – намерено! Это как удар исподтишка, действительно дикость. Таким людям хочется посоветовать записаться в спортивные секции и пожелать умения отдавать отчет своим действиям.

— Вы хотели бы когда-нибудь выпустить dvd или смотреть концерт такой группы, как Blooddrops на видео это извращение?

Евгений: концерт – это всегда другая атмосфера, живое взаимодействие артиста и зрителя. Настоящая химия! Но как у нас будет намечаться особенное выступление, думаю, качественное видео мы обязательно сделаем.

— Как думаете, если бы Даймбег Дарелл попал на ваше выступление, что бы он сказал?

Евгений: наверное, «как я здесь очутился?» (смеётся). Если серьёзно, не хочу нахваливать нас. Можно только надеяться, что он бы оценил. Всё-таки это наши корни.

— Мне показалось, что вы очень дружны с группой Be Under Arms, это так?

Евгений: нам приходилось выступать вместе, и сыграем вместе ещё не раз, думаю. Но «дружны» — это сильно сказано. Скорее, сотрудничали. Вообще, глядя на нашу андеграундную сцену, мне кажется, что все музыканты думают только о себе. Не хватает духа единства. Все идут на какие-то шаги только исходя из собственных интересов. Мало от кого удается добиться искренней отзывчивости.

Иван: действительно трудно назвать это дружбой, но как коллег по цеху можно. У них достаточно хорошая музыка и свое видение. Иногда в переписках мы можем, что-то обсуждать, но только то, что касается музыки в основном. Так или иначе, я был бы рад и дальше выступать с ними на одной сцене.

Blooddrops

— Как у вас обстоят дела с работой над полноформатником? Когда можно ожидать лонгплей?

Евгений: в настоящее время мы работаем над материалом для него. Большая часть уже сочинена, и мы потихоньку переходим к записи. Скорее всего, он выйдет в конце этого — начале следующего года.

— Стиль, заявленный на EP, останется без изменений или вы снова хотите подложить слушателям кота в мешке наподобие того, что оказался в финале “Can I”? (не подумайте, я исключительно в хорошем смысле! )

Евгений: вообще, мы стараемся экспериментировать. Выходить за рамки грува. У нас есть треки с хардкоровой уклонностью, иногда подаёмся в трэш, иногда в нью-метал. Но далеко не уходим, чёткое направление всегда прослеживается. Но интересные и необычные приёмы на альбоме точно будут!

— Ваши финальные слова для тех, кому может быть интересна ваша музыка?

Евгений: мы ждём вас на наших концертах! Не забывайте чаще выбираться и угарать вместе с нами! Ваша поддержка нам очень важна!

Ярослав: приходите на концерты, слушайте хорошую музыку!

Иван: большое спасибо всем тем, кто нас поддерживает, ценит и любит. Для нас это очень важно. Низкий поклон Вам! До скорых встреч.

— Спасибо за интервью! Приятно было с вами пообщаться!