ФОРПОСТ МУЗЫКАЛЬНОЙ АНАЛИТИКИ
АЛЕКСЕЯ ИРИНЕЕВА (МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛИСТ)

Симфонии обречённых-6: Особенности национальной печали

Симфонии обречённых

22-09-2018 Алексей "Astarte Eel" Иринеев

“Даже хоры ангелов в этом краю
Звучат совсем не так, как в раю,
То ли надо менять слуховой аппарат,
То ли менять окрестность”

(с) Б.Г.

До сих пор на всём протяжении моих пяти достаточно развёрнутых повествований о дум-металле я практически не говорил о группах из нашего с вами туманного и дымного отечества. Кто-то скажет, что ничего сильно страшного или удивительного в этом нет, поскольку россияне давно и привычно плетутся в хвосте мирового тяжмета, а кто-то справедливо заметит, что на Родине Достоевского дум-металл должен быть ой как хорош и глубок. Не имея возможности слишком глубоко закапываться в предания старины глубокой и прослеживать генеалогию и идейно-музыкальную эволюцию российских дум-коллективов во всём их пёстром многообразии, мне всё-таки хотелось бы сказать пару слов о славянском дум-металле и попутно вспомнить несколько имён.

Правы патриоты, и дум в России действительно очень часто становится настолько экзистенциальным и пронзительным, что по спине бегут противные липкие мурашки, а в затылке предательски холодеет. Играют ли они хуже своих западных коллег? Не без того. Подражают ли патриархам жанра? Случается и даже почти повсеместно. Но тем не менее на нашем пропитанном смогом и копотью чернозёме то и дело появляются очень интересные составы, которые вполне могли бы дать фору и кое-чему научить даже великих и недосягаемых My Dying Bride и Paradise Lost.

Ветераны и знатоки-филофонисты наверняка сейчас вспомнят Mental Home, Scald, Deceptive, Great Sorrow, S.C.A.L.P., R.A.I., Anal Pus или Zelator, молодёжь укажет на Intra Spelaeum или Анклав Снов, и всё это весьма достойные и интересные капелллы, но мне хотелось бы обратить ваше внимание на несколько другие команды, и вот на какие.

Поезд Родина. Этот российско-украинский дуэт не только воплощает собой идею о достижимости и реальности дружбы двух некогда братских народов, но и исполняет весьма примечательный, а что важнее очень глубоко русский дум-металл, а точнее его фьюнерал-разновидность. Проект вдохновляется безбрежными российскими просторами, нашей знаменитой иррациональностью (читай безалаберностью), вековым опытом угнетений и смуты, а в итоге приходит к созданию мрачных, упадочных, но в то же время раздольных, напевных и по-настоящему прекрасных композиций с хорошими, очень поэтичными текстами, которые наверняка оценил бы даже Пастернак:

“Земля солёная, холодная как камень,
Землицу не пробудит летний дождь.
Всё брошено под поезд, всё пропало,
Остались лишь мороз, война и ночь.
Хорошо, что нас никто не ждёт.
Хорошо, что мы за всё в ответе.
Ночь прошла. И, говорят, рассвет грядёт…
Хорошо, что всё закончится со смертью.
Растоптанный, растёкшийся пятном,
Ошеломлённый человек остыл, как камень.
Наверно, это я. Истёртый в чернозём,
Как мотылёк, что прилетел на пламя”.

(с) Поезд Родина – “Солдатское Небо”

Поезд Родина

Треки Поезда Родина напоминают русские народные песни – в них много той самой бесприютности, неприкаянности, потерянной обездоленности и зияющего надломами сиротства. Orphaned Land – как часто мне кажется, что это словосочетание просто обязано быть названием одной из российских дум-групп, а вовсе не принадлежит израильским этно-экспериментаторам, ведь наша страна и её неистребимая, зиждущаяся на знаменитейшем русском “авось” и столь же знаменитом русском упрямстве сила насквозь завязана и воспитана на сиротстве. В том числе и об этом утробно рычат деятели из Поезда Родина, вплетая в свой фьюнерал-дум такие привычные и знакомые каждому из нас до боли трели балалайки.

“В траве истерзанной скрываются рассветы,
И ночь приходит, с красотой неся конец,
Представь себе – бескрайнюю, как поле небыль.
В неё ушли и дом, и мама, и отец”

(с) Поезд Родина – “Дорога Жизни”

Якорь. Безусловно находясь под некоторым влиянием финских коллег из KYPCK, эти замечательные думстеры из Онеги очень быстро нашли свой собственный стиль (который сами, кстати, называют melodic doom metal), в рамках которого стали петь о нашей российской тоске и таких же наших реалиях. Основываясь на риффах, позаимствованных у Paradise Lost и тех же KYPCK, ребята нарезают очень убедительный, тяжёлый и безмерно цепляющий материал с продирающими до костей надрывными мелодиями. “Реквием по утопшему”, “Пропавший лесовозник”, “Укуси Сильней” и другие композиции группы повествуют о смерти в одиночестве, о предательстве, о тоске по Родине, о тяжёлых муках выбора, о рабской жизни от зарплаты до зарплаты, о синдроме усталости и вечной непроходящей депрессии под серым сардоническим российским небом.

“Прощай мой друг, холодный лес тебе могила,
И снег совсем не пух.
Очнувшись вдруг, я вижу, что теряю силы,
И ни души вокруг”.

(с) Якорь - “Пропавший лесовозник”

Якорь

Faith / Rebirth. Эти два взаимосвязанных one-man-проекта, во главе которых стоит омский экспериментатор Артём Первых, в отличие от Якоря и Поезда Родина не ставят своей целью воссоздание безысходных и тёмных особенностей наших краёв, а делают ставку совсем на другое – на гармоничные, благозвучные, в самом настоящем и высоком смысле прекрасные инструментальные композиции на стыке дума, дэта, индастриала и пост-металла с лёгкими влияниями Trees Of Eternity, Shape Of Despair, Doom:VS и Phlebotomized, что лично мне напоминает синтез дума и нью-эйджа. Несмотря на такой жанровый разброс, по своему эмоциональному настрою и Faith, и Rebith звучат как самый настоящий дум.

Невероятно красивые обложки релизов, бесконечно выверенные инструментальные партии, частые смены ритма, настроения, эмоциональной окраски – всё это характеризует музыку Артёма Первых, а основные чувства, с которыми он подходит к созданию своих композиций, это вера, надежда и стремление к перерождению. Артём убеждён, что то, как (и зачем) живут современные люди, совершенно не достойно человека, верит, что мы должны переродиться в любви и гармонии для того, чтобы стать лучше, чище, светлее, да и просто для того, чтобы соответствовать высокому званию “антропос”.

И тут кто-то скажет, музыка у Артёма интересная, видно, что человек старается и вкладывает свою душу в то, что делает, но при чём тут особенности национальной печали и почему о нём вообще стоило бы говорить в данной статье? А вот тут интересная вещь. Артём - невероятно светлый и вдумчивый человек, на  долю которого выпало немало скорбей, испытаний и трудностей, многие из которых специфично российские. Творчество мастермайнда Faith и Rebirth насквозь экзистенциально или, как я написал в одной из своих рецензий на один из его релизов, эта музыка написана кровью сердца, исторгнута с большой болью из самых глубин души.

Faith / Rebirth

Постоянно пребывать в состоянии, когда живёшь на 5000р в месяц, видишь постепенное угасание самого близкого человека, а затем и его смерть, безмерно хочешь помочь ему и задыхаешься от неспособности сделать это, разрываешься на куски от осознания тотальной беспросветности и понимания полнейшей безнадёжности всей своей веры и своих надежд, но по-прежнему продолжаешь верить и надеяться, парадоксально утверждая веру, надежду, любовь, перерождение и высшую гармонию, отражением которой и являются композиции Faith и Rebirth, это и есть квинтэссенция экзистенциальной русской трагедии, которую Артём пытается преобразить посредством лучших человеческих чувств, собранных воедино – посредством своей музыки.

Как я уже говорил, дум-металл в наших широтах играть могут и умеют, и дело отнюдь не ограничивается упомянутыми выше группами или болезненной тематикой a la Достоевский и “Доктор Живаго”. Замечательные московские дум-прогрессивщики Inner Missing исполняют блистательные шедевры меланхолии с глубоким церковным вокалом, который по достоинству оценили даже в Каире (!) в ходе их недавних гастролей там, экспериментальщики из Distressful Project самобытны, ироничны и в то же время не забывают о корнях жанра, а violin-cello-думстеры Руины Вечности звучат свежо и не шаблонно. Перечислять можно долго, а если порыться в российском андеграунде чуть внимательнее, то легко обрести ещё множество дум-самородков, которые и знать не знают о провозглашённом повсеместно якобы кризисе жанра, о котором мы, кстати говоря, и поговорим в следующий раз в заключительной части моего повествования на тему обречённого металла!

Окончание следует…